Электронный браслет ФСИН

Как сообщалось накануне, Минюст опубликовал для общественной экспертизы проект документа, регламентирующего, как отбывать наказание на свободе, кому положены электронные браслеты. По сути, документ описывает каким образом исполнять введенное в этом году в качестве наказания — ограничение свободы, пишет «Российская газета».

Человека, получившего такой приговор, не отправят в тюрьму, но и вольницы ему не будет. Осужденному пропишут список запретов и строгий режим дня. А следить, чтобы свобода ему медом не казалась, будут инспекции тюремного ведомства.

Как сказано в инструкции, инспекция может принять решение об использовании аудиовизуальных, электронных и иных технических средств контроля за осужденным. Так что электронные браслеты наденут не на всех, кандидаты на особый надзор будут выбираться отдельно. Причины тому в том числе и экономические: электронные конвоиры есть далеко не везде. Конечно, теоретически осужденному можно и видеокамеру дома повесить, и микрофоны на кухне поставить. Однако опять же все упирается в средства: у тюремного ведомства пока нет возможности обеспечить каждую уголовно-исполнительную инспекцию достаточным числом электронных надзирателей. Но в будущем — все возможно.

Если все же гражданин начальник решит надеть на осужденного электронные браслеты или взять под иной технический контроль, то соответствующая аппаратура будет установлена в течение трех дней. При этом сотрудники-технари выдадут осужденному под роспись памятку, как пользоваться аппаратурой. В смысле, чего с ней делать нельзя. Если человек ее сломает, будет отвечать.

Если же осужденный исчезнет на какой-то срок из поля зрения инспекции, ему придется объяснить свое поведение. А время прогула могут в срок и не засчитать. Если же наказанный будет злостно нарушать режим, мягкое наказание могут заменить тюрьмой.

Посылать свои уведомления осужденному инспекция сможет и по электронной почте. Также осужденный должен не реже раза в месяц являться к гражданину начальнику для беседы. Инспекция может проверить подопечного на дому — в любое время, кроме ночного. А если у осужденного есть ограничение посещать определенные места, например увеселительные заведения, то инспекция должна проверять и их — не стал ли осужденный там завсегдатаем. Также справки об осужденных будут наводить у соседей и коллег по работе. Дополнительная проверка может проводиться по телефону — рабочему или домашнему. Допустим, набрал инспектор номер, а трубку снял кто-то другой. Где осужденный? Нет его. Значит, повод задуматься. Если же подопечный ответил, значит, все в порядке — он там, где и должен быть.

Бывает, что человеку надо нарушить график. Допустим, на работе его перевели в ночную смену. Или потребовалось срочно уехать в соседний район. Тогда надо обязательно спросить разрешения в инспекции, а та даст мотивированный ответ. Или да, или нет. В принципе, если человек хорошо себя ведет, отказывать или как-то прижимать его не рекомендуется. Ведь ограничение свободы и придумано для того, чтобы дать осужденному последний шанс исправиться. На воле под строгим контролем у него будет время подумать о том, что он сделал не так и как жить дальше.

В России появился новый вид уголовного наказания – домашний арест. Это стало возможным после введения таких систем электронного слежения за перемещениями человека, как «электронный браслет». Система электронного слежения позволяет следить за перемещениями человека в течение 24 часов в сутки, что позволило применять ее для установления полного электронного контроля за жизнью осужденного во время его пребывания под домашним арестом. Система удаленного контроля за осужденными во многих странах стала привычной мерой наказания для мелких грабителей, хулиганов, угонщиков автомобилей. Применение электронных устройств слежения возможно потому, что человек сам заинтересован в их использовании, так как не хочет садиться в тюрьму. Применяется несколько видов устройств.

Вопрос браслет домашнего ареста?

Домашний арест – довольно специфическая мера наказания правонарушителей, поэтому имеет ряд особенностей, которые отличают его от других видов лишений:

  • Контроль за перемещением узника проводится через электронный браслет, при этом путь фиксируется на электронном пульте в отделении полиции.

Как работает браслет для домашнего ареста? За передвижениями арестованного ведется круглосуточное наблюдение с отображением на карте в отделении полиции. Электронный браслет, одетый на ногу, и стационарное устройство, установленное в жилом помещении или больничной палате, передают сигнал, который выводится контролеру.
Снять самостоятельно этот браслет невозможно. А вот при исчезновении сигнала инспектор ФСИН оперативно приедет или позвонит для выяснения причины.

Система электронного слежения и устройство браслетов. справка

Недавно Вируский уездный суд освободил из-под стражи 53-летнего Евгения Волина, который был приговорен к 12 годам лишения свободы за убийство. Досрочное освобождение не является таковым в прямом смысле слова – мужчину отпустили под так называемый электронный надзор, в течение 10 месяцев он будет носить браслет, который надевается на ногу.

Как безопасно снять браслет домашнего ареста.

Если речь идет о криминальном проступке, и тюремное заключение заменено электронным надзором, распорядок дня человека действительно может предусматривать круглосуточное нахождение дома. В этом случае человеку предварительно объясняются правила такого заключения, – поясняет Рийна Солманн. –

Домашний арест как мера пресечения

Если прошение о применении к подозреваемому/обвиняемому ДА отклонено, то судья на свое усмотрение, учитывая веские основания и все обстоятельства ст. 99, имеет право назначить залог. Длительность «наказания домом» определяется только судом на основании доводов сторон. Когда человек обвиняется в не тяжком нарушении, то предельный срок пребывания «под домашним замком» в течение следствия – не больше 0,5 года. Какие запреты предусматривает домашний арест? Учитывая личность арестанта, тяжесть содеянного поступка и подробности дела, судья накладывает разные ограничения и табу:

  • на беспрепятственное перемещение за пределы места проживания, но при этом могут допускаться прогулки в определенное судом время;

Изменение ограничений/запретов проводится судьей по заявлению самого арестанта, его законного представителя или адвоката, а также следователя или дознавателя.

В отмене домашних арестов будут виноваты электронные браслеты фсин

Данный факт, видимо, может подтвердить одна из обладательниц этого электронно-судебного гаджета Евгения Васильева. Кроме того, электронные браслеты боятся воды и смены температуры.

Выйти на мороз — проблема. Принять душ — еще большая проблема. В браслетах нет защиты от вскрытия и снятия, чем с удовольствием могут воспользоваться приговоренные к их ношению, отмечает член Общественной палаты РФ Мария Каннабих: «Наши россияне, как Левша, могут из браслета быстренько убрать все необходимые детали и освободить этот браслет от «ненужных» частей.

У нас такое тоже есть, не забывайте об этом. Они могут надеть браслет на лапу собаке и так далее». Большие проблему у электронных браслетов — с их батарейкой, одноразовой и незаменяемой.

Когда она садится, гаджет просто выходит из строя. Узнать о падении заряда тоже невозможно, ибо нет соответствующего датчика.

Система электронного слежения и устройство электронных браслетов

При попытке снятия браслета на экране монитора слежения появляется сигнал о нарушении. Устройство рассчитано на эксплуатацию при температуре до 100 градусов по Цельсию, герметичность позволяет погружать его в пресную и соленую воду до 5 метров до 15 минут.

Это дает осужденному возможность посещать баню и сауну. Работает устройство в трех режимах – радиосвязь, спутниковое слежение и комбинированный из этих двух. Если осужденный находится дома, работает стационарный радиопередатчик, похожий на телефон без кнопок. В любой момент через него с осужденным может связаться оператор.

  • на посещение определенных мест, особенно развлекательных, или же посещение таких мест допустимо, но только с разрешения суда и в какое-либо установленное время;
  • на контакты с лицами, встречи с которыми могут повлиять на ведение уголовного дела, при этом человеку разрешено общение с родственниками, следователем, адвокатом;
  • на услуги почты и связи, в частности запрет на пользование телефоном и «всемирной паутиной», хотя исключение составляют необходимость вызова скорой, полиции, «аварийки» на ЧП, и, кроме этого, разговор с контролером, дознавателем или следователем, но о каждом таком «сеансе» арестант сообщает контролеру.

Изменение ограничений/запретов проводится судьей по заявлению самого арестанта, его законного представителя или адвоката, а также следователя или дознавателя.

Как вывести из строя браслет домашнего ареста

То есть с этим браслетом поднадзорный не может даже нормально мыться. Помимо этого, прибор начинает давать сбои, если в помещении температура поднимается выше комнатной. Монтаж замка, по мнению специалистов, тоже не выдерживает никакой критики. Оказывается, закрепляется браслет не специальным инструментом, а обычными плоскогубцами. — Причем для несанкционированного избавления от браслета не нужны никакие приспособления, достаточно перерезать ремешок обычными ножницами, — поясняют эксперты. Конструкторы запланировали, что устройство будет подавать сигнал в случае нарушения целостности ремешка, однако ремешок легко разобрать и перепаять контакты так, чтобы удлинить ремень и снять браслет. Как только «клиент» снимает браслет и тот остается длительное время без движения, оператор по идее должен получать сигнал. Однако, как подчеркивают специалисты, такого сигнала аппаратура не передает.

Остальные устройства имеют более сложную конфигурацию, их можно поделить на три основных вида. Первое – устройство контроля по телефонной линии связи.

Эта модель состоит из базовой станции и легкого электронного браслета, благодаря чему человек свободно может передвигаться в небольшом радиусе от станции. Приемное устройство устанавливается по месту проживания осужденного и требует периодической подзарядки. Задача устройства – фиксировать время входа и выхода человека из помещений и регистрация совершенных им правонарушений, связанных с несоблюдением расписания или попытками повреждения устройства. Принцип работы электронного устройства по слежению за заключенным прост.

Находясь в радиусе действия поля «базы», заключенный не может покинуть эти пределы. Как только он пересечет границу, устройство сразу посылает сигнал на телефон и на компьютер курирующему инспектору.

Контролирует сигнал за своим пультом с компьютером специально обученный оператор. Нарушителю на приемник приходит сообщение: «Вы превысили допустимое расстояние.

Немедленно вернитесь!» Поднадзорное лицо тут же обязано подтвердить получение информации нажатием кнопки и устранить нарушение. Если же этого не происходит – объявляется тревога, за человеком выезжает наряд, а уголовно-исполнительный инспектор решает, какие применить санкции – вплоть до замены условного срока реальным.

У браслетов есть и недостатки: с браслетом проблематично мыться, так как он экранирует от чугунной ванны; с ним невозможно играть в футбол. Любой удар техника расценивает как попытку к бегству.

В последние годы этот вид наказания становится все более популярным. В США электронный мониторинг используется в 49 штатах из 50.

В Европе первыми электронный «домашний арест» стали применять страны Северной Европы.

При нарушении меры более легкого характера (подписка).

Содержанию под ДА не подлежат военнослужащие, граждане России, которые не обладают собственной жилплощадью, иностранцы и лица без гражданства, что связано с отсутствием у них постоянного места проживания на территории России. Залог и домашний арест Если прошение о применении к подозреваемому/обвиняемому ДА отклонено, то судья на свое усмотрение, учитывая веские основания и все обстоятельства ст.

99, имеет право назначить залог. Срок домашнего ареста Длительность «наказания домом» определяется только судом на основании доводов сторон. Когда человек обвиняется в не тяжком нарушении, то предельный срок пребывания «под домашним замком» в течение следствия – не больше 0,5 года. Для преступлений с индексом «тяжелые» и выше арест может тянуться до полутора лет, а в индивидуальных ситуациях – и длительнее.

При попытке снятия браслета на экране монитора слежения появляется сигнал о нарушении. Устройство рассчитано на эксплуатацию при температуре до 100 градусов по Цельсию, герметичность позволяет погружать его в пресную и соленую воду до 5 метров до 15 минут. Это дает осужденному возможность посещать баню и сауну. Работает устройство в трех режимах – радиосвязь, спутниковое слежение и комбинированный из этих двух. Если осужденный находится дома, работает стационарный радиопередатчик, похожий на телефон без кнопок. В любой момент через него с осужденным может связаться оператор. Стоит выйти из дома – радиосигнал пропадает и включается тот, что на поясе, – GPS. Есть и модификации браслета со встроенной системой спутникового слежения. Браслет кодируется на определенное расстояние от дома осужденного – дальше этой границы ему уходить запрещено.

Плюсы и минусы ареста «в домашних тапках» Узник начинает концентрироваться:

  • на домашних делах: готовке, уборке, стирке;
  • на просмотре телепередач и телесериалов;
  • на чтении литературы;
  • занятиях физической культурой;
  • изучении «географии» придомовой территории.

Однозначно, что это бесспорные плюсы: заняться тем, на что в повседневной жизни не хватало времени. Результат положительный: оздоровление, привыкание к самообслуживанию, поднятие интеллектуального уровня, совершенствование физической формы. Ну и конечно, очень помогает, если судом не запрещено общение с другими людьми.

Положительным моментом, кроме названых, есть и пребывание в комфортных санитарно-гигиенических условиях.

Как сидеть под домашним арестом?

Наиболее простое и самое дешевое обычно используется для несовершеннолетних преступников, для которых суд посчитал излишним пребывание в тюрьме. Это небольшое техническое устройство, которое подросток должен носить с собой. При выходе из определенной зоны молодой человек обязан позвонить на определенный номер телефона и сообщить о месте своего нахождения.
Звонок фиксирует компьютер. Если пройдет 5 минут, и он не позвонит, аппаратура подаст сигнал надзирающему инспектору, который может обратиться в суд с требованием принять меры к нарушителю. Остальные устройства имеют более сложную конфигурацию, их можно поделить на три основных вида. Первое – устройство контроля по телефонной линии связи. Эта модель состоит из базовой станции и легкого электронного браслета, благодаря чему человек свободно может передвигаться в небольшом радиусе от станции. РИА Новости.

Однако ограничение свободы может быть назначено в качестве дополнительного наказания, следующего за основным (лишением свободы или принудительными работами). Срок наказания в таком случае предусмотрен до 2 лет. Таким образом, ограничение свободы может быть и основным, и дополнительным видом наказания.
Если в судебном решении ограничение свободы изначально не предусмотрено, то осужденные граждане имеют право ходатайствовать о переходе на данный вид наказания. Изменение же вида наказания на ограничение свободы возможно лишь при условии хорошего поведения и соответствия остатка срока отбывания наказания нормам, установленным законодательством (статья 80 УК РФ).

Содержанию под ДА не подлежат военнослужащие, граждане России, которые не обладают собственной жилплощадью, иностранцы и лица без гражданства, что связано с отсутствием у них постоянного места проживания на территории России. Залог и домашний арест Если прошение о применении к подозреваемому/обвиняемому ДА отклонено, то судья на свое усмотрение, учитывая веские основания и все обстоятельства ст. 99, имеет право назначить залог. Срок домашнего ареста Длительность «наказания домом» определяется только судом на основании доводов сторон.

Когда человек обвиняется в не тяжком нарушении, то предельный срок пребывания «под домашним замком» в течение следствия – не больше 0,5 года. Для преступлений с индексом «тяжелые» и выше арест может тянуться до полутора лет, а в индивидуальных ситуациях – и длительнее.
Отрицательными моментами можно считать одиночество, при определенных условиях (нет родственников и/или домашних питомцев) и несовместимость с трудовой активностью (если только отсутствует возможность работать дома). Отсутствие на работе в этот период считают по уважительным причинам, но никакие выплаты, в том числе з/п, правонарушителю не полагаются и не начисляются. Хотелось бы отметить: пребывание в СИЗО – стресс, но порой не оправданный, и даже адвокату попасть туда нелегко.
Граждане не осведомлены о том, что для разговора с подзащитным в СИЗО адвокат зачастую рано занимает очередь, где-то с 7:00, хотя это не гарантия, что он «доберется» до клиента. Причина проста – не хватает помещений, да и СИЗО часто претерпевает кадровый голод. Домашний арест частично решил бы и эту проблему. Домашний арест (видео) В представленном видео описана процедура оформления виновника ДТП под домашний арест.

  • на посещение определенных мест, особенно развлекательных, или же посещение таких мест допустимо, но только с разрешения суда и в какое-либо установленное время;
  • на контакты с лицами, встречи с которыми могут повлиять на ведение уголовного дела, при этом человеку разрешено общение с родственниками, следователем, адвокатом;
  • на услуги почты и связи, в частности запрет на пользование телефоном и «всемирной паутиной», хотя исключение составляют необходимость вызова скорой, полиции, «аварийки» на ЧП, и, кроме этого, разговор с контролером, дознавателем или следователем, но о каждом таком «сеансе» арестант сообщает контролеру.

Изменение ограничений/запретов проводится судьей по заявлению самого арестанта, его законного представителя или адвоката, а также следователя или дознавателя.

Домашний арест браслет на ногу прослушка

Хотелось бы отметить, что уклоняться от добросовестного выполнения условий ареста себе дороже. В любой момент могут провести обыск, изъять компьютеры/телефоны, сделать анализ переписки или истории посещения сайтов и, как итог, попытаться обвинить человека в нарушении условий наказания. Потеря возможности комфортного нахождения в своем доме – это минимум, чем рискует нарушитель при игнорировании условий, обозначенных судом. Домашний арест может быть прерван по ходатайству следователя во время проведения следственных действий или контролера, если дело передано в суд. Поэтому дилемму «соблюдать или нарушать условия» каждый решает индивидуально.

Например, уменьшена или увеличена продолжительность времени нахождения вне дома. Точно так же надзорные органы в случае неоднократного неисполнения условий ограничения свободы могут ходатайствовать о применении в отношении гражданина иной меры наказания — лишения свободы или назначения принудительных работ. Можно ли снять электронный браслет? Электронный браслет, одеваемый, как правило, на лодыжку, представляет собой достаточно массивный предмет.

Рассказы домашних арестантов о жизни с электронным браслетом

Замоскворецкий суд Москвы 23 августа начнет процесс над бывшим директором Федеральной службы исполнения наказаний Александром Реймером. Он и два его подчиненных обвиняются в хищении из бюджета более 2,7 миллиарда рублей, выделенных государством на закупку электронных браслетов. «Лента.ру» выслушала рассказы людей, которым по решению суда пришлось долгое время жить с этими устройствами.

Москвичка Анастасия обвинялась в экономическом преступлении. Суд отправил ее под домашний арест, и в ноябре 2014 года ей надели на ногу электронный браслет, с которым она прожила целый год.

Перед установкой браслета в управлении ФСИН девушка заполнила анкеты, в которых указала данные родственников, информацию о месте работы и контакты. Также в службе интересуются провайдером, обеспечивающим домашний интернет. «Мне было запрещено пользоваться услугами связи, интернетом, почтой. Телефонная связь разрешена только с близкими родственниками, адвокатом и следователем», — рассказала Анастасия.

Поставят в угол

При этом домашний интернет специально не блокируется, им могли пользоваться члены ее семьи.

«Я подписала также бумагу о том, что обязуюсь бережно относиться к оборудованию, не портить и не ломать его. Материальная ответственность составляла около 100 тысяч рублей», — добавила Анастасия.

Сотрудник ФСИН предложил ей самой выбрать, на какую ногу прикрепить браслет.

«Он на кожаном ремне, внутри провода, на них датчик, сигнал с которого передается на прибор, внешне похожий на стационарный телефон. В него вставляется сим-карта оператора», — пояснила она.

Трижды браслет меняли из-за неисправности. Уже через три недели ношения «аксессуара» выяснилось, что сигнал с него не поступает во ФСИН, после чего Анастасия получила новое оборудование с переносным аппаратом, передающим сигнал. «Там тоже браслет, но к нему идет коробочка размером 10 на 15 сантиметров, с которой можно выходить на прогулки», — отметила Анастасия.

Через полгода Анастасии разрешили гулять три раза в день по часу в определенное время, не дальше километра от дома. Особых неудобств браслет не доставлял. Он водостойкий, поэтому мылась узница собственной квартиры без проблем. Носила брюки, чтобы скрыть от дочери-подростка свой пикантный статус.

«Изучала итальянский язык, пока сидела под арестом», — рассказывает Анастасия.

Самый серьезный проступок домашнего арестанта — несанкционированный уход из дома. «Как говорили сами фсиновцы, обычно так поступают наркоманы. Вот им приспичило — и он ушел за дозой на точку», — объясняет Анастасия.

Если человеку нужно в больницу или на прием к врачу, он должен сообщить во ФСИН и предоставить подтверждающие документы — например, талончик из терминала. Подследственные, находящиеся под домашним арестом, особенно те из них, что бывали в СИЗО, очень боятся нарушить установленные фсиновцами правила — это верный путь в заключение. Некоторые даже требуют, чтобы сотрудники тюремного ведомства возили их в суд и к следователю на служебной машине, чтобы не возникало повода для изменения меры пресечения.

«Я ездила сама, пользовалась лишним шансом выйти на улицу», — говорит Анастасия.

Внедрение электронных браслетов в России началось в 2010 году, после принятия поправок в уголовное законодательство о домашнем аресте.

Годом ранее была получена пробная партия устройств, изготовленных французско-израильской фирмой. Их тестировали 220 добровольцев, отбывающих заключение в Воронежской области, писала в 2010 году газета «Коммерсантъ».

«Мы выяснили, что женщины с тонкими кистями могут снять браслет с руки, поэтому им браслет крепится на ногу. Однако сразу же возникла другая проблема: с браслетом на ноге женщина не может надеть сапоги»,— цитировало издание представителя ФСИН, подполковника внутренней службы Татьяну Никитину.

На разработку и внедрение отечественных браслетов до 2018 года государство готово было потратить 13,5 миллиарда рублей.

По сути система представляет собой радиометку (собственно, сам браслет) и соединенное с ним стационарное контролирующее устройство (СКУ). Прибор устанавливается в квартире, работает от обычной розетки, но имеет внутренний аккумулятор на случай отключения электроэнергии. Тревожный сигнал на пульт оператора поступает при попытке вскрыть коробку или отключить ее. Также устройство подаст тревожный сигнал, если человек с браслетом отойдет от прибора примерно на 100 метров.

По данным «Известий», из-за низкого качества аппаратуры нередки случаи ложной тревоги.

«Инспектор всегда может связаться с поднадзорным лицом, и если «абонент” не отвечает, он должен выехать на место и лично разобраться в том, что произошло. И только когда становится ясно, что «абонент” грубо нарушает установленный режим, материалы передаются в отдел розыска, и оперативники начинают поиски беглеца», — рассказал собеседник издания.

На ложные срабатывания сигнала жаловалась известная фигурантка громкого дела «Оборонсервиса» Евгения Васильева. Порой сотрудники ФСИН приезжали к ней по пять раз в день с проверками, сетовал ее адвокат Хасан Али Бороков в интервью «Известиям».

«Вообще это жутко неудобная штука, особенно для женщин — ни колготки надеть, ни туфли, ни длинные сапоги», — сетовал он. Защита Васильевой выражала недовольство не только частотой визитов, но и тем, что они производились без предупреждения.

Во ФСИН в ответ заявили, что сотрудники уголовно-исполнительной инспекции посещают Васильеву один раз в день, и о своем приходе предупреждать не обязаны.

С электронным браслетом довелось познакомиться и бывшему главе «Роснано» Леониду Меламеду, находящемуся под домашним арестом по делу о крупных растратах. Суд разрешил ему ежедневные трехчасовые прогулки и телефонные переговоры с родителями, проживающими в Сочи.

Полгода с электронным девайсом прожил владелец аэропорта Домодедово Дмитрий Каменщик. 19 февраля, после того, как Басманный суд отправил его под домашний арест, ФСИН сообщила, что на бизнесмена наденут электронный браслет.

Каменщик был заточен в особняке площадью в 1675 квадратных метров, не считая пристроек, расположенном в сосновом бору, писала газета «Собеседник».

По данным издания, подмосковный особняк Каменщика оснащен системой умный дом, в нем есть «громадный бассейн, а деревья высотой 10 метров растут прямо под крышей — для того, чтобы прогуляться, заключенному даже не нужно выходить наружу. Конечно, это клетка, хоть и золотая».

Москвичке Евгении пришлось зимой ходить в осенней обуви, потому что мешал браслет. Ей надели устройство в конце октября 2014 года, хотя судебное решение о домашнем аресте было вынесено тремя месяцами раньше. В конвойной службе сказали, что это первый случай в их десятилетней службе, чтобы отпустили под домашний арест.

«У меня было досудебное соглашение со следствием, иначе никак не отпускали», — объяснила Евгения.

Она осталась без девайса по банальной причине: его не было в наличии у ФСИН. Как сообщили Евгении в ведомстве, на тот момент практика по домашним арестам была очень маленькой, и, видимо, устройств на всех не хватало. «Сотрудник ФСИН сказал, что я третья, за кем он присматривает. Пока была без браслета, он приезжал без предупреждения и проверял, дома ли я», — рассказывает она.

Срок до домашнего ареста с марта по июль Евгения провела в следственном изоляторе. «Мне было с чем сравнивать, потому что находиться в замкнутом помещении достаточно тяжело, особенно когда кроме тебя там огромное количество людей, а некоторые крайне неадекватны. А так ты находишься дома — да, ты ограничен в передвижениях, из развлечений — только телевизор и книги», — вспоминает она.

Неудобств браслет практически не доставлял, говорит Евгения. «Но он ужасно гудит, состояние такое, что все кости левой ноги гудели постоянно», — поясняет она.

Прогулки разрешили через два месяца после перевода под домашний арест: «Я гуляла 60 минут в день, 61 минута — уже нарушение. Выходишь гулять с секундомером».

Еще, по словам Евгении, она мылась только под душем, с отставленной ногой в браслете, ванну принимать нельзя — девайс сгорает через минуту после погружения в воду. В случае поломки его стоимость компенсировал поднадзорный из своего кармана: «Он стоил то ли 140, то ли 240 тысяч рублей, я точно не помню».

Постоянное ношение браслета не отменяло контрольных визитов инспектора — два раза в неделю. «Мне повезло, он был веселый и хорошо ко мне относился. До меня у него тоже была мать-одиночка, так он с ней практически жил, потому что должен был ее все время сопровождать, каждый день вместе водили ребенка в садик и забирали. Он понимал, как тяжело 24 часа в сутки находиться в одном помещении, водил ее в кафе», — рассказывает женщина.

«Очень благодарна я сотрудникам ФСИН, они к людям относятся по-человечески, не так, как в СИЗО, где постоянно оскорбляют», — призналась Евгения.

По ее мнению, такая мера пресечения более гуманна и обеспечивает контроль лучше, чем в СИЗО.

Евгения прожила в браслете четыре месяца, до февраля 2015 года.

Адвокат Оксана Михалкина защищала интересы Людмилы Есипенко, участницы акции православных активистов, которые 14 августа 2015 года ворвались на выставку в Манеже и разрушили экспонаты, которые, по их мнению, оскорбляли чувства верующих.

Суд назначил Есипенко домашний арест на период следствия, однако сотрудники ФСИН не смогли надеть девушке электронный браслет. Дело в том, что закон требует разрешение собственника квартиры на установку электронного оборудования. Мать Есипенко отказалась давать необходимое согласие, потому что очень боялась гаджетов, объяснила адвокат. Поэтому сотрудники ФСИН навещали Есипенко, пока она находилась дома, а когда девушку поместили в стационар Института имени Сербского для обследования, ей надели браслет, но после выписки снова сняли.

В 2014 году ФСИН объявила об изменении конструкции и дизайна индивидуальных систем слежения. Помимо этого, новые устройства подешевели в 11 раз, писали «Известия».

Модифицированные браслеты облегчат, сделают более компактными и всерьез подкорректируют «начинку», к которой было много претензий из-за ложных срабатываний.

Быстро разряжающийся аккумулятор пообещали заменить на стойкий, со сроком службы до семи лет. В комплекте к браслету идут пять ремешков разных размеров, появится новый удобный способ крепления и не будет замка.

Цена девайса не превысит 10 тысяч рублей (прошлая версия стоила 102 тысячи). Значительное снижение стоимости во ФСИН объяснили открытыми аукционами.

Однако информированный источник «Известий» в тюремном ведомстве рассказал, что на самом деле вся техническая документация и спецификация делается под одно единственное предприятие — ФГУП «Центр информационно-технического обеспечения и связи» (ЦИТОС). Стороннее предприятие победить в конкурсе не может, объяснил источник, потому что все протоколы и пароли, необходимые для программирования браслетов, есть только у специалистов ЦИТОСа. При этом как такового производства на этом предприятии как не было, так и нет, и работает оно все по тем же «серым» схемам.

Бывший директор предприятия Виктор Определенов в настоящее время на скамье подсудимых вместе с бывшими руководителями ФСИН Александром Реймером и Николаем Криволаповым. Им вменяется злоупотребление должностными полномочиями и мошенничество в особо крупном размере.

Браслеты слежения по беспроводной связи, которые еще называют «умными наручниками», позволяют органам правопорядка контролировать следственно-арестованного на расстоянии. И не держать его в СИЗО, если он не представляет явной общественной угрозы. Однако так получилось, что данную систему все последние годы сотрясают скандалы: то «научно-технические» в виде их неисправности, то чисто коррупционные в виде уже бывшего директора ФСИН Александра Реймера.

ГЛОНАСС подвел

Идея об электронном слежении за осужденными посетила головы руководителей ФСИН в 2003 году, после поездки в Великобританию. Отечественных чиновников впечатлило, как за счет «умных наручников» местным властям удалось сократить количество осужденных, отбывающих наказание непосредственно в тюрьме. В нашей стране так же тогда начала действовать программа гуманизации пенитенциарной системы, и за британское ноу-хау зацепились. Конечно, идея здравая и гуманная, так как следственно-арестованный человек находится под презумпцией невиновности. Он еще не осужден, и логично его держать под контролем дома, а не в скотских условиях следственного изолятора. Вот только от идеи до ее реализации, оказались «реки и горы, леса и поля», как пел, правда о другом, Юрий Антонов.

Начнем с того, что следить за подследственными при помощи электронных браслетов предполагалось через систему ГЛОНАСС (Глобальная навигационная спутниковая система). Чтобы поддержать, так сказать, отечественного производителя. Как мы все знаем, система долго не могла заработать, да и сейчас испытывает сложности. Поэтому идея с «умными наручниками» быстро не заработала. Зато коррупция заработала быстро! В 2009 году, как сообщил тогда Следственный комитет России, ФСИН закупила у ФГУП ЦИТОС ФСИН России электронные браслеты по завышенной цене. Однако при осмотре продукции оказалось, что в браслетах отсутствуют электронные блоки, то есть по сути устройства не могли применяться по назначению. Вообще! Ущерб в результате этой махинации составил 1,3 миллиарда рублей.

Реймер искусился

Корреспондент «Нашей версии» в свое время наблюдал, как эксперимент с электронными браслетами проходил в Санкт-Петербурге. Слежением за заключенными, а их было всего около десятка человек, занималась Уголовно-исполнительная инспекция. Заключенных для эксперимента отобрали, можно сказать, белых и пушистых. Кажется, судимых лишь по хулиганке. Они добросовестно носили браслеты (он носится на ноге), жили по схеме работа-дом, баров и ночных клубов не посещали. Отследить их было просто. Решено было, что тест прошел удачно. Но как только браслеты стали применять в массовом порядке, в шестидесяти регионах России, начались проблемы. Браслеты регулярно выходят из строя, «глючат», подследственные, а у нас люди рукастые, умудряются избавляться от них на время, а часто навсегда. Было зафиксировано несколько побегов. Эти данные не особо афишируются, ведь браслеты почти что золотые – бюджетные деньги на них идут рекой, из-за чего не смог совладать с искушением глава ФСИН Александр Реймер. Не так давно он был осужден на 8 лет за мошенничество в особо крупном размере. По версии следствия, с которой согласился суд, за время своего пребывания во главе ФСИН Реймер похитил около 1,3 миллиарда рублей при покупке электронных браслетов. Цены на них просто внаглую завышались. Как говорится, до чего дошел прогресс, да невиданных чудес, только, скорее, в космических масштабах воровства на «умных наручниках».

По теме996

Как полагают в Ростуризме, восстановить въездной туризм в РФ будет проще, если ввести для иностранцев многократные и долгосрочные визы. На сегодняшний день это главное препятствие для желающих приехать в Россию граждан других стран.

Как у них?

• В Америке самые первые «умные наручники», которые появились в 1980-е, полагались для уже полностью отбывших свой срок наказания педофилов. Еще некоторое время, для профилактики, они носили электронные браслеты, главное задача которых была фиксировать, не подходит ли педофил близко к школам или другим детским учреждениям. В настоящий момент в США около 150 тысяч осужденных носят подобные браслеты. В России, для сравнения, около 20 тысяч.

• Недавно в Штатах произошла трагикомическая история. Осужденный Эштон Самут был приговорен к исправительным работам за воровство. Однако его поместили под домашний арест, так как выполнять их он не мог – у него ампутирована нога. Каково же было удивление воришки, когда полицейский надел ему электронный браслет слежения … на протез! Самут тут же показал СМИ, как он отстегивает «ногу» с браслетом и может отправиться куда угодно.

• Помимо США и России, такую высокотехнологичную форму контроля за «неопасными» и «сексуальными» преступниками, как электронные браслеты, применяют в Великобритании, Франции, Австрии, Германии, Швейцарии, Израиле, Швеции, Австралии и Южной Корее.

• Случается и так, что окольцованный «умным наручником» человек совершает новое преступление, — прямо в браслете! Совокупная статистика по вышеприведенным странам гласит: около 10% обладателей браслетов совершают новые злодеяния. В том числе и убийства.

Справка

Электронные браслеты выдаются в комплекте со стационарным или мобильным устройством — в зависимости от вида ограничения свободы. С помощью стационарного контролирующего устройства (СКУ), внешне напоминающего факс, за носителем браслета ведется «наблюдение» дома. Если, например, у него есть ограничение выхода из собственной квартиры с 22.00 до 6.00. А мобильное контролирующее устройство (МКУ) (что-то вроде большого сотового телефона с кнопкой вызова SOS — своего инспектора и полиции) позволяет отслеживать передвижение человека по городу, району. Сам браслет, похожий по форме на наручные часы, крепится на ноге подследственного.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *