Договорная подсудность в договоре

27 марта 2019

Какие ошибки в договоре приведут к передаче дела в другой суд.

Вадим Стеценко: Главное в определении договорной подсудности – выражение воли сторон на рассмотрение спора в конкретном суде.

Стеценко Вадим Владимирович
Не работает

Использование института договорной подсудности позволяет гарантированно передавать споры в удобный сторонам суд. Однако неверные формулировки в договоре нередко приводят к обратному результату. Какие нюансы необходимо учесть сторонам, читайте в статье Вадима Стеценко, юриста Группы правовых компаний ИНТЕЛЛЕКТ-С.

Стороны часто включают в договор положения о подсудности. Однако нередко такие пункты копируются из одного договора в другой без учета изменений в правоприменительной практике. В итоге это может обернуться определенными трудностями в суде и даже передачей дела в другой суд, невыгодный истцу или обеим сторонам. Рассмотрим основные ошибки при закреплении в договорах условия о подсудности споров, а также способы этих ошибок избежать.

Требования к соглашению о договорной подсудности

Согласно ст. 37 АПК РФ, подсудность спора может быть изменена по соглашению сторон до принятия судом заявления к своему производству.

Из буквального толкования данной нормы следует, что законодатель никаких особых требований к соглашению о договорной подсудности не предъявляет, – разве что это соглашение должно быть заключено до принятия заявления к производству. В этом заключается интересное и не очень логичное отличие от возможности передать спор на рассмотрение третейского суда. Например, стороны осознали, что разбирательство в арбитражном суде одного субъекта им неудобно и занимает много времени. Однако выбрать другой суд они уже не смогут. Вместе с тем договор об изменении правил общей и территориальной подсудности можно заключить в любом виде: либо как отдельное соглашение, либо как оговорку, включенную отдельным пунктом в основной договор.

Но при всей кажущейся легкости заключения соглашения об установлении договорной подсудности контрагентам следует быть особенно осторожными при выборе формулировок. В судебной практике этот институт представляется исключительно важным, и она предъявляет свои, зачастую только ей известные, требования.

Договорная подсудность и «процессуальная революция»

Не так давно на информационных порталах активно обсуждались предложения Пленума ВС по реформированию процессуального законодательства, которые правовое сообщество охарактеризовало как «процессуальную революцию». Предложения были абсолютно разные и касались многих норм АПК и ГПК. Некоторые из них, безусловно, являлись рациональным шагом на пути развития процессуального права, некоторые были восприняты как маргинальные. При этом было очевидно, что главная задача данной реформы – сократить необоснованную загруженность российских судов.

Одно из самых обсуждаемых изменений касалось запрета на установление договорной подсудности. Рассматриваемое предложение объяснялось тем, что существующее право обратиться в любой суд практически по всем делам без какого-либо ограничения приводит к катастрофической нагрузке на суды Москвы, Московской области и Санкт-Петербурга. При этом подобная ситуация представляется вполне объяснимой хотя бы с той точки зрения, что в указанных регионах находится большинство юрлиц и госорганов.

В итоговые поправки, которые вступят в силу не позднее 1 октября 2019 года, запрет договорной подсудности не вошел, но этот факт ярко свидетельствует о настроении законодательной и судебной власти.

Влияние положения о подсудности на срок исковой давности

В сложившихся обстоятельствах правильное оформление положений о договорной подсудности становится еще более актуальным, особенно если помнить о возможных негативных последствиях. Так, согласно ч. 1 ст. 129 АПК РФ, арбитражный суд возвращает исковое заявление, если при рассмотрении вопроса о принятии заявления установит, что дело неподсудно данному арбитражному суду.

С другой стороны, срок исковой давности, по общему правилу, составляет три года, и его течение прекращается в тот момент, когда лицо обращается за судебной защитой. Возникает логичный вопрос: является ли надлежащим обращением подача искового заявления в суд, который возвращает исковое заявление, в том числе по основанию несоблюдения правил о подсудности?

До 2015 года суды занимали противоречивые позиции по данному вопросу. В итоге Пленум ВС вынужден был эти противоречия устранить. Согласно п. 17 Постановления Пленума Верховного суда от 29 сентября 2015 г. №43 «О некоторых вопросах, связанных с применением норм Гражданского кодекса Российской Федерации об исковой давности», течение срока исковой давности не прекращается, если судом отказано в принятии заявления или заявление возвращено, в том числе в связи с несоблюдением правил о форме и содержании заявления, об уплате государственной пошлины, а также других предусмотренных ГПК РФ и АПК РФ требований.

Таким образом, возможна такая ситуация, когда неправильное установление договорной подсудности и, как следствие, неправильное ее применение могут повлечь решение об отказе в удовлетворении даже самых надежных и справедливых исковых требований.

Формулировки о договорной подсудности в договоре

Договорная подсудность – безусловное проявление принципа свободы договора. Также безусловным является и то, что любая свобода договора может быть ограничена, в первую очередь в общественных и государственных интересах. Так, действующее законодательство устанавливает запрет на согласование только исключительной и родовой подсудности.

В такой ситуации кажется, что для установления договорной подсудности нет преград. Но это не совсем так. Получается, что главная проблема регулирования договорной подсудности – отсутствие ее регулирования. А в отсутствие законодательного регулирования на первый планы выходит регулирование судебное. Отсюда и возможные злоупотребления и без того загруженных судов.

Главное в определении договорной подсудности – выражение воли сторон на рассмотрение спора в конкретном суде. В различных договорах можно встретить самые невероятные формулировки:

  • «в арбитражном суде»,
  • «в арбитражном суде по согласованию сторон»,
  • «в арбитражном суде по выбору истца»,
  • «в арбитражном суде г. Санкт-Петербурга или в арбитражном суде по месту нахождения истца».

При этом ни одна из этих формулировок не соответствует правилам договорной подсудности, а значит, не позволяет определить конкретный суд, который будет рассматривать спор. Любое из приведенных положений лишь обозначает перечень тех судов, куда истец потенциально имеет право обратиться. Но в данном случае потенциальную возможность выбора исключает и законодательство, и судебная практика. В таких ситуациях арбитражный суд будет применять нормы об общей подсудности, а значит, условие о договорной подсудности работать не будет.

Ошибочное указание названия суда

Спорный момент возникает, когда стороны включают в договор, например, такой пункт: «Все споры подлежат рассмотрению в арбитражном суде г. Красноярска». Однако никакого Арбитражного суда г. Красноярска не существует, а существует Арбитражный суд Красноярского края, который, по счастливому совпадению, находится в Красноярске. В подобных ситуациях суды в последнее время приходят к выводу, что договорная подсудность согласована (см. Постановление Третьего арбитражного апелляционного суда от 21 марта 2018 г. №03АП-1423/18). Тем не менее, встречается и иные позиции. Так, Девятый Арбитражный суд в постановлении от 29 июля 2016 г. №09АП-39089/16 указал, что поскольку не существует Арбитражного суда г. Хабаровска, то нет и договорной подсудности.

Суды, которые поддерживают позицию о согласованности договорной подсудности, указывают, что само по себе ошибочное указание наименования арбитражного суда – «Арбитражный суд г. Красноярска» вместо «Арбитражный суд Красноярского края» – не изменяет вывода о согласованности сторонами условия о договорной подсудности. Ведь на территории Красноярского края действует только один арбитражный суд первой инстанции.

Но позиция суда может измениться, если в договоре указан, например, «арбитражный суд в Москве». Ведь в Москве действует несколько арбитражных судов первой и второй инстанций и т.д. Соответственно, таких ситуаций следует избегать, указывая в договоре официальное название конкретного суда.

Подходы судов к закреплению договорной подсудности

С сожалением стоит признать, что указание формального наименования конкретного суда не гарантирует признание договорной подсудности согласованной. Множество отказных решений суды приняли, ссылаясь на определение ВС от 06.05.2014 №83-КГ14-2. Между тем, в обозначенном деле Верховный Суд рассматривал противоположную ситуацию – когда стороны не указывают конкретный суд, а лишь говорят о его родовом признаке. Например, «суд по месту нахождения истца». Верховный Суд признал подобную формулировку законной, поскольку в законодательстве нет обязанности для сторон указывать конкретный суд. В связи с этим большое количество исков было возвращено, а дела переданы по подсудности.

Подобные противоречия встречаются до сих пор. Так, в деле №А40-229283/16 Арбитражный суд г. Москвы, сославшись на указанное определение ВС, не только передал дело по подсудности, но и сформулировал собственные требования к институту договорной подсудности. По мнению суда, «стороны, будучи наделены процессуальным законодательством правом по соглашению изменить подсудность, остаются связанными необходимостью установления в соглашении об изменении подсудности родовых критериев определения подсудности и не вправе относить спор к подсудности того или иного индивидуально определенного суда в системе судов РФ безотносительно к месту нахождения/жительства истца или ответчика, месту нахождения имущества, месту причинения вреда, месту исполнения договора, иным критериям, определяемым родовыми признаками с учетом характера сложившихся правоотношений сторон. Процессуальное законодательство является отраслью публичного, а не частного права, в связи с чем свобода договора в процессуальном законодательстве, в частности свобода избрать договорную подсудность, не может толковаться как неограниченное право сторон любым способом изменить территориальную подсудность».

К сожалению, указанное определение не обжаловалось. Представляется недопустимым, когда какой-либо суд предъявляет дополнительные требования, которые не основаны на законе. В данном случае суд говорит о тех критериях, которые характерны для альтернативной подсудности. Так, если бы в договоре было указано место его исполнения, то истец мог бы и без согласия Арбитражного суда г. Москвы подать исковое заявление в суд по месту исполнения договора, просто руководствуясь ч. 4 ст. 36 АПК. В том же случае, когда дело касается договорной подсудности, подобные условия и ссылки на публичную природу процессуального законодательства являются несостоятельными.

Договорная подсудность в практике судов общей юрисдикции

Практика судов общей юрисдикции зачастую идет вразрез с позицией Верховного Суда. Встречаются решения, когда и родовой признак – «суд по месту нахождения истца» – не является достаточным условием для договорной подсудности. Обоснование обычно сводится к тому, что из данного условия не следует, что стороны пришли к соглашению о территориальной подсудности судебного спора, поскольку указание в договоре на место нахождения истца не может оцениваться как соглашение сторон о суде, в котором надлежит рассматривать спор. Возможно, подобный подход судов общей юрисдикции связан с тем, что ответчиком часто является физическое лицо, а истцом – достаточно крупная кредитная или страховая организация.

В итоге Верховному Суду приходится поправлять суды общей юрисдикции в их ошибочном толковании подхода к договорной подсудности (определения ВС от 26.07.2016 №16 -КГ16- 31, от 13.09.2016 №80- КГ16 -9, от 25.05.2017 №305-ЭС16-20255).

Вывод. С учетом сложившейся судебной практики вопрос о том, как же нужно формулировать условие о договорной подсудности, остается неоднозначным. Видится рациональным включить в договор и вариант с родовым признаком, и вариант с формальным указанием суда. Например: «Все споры подлежат рассмотрению в арбитражном суде по месту нахождения истца, то есть в Арбитражном суде г. Москвы».

Однако представляется, что оба варианта по отдельности верны и явно демонстрируют волю сторон на рассмотрение дела в конкретном суде. Но, к сожалению, в настоящий момент стремление разгрузить судебную систему зачастую превалирует над тем, чему эта судебная система обязана служить.

Источник: журнал «Арбитражная практика для юристов» (№3/2019)

Статьи экспертов Группы правовых компаний ИНТЕЛЛЕКТ-С >>

договорное право, коммерческие споры, коммерческое право

Определение Конституционного Суда РФ от 24.11.2016 N 2479-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Логинова Ивана Вячеславовича на нарушение его конституционных прав статьей 32 и пунктом 2 части первой статьи 135 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации»

статьи 32, согласно которой стороны могут по соглашению между собой изменить территориальную подсудность для данного дела до принятия его судом к своему производству; подсудность, установленная статьями 26, 27 и 30 данного Кодекса, не может быть изменена соглашением сторон;

Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 02.06.2015 N 21 «О некоторых вопросах, возникших у судов при применении законодательства, регулирующего труд руководителя организации и членов коллегиального исполнительного органа организации»

Дела по спорам, указанным в абзацах первом — четвертом пункта 3 настоящего постановления, рассматриваются судами общей юрисдикции в порядке искового производства с применением правил о подсудности дел, установленных статьями 28, 29, 31, 32 ГПК РФ.

При этом следует иметь в виду, что такие соглашения между потребителями и банками не имеют отношения к договорной подсудности, предусмотренной положениями ст. 32 ГПК РФ. Указанная договорная подсудность является элементом процессуальных действий сторон гражданского дела в рамках судопроизводства.

Определение Конституционного Суда РФ от 05.03.2009 N 278-О-П «По жалобе гражданина Ивентьева Сергея Ивановича на нарушение его конституционных прав положением пункта 1 части первой статьи 134 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации»

Пункт 1 части первой статьи 134 ГПК Российской Федерации предусматривает, что судья может отказать в принятии заявления в случае, если оно не подлежит рассмотрению и разрешению в порядке гражданского судопроизводства, а рассматривается и разрешается в ином судебном порядке. Между тем в силу статьи 22 ГПК Российской Федерации дела о возмещении государством вреда, причиненного незаконными действиями (или бездействием) суда (судьи), относятся к подведомственности судов общей юрисдикции, поскольку в порядке гражданского судопроизводства они рассматривают возникающие из гражданских правоотношений дела о защите нарушенных или оспариваемых прав, свобод и охраняемых законом интересов с соблюдением правил подсудности, предусмотренных статьями 23 — 32 данного Кодекса, — при том что никакого иного судебного порядка рассмотрения и разрешения данной категории дел действующее законодательство не предусматривает.

Письмо Роспотребнадзора от 23.07.2012 N 01/8179-12-32 «О постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 28 июня 2012 года N 17 «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей»

Точно так же судья не вправе возвратить, ссылаясь на статью 32, пункт 2 части 1 статьи 135 ГПК РФ, исковое заявление потребителя, оспаривающего условие договора о территориальной подсудности спора, так как в силу частей 7, 10 статьи 29 ГПК РФ и пункта 2 статьи 17 Закона о защите прав потребителей выбор между несколькими судами, которым подсудно дело, принадлежит истцу.

Определение Конституционного Суда РФ от 17.01.2012 N 145-О-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Величковского Леонида Борисовича на нарушение его конституционных прав статьями 28, 29, 32, 33 и 222 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации»

1. Замоскворецкий районный суд города Москвы, рассматривавший иск гражданина Л.Б. Величковского к ЗАО «Райффайзенбанк» о расторжении кредитного договора, взыскании денежных средств и компенсации морального вреда, определением от 29 марта 2011 года удовлетворил ходатайство ответчика о передаче дела, как принятого к производству с нарушением правил о договорной подсудности, в Мещанский районный суд города Москвы — по месту нахождения банка, поскольку в соответствии с условиями кредитного договора, заключенного сторонами, все споры между ними подлежат рассмотрению в суде по месту нахождения банка. Довод Л.Б. Величковского о том, что данное дело возбуждено по иску потребителя, а потому он в соответствии с положениями Закона Российской Федерации от 7 февраля 1992 года N 2300-1 «О защите прав потребителей» вправе обратиться в суд по месту нахождения дополнительного офиса банка, суд отклонил, сославшись на положения статей 28, 29, 32 и 33 ГПК Российской Федерации.

<Письмо> Роспотребнадзора от 23.08.2013 N 01/9560-13-32 «Об Обзоре Верховного Суда Российской Федерации по отдельным вопросам судебной практики, связанным с разрешением споров об исполнении кредитных обязательств»

В пункте 2 Обзора особо отмечается отсутствие единообразия судебной практики по вопросу применения договорной подсудности, определенной положениями статьи 32 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.

В этой связи необходимо усилить работу по информированию населения, разъясняя соответствующую позицию судебных органов. Как следует из содержания пункта 2 Обзора, условие кредитного договора о «договорной подсудности» считается действующим, если потребитель не оспорил его.

Более того, поскольку положения п. 2 ст. 17 Закона N 2300-1 по своему содержанию аналогичны норме, установленной ч. 7 ст. 29 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации (далее — ГПК РФ), в оценке рассматриваемой ситуации следует исходить в первую очередь из того, что нормы гражданского процессуального законодательства (в том числе ст. 32 ГПК РФ) устанавливают порядок гражданского судопроизводства (регулируют специальные процессуальные правоотношения) и не регулируют гражданские правоотношения общего характера (ст. 2 ГК РФ и ст. 1 ГПК РФ), в том числе в части обязательств сторон гражданского договора (ст. 307 ГК РФ). При этом стороны обязательства (ст. 308 ГК РФ) в свою очередь изначально (т.е. в момент заключения договора как гражданско-правовой сделки) не могут определяться в качестве сторон в гражданском судопроизводстве (ч. 1 ст. 38 ГПК РФ).

Текст статьи 32 ГПК РФ в новой редакции.

Стороны могут по соглашению между собой изменить территориальную подсудность для данного дела до принятия его судом к своему производству. Подсудность, установленная статьями 26, 27 и 30 настоящего Кодекса, не может быть изменена соглашением сторон.

N 138-ФЗ, ГПК РФ действующая редакция.

Комментарий к ст. 32 Гражданского Процессуального Кодекса РФ

Комментарии к статьям ГПК помогут разобраться в нюансах гражданского процессуального права.

В ст. 32 ГПК установлено право сторон изменить территориальную подсудность гражданского дела по договору между собой. Соглашение о территориальной подсудности называется пророгационным договором.

Из содержания ст. 32 ГПК следует, что:

— ст. 32 ГПК распространяется только на дела искового производства; для дел из публичных правоотношений и особого производства ГПК установлена исключительная территориальная подсудность, которая не может быть изменена соглашением заявителя и иных заинтересованных лиц;

— соглашением сторон не может быть изменена любая родовая подсудность, в связи с чем ст. 32 ГПК следует толковать расширительно, ее действие не распространяется и на дела, относящиеся к подсудности мировых судей и районных судов.

Соглашением сторон может быть изменена только общая территориальная и альтернативная подсудность (ст. 28, 29 ГПК) и не может быть изменена исключительная подсудность (ст. 30 ГПК).

Соглашение сторон о территориальной подсудности, заключенное сторонами в соответствии с гражданским процессуальным законом, обязательно как для самих сторон, так и для суда <1>.

———————————
<1> См.: Определение ВС РФ от 22.09.2009 N 51-В09-11.

ГПК не исключает возможности заключения соглашения об изменении территориальной подсудности после возбуждения гражданского дела.

Договор об изменении территориальной подсудности должен быть заключен в письменной форме — как отдельное соглашение, либо процессуально-правовая оговорка в гражданско-правовом, трудовом, брачном договорах, либо обмен письмами. Важно, чтобы волеизъявление сторон на изменение территориальной подсудности дела было явно выражено.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *