Кто защитит учителя

Сообщение взято с Форума Зел ОУО
«Мы говорим о Конвенциях, Конституции, законах. Знакомим родителей с нормативными документами на общешкольных собраниях, классных собраниях, при личных беседах.
Знаете, что получаем в ответ?
«Идите Вы со своими документами….» в лучшем случае, извините, в сортир.
Ученик, после своего хамства, когда говорят, что вызову родителей, отвечает:»Желаю успехов. Вам видно давно морду не били!»
На Советах по профилактике, родители в присутствии своих детей, а часто и при инспекторах (ситуации-то разные), заявляют: «Да я с ним не справляюсь, и меня это устраивает! А если Вы не справляетесь, это Ваша проблема! Это вы все виноваты! Не воспитали, не научили, тетради не купили, и работу мне хорошую найти не желаете! У нас вполне благополучная семья: ребенок одет, обут, накормлен, а три Вы ему ОБЯЗАНЫ НАРИСОВАТЬ!» (это самая настоящая цитата, не выдуманная)
И даже милиция сидит, извините, с открытым ртом!
Где защита?
В какой суд подавать?
Лично я считаю, что все от полнейшей безнаказанности.
Почему родители могут звонить нашему начальству и наговаривать на учителя, а учитель не имеет права позвонить начальству этих родителей и сказать, мол не хватает времени вашему сотруднику на воспитание ребенка, примите меры.
А в свете последних событий, когда на учителей нападают, учитель что, должен на работу идти как на военные действия в «горячую точку»? Вооружившись? Чтобы было чем от родителей и детей отмахнуться?
Да что же это такое?
Почему отношение к учителю хуже чем к продавцу на рынке?

К сожалению, примеров неуважительного отношения к учителю на сегодняшний день гораздо больше, чем уважительного. Увы, но это так.

Знаете, как хочется просто работать! Просто общаться, просто любить детей! Ведь мы идем на работу не воевать, мы знания несем, мы кругозор расширяем, мы любить учим! А получается, что ты никто, звать никак, и место твое под плинтусом!

Сообщение отредактировал Просто учитель: 17 December 2010 — 21:20″

ЗАЩИЩЕННОСТЬ ШКОЛЬНОГО УЧИТЕЛЯ

Я начну с небольших зарисовок из жизни современной средней школы, сделанных учительницей, несколько лет посещавшей мои семинары и лекции.

«Я работаю в начальной школе 17 лет. Школьный учитель в своей деятельности соприкасается с коллективом детей-учащихся, их родителей и коллективом учителей. Самое лучшее, что есть в школе, — это дети, особенно маленькие.

У меня учились и дети с повышенной моторикой, с проблемами в нервной системе. Бывало, уставала, но никогда не было, чтобы дети выбивали из колеи, опустошали. Учительский коллектив в основном женский. Бывают пересуды, сплетни. Однажды завуч средней школы сказала, что родители моего класса жалуются, что я много задаю, особенно из детского фольклора. Я спросила: «Почему из них никто не подошел ни ко мне, ни к моему начальнику — завучу по начальным классам?» Чтобы выяснить это недоразумение, я решила собрать родительское собрание. Завуча средней школы тоже попросила прийти. Она сначала согласилась. Через 10 минут она сказала, что у нее этот день — методический. Я сказала, что перенесу собрание. Тогда она покраснела как рак и, чуть не плача, сказала, что я ее хочу прижать к стенке. Я решила не обострять отношения. Это ей было уроком. (Позже я выяснила, что она хранила долгие годы на меня обиду за то, что я в самом начале своей работы не смогла солгать, когда надо было сказать, что она не таскала за ухо одного ученика.) Так я защитилась, нападая.

Но хуже всего — это родители, постоянно обращающиеся с претензиями. Мало кто из них занимается воспитанием своих детей, а виноватых ищут в школе. Я старалась всегда быть подальше от них.

Мальчик стал получать двойки: не делал домашние задания и др. Мама пришла и сразу начала с претензий, что я ставлю ему «2» и «3» из-за того, что она не навещала меня в больнице, когда мне вырезали аппендицит. Я ответила, что, по-видимому, она сама вела бы так себя, а мне даже в голову такое не приходило. Надо ребенка контролировать и, если надо, помогать.

Девочка постоянно опаздывала на 1 урок. Несколько раз вызывали папу. Один раз он вдруг перешел на «ты» и сказал, что встретит после школы, и мне будет хуже. Я была совершенно спокойна. И сказала, что угроз его не боюсь.

Другой папа терроризировал родительский комитет из-за финансовых трат. Меня эта ситуация тоже истощала. Как только волевым усилием, самовнушением я достигла спокойствия в этом вопросе — ситуация улучшилась.

Однако одна моя знакомая учительница все же сумела привлечь на свою сторону отца ученика, доказав ему, что при таком отношении к учебе сын никогда не сможет принять руководство отцовской фирмой. На слова отца, что сейчас можно руководить и без образования, она сказала ему, что все-таки без образования сын сможет в лучшем случае работать у него же охранником. Ее неожиданно поддержала мать, и сына удалось приструнить».

Профессия учителя становится все более экстремальной по многим причинам. Не последнюю роль играет материальное положение российских учителей. Незначительное повышение зарплаты отстает от темпов инфляции, роста цен и общего падения уровня жизни. Нищий человек, за исключением таких экзотических вариантов, как ритуальная нищета юродивого или дервиша, не может быть ни счастливым, ни гармоничным, ни защищенным. Однако в данном случае мне хотелось бы остановиться не на самоочевидной проблеме социальной защищенности учителя, а на психологических сложностях его работы. Главные травмы современный учитель постперестроечной эпохи получает:

от все более дерзких учеников, не желающих учиться и соблюдать даже минимальную дисциплину на уроках (особенно это касается детей богатых родителей, относящихся к учителям с прогрессирующей небрежностью); от их родителей, бездумно критикующих учителей в присутствии детей и тем самым роняющих авторитет педагогов, воспринимающих учителей как второсортную прислугу (больше всего здесь преуспели богатые родители, детям которых ставить двойки и тройки для учителей делается просто опасным): от школьного и районного начальства, как и в советское время достающего учителей проверками, чрезмерно жестким контролем и опекой: от коллег, интригующих в борьбе за место под солнцем против любого учителя, который хоть в чем-то выделяется из общего фона.

Методы защиты от весьма чувствительных психологических ударов, переполняющих деятельность педагогов в школе, начинаются с ответа на вопрос, а свое ли, вообще, место занимает учитель. Люди, внутренне робкие, некоммуникабельные, психологически пасующие против той трудноуправляемой стихии, которая плещется в душах детей и подростков, на мой взгляд, должны очень серьезно задуматься, должны ли они работать в школе. Дети — прекрасные психологи, почти мгновенно чувствуют человеческую фальшь. Нелюбовь к детям — это не всегда проявление душевной черствости и откровенного своекорыстия, это еще и внутреннее стремление избежать полноценного контакта с детской стихией из страха оказаться несостоятельным. Потому задумайтесь, любите ли вы этот детский мир или нет, тем более что он ежедневно приносит вам все новые проблемы? Готовы ли вы во имя идеи и ведомые чувством любви терпеть периодически получаемые удары? Или боль от ударов для вас перевешивает все высокие соображения? Сложность работы с детьми заключается в том, что против них сложно применять какие-либо специальные методы защиты — это очень хорошо чувствуется и стопроцентно вызовет детскую неприязнь к вам.

Кто защитит учителя от учеников?

С другой стороны дерзкие выходки подростков требуют от учителя исключительной внутренней уверенности в себе, которую он должен культивировать внутри себя и демонстрировать вовне. Постарайтесь победить в себе страх показаться смешным и слабым и не идите на поводу как у распоясавшегося класса, так и у отдельного хулигана. У вас немного рычагов прямого воздействия на ребенка, но если включите все их в ход (оценка, разговор с родителями, публичное наказание) и зарядите энергетикой собственной силы, авторитета и обаяния, ваши шансы победить маленькое, излучающее вредность существо существенно возрастают. Для повышения собственной защищенной силы педагог, тем более имеющий проблемы в этой области, должен работать над несколькими сторонами своей личности и деятельности:

самооценкой (ее надо немного повышать по отношению к среднему уровню); голосом (он должен стать сильным, чистым и убедительным); общим тонусом тела (его нужно повышать, для чего весьма полезны упражнения и релаксации); способностью к юмору.

Если эти свойства будут подкрепляться хорошим знанием предмета и любовью к нему, способной показать в нем интересные стороны и воодушевить учеников на занятия, то вокруг подобного педагога будет выстроена невидимая броня, пробивать которую всерьез не решится ни один ученик, за самыми редкими патологическими исключениями.

Но справедливости ради следует признать, что лучшая защита учителя от самых непредсказуемых учеников — это способность заставить их уважать и даже полюбить его. Те, кого уважают и тем более любят, притягивают к своей личности и ауре энергию целого класса, пойти против которой становится весьма рискованно: ведь это будет означать, что ученик-агрессор выступал против всего коллектива. Любят же того учителя, который сам любит школьников, вникает в их проблемы, помогает им и знает все стороны современной жизни, умеет увлечь детей. Если вы хотите быть любимым учениками, интересуйтесь их увлечениями: читайте или хотя бы просматривайте, что они читают, слушайте их любимую музыку, вникайте в подробности жизни любимых молодежью звезд. Иными словами, будьте со своими учениками во всеоружии информированности о сегодняшней жизни.

Труднее всего, если вы имеете дело с агрессией ученика из семьи каких-нибудь «новых русских». Поговорить с его родителями и добиться исправления ситуации будет сложно, так как они в таких случаях чаще всего принимают сторону своего чада и начинают агрессивно выступать против школы, обвиняя ее во всех смертных грехах. Без нахождения общего языка с родителями подействовать на самого ученика-хама практически невозможно. Тем не менее, отдельным учителям все-таки удается подобрать ключ и к таким.

Контакт с родителями установить одновременно и проще, чем с детьми, потому что родители в большей степени поддаются доводам разума, и труднее, так как они уже сложились как личности и гораздо менее охотно меняют свои установки, нежели пластичные дети. Как правило, родительская агрессия, направленная против учителей, связана с установкой, что учителя — это бездельники, ископаемые советской эпохи, непрофессионалы своего дела, грубияны, не входящие в интересы, настроения и проблемы их ребенка. Если вы не хотите, чтобы на вас выливались ушаты отрицательных эмоций, которых вы не заслужили, пытайтесь сломать стереотипы предвзятого отношения. Во время знакомства с родителями постарайтесь понять и почувствовать, что это за люди, как они воспринимают жизнь вообще и школу в частности, и, в зависимости от обстоятельств, выберите правильную линию поведения, стараясь освободить их от отрицательных штампов, зафиксировавших в сознании учителей как врагов ребенка. В случае конкретного грубого «наезда» можете воспользоваться любым из методов, предлагаемых в «Невидимой броне» и в этой книге, исходя из того, что у вас лучше получается и чем вы уже владеете. Но не перестарайтесь с силой ответного удара! Ваша задача скорее амортизировать удары, нежели развязывать войну, которая может оказаться очень долгой и неприятной прежде всего для вас. Однако не допускайте и другого варианта событий, когда о вас начинают вытирать ноги. Что касается защиты от начальства, то здесь ситуация остается общей для всех подобных случаев — начальство в многообразной и пестрой России везде очень похоже друг на друга. Вы должны найти разумный баланс между выполнением требований начальства, какими бы неразумными они ни были и сохранением собственного достоинства. Если начальник самодур или человек, любящий унижение более слабых людей, то безропотное подчинение со стороны подчиненных нередко еще больше распаляет его. Но и слишком строптивых работников никто не любит и не терпит. Истина конкретна, и все зависит как от силы начальничьего давления, так и от вашего желания остаться в этой школе и системе образования вообще, которая консервативна по определению и предполагает множество инструкций, правил и предписаний, способных в изрядной степени расшатать нервную систему. Любите ли вы педагогическую работу настолько, что эта ноша вам вполне по плечу или она всегда будет раздражать и травмировать вас?

Чтобы противостоять чрезмерному психологическому давлению, оказываемому на вас школьным начальством, найдите тот образ делового поведения, который одновременно устраивает и вас самих и ваших руководителей. Самый лучший образ, который вызывает меньше всего нареканий со стороны начальства, — это образ исполнительного и добросовестного профессионала, мастера своего дела, который не имеет амбиций, не стремится занять кресло начальника и вместе с тем способен за себя постоять, обладает упругой силой защищенности, не лезет за словом в карман, но проявляет свою крепость только в ответ на чужую агрессию. Чтобы вести себя так, нужно обладать хорошим самоконтролем и умением управлять собой. Спросите себя, как у вас с этим умением? Если слабовато, то вы во время стычек с начальником рискуете периодически срываться на раздражение, что чревато не очень хорошими последствиями для вашей дальнейшей педагогической карьеры, либо будете впадать в уныние.

Впрочем, есть еще один путь для тех, кто страдает от окриков завуча или директора школы и не умеет властвовать над своими чувствами: выплескивать свое раздражение на других людей, на коллег. Почему педагогические коллективы так часто сотрясают ссоры и склоки? Потому что их критическую массу составляют женщины, страдающие от серьезного прессинга, который оказывает директор или завуч, обладатель должности, где можно выжить, только будучи авторитарной личностью. Зависть к чужим успехам, раздражения, колкости, взаимные претензии, сплетни, образование группировок, интриги, насмешки — все это в той или иной степени встречается почти в каждом школьном коллективе, притом, что в современных российских школах остался, с моей точки зрения, цвет нации, героически, за ничтожную плату продолжающий учить детей.

Как защищаться от агрессии коллег чувствительному и ранимому человеку? Наилучший путь — сделать все возможное, чтобы перестать быть слабым в своей чувствительности и стать сильным. Это не значит, что нужно идти по жизни, расталкивая локтями всех встреченных на пути. Сила связана со способностью человека отстаивать свою позицию, если он в ней уверен. Займите такую позицию и защищайте ее перед людьми и перед жизнью, используя различные приемы и методы, в том числе и те, что предлагаются в этой и в предыдущей книге. Правильная позиция, которую защитили вы, будет защищать и вас.

Оглавление

Защита от произвола родителей

Итак, для начала вводная информация:

«Характеры воспитания детей в семье и школе не должны противостоять друг другу. И так как школа является центром организации воспитания и обучения детей, она вправе предъявлять родителям требования к семейному воспитанию.» Эта цитата из самого известного труда классика современной педагогики Ш.А.Амонашвили. Человека, пользующегося непререкаемым авторитетом в отечественной педагогике. И она… не жизнеспособна?
Сегодня мы находимся в ужасающей ситуации. В ситуации, когда школа и учитель по сути являются бесправными учебными членами общества. В теории у нас есть Гражданский и Трудовой кодекс, закон «Об образовании» и «профессиональный стандарт». Но на практике мы – учителя – защищены куда меньше, чем разносчики пиццы или курьеры.

Совет 1: Как защитить права учителя

Мы – заложники общественной дикости.
Ещё 2-4 десятилетия назад учитель был уважаемый человек. К нему приходили за советом. К его труду относились с уважением и пониманием. А его рекомендации выполняли. Но прошли годы и на смену поколению брошенных невоспитанных детей 90-х, пришло поколение издёрганных, невоспитанных родителей. Людей, которые воспринимают учителя – как прислугу. Людей, которые маскируясь словами о защите ребёнка, просто самоутверждаются, унижая учителей. Используют каждый надуманных повод для жалоб на учителя. А при попытке администрации разобраться в ситуации, жалуются и на администрацию. По сути превращая учителя в прислугу, которая должна быть благодарна, что им позволено приблизится к ребёнку. И которому позволено только хвалить и ребёнка и его результаты.
Причин этому явлению не мало. Но по сути сегодня, всё больше людей сомневаются, стоит ли им идти в педагогику. Они хотят работать с детьми, но не хотят становиться заложниками родительской нечистоплотности и административной трусости. Администрации школ тоже не в состоянии противостоять этому напору.
Нет сомнений, иногда в школу попадают люди которым там вообще не место. Но это явление не массовое. Работа учителя – тяжкий труд и только по велению души можно задержаться в профессии на годы.
Бывает и так, что учитель и правда допускает ошибки. Но он тоже человек. Если водитель такси опоздал на 5 минут – его не увольняют. Работают на своих местах сотрудники почты, перепугавшие почтовые ящики при доставке корреспонденции. Работают чиновники, забывшие начислить пенсионеру пособие и музыканты в оркестре, даже если они ошиблись в исполнении своей партии. И только учитель, совершенно бесправен. Он на грани увольнения даже не после ошибки, а при возникновении у скандального родителя мнения о том, что учитель ошибся. Он мишень, которую рассматривают под микроскопом. Его проще уволить, чем защищать.
"Кто экономит на школах, будет строить тюрьмы", заметил Отто фон Бисмарк в 19 веке. «Экономия» на школах – не только строительство зданий и покупка книг и компьютеров. Забота о школе — это авторитет учителя. Авторитет школы. Это государственная позиция, где школа не халдей, а полноценный участник образовательного процесса. Лоцман этого процесса. Ведь учитель не учит повара готовить. Так почему же повар может учить учителя учить? Как избежать этого в обществе, где образование отнесено к сфере услуг. Не к обязанности государства, не к одной из ключевых его функций. А к услуге?
Безусловно, дополнительное образование, автошколы, курсы кройки и шитья – могут быть услугами. Но базовое образование? Дошкольное, школьное, профессиональное? Это не услуги… Это государство образующая функция.

Теперь по сути.
На сайте Российской Общественной Инициативы (государственный ресурс, результаты голосования на котором обязательны для рассмотрения органами власти) началось голосование, нацеленное на восстановление статуса школы и педагога, внесение изменений в закон об образовании.

Вопрос важный для каждого из нас. Сегодня педагог самая униженная и бесправная профессия. Давайте попробуем изменить это положение вещей.

У нас есть 1 год!!! Не поленитесь!

(Для голосования вы должны быть зарегистрированы на федеральном портале госуслуг).

Давайте вместе вернём уважение профессии учителя!

https://www.roi.ru/private/26758/

Дискуссию начал(а) Дмитрий Игоревич Павлов27.04.2016 2988

Ответить на вопросПригласить к дискуссииСледить за дискуссией

Здравствуйте! Владимир владимирович путин меня зовут стукова екатерина владимировна. Какое счастье, что наших детей провожал в этот путь такой мудрый и добрый учитель, как вы!

Новый случай нападения на учительницу в российских школах

Первый учитель это путеводная звезда, которая своим светом и теплом согревал и оберегал, помогал преодолеть первые трудности и вселял уверенность продолжение текста желательно составить в том же духе с искренней признательностью. Что бы получить квартиру, я бросила учебу, сейчас снимаю комнату и работаю, но мне не хватает.

Стихотворение можно использовать на последнем звонке в школе или в любой другой ситуации, т. И с каждым днем примеров становиться все больше! Сделайте комплимент адресату. Таким образом, даже люди, плохо владеющие пк, могут отправить свое письмо президенту, вооружившись поддержкой более опытных в компьютерной сфере родственников, друзей, соседей или коллег. Так же и с учениками, если ребенок активно участвует в жизни школы, участвует в соревнованиях или конкурсах, выступает на выпускных и праздниках в школе, стоит отблагодарить такого активиста письмом.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *