Калининградская область анклав

Калининградский анклав — западная область России, которая в ближайшем будущем окажется в окружении стран-членов ЕС и НАТО. Единственный российский анклав расположен на исторических рубежах взаимодействия немецкой, польской, литовской, белорусской и русской культур. Если бывшая Восточная Пруссия была одним из интеллектуальных центров Реформации и важной житницей Германии, то в составе Советского Союза регион превратился в западный военный форпост с более низкой, чем в прошлом культурой хозяйства. Калининград не смог стать мостом между Западом и Востоком, «европейским Гонконгом». Несмотря на специальные режим преференций свободной зоны «Янтарь», России не удалось создать здесь благоприятный инвестиционный климат. Основу экономики составляет приграничная (контрабандная) торговля и мелкий бизнес. Калининградская СЭЗ стала черной приграничной дырой российского бюджета. Власть показала полное бессилие в борьбе с контрабандой. Из-за масштабов воровства банкротство постигло крупнейший в мире комбинат по добыче и переработки янтаря. Объемы краденой продукции привели к значительному снижению цен на мировом рынке янтаря, 90 % которого добывается в Калининградской области.

По основным макроэкономическим показателям и качеству жизни этот российский анклав значительно уступает соседним странам, что может вызвать в будущем не только социальные потрясения. И если в населении анклава доминируют православные русские, это не исключает возможности изменения в будущем его политического статуса. Несоответствие между потенциальными возможностями коммуникационных функций места и неспособностью российской власти использовать выгоды геостратегического положения не могут оставаться вечными. В Германии популярна концепция создания нового «Ганзейского союза Балтии» с включением в него «Еврорегиона Кенингсберг» и последующим принятием в ЕС. После создания для этого политических, экономических и юридических условий. Автономный статус с режимом свободной экономической зоны должен быть согласован с российским правительством. Регион мог бы стать мостом между немцами, русскими и «русскими немцами», переселенными из других российских областей. В Литве известна идея «деколонизации» Малой Литвы или Караляучюсского (Кенигсбергского) края, оккупированного Россией. В самой Калининградской области имеется сепаратистское движение по созданию Балтийской республики в составе России и со статусом члена ЕС.

Совершенно очевидно, что российская власть показала полную неспособность решить проблему Калининградского анклава и создания здесь Гонконга на Балтике.

Геоэкономический словарь-справочник. — Одесса: ИПРЭЭИ НАНУ. В. А. Дергачев. 2004.

Россия — самое большое государство мира. Многие не могут понять, каким образом оно управляет Калининградом? Почему Калининградская область является анклавом России? Откуда у страны появились эти земли и зачем они ей нужны?

Для начала заглянем в историю становления государства. Как только СССР выиграл Вторую мировую войну (фактически в одиночку), мир собрал всем известную Потсдамскую конференцию. На ней был принят ряд решений. Одно из таковых — исчезновение Восточной Пруссии, которая только на тот момент была уничтожена со всех географических карт. Каким образом? 2/3 части государства отошло к Польше, а вот все остальные земли оказались под юрисдикцией СССР, включая Кёнигсберг. Сразу после распада СССР, правительство России приняло решение и дальше вести текущую деятельность Калининграда.

Калининградская область — анклав России, но официально таковым его назвать нельзя. Почему? Основное определение анклава: территории определенного государства, которые окружены одной страной. А данную область окружают сразу несколько государств (Польша и Литва).

Зачем России область, которая не граничит с государством? С точки зрения технической тяжело следить за таким регионом. Все-таки Калининград по факту можно назвать Европой. Люди привыкли проживать там по другим законам. Да и если посмотреть на этот небольшой кусочек территории, он гораздо приятнее и красивее. Отдать область какой-либо стране — глупость. Учитывая политические, экономические и государственные интересы, России ни в коем случае нельзя отдавать данный регион. Хотя бы потому, что нашим предкам пришлось положить миллионы людей во Второй мировой, в итоге после которой нам ничего не досталось. Надеемся, что Калининград будет и далее продолжать развиваться под руководством огромной России.

А как же подобная территория государства называется в реальности?

Калининградская область является самым западным регионом Российской Федерации. Область отделена от основной территории России сразу несколькими государствами. Если Вы захотели добраться туда сухопутным путём то сначала необходимо пересечь границу с Белоруссией, а потом еще проехать через территорию Литвы. Можно добраться и более северным маршрутом, но там тоже придётся пересечь две границы — латвийскую и опять литовскую.

В новостных лентах и в разговорной речи Калининград часто называют российским анклавом. Если просмотреть свежие новости по данному запросу, то без труда можно встретятся фразы подобного типа:

«Беспокойство властей Швеции вызывает близость Калининграда — «военного анклава РФ». («Росбалт») «Будучи изолированным от остальной территории страны анклавом, Калининград представляет собой одновременно и сильную сторону, и слабость России». («Репортер») «Учения будут проводиться у берегов Калининграда, российского анклава на Балтике, зажатого между Польшей и Литвой» («Свободная пресса»)

И очень большое количество подобного — примеры при желании можно приводить до бесконечности. А по факту никаким анклавом Калининградская область не является, это заблуждение. Вчитываемся внимательно в определение анклава: часть территории государства, полностью окруженная территорией другого государства.

К примеру анклавами можно называть кусочки Узбекистана и Таджикистана, которые находятся внутри Киргизии. Также анклавами являются государства Лесото, Сан-Марино, Ватикан.

В случае с Калининградской областью никакого полного окружения нет. Субъект РФ граничит сразу с двумя государствами — Польшей и Литвой. А потому и является… эксклавом. Эксклав — регион, отделенный от основной территории страны и окруженный более чем одним государством.

Если быть совсем уж точным, то Калининградская область даже эксклавом нельзя назвать. Она имеет выход к морю. Для подобных случаев предусматривается еще один термин — полуэксклав.

ПОЛИТОЛОГИЯ И СОЦИОЛОГИЯ

УДК.338.24(470.26)

А.П. Клемешев

ЭКСКЛАВНОСТЬ КАК ФАКТОР РАЗВИТИЯ КАЛИНИНГРАДСКОЙ ОБЛАСТИ

В условиях глобализации возрастает роль регионов как акторов политического и экономического пространств. Эксклавный Калининградский регион может играть важную роль в российско-европейском диалоге благодаря развитию трансграничного сотрудничества на Балтике. Он выступает как «коридор развития», соединяющий другие регионы России с зарубежной Европой.

Понятия «анклав» и «эксклав» широко употребляются в различных науках (биологии, географии, сельском хозяйстве и землепользовании, международном праве и др.). Одно из лучших определений этих понятий принадлежит экономико-географу Э.Б. Алаеву. По его мнению, «территориально разобщенный участок какого-либо «таксона», если он не «тянет» на самостоятельное признание, носит наименование (по отношению к материнскому таксону) эксклав, а по отношению к окружающей его территории — анклав» . Ряд авторов, однако, в отличие от Алаева полагают, что анклав должен быть полностью окружен иностранными владениями или иностранной территорией . Для анклавных территорий, имеющих выход к морю, иногда применяется термин полуанклав . Соответственно, если такая территория рассматривается по отношению к «своему» государству, можно говорить и о полуэксклаве. А общей для всех этих понятий может служить категория «анклавная территория». Их общее количество достаточно велико. Ю.М. Зверев, например, насчитывает 270 анклавных территорий, в том числе 6 государств и 273 территории, не имеющие государственного статуса .

Полагаем, что детальная классификация, которая может быть еще более усложнена, полезна при сравнительном анализе анклавных территорий . Но для практических целей достаточно различать анклавы (по отношению к «чужим» территориям как внедрения в них) и эксклавы (применительно к той территории, к которой принадлежит сам эксклав).

С 6 сентября 1991 г., с признанием независимости Литвы Советским Союзом, эксклавом СССР, а после его распада — эксклавом Российской Федерации стала Калининградская область. Это наиболее крупная территория такого класса (15,1 тыс. км2). Для сравнения: азербайджанская автономная республика Нахичевань имеет территорию около 5,5 тыс. км2, ангольская провинция Кабинда — 7,3 тыс. км2. Крупнее,

Вестник РГУ им. И. Канта. 2005. Вып. 3. Сер. Гуманитарные науки. С. 34-41.

и намного (более чем в сто раз), Калининградской области только Аляска. Но основная часть ее территории — это арктическая и субарктическая пустыня и высокогорные районы, не имеющие постоянного населения. Абсолютное же большинство анклавов и эксклавов мира имеют небольшие размеры — в лучшем случае несколько сотен квадратных километров, а то и десятки гектаров.

Калининградская область РФ является самым населенным эксклавом в мире — 955 тыс. человек (по данным Всероссийской переписи населения 2002 г.). Сравним: в Нахичевани, по переписи 1989 г., проживало около 294 тыс. человек, население Кабинды — менее 200 тыс. человек и т. д. И даже в таком гигантском по территории фрагменте США, как Аляска, проживает только около 650 тыс. человек.

Кроме того, из всех анклавов (эксклавов) Калининградская область, по-видимому, имеет и наиболее диверсифицированную структуру экономики. Остальные, даже относительно крупные эксклавы, более узко специализированы. Так, основу экономики Кабинды составляет добыча нефти на континентальном шельфе. Дубровник является прежде всего центром международного туризма. Нахичевань специализируется на сельском хозяйстве и пищевой промышленности. Экономика Аляски, крупнейшего по экономическим масштабам эксклава в мире (валовой региональный продукт — 28 млрд долларов в 2000 г.), ориентирована на добычу и первичную переработку сырья (в первую очередь нефти) и обслуживание американских военных баз.

Однако главное отличие Калининградской области от других анклавных (эксклавных) территорий заключается в ее геополитическом положении. Российская область с 1 мая 2004 г. стала анклавом расширившегося Евросоюза. В этом плане ситуация, в которой оказался российский эксклав на Балтике, уникальна. Конечно, внутри ЕС есть изолированные анклавные и полуанклавные страны — Андорра, Сан-Марино, Ватикан, Монако, окруженные территорией того или иного иностранного государства. Не входит в ЕС и полностью окруженная этой интеграционной группой Швейцария. Но это все суверенные государства, самостоятельно выстраивающие свои отношения с ЕС. Калининградская же область — субъект федеративного государства, что изначально предопределяет иной характер проблем, стоящих перед этой территорией, и иные механизмы их решений.

Своеобразие Калининградской области заключается и в том, что после принятия Литвы 29 марта 2004 г. в НАТО Калининградский регион стал российским эксклавом внутри этого военно-политического блока. При этом следует отметить, что расширение НАТО (с учетом изменившегося формата отношений России с этой организацией и изменений самого блока НАТО) принесло Калининградской области меньше проблем, чем расширение ЕС. Более того, Калининградская область становится одной из зон сотрудничества Россия — НАТО. Так, в июне 2004 г. Россия и НАТО провели в регионе совместные учения по борьбе с терроризмом. Тем не менее геополитическое положение области «внутри» НАТО потенциально может стать источником противоречий и конфликтов (в случае гипотетического ухудшения отношений Россия — НАТО).

Эксклавность как фактор, определяющий все основные проблемы жизнедеятельности и развития Калининградской области, осознана пока в недостаточной степени. На переднем плане обсуждения находятся проблемы транспортных коммуникаций через территории зарубежных стран при сообщении области с основной частью страны. Не менее важными являются внутри- и внешнеполитические, а также социокультурные проблемы развития российского эксклава на Балтике.

В теоретическом плане проблема эксклавности не проработана. При попытке найти аналогии в истории становится ясно, что имеющимся историческим опытом воспользоваться трудно. Слишком невелико количество прецедентов, к тому же многие из них, в том числе и в Европе (Восточная Пруссия между мировыми войнами, Западный Берлин1), внушают мало оптимизма.

В какой-то мере может помочь зарубежный опыт управления подобными Калининградской области эксклавными территориями. Но и здесь мы сталкиваемся, во-первых, с неразработанностью теории эксклавов; во-вторых, с существенной спецификой большинства из таких территорий по сравнению с Калининградской областью; в-третьих, с конфликтогенностью многих из них (Северная Ирландия, Гибралтар, Нахичевань, Кабинда, бывшие до недавнего времени эксклавами Гонконг, португальские колонии в Индии и Аомынь).

Эксклав представляет собой «чистый» регион, в котором как бы накладываются и совпадают различные определения региона в качестве социально-территориального феномена. На примере эксклавной территории мы имеем уникальный случай становления регионально-государственно-международной социально-экономической системы

жизнедеятельности человека и общества в условиях, когда для региона значимым становится комплекс проблем глобального развития. Проблемами современной Калининградской области, в частности, являются асимметрии экономического развития, деградация окружающей природной среды, социальная дифференциация, проблемы многоуровневого согласования интересов, трансакций и внешних воздействий, привлечения и эффективного использования инвестиций и т. д.

Все эксклавы (анклавы) в силу их оторванности от основной территории соответствующей страны и соседства с зарубежными государствами в той или иной степени относятся к конфликтогенным территориям. В том числе и территория нынешней Калининградской области еще до ее передачи СССР в течение многих лет была эксклавом, и здесь разворачивались весьма острые политические конфликты, в том числе приводившие к войнам.

В этом отношении можно согласиться с К. Веллманном из Шлезвиг-Гольштейнского института исследований мира при Кильском университете, выполнившим в Калининградской области ряд исследовательских проектов и претендующим на хорошее знание ситуации в регионе. Он считает, что российский эксклав на Балтике — Калининградская область

— может стать конфликтогенным регионом в связи с наличием здесь зна-

1 Хотя Западный Берлин юридически не был частью ФРГ, но фактически он таковой являлся.

читального конфликтного потенциала, в том числе из-за расширения ЕС и НАТО. По его мнению, при определенных условиях (если найдутся заинтересованные в этом силы) Калининградская область может превратиться в еще один конфликтный узел . Необходим мониторинг ситуации, чтобы предотвратить конфликт до его эскалации.

Мировой опыт показывает, что для благополучного существования и развития анклавной (эксклавной) территории как минимум требуется следующее.

1. Признание Правительством страны специфики положения региона, что требует отражения в законодательстве и особого порядка управления. Со своей стороны региональное сообщество ограничивает претензии исключительно вопросами обеспечения оптимальных условий для хозяйственной деятельности, не выдвигая требований автономистского и сепаратистского плана.

2. Корректные отношения с сопредельными государствами, прочные экономические, культурные и гуманитарные связи с их населением.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

3. Открытость экономики и активное участие в международном разделении труда.

4. Более высокая степень самостоятельности местных властей в принятии оперативных управленческих решений в социально-экономической сфере и в сфере внутреннего самоуправления территории.

5. Благожелательное внимание и реальная поддержка со стороны «своего» государства, четкое разделение функций между центральным Правительством страны и региональной властью, что обеспечит баланс региональных и общегосударственных интересов.

Условия не только развития, но и жизнеобеспечения Калининградской области достаточно сложные. Расстояние по прямой от границы Калининградской области до другой ближайшей российской области — Псковской — превышает 370 км. Для того чтобы попасть сухопутным путем из Калининграда в Москву, нужно пересечь территории двух независимых государств — Литвы и Белоруссии. С 2003 г. введен визовый режим посещения Литвы калининградцами и так называемый Упрощенный транзитный документ при транзите пассажиров между областью и остальной Россией (с 2005 г. требуется уже и заграничный паспорт). При транзите грузов необходимо оформление таможенных документов.

С превращением Калининградской области в эксклав вокруг региона вновь обострилась конфликтная ситуация. Смягчить ее остроту, уменьшить эксклавные затраты и обеспечить реструктуризацию экономики региона в соответствии с изменившимися условиями помог режим сначала свободной, затем Особой экономической зоны, а также целевая финансовая поддержка центра.

Экономика Калининградской области за относительно короткий исторический период (с 1945 г.) уже неоднократно подвергалась основательной реструктуризации. Сначала разрушенная войной рыночная экономика Восточной Пруссии бытла заменена на плановую административно-командную. Затем в регионе в сжатые сроки быпл создан мощный рыбопромышленный комплекс, существенно изменивший индустриальный, а вслед за тем и социально-экономический облик области. В 1970-е годы получил развитие машиностроительный комплекс, а в сельском хозяйстве в дополнение к прежнему молочно-мясному ско-

товодству были созданы птицеводческие фабрики и крупные свиноводческие комплексы. В начале 1990-х годов вслед за распадом СССР, становлением в стране переходной экономики и введением в регионе режима свободной экономической зоны (СЭЗ) «Янтарь» произошла частичная деиндустриализация территории и развитие многих отраслей промышленности было вообще поставлено под сомнение. Но затем, после 1998 г., практически тот же хозяйственный режим в условиях действия принятого в 1996 г. закона «Об Особой экономической зоне в Калининградской области» привел к становлению новой региональной экономики, во многом ориентированной на импортозамещение.

Проблемы и перспективы Калининградской области являются предметом постоянного мониторинга в России и Европе. Дискуссию относительно развития региона активизируют процессы европейской интеграции. С превращением области 1 мая 2004 г., после вступления Польши и Литвы в ЕС, в анклав внутри Европейского союза проблемы ее развития вновь видоизменяются. После вступления сначала Польши, а в 2004 г. и Прибалтийских стран в НАТО область стала и российским анклавом в окружении стран, входящих в эту военно-политическую организацию. Определенные изменения вскоре произойдут и в связи с предстоящим вступлением России во Всемирную торговую организацию. Поэтому Российская Федерация должна предпринять дополнительные меры для жизнеобеспечения своего эксклава в новых условиях и предотвращения угрозы того, что Калининградская область станет депрессивным регионом, изолированным от основной части страны внутри развивающегося Евросоюза.

Особое геополитическое и геоэкономическое положение области нельзя не учитывать в разработке и проведении российской политики

— как внутренней, так и внешней. И это действительно учитывается и Президентом, и Правительством, и Федеральным Собранием России. Калининградская область — единственный субъект Федерации, на территории которого действует режим Особой экономической зоны и одновременно федеральная целевая программа «Развитие Калининградской области на период до 2010 года». В переговорном процессе Россия — ЕС, касающемся вопросов партнерства и кооперации, калининградская тематика также занимает видное место.

Однако до настоящего времени не принят новый закон «Об Особой экономической зоне в Калининградской области», необходимость которого признается большинством экспертов и политиков как в регионе, так и в Центре, поскольку действующий закон уже не вполне соответствует быстро меняющимся внешним условиям развития региона. Федеральная целевая программа развития области выполняется не в полной мере. Не заключено и соглашение «Россия — ЕС» по поводу Калининградской области.

Сама необходимость подготовки документов, касающихся области, на федеральном и международном уровнях подчеркивает сложность обеспечения жизнедеятельности и развития эксклавного российского региона. Еще более подтверждают это трудности, возникающие при обосновании таких документов. Помимо сложного геополитического и геоэкономического положения региона, проблемы обусловлены изменчивостью внешних условий. С одной стороны, речь идет о дина-

мичных процессах становления рыночной экономики, новой политической среды и федеративных отношений в России, а с другой — о расширении Европейского союза (которым: в своем новом составе еще не полностью определил специфику отношений с Россией, в том числе применительно к Калининградской области).

Ситуация для Калининградской области усложняется и тем, что ожидаемое вступление России в ВТО может привести, во-первых, к отмене режима ОЭЗ как не соответствующего требованиям этой организации — если иное не будет предусмотрено в результате переговоров, ведущихся российскими представителями об условиях вступления России в ВТО. Во-вторых, снижение импортных тарифов после вхождения Российской Федерации в ВТО уменьшит эффективность нынешнего режима свободной таможенной зоны как фактора развития импорто-замещения в регионе (правда, это произойдет не сразу, а после некоторого переходного периода).

Изменчивость внешней среды затрудняет разработку долговременной стратегии развития эксклавного российского региона на Балтике.

Калининградская область принципиально выделяется среди всех субъектов Российской Федерации. Правда, есть мнение, что она может быть поставлена в один ряд со многими окраинными территориями России (такими, как Сахалин, Камчатка и пр.); сторонники такой точки зрения предлагают подготовить специальный документ, касающийся таких территорий . Но удаленность и эксклавность — разные категории. Жителям Камчатки не требуется разрешение зарубежных стран для того, чтобы отправиться на «материк». Здесь не возникнет международных конфликтов, связанных с транзитом пассажиров и грузов, хотя государству и приходится платить ее жителям надбавки к зарплате.

Удаленность — категория экономическая, а эксклавность — политическая. Поэтому для Калининградской области и требуются не только особым: экономический режим (его обеспечивает сейчас закон об ОЭЗ), но и специфика организации управления регионом, федеральная политика по отношению к области, международное соглашение об условиях ее жизнедеятельности. То есть подход к решению проблем жизнеобеспечения и развития эксклавного российского региона должен быгть более комплексным, учитывающим все многообразие переплетающихся здесь интересов — общероссийских, региональных, международных.

Проведенный анализ исторического развития нынешней территории Калининградской области и аналогии с другими анклавами показывают, что эксклавность — это всегда потенциально конфликтная ситуация и очень часто конфликт, причем нередко возможно его перерастание в вооруженный конфликт. И разрешение конфликтов, обусловленных наличием эксклавов, крайне сложно. Более того, в отношении территории нынешней Калининградской области конфликт, возникший с завоеванием Тевтонским орденом прусских (а затем и части польских) земель, так и не разрешен до настоящего времени. И его разрешение будет возможно только тогда, когда будет достигнута общеевропейская политическая общность, а на смену межгосударственным все в большей мере будут приходить межрегиональные отношения.

Проблема обеспечения устойчивого и динамичного развития Калининградской области как эксклавного субъекта Российской Федерации

многоаспектна. Хотя развитие региона и является внутренним делом Российской Федерации, но если иметь в виду эксклавность региона, возникает целый ряд конкретных вопросов его жизнеобеспечения, требующих международного измерения. Соседи Калининградской области также заинтересованы в том, чтобы из региона не исходила какая-либо угроза дестабилизации ситуации в бассейне Балтийского моря.

С учетом того, что необходимо решить многоуровневые задачи, затрагивающие политические, экономические, социальные, экологические аспекты развития региона в общероссийском и одновременно в Балтийском пространстве, следует институциализировать развивающийся конфликт, обеспечив его нормативное разрешение на международном, российском и региональном уровне. Для того чтобы возродить и усилить привлекательность региона, необходимо стабилизировать механизм особой экономической зоны. На основе принятой в апреле 2003 г. Стратегии социально-экономического развития Калининградской области как региона сотрудничества следует разработать детальную региональную программу, указав цели развития, его источники и приоритеты, гарантии и выгоды инвесторам, а также начать рекламную кампанию — как в других регионах России, так и за рубежом. Необходимо обосновать целенаправленную федеральную политику по отношению к Калининградской области и обеспечить внешнеэкономические и внешнеполитические условия ее развития путем заключения специального соглашения между РФ и ЕС о жизнеобеспечении и развитии этого региона.

На наш взгляд, вместо попыток решить частную задачу — модернизировать «зональный» механизм путем принятия нового закона об ОЭЗ — целесообразно подготовить более широкий закон «Об эксклавной территории Российской Федерации». В этом законе не только должны определяться условия хозяйствования в регионе, но и решаться вопросы социального развития области в российском цивилизационном пространстве, ее взаимоотношений с регионами соседних стран, вопросы управления.

Изменения в управлении регионом должны способствовать формированию соответствующей новым условиям отраслевой структуры экономики путем реализации следующих предпосылок:

— сочетание различных источников финансирования (государственных и частных, отечественных и зарубежных);

— обеспечение налоговых, кредитных, таможенных и др. экономических льгот и гарантий для области, для российских и иностранных инвесторов;

— регулирование этих льгот с учетом интересов экономики России в целом и области в частности (например, при отмене таможенных сборов — обеспечение интересов предприятий региона в перспективных, но пока неконкурентоспособных отраслях в тех случаях, когда ввоз товаров ведет к прекращению их производства в области);

— федеральное финансирование инфраструктуры;

— заключение равноправных, взаимовыгодных, но учитывающих интересы области соглашений РФ с Прибалтийскими странами, Белоруссией, Польшей для сохранения региона в российском экономическом пространстве при одновременном вхождении в балтийское экономическое пространство;

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

— достижение сбалансированного с соседними государствами военного присутствия, заключение коллективного договора о военной безопасности на Балтике со взаимным уменьшением вооруженных сил; конверсия военного производства.

Преодоление недостатков эксклавности означает не постоянную поддержку депрессивного региона со стороны Федерации, а превращение области в динамично развивающийся регион, выполняющий функции «коридора развития» между Российской Федерацией и Европейским союзом .

Федеральная поддержка области как одного из полюсов роста российской экономики, полюса интеграции обеспечит формирование прогрессивной отраслевой структуры региональной экономики. Область в перспективе не только сможет развиваться без субсидирования, но и будет вносить существенный вклад в решение актуальных проблем социально-экономического развития страны благодаря расширению экспортных и импортозамещающих производств, распространению в связи с этим новых технологий, товаров и услуг, передового опыта управления экономикой. Это, в свою очередь, позволит обеспечить надлежащее развитие социальной инфраструктуры, приблизить уровень жизни населения области к показателям развитых стран ЕС, снизить социальное расслоение и повысить степень консолидации общества.

Список литературы

1. Алаев Э.Б. Социально-экономическая география: понятийно-терминологический словарь. М.: Мысль, 1983. С. 69.

2. Винокуров Е. Анклавы в мировой экономике и политике: Опыт последних десятилетий // Мировая экономика и международные отношения. 2002. № 9. С. 83 — 88.

6. Клемешев А.П., Федоров Г.М. От изолированного эксклава — к «коридору развития». Альтернативы российского эксклава на Балтике. Калининград: Изд-во КГУ, 2004.

7. Словарь географических терминов / Под ред. Л. Дадли-Стампа; Пер. с англ. М.: Прогресс, 1975. Т. 1. С. 306.

8. Стратегия социально-экономического развития Калининградской области как региона сотрудничества на период до 2010 года / Администрация Калинингр. области. Калининград, 2003.

Автор Инна Новикова Обновлено: 27.08.2019 17:06 Опубликовано: 03.03.2005 14:16 Политика » Власть » Кремль

На прошлой неделе разразился очередной территориальный скандал. Илья Клебанов чуть не подарил Калининград Евросоюзу. Полпред президента по Северо-Западному округу заявил, что «Калининграду надо придать статус заграничной территории», что в переводе с официального языка означает отмену границы Калининградской области с ЕС и даже вхождение ее в зону евро. Разразился скандал, полетели депутатские запросы, зазвучали официальные комментарии.

За последнее десятилетие Калининград объявляли то площадкой для европейского сотрудничества, то пилотным регионом, то регионом дружбы… Словно в довершение к разразившемуся скандалу на днях очередные региональные сепаратисты объявили о намерении бороться за предоставление Калининградской области статуса республики в составе России.

В связи с активизацией «калининградского вопроса» интерес вызывает позиция Андрея Крайнего — директора Калининградского морского рыбного порта, известного бизнесмена и одного из явных кандидатов Кремля на должность губернатора крайней западной области России. Свою позицию он озвучил одновременно с заявлением Ильи Клебанова, тоже человеком Кремля на Северо-Западе страны, что придаёт калининградской территориальной интриге ещё больше политической остроты. Публицист Инна Коваленко побеседовала с Андреем Крайним. Вот фрагменты из этого интервью.

Калининградскую область в последнее время стало модно называть анклавом. Пожалуй, это допустимо в просторечье, в непрофессиональной лексике, но совершенно неприемлемо в политической терминологии. Как объект международного права и по отношению к другим странам Калининградская область — анклав, а точнее — полуанклав, так как имеет морской берег, порты. Для российской стороны Калининградская область — эксклав. Понимаете, за точностью формулировок кроется, в данном случае, международный статус этой территории. На мой взгляд, совершенно недопустимо жонглировать строгими определениями международного права. Ведь известно, что вначале всегда следует слово. Я опасаюсь, что также легко, как из обиходного языка «анклав» скользнул в профессиональную лексику, так и Калининградская область ускользнёт от России.

Исторически сложилось так, что Калининградская область какая-то чужая. Первые сорок лет, после войны мы даже стеснялись этой области. У нас в учебниках, там, где про административно-географическое деление СССР написано: «РСФСР с Калининградской областью». Чувствуете? Никита Сергеевич Хрущев чуть было не подарил эту область великому немецкому другу Вальтеру Ульбрихту. Славу Богу его удержали, или сам удержался. Поэтому здесь первые сорок лет толком ничего не развивалось. Вытаскивали булыжник и вывозили для укладки мостовых прибалтийских городов. Мы развивали все, кроме Калининградской области, я имею в виду в Прибалтике. Булыжник укладывали в мостовые Риги, Вильнюса, а Калининградская область рассматривалась руководством страны, как база балтийского флота и область, где сосредоточены предприятия военно-промышленного комплекса. А затем и Союз развалился. В результате Калининградская область оказалась отрезанной от территории остальной России.

Долгое время руководству страны не было никакого дела до Калининградской области: область маленькая, никого особенно не волнует. Живут они там как-то и живут. Тем более что область пробавлялась за счет недекларированного ввоза подакцизных товаров — сигарет и алкоголя. К лету 2000 году начали задумываться, что собственно делать с Калининградской областью. С одной стороны, руководство страны внятно заявило, что у нас нет лишней земли, и мы не собираемся ничего раздавать. И стало ясно, что мы не будем продавать или передавать Калининградскую область на каких-то условиях немцам. Но достаточно долго народ пытался сообразить, что мы здесь делаем? Либо, это непотопляемый российский авианосец с базой флота в городе Балтийске. Либо это регион, который не сидит на трансфертах, не дотационный. То есть регион, который в перспективе может стать регионом-донором, успешно и стабильно развиваться.

Есть реальная опасность сепаратизма. Я бы ее не преувеличивал и не преуменьшал. Местные жители сравнивают свой образ жизни не с Пермью и не с Пензой, а с Литвой и с Польшей. И они видят, как далеко за десять лет продвинулись соседи. Даже северные территории Польши, традиционно более бедные, которые к нам примыкают, даже они за десять лет здорово выросли, и благосостояние людей увеличилось. Кроме того, 65 процентов молодых калининградцев ни разу не были в «материковой» части Российской Федерации. Для них большая Россия — это слова. Опросы, проведенные в школах, показали, что, скажем, на вопрос: «Кто был первым космонавтом планеты Земля» 30 процентов школьников ответили — Брюс Уилис. Они фильм «Армагеддон» видели, а кто такой Гагарин не знают. То есть мы можем получить через десять лет поколение людей, которых с Россией ничего не связывает, кроме русского языка и российского паспорта. Но на русском языке и на Брайтон-Бич говорят. Этого маловато для национальной самоидентификации. Для калининградцев, которым сейчас по десять-четырнадцать лет слово «Россия» не наполнено реальным содержанием.

Калининградская область должна быть экономически связана с Российской Федерацией. Это не оторванный анклав, это Россия! А государство надо укреплять. Если мы ставим перед собой задачу сохранить эту территорию в составе страны, то, безусловно, мы должны думать о каких-то преференциях. Те страны, которые имеют зарубежные территории, как, скажем, та же Франция с Корсикой, США с Аляской располагают таковыми.

Я не либеральный экономист и не люблю либералов, поэтому я считаю чушью собачьей идею от «вольного», что невидимая рука рынка расставит все по местам. Есть государственные интересы и если государство будет уходить вот таким образом из экономики, то завтра оно окажется и вне политики.

Сегодняшнюю ситуацию я бы охарактеризовал, как попытки ослабить экономические связи между Калининградской областью и остальной территорией Российской Федерации. Возможно, что многие деятели этого не понимают или пребывают в искренних заблуждениях. У меня нет иллюзий. Я внимательно слушаю, что говорит в последнее время президент Польской Республики г-н Александр Квасьневский , что уже получило название «доктрина Квасьневского». Которая, допустим, рассказывает, что Россию в ЕС надо принимать по частям, а первой в этом списке должна быть Калининградская область. Все это сопровождается словами об усилении интеграции, о мостах какой-то дружбы. Но мы-то с вами понимаем, что это что-то значит, а именно выдачу неких паспортов жителям Калининградской области для свободного проезда, между прочим, в Европу. Получается так: жители Калининградской области обладают некими документами, а жители всей остальной России не обладают. А потом Европа, европейское сообщество потребует от нас (и мы будем вынуждены этому подчинится, так как Калининградская область свободный регион сотрудничества) поставить забор на этой территории России. Граждане остальной России должны будут получать на въезд в Калининградскую область уже настоящую визу в ЕС или в посольстве Литвы. Таким образом, мы потеряем Калининградскую область, она отвалится просто сама.

Понятно, что г-н Квасьневский не сам это придумал. Он близко к тексту цитирует г-на Збигнева Бжезинского, своего соотечественника, известного американского политолога, который в книге «Великая шахматная доска» пишет о том, что существование России — «громадная историческая ошибка и наша миссия эту ошибку исправить». На месте России, продолжает Бжезинский , должно существовать 10-12 самостоятельных государств, каждое из которых тяготеет к определенному центру силы. Например, Зауральские районы к Китаю, Урал к Америке, более западные области к Европе. Вот, что им надо.

Себя не надо обманывать. Никто нас там не любит. Никому мы не нужны. Не потому, что они испытывают какое-то пещерное антироссийское настроение. Дело не в этом. Они опасаются России и опасаются не без основания. Не потому, что Россия страна непредсказуемая. Надо понимать, что есть мировой рынок труда, сырья, всего остального. Есть игроки на этом рынке. Этим игрокам совершенно не нужны сильные конкуренты. Вот и все. Нас просто пытаются вытолкнуть на обочину. По принципу «У вас есть сырье — ну и сидите ровно, поставляйте его нам, а мы вам за это будем давать доллары, на которые вы будете покупать наши товары». Россия для себя таких перспектив не хочет. Руководство России сознательно. Народ, возможно, подсознательно. В любом случае эти перспективы являются для нас неприемлемыми. И поэтому, Калининградская область в ближайшее время может стать ареной жестких дипломатических и экономических столкновений.

Нам надо искать наших естественных союзников, потому что есть политики и есть бизнесмены. Если мы создадим условия, при которых западному бизнесу будет работать в Калининградской области выгодно, то бизнес сам будет заинтересован в соблюдении статуса-кво. Ему не нужна будет Калининградская область в составе Европы. Ему это будет не выгодно экономически. Его будут устраивать российские правила, российские законы. Только эти правила надо отрегулировать, принять необходимые законы. Таким образом, в лице бизнеса, в лице транснациональных корпораций мы получаем союзников.

На западе вовсе не монолитная стена против нас. Надо бреши искать, клинья вбивать. Все это работа для дипломатов. Мы же здесь должны сформулировать для самих себя, что же мы хотим из этой области сделать. Это регион, который занимается импортозамещением! Экспортно-ориентированный регион! Некая Силиконовая долина? Непотопляемый российский авианосец? Здесь я намеренно не ставлю вопроса, потому что убежден, что у России только два союзника: армия и флот. И надо усиливать военное присутствие, поставлять новые корабли для флота. Как там в «Полтавской битве»: «От сель грозить мы будем шведу на зло надменному соседу». Вы понимаете, я сейчас не про шведов.

Пока ни одни из перечисленных вопросов не имеет внятного ответа. На мой взгляд, надо скоординировать Федеральные целевые программы с концепцией развития области и строго придерживаться политики единства Российского государства, мощного и свободного. Такого, чтобы Запад в зависти стиснул зубы и работал с нами как с братом, а не как с малохольным соседом. Сейчас мы должны ясно понять, что мы хотим увидеть здесь через десять лет и через пятнадцать. Надо определиться, поставить себе задачу и работать над ее осуществлением. Ничего в общем сложного.

Темы польша

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *