Как считается домашний арест за срок?

Главная » Пресс-центр » Зачёт срока нахождения в СИЗО или под домашним арестом в срок отбывания наказания: новые правила

14 июля 2018 года вступил в силу Федеральный закон №186-ФЗ о зачёте срока нахождения в СИЗО или под домашним арестом в срок отбывания наказания по новым правилам. Раньше действовал принцип «один к одному»: один день нахождения под стражей в СИЗО или под домашним арестом приравнивался к одному дню лишения свободы вне зависимости от режима исправительного учреждения. Учитывая, что условия содержания в следственных изоляторах часто хуже, чем в исправительных учреждениях, было принято решение изменить коэффициенты зачёта сроков. Также теперь чётко определены коэффициенты перерасчёта нахождения под стражей в СИЗО или под домашним арестом для других видов наказания – ограничения свободы, обязательных, исправительных и принудительных работ, содержания в дисциплинарной воинской части и ограничений по военной службе.

Зачёт срока нахождения в СИЗО в срок лишения свободы

  • 1 день в СИЗО = 1 день отбывания наказания в тюрьме или колонии строгого или особого режима;
  • 1 день в СИЗО = 1,5 дня отбывания наказания в колонии общего режима или воспитательной колонии;
  • 1 день в СИЗО = 2 дня отбывания наказания в колонии-поселении.

Например, человек, не имеющий судимости, обвиняется по ч.2 ст.111 УК РФ, находился под стражей 9 месяцев. При назначении ему наказания в виде реального лишения свободы в колонии общего режима срок нахождения под стражей в срок лишения свободы будет зачтён по принципу «один к полутора» (то есть 13,5 месяцев).

При этом «льготные» коэффициенты («один к двум» и «один к полутора») не распространяются на

  • осуждённых с особо опасном рецидивом;
  • осуждённых за преступления, предусмотренные ст.205-205.5, ч.2 и ч.3 ст.228, ст.228.1, ст.229, 275, 276, 361 УК РФ;
  • осуждённых за преступления, предусмотренные ст.277-279 и 360 УК РФ, сопряжённые с террористической деятельностью;
  • осуждённых, которым смертная казнь в порядке помилования заменена на пожизненное лишение свободы или лишение свободы на 25 лет.

В отношении этих категорий осуждённых во всех случаях действует коэффициент «один к одному».

Например, человек, не имеющий судимости, обвиняется по ч.1 ст.228.1 УК РФ, находился под стражей 5 месяцев. При назначении ему наказания в виде реального лишения свободы в колонии общего режима срок нахождения под стражей в срок лишения свободы будет зачтён «один к одному» (то есть 5 месяцев), несмотря на то, что отбывать наказание он будет в колонии общего режима.

Кроме того, «льготные» коэффициенты не применяются в отношении срока нахождения осужденного, отбывающего наказание в строгих условиях в воспитательной колонии или исправительной колонии общего режима, в штрафном или дисциплинарном изоляторе, помещении камерного типа либо едином помещении камерного типа, в случае применения мер взыскания к осужденному.

Зачёт срока нахождения в СИЗО для других видов наказаний

  • 1 день в СИЗО = 1,5 дня содержания в дисциплинарной воинской части;
  • 1 день в СИЗО = 2 дня ограничения свободы или принудительных работ;
  • 1 день в СИЗО = 3 дня исправительных работ или ограничения по военной службе;
  • 1 день в СИЗО = 8 часов обязательных работ.

Перерасчёт срока нахождения в СИЗО к наказанию в виде штрафа законом не предусмотрен. В таком случае обвиняемому и его адвокату целесообразно заявлять об освобождении от назначенного наказания.

В практике адвоката было дело, когда человек сначала обвинялся по ч.2 ст.111 УК РФ, провел 8 месяцев под стражей, затем дело ещё на следствии было переквалифицировано на ч.1 ст.114 УК РФ, а обвиняемый из-под стражи освобождён. Прекратить дело за примирением сторон не получилось из-за действующей судимости. В результате правильно выстроенной позиции защиты суд вынес обвинительный приговор с назначением штрафа, учёл длительный срок нахождения под стражей и освободил осуждённого от назначенного наказания.

Зачёт срока нахождения под домашним арестом в срок лишения свободы

Из-за неудачно сформулированной нормы (ч.3.4 ст.72 УК РФ в новой редакции) пока неясно, как правильно пересчитывать срок нахождения под домашним арестом в срок лишения свободы. В законе указано: «Время нахождения под домашним арестом засчитывается в срок нахождения лица под стражей до судебного разбирательства и в срок лишения свободы из расчёта два дня нахождения под домашним арестом за один день содержания под стражей или лишения свободы». Вариантов трактовок нормы несколько.

Первый вариант: действует простой коэффициент «два к одному» – два дня домашнего ареста приравнены к одному дню лишения свободы. При таком толковании неясно, зачем было указывать, что срок нахождения под домашним арестом засчитывается в срок нахождения лица под стражей. Например, человек провёл под домашним арестом 6 месяцев. Если на практике будет применяться первый способ расчёта, то в срок лишения свободы зачтут только 3 месяца.

Второй вариант: необходимо сначала пересчитывать срок нахождения под домашним арестом в сроки нахождения под стражей по коэффициенту «два к одному», а затем использовать правила пересчёта, установленные для зачёта сроков нахождения в следственном изоляторе в срок лишения свободы. Например, человек провёл под домашним арестом 6 месяцев, осуждён по ч.2 ст.162 УК РФ к отбыванию наказания в виде лишения свободы в колонии общего режима. Если суды станут придерживаться второго варианта, расчёт будет следующий: 1) 6 месяцев под домашним арестом * 0,5 = 3 месяца в СИЗО, 2) 3 месяца в СИЗО * 1,5 = 4, 5 месяца засчитываются в лишения свободы.

Каким образом будет развиваться ситуация – в ближайшие месяцы покажет практика. Однако уже сейчас судебную практику обвиняемым и осуждённым, а также их адвокатам-защитникам целесообразно формировать в благоприятном для себя ключе.

Применение закона для тех, кто был осуждён до его вступления в силу

Федеральный закон №186-ФЗ от 03.07.2018 года улучшает положение не только тех, кто сейчас находится в СИЗО или под домашним арестом, но и тех, кто уже отбывает наказание. Вступивший в силу приговор может быть пересмотрен на основании ст.10 УК РФ, если осуждённым или его адвокатом будет подано ходатайство об этом.

Важно не пропустить сроки обращения с таким ходатайством. Для тех, кто отбывает наказание в воспитательной колонии и колонии-поселении, этот срок составляет 3 месяца. Те, кто отбывает лишение свободы в колонии общего режима, ограничение свободы, все виды работ или ограничения по военной службе, содержание в дисциплинарной воинской части, должны уложиться в 6 месяцев.

Влияние закона №186-ФЗ на условно-досрочное освобождение

Для тех, кто уже отбывает наказание в виде лишения свободы, применение закона №186-ФЗ от 03.07.2018 года может повлечь приближение срока, предоставляющего право на рассмотрение ходатайств об условно-досрочном освобождении или о замене лишения свободы на другой вид наказания. Для этого целесообразно сначала подать ходатайство о пересмотре приговора на основании ст.10 УК РФ и получить постановление суда с перерасчётом сроков, а затем подавать ходатайство об УДО или о применении ст.80 УК РФ.

За оказанием юридической помощи по уголовным делам (в том числе за составлением ходатайств о пересмотре приговора в порядке ст.10 УК РФ на основании Федерального закона №186-ФЗ, об условно-досрочном освобождении, о замене наказания на более мягкий вид наказания) Вы можете обратиться по телефону 8-910-188-73-21 или написав на электронную почту nikonov@33advokat.ru.

Последнее обновление — Июль 2020

Законодатель определил ряд мер, чтобы расследованию преступлений не создавалось препятствий. Одна из них представлена в виде домашнего ареста привлекаемых к ответственности лиц. Положения, особенности, относящиеся к понятию и правилам его избрания, прописаны в статье 107 УПК РФ.

Что такое домашний арест

Домашний арест – мера принуждения в уголовном процессе, призванная обеспечить предупреждение вероятных помех выяснению истины по уголовному делу. Это одна из наиболее суровых мер пресечения. Ее выбор обусловлен невозможностью применения более гуманной меры, к примеру, залога или подписки о невыезде.

Домашний арест – изоляция от общества подозреваемого/обвиняемого в жилище, где он пребывает на любых правовых основаниях постоянно (в собственном, арендуемом жилище и пр.).

При условии, что он нуждается в стационарном лечении, его могут изолировать в медицинском учреждении. На арестованного также возлагается ряд запретов.

Контролирующие органы

Соблюдение условий и наложенных запретов контролируется специализированным государственным органом – Уголовно-исполнительной инспекцией (УИИ) района, где находится жилище обвиняемого – место ареста.

При необходимости контроль происходит во взаимодействии с другими органами правоохраны и организациями – полицией, Следственным комитетом, учреждениями, оказывающими медицинскую помощь и иными.

Правила зачета в срок наказания

Надо понимать, что домашний арест является мерой пресечения, а не наказанием. Но все же время, проведенное под домашним арестом, впоследствии включается в срок наказания, которое будет назначено приговором.

То есть фактически начало отбывания наказания связано с началом течения срока домашнего ареста. Но этот зачет происходит по определенным правилам – один день лишения свободы это два дня нахождения под домашним арестом.

Такое исчисление стало действовать с июля 2018. Раньше применялся принцип «один к одному».

Каким образом избирается домашний арест

Домашний арест избирает только суд по итогам рассмотрения ходатайства следователя или дознавателя, расследующего преступление.

При этом вопрос о его применении может быть рассмотрен в любой стадии уголовного судопроизводства, то есть как в ходе следствия, так и в процессе рассмотрения судом уголовного дела.

Условия применения

Для того, чтобы домашний арест возможно было применить, по ст. 97 УПК РФ необходимо:

  1. Уголовное дело, где у человека имеется статус подозреваемого или обвиняемого.
  2. Наличие данных, дающих основания сделать вывод о том, что обвиняемый или подозреваемый:
    • будет воздействовать на свидетелей и очевидцев, может избавиться от доказательств или еще каким-либо способом помешает производству по делу;
    • будет и дальше совершать преступления;
    • может скрыться.

Помимо указанных, обязательно по ст. 99 УПК РФ принимаются во внимание и другие обстоятельства:

  1. Тяжесть содеянного преступления.
  2. Сведения о личности, возраст подозреваемого/обвиняемого.
  3. Состояние его здоровья, имеет ли он семью, чем занимается.
  4. Прочие обстоятельства, к примеру, поведение, отношение к содеянному и т. д.

Постановление суда

По итогам рассмотрения ходатайства о домашнем аресте, судом выносится постановление. В нем обязательно описываются условия исполнения, среди них:

  • жилое помещение, в котором будет пребывать подозреваемый/обвиняемый;
  • длительность пребывания под арестом;
  • варианты, как надлежит связываться со следователем, дознавателем и УИИ;
  • запреты, возлагаемые на арестованного.

Длительность домашнего ареста

Если суд сочтет ходатайство о домашнем аресте подлежащим удовлетворению, он может продлиться до 2 месяцев, которые отсчитываются с вынесения постановления.

Максимальные сроки продления

Если расследование невозможно завершить за этот период, домашний арест может продляться также судом в определенном ст. 109 УПК РФ порядке:

0,5 года

До полугода по делам о любых преступлениях.

1 год

До года для обвиняемых в тяжких и особо тяжких деяниях, если расследование особо сложное.

1,5 года

До 1,5 лет в исключительных ситуациях для обвиняемых в особо тяжких преступлениях.

Период, в который лицо было заключено под стражу в СИЗО (следственном изоляторе), входит в срок домашнего ареста. Это означает, что если человек первоначально находился под стражей, а впоследствии эта мера пресечения ему была заменена на домашний арест или наоборот, совокупная их длительность также не может составлять дольше этих пределов. При этом 1 день под стражей учитывают как 2 дня домашнего ареста (ч. 3.4 ст. 72 УК РФ).

Продление домашнего ареста свыше 1,5 лет не допускается. По его истечению обвиняемый незамедлительно освобождается кроме ситуаций, в которых продление срока необходимо:

  1. Для окончания ознакомления обвиняемого с материалами завершенного дела.
  2. Для принятия прокурором (направлять ли дело в суд) или судом (принимать ли к производству) решения по делу.
  3. Для разрешения вышестоящим прокурором или судом жалобы на возврат оконченного дела в орган расследования, если нижестоящий прокурор или суд не посчитает возможным направлять или рассматривать дело.

Основания для продления

Основания для продления срока домашнего ареста такие же, как условия его избрания. Только суды, первоначально назначившие эту меру пресечения, более внимательно и тщательно должны оценивать исключительную надобность ее продления и вероятность применить другую менее ограничивающую в правах меру.

Мнение эксперта Прохорова Анна Подполковник юстиции. Высшее юридическое образование со специализацией по уголовному процессу. На практике следователи и дознаватели редко ходатайствуют о продлении сразу на максимально допустимый срок, а ежемесячно или с другой периодичностью выходят в суд с ходатайствами с целью продлить его на 30 дней или дольше, но в рамках возможного срока.

Отказ в удовлетворении ходатайства

Если суд посчитает основания, приведенные в постановлении о возбуждении ходатайства, приложенные к нему материалы и исследованные обстоятельства не достаточными для домашнего ареста, он отказывает в его удовлетворении. В таком случае судья при наличии оснований может сам применить другую меру в виде:

  1. Запрета определенных действий.
  2. Залога.

Отмена и изменение домашнего ареста

Общие правила для отмены или изменения избранной меры пресечения прописаны в ст. 110 УПК РФ. Из них основные:

  • отмена при отсутствии дальнейшей надобности;
  • изменение на более строгую или более мягкую – при обстоятельствах, описанных в вышеприведенных статьях 97, 99 УПК РФ.

Домашний арест отменяется на основании соответствующего постановления следователя, дознавателя или суда, в производстве которых находится уголовное дело.

Более строгая мера пресечения по отношению к домашнему аресту – только заключение под стражу.

Изменение на эту меру может происходить также исключительно по постановлению суда по ходатайству следователя или дознавателя (в период расследования) или УИИ (во время судебного рассмотрения). Такое решение может быть принято в следующих обстоятельствах:

  1. Несоблюдения условий домашнего ареста.
  2. Несогласия с применением тех. средств контроля.
  3. Умышленного их повреждения, уничтожения, нарушения целостности.
  4. Совершения действий, приводящих к нарушению нормальной работы оборудования.

Запреты при домашнем аресте

Исходя из сути домашнего ареста, подозреваемому или обвиняемому запрещено покидать пределы жилья, которое определено судом как место исполнения этой меры пресечения. Суд при назначении приводит список некоторых ситуаций, в которых:

  • арестованный может выходить из дома (гулять, учиться, работать и пр.), время, когда он может это делать;
  • покидать место домашнего ареста категорически запрещено, к примеру, ночью.

Исчерпывающий перечень прочих запретов для лица, подвергнутого домашнему аресту, перечислен в пунктах 3-5 части 6 ст. 105.1 УПК РФ. Они могут применяться как сразу все, так и некоторые.

Человеку под домашним арестом могут запретить:

  1. Общаться с определенными лицами. Суд указывает сведения, позволяющие определить этих лиц.
  2. Отправлять и получать почтово-телеграфные отправления.
  3. Пользоваться средствами связи и сетью «Интернет». Возлагая такой запрет, суд также указывает ситуации, когда пользоваться ими разрешается, к примеру, при дистанционном обучении для приема-передачи информации.
  4. Просить о расширении разрешенных действий, снятии некоторых из запрещенных, возможно и вполне перспективно, если ранее наложенные ограничения беспрекословно соблюдались, при рассмотрении судом ходатайства о продлении срока домашнего ареста.

Что не может быть запрещено?

Лицо, к которому применен домашний арест, не имеют права ограничить в том, чтобы воспользоваться телефонной связью:

  1. Для вызова скорой медицинской помощи, сотрудников правоохранительных органов, аварийно-спасательных служб, если происходит чрезвычайная ситуация.
  2. Для связи с контролирующим органом, лицом, расследующим дело.

О каждом таком звонке нужно сообщать в УИИ.

Как контролируется исполнение домашнего ареста

Порядок контроля за подозреваемыми и обвиняемыми, подвергнутыми домашнему аресту, утвержден совместным приказом правоохранительных органов и Минюста от 11.02.2016 года. Постановление суда о домашнем аресте незамедлительно направляется в подразделение УИИ по месту, где он будет исполняться.

Получив это постановление УИИ сразу же приступает к контролю за тем, чтобы арестованный находился в установленном ему месте и соблюдал запреты.

Начало контроля

При посещении лица под домашним арестом, уполномоченные сотрудники УИИ проверяют у него документы, наличие паспорта (если он есть, его впоследствии изымает миграционная служба или следователь/дознаватель) и составляют на него анкету. В ходе первичной беседы разъясняются:

  • условия домашнего ареста;
  • возможность изменения ограничений домашнего ареста на более строгую меру пресечения при нарушениях или на более мягкую;
  • право Инспекции беспрепятственно проводить проверки в любое время суток, за исключением ночного и не реже 2 раз в неделю;
  • возможность применения технических средств контроля.

Средства контроля

Для осуществления контроля Инспекцией может приниматься решение о применении технических средств контроля (аудиовизуальных, электронных и иных), оформляемое постановлением руководителя инспекции.

Если это произойдет, человеку под домашним арестом разъясняют ответственность в случае повреждения оборудования, ему передается памятка о мерах безопасности и правилах его эксплуатации, составляется акт приема-передачи устройств.

Перечень и правила использования этих устройств установлены Постановлением Правительства РФ № 134 от 18.02.2013.

Средства персонального контроля

  • Электронный браслет, устанавливаемый на теле. Он предназначен для долговременного ношения (больше 3 месяцев) и имеет защиту от повреждений.
  • Стационарное (устанавливается в жилище – месте домашнего ареста) и мобильное (идет вместе с браслетом) контрольные устройства. Они принимают сигналы с браслета.
  • Ретранслятор – устройство, увеличивающее зону приема сигналов электронного браслета на контрольные устройства. Монтируется в помещении, где мера пресечения исполняется.
  • Персональный трекер – прибор, отслеживающий местоположение, устанавливаемый на теле.

Средства аудиовизуального контроля

Их ставят в жилье, определенном судом местом домашнего ареста, исключительно с письменного согласия проживающих вместе с подозреваемым или обвиняемым лиц. Их могут предоставлять и для слежения в период пребывания вне пределов жилища.

Технические средства

Призванные обеспечивать работу приборов дистанционного контроля, сбор и хранение информации с них.

Необходимые средства контроля устанавливаются уполномоченными сотрудниками Уголовно-исполнительной инспекции, исходя из наложенных судом запретов и технической возможности.

Статистика

Статистические данные свидетельствуют, что домашний арест не столь «популярная» мера пресечения по сравнению с заключением под стражу. Безусловно, что следствию, что суду удобней работать с заключенными под стражу обвиняемыми и подсудимыми. Но все-таки число фактов применения тоже достаточно внушительно.

Так, в первом полугодии прошлого года судами рассмотрено 3 771 ходатайство о домашнем аресте, 3 336 признаны обоснованными и удовлетворены. Для сравнения ходатайств об избрании заключения под стражу в качестве меры принуждения рассмотрено 64 126, положительное решение принято по 54 650. Рассмотрено также 14 309 ходатайств о продлении его срока, 13 703 – удовлетворены. Изменение иной ранее примененной меры на домашний арест имело место в 3 267 случаях.

Вам помогла статья? ДаНет

Любые ограничения негативно сказываются на жизни человека, к которому они применяются. Однако закон предоставляет различные варианты этих ограничений. Они зависят от многих обстоятельств – характера преступления, поведения лица, в преступление которого расследуется и иных. Домашний арест в этом плане – альтернатива заключению под стражей с его полной изоляцией и отсутствием какой-либо возможности вести привычный образ жизни.

Безусловно, чтобы не допустить нарушения своих прав, предоставленных процессуальным законодательством, пользоваться ими в полной мере любому человеку необходима помощь квалифицированного юриста, специализирующегося на защите по уголовным делам.

Рейтинг автора Автор статьи Прохорова Анна 15 лет юридического стажа. Практикующий юрист по вопросам уголовного, уголовно-процессуального, уголовно-исполнительного права. Написано статей 51

МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНЫЙ ЖУРНАЛ «ИННОВАЦИОННАЯ НАУКА» №10/2017 ISSN 2410-6070

заключением дополнительной судебно-психиатрической амбулаторной экспертизы.

В данном случае, учитывая факт, что спор хотя и связан с земельным участком, но не вытекает из земельных отношений, а также то, что при разрешении спора не применяется земельное законодательство, считается, что спор будет относиться к категории гражданско-правовых.

Учет изложенных положений позволит устранить имеющиеся в нормативных правовых актах недостатки, тем самым повысить эффективность правового регулирования земельных отношений.

Таким образом, специфика споров о правах на земельный участок зависит от видов классификации. Список использованной литературы:

4.Земельный кодекс РСФСР (утв. ВС РСФСР 25.04.1991 N 1103-1) (ред. от 24.12.1993) // СПС «Консультант Плюс».

5. Корнеев А.Л. Сделки с земельными участками: Учебное пособие. М., 2006. С. 39.

6. Постановление Пленума Верховного Суда РФ N 10, Пленума ВАС РФ N 22 от 29.04.2010 (ред. от 23.06.2015) «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав» // СПС»КонсультантПлюс».

7. Сыродоев Н.А. Новый Земельный кодекс Российской Федерации // Правоведение. 2002. № 1. С. 7.

9. Федеральный закон «Об обороте земель сельскохозяйственного назначения» от 24.07.2002 N 101-ФЗ//СПС «КонсультантПлюс».

© Фролов С.А., 2017.

УДК 343.2/.7

Я.В. Фроловичев

канд. юрид. наук, старший преподаватель ННГУ им. НИ. Лобачевского, г. Нижний Новгород, РФ

ЗАЧЕТ ВРЕМЕНИ ДОМАШНЕГО АРЕСТА В СРОКИ УГОЛОВНЫХ НАКАЗАНИЙ: ЗАКОНОДАТЕЛЬНАЯ РЕГЛАМЕНТАЦИЯ И СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА

Аннотация

В работе рассмотрены положения уголовного и уголовно-процессуального законов, которыми руководствуются суды при зачете времени меры пресечения в виде домашнего ареста в сроки наказаний. Анализ этих законодательных положений позволил сделать вывод о том, что судебные решения по зачету времени домашнего ареста в сроки наказаний не соответствуют требованиям уголовно-процессуального закона о законности, справедливости и обоснованности приговора. Такой вывод прежде всего обосновывается тем, что действующее уголовное законодательство России не предусматривает положений о зачете времени домашнего ареста в сроки наказаний. Вместе с тем предложено внести дополнения в УК РФ в целях создания отсутствующего до сих пор правового механизма зачета времени домашнего ареста в сроки наказаний.

_МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНЫЙ ЖУРНАЛ «ИННОВАЦИОННАЯ НАУКА» №10/2017 ISSN 2410-6070_

Ключевые слова

Домашний арест, заключение под стражу, содержание под стражей, наказание, уголовное законодательство, уголовно-процессуальное законодательство.

Действующий Уголовный кодекс Российской Федерации (далее — УК РФ), подробно регламентируя правила назначения наказания при наличии определенных оснований (ст. ст. 62, 63:-70, 721), не содержит положений, касающихся зачета времени меры пресечения в виде домашнего ареста в сроки наказа ний. Несмотря на это в сложившейся судебной практике вопрос о возможности зачета времени домашнего ареста в сроки наказаний разрешается положительно, т. е. в срок подлежащего назначению наказания в обязательном порядке засчитывается время, на которое была избрана данная мера пресечения. При этом суды руководствуются положениями ч. 3 ст. 72 УК РФ, п. 2 ч. 10 ст. 109 и п. 9 ч. 1 ст. 308 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации (далее — УПК РФ).

Однако законоположения, которыми руководствуются суды при зачете времени домашнего ареста в срок подлежащего назначению наказания, либо вовсе не содержат предписаний о зачете в сроки наказаний времени домашнего ареста (ч. 3 ст. 72 УК РФ), либо допускают зачет в сроки наказаний времени домашнего ареста, но только при наличии конкретного обстоятельства (п. 2 ч. 10 ст. 109 УПК РФ), либо предписывают решить вопрос о зачете времени домашнего ареста в сроки наказаний без указания порядка такого зачета (п. 9 ч. 1 ст. 308 УПК РФ). В этой связи возникает закономерный вопрос о том, допустимо ли, основываясь на указанных положениях уголовного и уголовно-процессуального законов, учитывать при назначении наказания время, в течение которого лицо, подозреваемое или обвиняемое в совершении преступления, находилось под мерой пресечения в виде домашнего ареста.

Исходя из буквального смысла положений ч. 3 ст. 72 УК РФ во взаимосвязи с положениями п. 2 ч. 10 ст. 109 и п. 9 ч. 1 ст. 308 УПК РФ, можно утверждать, что время домашнего ареста недопустимо засчитывать в сроки наказаний, за исключением случаев, когда в отношении лица, подозреваемого или обвиняемого в совершении преступления, применялись две меры пресечения — домашний арест (ст. 107 УПК РФ) и заключение под стражу (ст. 108 УПК РФ); при этом не имеет значения последовательность применения данных мер пресечения. Иными словами, если к лицу, подозреваемому или обвиняемому в совершении преступления, применялась только одна мера пресечения в виде домашнего ареста, то время нахождения этого лица под домашним арестом не может засчитываться в срок подлежащего назначению наказания. Подтверждением этому являются следующие аргументы.

Во-первых, в соответствии с ч. 3 ст. 72 УК РФ в сроки наказаний засчитывается только время содержания лица под стражей до судебного разбирательства (зачет времени домашнего ареста в сроки наказаний данная норма уголовного закона не предусматривает), которым согласно п. 42 ст. 5 УПК РФ признается пребывание лица, задержанного по подозрению в совершении преступления, либо обвиняемого, к которому применена мера пресечения в виде заключения под стражу, в следственном изоляторе либо ином месте, определяемом федеральным законом (под ним понимается Федеральный закон № 103-ФЗ «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений» (далее — ФЗ № 103), который и определяет в ст. 7 иные места содержания под стражей).

Таким образом, распространение действия положений ч. 3 ст. 72 УК РФ на домашний арест, и, соответственно, зачет его времени, как в случае содержания под стражей, в сроки наказаний, при отсутствии прямого указания на то в уголовном законе является прямым нарушением уголовно-правового принципа законности, запрещающего аналогию в уголовном законе (ч. 2 ст. 3 УК РФ).

Во-вторых, согласно п. 2 ч. 10 ст. 109 УПК РФ в срок содержания под стражей засчитывается время домашнего ареста. Из буквального смысла приведенного законоположения в его взаимосвязи с положениями п. 42 ст. 5 и ч. 21 ст. 107 УПК РФ следует, что п. 2 ч. 10 ст. 109 УПК РФ подлежит применению только в том случае, когда в отношении лица, подозреваемого или обвиняемого в совершении преступления, избирались две меры пресечения — заключение под стражу и домашний арест; подтверждением сделанному умозаключению являются и разъяснения Конституционного Суда РФ и Пленума Верховного Суда РФ. Так, в п. 1.2 Постановления Конституционного Суда РФ от 06.12.2011 № 27-П указано, что, по смыслу п. 2 ч. 10

_МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНЫЙ ЖУРНАЛ «ИННОВАЦИОННАЯ НАУКА» №10/2017 ISSN 2410-6070_

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

и ч. 12 ст. 109 УПК РФ, в срок содержания под стражей — как при первоначальном, так и при повторном избрании заключения под стражу в качестве меры пресечения — засчитывается время домашнего ареста ; в п. 41 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 19.12.2013 № 41 указано, что «…следует учитывать положения части 2.1 статьи 107 УПК РФ, в соответствии с которыми в срок домашнего ареста засчитывается время содержания лица под стражей. Если в разное время к подозреваемому или обвиняемому применялись и домашний арест, и заключение под стражу, совокупный срок указанных мер пресечения независимо от того, в какой последовательности они применялись, не должен превышать предельный срок, установленный статьей 109 УПК РФ для содержания под стражей» (как видно, высшие судебные органы РФ законодательную возможность зачета времени домашнего ареста в срок содержания под стражей либо зачета времени содержания под стражей в срок домашнего ареста связывают с избранием в отношении лица, подозреваемого или обвиняемого в совершении преступления, двух мер пресечения — домашнего ареста и заключения под стражу).

В этом случае время домашнего ареста засчитывается в срок заключения под стражей, а затем совокупный срок данных мер пресечения независимо от того, в какой последовательности они применялись, засчитывается в наказание по правилам ч. 3 ст. 72 УК РФ. Тем самым рассматриваемое положение уголовно-процессуального закона позволяет учитывать время домашнего ареста при назначении наказания, но лишь в качестве составной части срока содержания под стражей, а для этого требуется, чтобы к подозреваемому или обвиняемому в совершении преступления применялись и домашний арест, и заключение под стражу.

Необходимо также отметить, что норма уголовно-процессуального закона о зачете времени домашнего ареста в срок содержания под стражей не подразумевает возможности ее применения в случае, когда в отношении подозреваемого или обвиняемого в совершении преступления лица избиралась только одна мера пресечения в виде домашнего ареста, то есть эта мера пресечения — с учетом указанных выше положений п. 42 ст. 5 УПК РФ и ФЗ № 103 — не может приравниваться к мере пресечения в виде заключения под стражу и, соответственно, не подлежит самостоятельному зачету в сроки наказаний на основании ч. 3 ст. 72 УК РФ.

Однако, несмотря на формальную определенность, точность, ясность и недвусмысленность указанной нормы уголовно-процессуального закона, в судебной практике имеют место случаи произвольного ее применения. Так, например, Судебная коллегия по уголовным делам Московского областного суда своим апелляционным определением от 27 мая 2014 г. изменила приговор Щелковского городского суда Московской области в отношении С.А.А., осужденному за совершение преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 116, ч. 1 ст. 119 УК РФ, что выразилось, в частности, в зачете в срок наказания, назначенного С.А.А., времени нахождения его под домашним арестом в период с 14 декабря 2012 г. по 15 октября 2013 г. (вместо периода времени с 15 апреля по 15 октября 2013 г., который был зачтен в срок наказания Щелковским городским судом Московской области на основании положений п. 2 ч. 10 ст. 109 УПК РФ и ч. 3 ст. 72 УК РФ). Такое решение суд апелляционной инстанции мотивировал следующим. Согласно п. 2 ч. 10 ст. 109 УПК РФ в срок содержания под стражей лица, привлеченного к уголовной ответственности, засчитывается время домашнего ареста. Данное требование закона судом первой инстанции не соблюдено. Как следует из приговора, срок наказания С.А.А. постановлено исчислять со дня вступления приговора в законную силу. В этот срок зачтено время нахождения его под домашним арестом с 15 апреля по 15 октября 2013 г. Между тем мера пресечения С.А.А. в виде домашнего ареста была избрана Щелковским городским судом 14 декабря 2012 г. Соответственно, исходя из положений УПК РФ, весь период времени с 14 декабря 2012 г. по 15 октября 2013 г. должен быть зачтен в срок отбывания С.А.А. наказания .

Анализ приведенного примера из судебной практики показывает, что суд первой инстанции (Щелковский городской суд Московской области) при решении вопроса о зачете времени домашнего ареста в срок наказания использовал так называемый расширительный способ толкования правовых норм, ввиду чего соответствующей норме уголовно-процессуального закона был придан более широкий смысл, чем это вытекает из ее текста. Примечательно, что аналогичный способ толкования правовых норм использовал и суд второй (апелляционной) инстанции (Московский областной суд) при проверке законности, обоснованности и справедливости приговора суда первой инстанции в части зачета времени домашнего ареста в срок наказания.

_МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНЫЙ ЖУРНАЛ «ИННОВАЦИОННАЯ НАУКА» №10/2017 ISSN 2410-6070_

Использование судами в приведенном примере, в том числе и в других подобных примерах, расширительного способа толкования правовых норм применительно к п. 2 ч. 10 ст. 109 УПК РФ представляется неоправданным и, более того, ошибочным, поскольку такие судебные решения приводят к не основанному на законе распространению действия нормы, закрепленной в п. 2 ч. 10 ст. 109 УПК РФ, на случаи, ею не охватывающиеся, и, как следствие, к искажению воли законодателя, нашедшей отражение в содержании рассматриваемой нормы уголовно-процессуального закона. При таких обстоятельствах судебная практика по зачету времени домашнего ареста в сроки наказаний становится неопределенной с правовой точки зрения и противоречивой.

В-третьих, п. 9 ч. 1 ст. 308 УПК РФ предписывает в резолютивной части обвинительного приговора указывать решение о зачете времени предварительного содержания под стражей, если к подсудимому до постановления приговора применялась, в частности, мера пресечения в виде домашнего ареста.

Данное требование уголовно-процессуального закона всего лишь означает, что суд при назначении наказания должен решить вопрос по мере пресечения в виде домашнего ареста, то есть при наличии к тому оснований засчитать либо не засчитать время домашнего ареста в срок наказания, мотивировав при этом свое решение. В противном случае — когда судом такой вопрос не разрешен — речь будет идти о нарушении уголовно-процессуального закона со всеми вытекающими из этого последствиями.

Вместе с тем этот вопрос должен решаться с учетом положений, предусмотренных п. 42 ст. 5, п. 2 ч. 10 ст. 109 УПК РФ, ч. 3 ст. 72 УК РФ и ФЗ № 103. Поэтому, если в отношении лица избиралась лишь одна мера пресечения в виде домашнего ареста, то суд, руководствуясь указанными положениями уголовно-процессуального и уголовного законов, ФЗ № 103, должен принять решение о невозможности зачета времени домашнего ареста в срок наказания.

Таким образом, обобщая аргументы, приведенные в обоснование позиции о недопустимости зачета времени домашнего ареста в сроки наказаний, за исключением случаев, когда в отношении лица, подозреваемого или обвиняемого в совершении преступления, применялись две меры пресечения -домашний арест и заключение под стражу, можно констатировать, что судебные решения о зачете времени домашнего ареста в срок подлежащего назначению наказания (при условии, что наряду с домашним арестом не избиралась мера пресечения в виде заключения под стражу) не соответствуют предусмотренным ч. 1 ст. 297 УПК РФ требованиям, согласно которым приговор суда должен быть законным, обоснованным и справедливым (приговор признается законным, обоснованным и справедливым, если он постановлен в соответствии с требованиями данного Кодекса и основан на правильном применении уголовного закона — ч. 2 ст. 297 УПК РФ), а также в нарушение конституционного принципа справедливости ставят лиц, находящихся под домашним арестом, в одинаковое положение с лицами, заключенными под стражу и находящимися в связи с этим в условиях изоляции от общества, сопоставимых по степени тяжести с условиями отбывания наказания в виде лишения свободы.

В этом смысле возникает вопрос, чем же вызвано формирование такой судебной практики по мере пресечения в виде домашнего ареста, тем более что, выходя за рамки предписаний п. 42 ст. 5, п. 2 ч. 10 ст. 109 УПК РФ и ч. 3 ст. 72 УК РФ во взаимосвязи с ФЗ № 103, суды тем самым неправильно применяют как уголовное, так и уголовно-процессуальное законодательство.

Формирование такой судебной практики по мере пресечения в виде домашнего ареста, по нашему мнению, во многом обусловлено правовой позицией Конституционного Суда РФ, выраженной в его Постановлении от 06.12.2011 № 27-П. В нем Конституционный Суд РФ, в частности, разъяснил, что домашний арест и заключение под стражу в действующей системе правового регулирования связаны с принудительным пребыванием подозреваемого, обвиняемого в ограниченном пространстве, с изоляцией от общества, прекращением выполнения служебных или иных трудовых обязанностей, невозможностью свободного передвижения и общения с неопределенным кругом лиц, т.е. с непосредственным ограничением самого права на физическую свободу и личную неприкосновенность, а не только условий его осуществления. В силу этого применение таких мер пресечения должно осуществляться с соблюдением предусмотренных Конституцией РФ гарантий обеспечения данного права, схожих между собою по своим сущностным характеристикам (п. 3).

_МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНЫЙ ЖУРНАЛ «ИННОВАЦИОННАЯ НАУКА» №10/2017 ISSN 2410-6070_

Правовая позиция Конституционного Суда РФ, нашедшая отражение в его Постановлении от 06.12.2011 № 27-П, на наш взгляд, вовсе не означает, что положения уголовного закона о зачете времени содержания под стражей в сроки наказаний должны распространяться на домашний арест, и особенно в тех случаях, когда домашний арест — единственная мера пресечения, избранная в отношении лица, подозреваемого или обвиняемого в совершении преступления.

Дело в том, что выявленные Конституционным Судом РФ сущностные признаки домашнего ареста и заключения под стражу всего лишь указывают на очевидные сходства между этими мерами пресечения, которые сами по себе, без учета конкретного их содержания, не могут быть безусловным основанием для проведения аналогии между домашним арестом и заключением под стражу.

Более того, УПК РФ не предусматривает распространение на домашний арест ограничений, устанавливаемых лицам, содержащимся под стражей (следует отметить, что на это обстоятельство указывал и Конституционный Суд РФ в п. 4 Постановления от 06.12.2011 № 27-П), а принципиальное отличие заключения под стражу от домашнего ареста состоит в том, что в первом случае лицо, подозреваемое или обвиняемое в совершении преступления, находится в изоляции от общества в следственном изоляторе (ст. ст. 8, 15, 16 ФЗ № 103), т. е. перемещается из привычных для себя условий пребывания в специализированное учреждение, в котором установлены определенные правила внутреннего распорядка, а во втором случае -находится в полной либо частичной изоляции от общества в жилом помещении, в котором это лицо проживает в качестве собственника, нанимателя либо на иных законных основаниях (ч. 1 ст. 107 УПК РФ), т. е. в привычных для себя условиях пребывания. В этой связи заслуживает поддержки позиция О.В. Воронина о том, что «…условия и порядок исполнения (отбывания) принудительной изоляции являются основным критерием отнесения той или иной меры к числу пенитенциарных (в данном случае (речь идет о домашнем аресте — Я.Ф.) отсутствуют такие важные признаки, как водворение в специальные условия и отбывание этой меры совместно с иными лицами)» .

Таким образом, правовая позиция Конституционного Суда РФ, выраженная в его Постановлении от 06.12.2011 № 27-П, при отсутствии конкретного законодательного механизма зачета времени домашнего ареста в сроки наказаний не может служить веским основанием, позволяющим судам засчитывать время этой меры пресечения в сроки наказаний.

Между тем важно отметить, что зачет времени домашнего ареста в сроки наказаний должен быть законодательно урегулирован. Регламентация зачета времени домашнего ареста в сроки наказаний на законодательном уровне продиктована необходимостью создания отсутствующего до сих пор правового механизма, обеспечивающего в соответствии с принципами законности и справедливости дифференцированный подход к определению сроков наказаний, подлежащих отбытию лицами, находившимися под домашним арестом или содержавшимися под стражей до судебного разбирательства.

Исходя из этого и с учетом вышеуказанного представляется целесообразным дополнить ст. 72 УК РФ ч. ч. 31, 41 и 51 в следующей редакции:

«31. Время нахождения лица под домашним арестом до судебного разбирательства засчитывается в сроки лишения свободы, принудительных работ, содержания в дисциплинарной воинской части и ареста из расчета два дня за один день, ограничения свободы — один день за один день, исправительных работ и ограничения по военной службе — один день за два дня, а в срок обязательных работ — из расчета один день нахождения под домашним арестом за восемь часов обязательных работ.

41. Время нахождения лица под домашним арестом до вступления приговора суда в законную силу и время отбытия лишения свободы, назначенного приговором суда за преступление, совершенное вне пределов Российской Федерации, в случае выдачи лица на основании статьи 13 настоящего Кодекса засчитываются из расчета два дня за один день.

51. При назначении осужденному, находившемуся под домашним арестом до судебного разбирательства, в качестве основного вида наказания штрафа, лишения права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью суд, учитывая срок нахождения под домашним арестом, смягчает назначенное наказание».

В заключение следует подчеркнуть, что до внесения соответствующих изменений в ст. 72 УК РФ время

МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНЫЙ ЖУРНАЛ «ИННОВАЦИОННАЯ НАУКА» №10/2017 ISSN 2410-6070

домашнего ареста подлежит зачету в сроки наказаний только в случае, если в отношении лица избирались две меры пресечения — домашний арест и заключение под стражу. Список использованной литературы:

3. О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений: федер. закон от 15 июля 1995 г. № 103-Ф3 (в ред. от 28.12.2016). Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс».

4. По делу о проверке конституционности статьи 107 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в связи с жалобой гражданина Эстонской республики А.Т. Федина: постановление Конституционного Суда Рос. Федерации от 06.12.2011 № 27-П. Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс».

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

5. О практике применения судами законодательства о мерах пресечения в виде заключения под стражу, домашнего ареста и залога: постановление Пленума Верховного Суда Рос. Федерации от 19.12.2013 № 41 (в ред. от 24.05.2016). Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс».

6. Апелляционное определение Московского областного суда от 27 мая 2014 г. по делу № 22-2716/2014. Документ опубликован не был. Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс».

© Фроловичев Я.В., 2017

Удк 341

М.Г. Шохметова

Научный сотрудник, магистр права ТОО «Консалтинговая группа «Болашак» г. Астана, Казахстан

ПРАВОВЫЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ ПРИ ИСПОЛЬЗОВАНИИ ТЕПЛОЭНЕРГЕТИЧЕСКИХ

РЕСУРСОВ В ЦЕЛЯХ ОХРАНЫ ОКРУЖАЮЩЕЙ СРЕДЫ ОТ ВРЕДНЫХ ВЫБРОСОВ В КАЗАХСТАНЕ В СВЕТЕ СОТРУДНИЧЕСТВА В РАМКАХ ЕАЭС

Аннотация

Статья направлена на освещение правового поля государств ЕАЭС в рамках энергетического сотрудничества и экологической безопасности.

Ключевые слова

Энергетика, экология, окружающая среда, Республика Казахстан, ЕАЭС

Сотрудничество Республики Казахстан в рамках Евразийского экономического союза (ЕАЭС) основано на целом ряде международных договоров и соглашений. Центральным среди них является Договор о ЕАЭС, в котором достаточно весомый раздел XX посвящен вопросам энергетики, вопросам взаимодействия стран-членов в энергетической сфере. Сотрудничество государств-членов выражается в формировании общего электроэнергетического рынка ЕАЭС, в обеспечении доступа заинтересованных лиц к услугам субъектов естественных монополий в сфере энергетики; в обеспечении доступа к услугам субъектов естественных монополий в сфере транспортировки газа; в создании общих рынков нефти и нефтепродуктов ЕАЭС.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *