Кому принадлежат ресурсы?

Пока конспирологи строят заумные логические схемы на не проверяемых аргументах, Путин позволяет себе соврать принародно, открыто, цинично. Чтобы выявить ложь, нет необходимости долго ее проверять — президентская ложь прозрачна и проверяема. На очередной факт хуцпы обратил внимание товарищ burckina_faso (рекомендую его журнал к регулярному чтению).
Итак, Путин сказал на пресс-конференции: по поводу недр: по Конституции, по закону недра принадлежат народу.
Но по Конституции недра не принадлежат народу:
Конституция РФ
Статья 9
1. Земля и другие природные ресурсы используются и охраняются в Российской Федерации как основа жизни и деятельности народов, проживающих на соответствующей территории.
2. Земля и другие природные ресурсы могут находиться в частной, государственной, муниципальной и иных формах собственности.
Да в законе о том, что недра принадлежат народу, ни слова:
Закон РФ «О недрах» от 21.02.1992 N 2395-1
Статья 1.2. Собственность на недра
Недра в границах территории Российской Федерации, включая подземное пространство и содержащиеся в недрах полезные ископаемые, энергетические и иные ресурсы, являются государственной собственностью. Вопросы владения, пользования и распоряжения недрами находятся в совместном ведении Российской Федерации и субъектов Российской Федерации.
Участки недр не могут быть предметом купли, продажи, дарения, наследования, вклада, залога или отчуждаться в иной форме. Права пользования недрами могут отчуждаться или переходить от одного лица к другому в той мере, в какой их оборот допускается федеральными законами.
Добытые из недр полезные ископаемые и иные ресурсы по условиям лицензии могут находиться в федеральной государственной собственности, собственности субъектов Российской Федерации, муниципальной, частной и в иных формах собственности.
То есть, собственность — у государства, но не у народа, а уж пользоваться может кто угодно, а уж добытое из не народных, но хоть государственных, недр, вообще может принадлежать кому угодно.
Итак, Путин простенько и прямолинейно соврал. Все равно вы Конституцию и законы не читали. А если и читали, так что?..

Tags: Путин, ложь, манипуляции, хуцпа

Россия – по-настоящему необъятная страна. Она объединяет множество разных природных и климатических зон. Регионы страны очень сильно отличаются друг от друга. Природно-ресурсный потенциал России необычайно богатый и разнообразный. Благодаря этому она может обеспечить себе все необходимые для внутреннего потребления ресурсы и использовать их для экспорта. Более того, по расчетам ученых, запасами угля, калийных солей, фосфатного сырья и железной руды РФ обеспечена на ближайшие 2-3 столетия.

Россия стоит на первых местах по количеству многих ископаемых в мировом рейтинге. Она богата залежами угля, газа, некоторых цветных металлов, руды и практически всех ресурсов древесины, водных и земельных ресурсов. В этой статье речь пойдет о том, какими же ресурсами обладает Россия и как выстроена экономическая политика в данном вопросе.

Конечно же, в первую очередь мы поговорим о сырьевых и топливно-энергетических запасах нашей страны. Природные богатства России включают большое количество месторождений таких важных ресурсов, как нефть, каменный уголь, природный газ. Также активно добывается олово, алюминий, золото, никель, платина, слюда и множество других материалов.

На сегодняшний день уже известно более 20 тыс. различных месторождений. Если сравнивать Россию с другими государствами по запасам полезных ископаемых, то можно увидеть по-настоящему интересные данные. Наша страна находится на 1 месте в мире по количеству природного газа и на 6 месте по количеству нефтяных запасов. В основном их месторождения находятся в северной части России.

По количеству запасов угля Россия находится на 3 месте – мы имеем 23% все мировых запасов. Существует несколько районов, где ведется активная добыча угля. Отличительной особенностью всех месторождений является сравнительно небольшая себестоимость добычи угля. Она зависит от способа добычи, толщины пласта, качества угля и других характеристик.

На европейской части страны находятся основные месторождения железной руды. Здесь имеются залежи бурой, красной руды, магнитного железняка и др. Особое значение имеют ресурсы земли, воды и леса.

В земельный потенциал страны входит примерно 1709,8 млн. га. Среди них на освоенные земли приходится не менее 20%. По размерам распаханных земель страна расположена на третьем месте после США и Индии. Основная часть пашни приходится на Урал, Северный Кавказ, Поволжье и Западную Сибирь.

Лесные ресурсы – это основа для многих отраслей промышленности страны. Кроме использования их в качестве материалов для производства, они выполняют и ряд других функций. Это, прежде всего, среда обитания человека, которая обогащает воздух кислородом, очищает воды и делает почвы плодородными. Наличие лесных насаждений в какой-то мере определяет климатические условия. Россия имеет почти пятую часть всех запасов древесины в мире.

На территории России расположено около 40 водохранилищ, объем которых более 1 кубического километра. Кроме поверхностных вод, имеются еще и подземные, которые тоже входят в природно-ресурсный потенциал России.

По добыче золота и платины она занимает второе место, а по добыче алмазов и серебра – первое.

И казалось бы, чего нам еще нужно? Разве мы не можем кормить, поить, одевать и отапливать весь мир, рассчитывая на безбедное существование не только свое и своих детей, но и правнуков на много поколений вперед?

Все дело в том, что несмотря на богатейшие запасы природных ресурсов, трудолюбивый и талантливый народ, Россия долгие годы живёт в нищете. В нашей стране сочетание природных ресурсов и качества жизни выглядит так: богатая страна – бедный народ. И на это есть веские причины.

Основная причина всех бед – сырьевой характер развития экономики. Эта модель экономического развития не может обеспечить ни высоких темпов роста благосостояния народа, ни макроэкономической стабильности, ни международной конкурентоспособности российских предприятий, ни национальной безопасности России.

Мы добываем нефть, газ, черные и цветные металлы, лес и «гоним» все за рубеж. Там создается добавленная стоимость, рабочие места, выплачивается заработная плата, а с нее — отчисления на пенсии и платятся налоги. У нас остается испорченная экология и нищета. При этом мы принимаем с вами решения, чтобы наша экономика была более сырьевой. В кризис снижаем налог на добычу полезных ископаемых нефтяникам на 100 млрд рублей, а они выплачивают эти деньги себе в виде дивидендов.

В то же время на поддержку высокотехнологичного экспорта выделяется 6 млрд за 5 лет: в сто раз меньше, чем поддержка нефтяников. А если вспомним, сколько денег мы потратили на поддержку финансового сектора и крупнейших компаний, то это триллионы рублей. Разве это справедливо? Откуда возьмутся инновационные технологии, если мы поддерживаем только сырьевиков и финансистов?

У нас слабо развита переработка нефти и газа. Нашим капитанам бизнеса невыгодно ею заниматься. Их девиз — «Качай и продавай, а деньги в карман!» К примеру, из-за того что мы продаем «сырую» пластмассу, а готовые изделия из нее ввозим, страна ежегодно теряет миллиарды долларов.

Если в основном экспортируется сырье, то это означает, что экономика страны не в состоянии конкурировать с зарубежными странами в создании продукции и услуг потребительского и инвестиционного назначения.

Недостатков от такой модели множество. Во-первых, «сырьевой» модели экономики присуща экономическая нестабильность, периодически приводящая к финансовым и даже социально-политическим кризисам. Соответственно, нежелательно усиление зависимости экономического развития России, а значит – и социально-политической ситуации в ней от уровня мировых цен на нефть. Эта зависимость тем сильнее, чем выше доля углеводородов в экспорте товаров (включая услуги).

Перспективы дальнейшего развития российской экономики по-прежнему будут определяться главным образом конъюнктурой цен на углеводородное сырье. Зависимость социально-экономического развития России от динамики мировых цен на нефть сильнее, чем от экономической политики и институциональных реформ.

Во-вторых, «сырьевая» модель экономики не обеспечивает нормального развития России хотя бы потому, что запасы полезных ископаемых со временем истощаются, а разведка новых месторождений требует все более высоких удельных капиталовложений.

В течение 90-х годов запасы нефти уменьшились на 14%, и до сих пор их прирост не покрывает добычи. Более десятилетия Россия «проедала» запасы нефти и газа, оставшиеся от СССР. При этом кажущиеся еще огромными запасы углеводородов все труднее и дороже добывать. Вполне возможно, что в ближайшие десятилетия российская экономика столкнется с сокращением добычи нефти и газа, а прогнозы ее роста останутся лишь прожектами. Поэтому уже сейчас важнейшей задачей экономической политики является трансформация «нефтедолларовых» рентных доходов в активы, приносящие прибыль, независимо от цен на нефть.

В-третьих, «сырьевая» модель экономики плоха тем, что быстрый рост экспорта сырья благодаря росту его добычи или цен на рынках порождает экономический парадокс, известный как «голландская болезнь». Ее сущность заключается в том, что рост добычи и экспорта сырья в минерально-сырьевом секторе приводит к перемещению ресурсов труда и капитала из торгуемого сектора в неторгуемый несырьевой сектор. В России «голландская болезнь» пока что проявляется в «мягкой форме», а именно – в отставании роста обрабатывающих производств по сравнению с ростом ВВП.

В-четвертых, недостатком «сырьевой» модели экономики является недостаточно быстрый научно-технический прогресс (НТП). А ведь он является основным источником современного экономического роста. В сырьевом секторе состав продукции почти не меняется, а применение новых технологий связано с созданием новых машин, оборудования, транспортных средств, реагентов, методов разведки и бурения скважин и т.д. То есть без НТП в торгуемом секторе стране приходится эти технологии импортировать. Получая природную ренту, страна-экспортер сырья в то же время вынуждена платить «интеллектуальную ренту» странам – технологическим лидерам.

Из всего это напрашивается следующий вывод: если ничего не менять, то будущее российской экономики сведется к роли сырьевого придатка стран Запада и Китая. Но как ее избежать? Для этого необходимо сменить модель экономического развития, изменить макроэкономическую политику. Нужно перестать ревальвировать рубль, привлекая спекулятивные капиталы из-за рубежа. Это позволит ослабить «голландскую болезнь». Надо прекратить практически бесплатное кредитование западных стран и начать вкладывать государственные средства в реальные активы. Обеспечив отток спекулятивного капитала из России и заместив иностранные займы российских госкомпаний бюджетными кредитами, можно без усиления инфляции инвестировать средства Фонда национального благосостояния в развитие российского машиностроения. Можно вкладывать нефтяные доходы внутри страны, не провоцируя, а замедляя инфляцию: в высокотехнологичные инвестпроекты, в создание компаний на высокомонополизированных рынках, в расширение «узких мест», порождающих структурную инфляцию (например, в развитие цементной промышленности), в отрасли, в которых улучшатся конкурентные преимущества в случае падения цен на нефть. Уже сейчас государству нужно форсировать строительство и модернизацию российских авиастроительных или автомобильных заводов, вкладывая средства в приобретение их акций или в создание новых компаний с полным циклом производства, не занимающихся лишь «отверточной» сборкой.

Но в том, что наши люди беднеют на глазах, виновата не только неправильно выстроенная экономическая политика, но и законодательство. Если в Конституции от 1977 года говорилось, что «Статья 11. Государственная собственность — общее достояние всего советского народа, основная форма социалистической собственности. В исключительной собственности государства находятся: земля, ее недра, воды, леса. Государству принадлежат основные средства производства в промышленности, строительстве и сельском хозяйстве, средства транспорта и связи, банки, имущество организованных государством торговых, коммунальных и иных предприятий, основной городской жилищный фонд, а также другое имущество, необходимое для осуществления задач государства». То в Конституции 1993 года уже иная формулировка «Статья 9 1. Земля и другие природные ресурсы используются и охраняются в Российской Федерации как основа жизни и деятельности народов, проживающих на соответствующей территории. 2. Земля и другие природные ресурсы могут находиться в частной, государственной, муниципальной и иных формах собственности».

Разница ощутима. Учитывая, что 62% богатств в стране принадлежит долларовым миллионерам и 26% — миллиардерам. Разрыв между доходами десяти процентов самых богатых и самых бедных в России, только по официальной статистике, составляет 30-35 раз! По этому показателю мы позорно соседствуем рядом с Перу, Зимбабве, ЮАР и Гондурасом. Сегодня по числу богатых людей мира мы занимаем второе место, впереди нас только американцы, но Америка взращивала их более 200 лет! А новой России отроду несколько десятков лет.

Президенту страны Владимиру Путину как-то уже задавали вопрос о национализации природных ресурсов и вот, каков был ответ: «Природные ресурсы находятся в собственности Российской Федерации, их нечего национализировать, они давно национализированы… Национализировать что, компании? Вы не забывайте, что там значительная часть иностранного капитала уже присутствует. И мы очень либерализованы здесь по сравнению с другими странами. Здесь наши коллеги слева правы, потому что во многих странах, в том числе в таких развитых рыночных странах, как Норвегия, допустим, одна государственная компания «Статойл» – наш хороший партнёр. В Мексике всё национализировано давно, всё государственное. Есть много таких стран. Арабские Эмираты и вообще весь арабский мир – всё государственное, правда, принадлежит монархам всё.

У нас самые крупные компании: «Газпром» – контрольный пакет у государства, «Роснефть» – контрольный пакет у государства, «Транснефть» – контрольный пакет у государства, все сетевые компании государственные. Чего национализировать-то?».

Говоря про Арабские эмираты, президент «забыл» упомянуть: там новорожденному детство обеспечено суммой в 150 тыс. $ отчислений от продажи нефти. А вот у нас контрольные пакеты в руках у государства, а на доходы компаний хорошо живет только их руководство, а не народ. Нахождение контрольного пакета крупных компаний у государства подразумевает благополучие в стране. Однако, пока «на широкую ногу» живут чиновники и олигархи. Недаром ФАС запретил «Газпрому» называться «национальным достоянием».

Также Владимир Владимирович перечислил всего 3 компании, обойдя остальные крупнейшие нефтяные организации. Например, в собственниках «РуссНефти», по данным на ноябрь 2016 года, значится Михаил Гуцериев и его семья (60% акций), 25% принадлежит швейцарскому трейдеру «Glencore» и 15% находятся в свободном обращении, торгуются на ММВБ. Это всего лишь один из множества примеров.

В интернете есть интересные сведения о том, сколько идёт в бюджет государства с каждых 100 долларов, вырученных от продажи нефти: в ОАЭ — 88-91, в Нигерии — 82-90, в Анголе — 82-88, в Норвегии — 82, в США — 63-70, в Китае — 59-62, в Колумбии — 47-58. В России — всего 34!

В сентябре прошлого года премьер-министр Дмитрий Медведев заявил, что доходы российского бюджета от налогов и сборов в первом полугодии 2017 года превысили объём нефтегазовых поступлений. «Отмечу, что меняется структура доходной части. Сейчас мы больше получаем денег от налогов и сборов, чем собственно от продажи нефти и газа», — сказал он на совещании с правительством по исполнению федерального бюджета.

Главное не в выборе стратегии — национализации или приватизации, а в обеспечении благополучия каждому гражданину. Дело не в инструментах, а в реализации главной конституционной цели существования российского государства — обеспечении достойной жизни гражданам.

Чиновники выдают за государственные интересы личные корыстные цели и попирают интересы народа — единственного источника власти. Природные ресурсы лишь формально являются достоянием всего населения России, а реально доходы от их эксплуатации получают только чиновники и олигархи.

Не может быть справедливости в России, пока почти вся природная рента уходит в прибыль олигархам. И это стало причиной появления самого большого в мире количества долларовых миллиардеров. Несправедливость заключается в том, что они стали богатыми не за счет своих талантов, а за счет захвата природных ресурсов, принадлежащих всему народу. Разве кто-нибудь из российских олигархов обладает способностями Билла Гейтса, Стива Джобса или др.? Благополучие за счет своего таланта подвигает большинство к мысли, что в этой жизни есть «к чему стремиться». А обогащение за счет народа вызывает лишь негатив.

В других странах до 80% природной ренты изымается государством и распределяется среди населения посредством фондов, бюджетов и других финансовых инструментов. Подчеркиваю, денежные средства и материальные блага доставляются до каждого конкретного гражданина.

Если ситуация останется такой же, то достойной жизни не видать. Не будет даже минимально нормальной жизни. Минимизация числа бедных нужна не для правительственных отчетов и статистики, а для сохранения стабильности государства и предотвращения массовых акций протеста.

И сегодня, как бы печально это не было признавать, крылатое выражение «немытая Россия» — это социальные показатели, характеризующие качество жизни людей.

Природно-ресурсный потенциал России составляет свыше 20% мировых запасов. Это обеспечивает России особое место среди индустриальных стран. Природные ресурсы, используемые экономикой России, составляют 95,7% национального богатства страны. На территории страны находятся крупные месторождения топливно-энергетического сырья: нефти, природного газа, угля, урановых руд.

Россия занимает первое место в мире по запасам газа (32% мировых запасов, 30% мировой добычи); второе место по уровню добычи нефти (10% доля мировой добычи); третье место по запасам угля (22 угольных бассейна, 115 месторождений, в том числе в европейской России – около 15,6%; в Сибири – 66,8%; на Дальнем Востоке – 12,9%; на Урале – 4,3%). По разведанным запасам железных руд Россия занимает тоже первое место, по олову – второе, по свинцу – третье. Также Россия занимает лидирующее положение в мире по обеспеченности лесом.

В 2005 году по запасу золота Россия заняла первое место в мире.

В России насчитывается пять крупных нефтегазовых провинций, расположенных в Европейской части страны и в Западной Сибири на территории 10 краев и областей и 11 республик: Западно-Сибирская, Волго-Уральская, Тимано-Печорская, Северо-Кавказская и Прикаспийская.
Кроме того, на территории страны добываются и металлические руды: железо, никель, медь, алюминий, олово, полиметаллы, хром, вольфрам, золото, серебро. Разнообразны и неметаллические руды: фосфотиты, апатиты, тальк, асбест, слюда, калийные и поваренные соли, алмазы, янтарь, драгоценные и полудрагоценные камни. Также широко распространены строительные материалы: песок, глина, известняк, мрамор, гранит, цементное сырье и другое.

Минеральные ресурсы используются в сфере материального производства. Они делятся на 3 части: топливно-энергетические, металлорудные и неметаллические. В нашей стране разведано приблизительно 20 тысяч месторождений полезных ископаемых. Россия занимает 1 место в мире по добычи газа, второе — по добычи угля , шестое — нефти.

К рудам черных металлов железные, марганцевые и хромовые.Наша страна выделяется по запасам свинца, меди,цинка.Обладает запасами титановых руд, олова; крупными запасами золота, серебра, алмазов.

Ресурсы подземных вод составляют около 790км^3/год.Водные ресурсы распределены по территории неравномерно.К водным ресурсам относятся возобновляемые воды — озера, ледники, водохранилища.Ежегодно возобновляемый речной сток находится в бассейнах рек: Лена,Енисей,Обь,Волга.

Россия обладает самым большим в мире фондом земель (1709 млн.га), они пригодны к использованию в хозяйственных целях.Земли лесного фонда составляют 64%, сельскохозяйственного назначения — 24 %, земли госзапаса — 6,5 %. Земли, относящиеся к хозяйственной деятельности, оцениваются не очень хорошо (неуд.)

Биологические ресурсы бывают разных видов — лесные, охотничьи , рыбные ресурсы. Важное место занимают лесные ресурсы, очень большие запасы древесины позволяют производить более 20 тыс. видов продукции.России принадлежит 1/5 мировых запасов древесины. Преобладают хвойные породы — около 80%.

Животные ресурсы

Хоть и животный мир России разнообразен, фауна по числу видов небогата.Среди 20 видов пушных зверей 1 место по экономическому значению занимает соболь.В тундре основным пушным видом является писец. Богатые рыбные ресурсы преобладают в пресноводных водоемах и в морях Дальнего Востока(сельдь, сайра, морской окунь).Важный объект дохода — камчатский краб.

Оценка природно-ресурсного потенциала России

Природные ресурсы России расположены неравномерно между западными и восточными районами.

Европейская часть мало обеспечена ресурсами, особенно энергетическими. На юге малообеспеченна лесными и водными.Зато здесь большие запасы железных руд .

В России природно-ресурсный потенциал состоит из ресурсов сельскохозяйственного и промышленного использования. В районах Дальнего Востока и Сибири преобладают промышленные ресурсы.Во всех остальных районах выделяются сельскохозяйственные ресурсы.По территории Российской Федерации природные ресурсы расположены неравномерно.

Вывод из всего этого таков , Россия самодостаточная страна в которой не должно быть проблем с энергией , но они все же имеются , работы по решению данных проблем ведутся уже давно и прогресс заметен , на все необходимо время которого у нас с вами к сожалению нет.

Последняя редакция Статьи 9 Конституции РФ гласит:

1. Земля и другие природные ресурсы используются и охраняются в Российской Федерации как основа жизни и деятельности народов, проживающих на соответствующей территории.

2. Земля и другие природные ресурсы могут находиться в частной, государственной, муниципальной и иных формах собственности.

См. комментарии к статье 9 Конституции РФ

Комментарий к Ст. 9 КРФ

1. Часть 1 ст. 9 определяет важнейшие общие черты конституционно-правового режима земли и других природных ресурсов (вод, лесов, недр, полезных ископаемых, животного и растительного мира, атмосферного воздуха и т.д.), обязательные для каждого вида этих ресурсов и для любой формы собственности на них в РФ. Конституционное положение, согласно которому земля и другие природные ресурсы в России используются как основа жизни и деятельности народов, проживающих на соответствующей территории, не содержит прямых указаний на то, кто, что и как обязан делать по отношению к отдельным видам, участкам, иным элементам конкретных природных ресурсов. Иначе говоря, Конституция не описывает должные правовые отношения по поводу использования и охраны природных ресурсов.

Эта абстрактность данного положения Конституции породила толкования, сужающие его значение. Иногда его сводят только к защите хозяйственных интересов и традиционного образа жизни малочисленных народов Севера, хотя в тексте ч. 1 ст. 9 говорится о земле и иных природных ресурсах всей РФ, о всех ее народах, проживающих на всех частях ее территории, включая, разумеется, и малочисленные народы. Специально же к правам малочисленных народов (и не только Севера) относятся другие части Конституции (ст. 69, п. «м» ч. 1 ст. 72 и др.).

Определение земли и других природных ресурсов как основы жизни и деятельности народов, проживающих на соответствующих территориях, относится ко всем этим народам и ко всему многонациональному народу России. Такое требование должного использования и охраны этих ресурсов носит не только политический (непосредственно относящийся к экономической политике), но прежде всего юридический характер. Правовое содержание и значение этого определения как главной части конституционного основания для законодательства о природных ресурсах, их отдельных видах, их использовании и охране, как представляется, должны состоять в следующем.

Во-первых, часть 1 ст. 9 содержит требование обеспечить рациональное и эффективное использование земли и других природных ресурсов, их охрану от нерационального и хищнического использования, порчи, радиоактивного и химического заражения, восстановление и улучшение возобновимых природных ресурсов и экономное расходование невозобновимых. Все это — как в интересах каждого землевладельца и природопользователя, предприятиях каждого территориального коллектива, каждого субъекта РФ, так и во всеобщих интересах многонационального народа России и каждого из входящих в его состав народов как ныне живущих, так и будущих поколений.

В-третьих, часть 1 ст. 9, рассматриваемая в сочетании со ст. 8, означает признание и защиту равным образом всех форм собственности на землю и другие природные ресурсы. При этом в определенных законом случаях необходимы некоторые ограничения прав и свобод собственников и иных лиц по использованию земли и других природных ресурсов требованиями их эффективного и рационального использования, охраны, всеобщими: социальными, экономическими, экологическими, градостроительными, технологическими и иными — законными интересами и правами других лиц, потребностями защиты основ конституционного строя, нравственности и здоровья населения.

Поэтому неконституционны попытки предотвратить или чрезмерно ограничить законом переход земли в частную (индивидуальную или коллективную) собственность граждан (колхозников, фермеров, иных жителей городов и деревень и др.), сохранить преобладание государственной, муниципальной и формально-коллективной земельной собственности, в городах — объявить всю землю в пределах их территории муниципальной собственностью. Столь же незаконны подобные манипуляции с иными природными ресурсами. Важно не допустить злоупотреблений любым правом собственности, его резкого противопоставления общественным интересам, формирования нового латифундизма, монополизма в природопользовании (ч. 2 ст. 34) и т.п.

В-четвертых, из ч. 1 ст. 9 вытекает необходимость точно определить обязанности и необходимые для их исполнения права органов государственной власти и органов местного самоуправления, относящиеся к обеспечению должного использования и охраны земли и других природных ресурсов всеми участниками этих отношений: гражданами, их объединениями, предприятиями любых форм собственности, муниципальными и государственными властями и др., выступающими в качестве как собственников, так и арендаторов, пользователей и т.п. Конституционную основу для этого составляют статьи 2, 7-9, 11, 12, 55-58, 71-73, 76 и др. Необходимо запретить произвольное вмешательство органов публичной власти в законную деятельность физических и юридических лиц по использованию и охране земли и других природных ресурсов. Столь же важно и обеспечение гласности в работе названных органов и их должностных лиц, установление широкого общественного контроля за их деятельностью в данной сфере.

Конституционно обязательное обеспечение рационального и эффективного использования, а также охраны земли и других природных ресурсов предполагает осуществление всеми субъектами отношений по использованию природных ресурсов, а также — под демократическим общественным контролем — органами государственной власти, органами местного самоуправления в значительной мере уже известных функций по регулированию земельных отношений. Это всесторонний учет (кадастровый и др.) природоресурсных объектов (земельных участков, залежей полезных ископаемых и т.п.) по их качеству, назначению, использованию, правовому положению и др., включающий данные об их географическом положении, экономической (в частности, денежной) оценке, о правовом режиме и т.п.; регистрация законных сделок по поводу таких объектов; определение и — в необходимых случаях — изменение целевого назначения земель и других природных объектов, имеющего определяющее значение для правового режима этих объектов и связанное с территориально-устройственным планированием их использования и зонированием территории; общественный и государственный контроль за использованием и рыночным перераспределением природных ресурсов; в необходимых случаях — законное государственное вмешательство в функционирование рынка природных ресурсов в различных формах; ответственность за нарушение как частными лицами (физическими и юридическими), так и органами государственной власти или органами местного самоуправления законодательства о земле и природных ресурсах, об их использовании и охране, о правах граждан и предприятий в этой области и др. Без всего этого осуществить использование и охрану природных ресурсов как основы жизни и деятельности народов невозможно.

Такое использование и охрана земли и других природных ресурсов требуют должного законодательного урегулирования с учетом федеративного устройства России, а также организации и полномочий органов местного самоуправления. Это означает необходимость конкретного учета всех, в том числе природных, почвенно-климатических и других условий жизни и деятельности каждого народа России. Разнообразие этих региональных, зональных и местных условий столь велико, что всестороннее нормативное урегулирование отношений по использованию и охране земли и других природных ресурсов только на уровне федерального законодательства невозможно и не нужно. Между тем именно в федеральном законодательстве может и должно быть с достаточной полнотой конкретизировано юридическое значение ч. 1 ст. 9 Конституции. Согласно ч. 3 ст. 36 Конституции, федеральным законом должны быть установлены условия и порядок пользования землей, по-видимому находящейся в частной собственности граждан и их объединений (статья 36 говорит именно об этой форме земельной собственности и включена в состав главы о правах и свободах человека и гражданина). Федеральные законы необходимы в силу ст. 76 Конституции РФ и по другим вопросам, касающимся земли и других природных ресурсов, согласно ст. 71 Конституции находящимся в ведении РФ; в не меньшей степени это необходимо по тем вопросам, которые статьей 72 отнесены к совместному ведению РФ и ее субъектов. Полномочия РФ по предметам совместного ведения широки и также выражаются в издании федеральных законов.

Федеральными законами могут определяться, как правило, только общие для всей России положения; лишь в обоснованных, важных случаях возможно установление конкретных норм общероссийского действия. В любом случае детализация и конкретизация общероссийских законов о земле и других природных ресурсах в соответствующих этим законам законах субъектов РФ возможны и необходимы.

Федеральное земельное законодательство с 1990 г. отражало поиск правовых институтов, которые заменили бы во многом устаревшие Земельный кодекс России 1991 г., Закон РСФСР «О земельной реформе» 1990 г., Закон РФ «О правах граждан Российской Федерации на получение в частную собственность и на продажу земельных участков для ведения личного подсобного и дачного хозяйства, садоводства и индивидуального жилищного строительства» 1993 г. и др., многие вопросы земельных отношений регулировались на основе ст. 90 Конституции нормативными указами Президента РФ. Например, выкуп частными и приватизированными предприятиями занимаемых ими земельных участков у местных администраций был урегулирован Указом Президента РФ от 22 июля 1994 г. N 1535 и рядом последующих указов.

Поскольку вне предметов ведения РФ и ее полномочий по предметам совместного ведения субъекты РФ обладают всей полнотой государственной власти (ст. 73 Конституции), они могут издавать собственные законы и иные нормативные акты, не противореча федеральным законам. Это право субъектов РФ активно используется их органами государственной власти при отсутствии федеральных законов о многих проблемах использования и охраны природных ресурсов. Так, законодательные органы ряда субъектов РФ (Татарстан, Свердловская, Воронежская и другие области) приняли свои земельные кодексы или законы, в некоторых субъектах РФ (Москва и многие другие) органами исполнительной власти издавались указы (распоряжения) по этим вопросам. Издавались и нормативные акты местного самоуправления об использовании и охране земли и других природных ресурсов в пределах соответствующих единиц местного самоуправления.

Конституция РФ в ст. 9, ч. 2 ст. 36, ст. 72 и др. говорит о природных ресурсах и праве собственности на них, следуя многолетней традиции законодательного отнесения к числу таких ресурсов и объектов права собственности земли, недр, лесов, вод, воздушного пространства, растительного и животного мира, которые еще недавно провозглашались исключительной собственностью государства. Между тем правовой режим этих объектов неоднороден, и не все они могут быть в принципе объектом чьего бы то ни было права собственности. Право собственности может существовать только на известный, по тем или иным признакам индивидуализированный объект. Если же объект не таков и само его существование не известно, а только возможно, он не может быть объектом данного права.

Таков, например, дикий животный мир, особенно мир мигрирующих животных. Когда перелетные птицы, дикие звери в лесах и степях, рыбы в пограничных водах и т.д. пересекают линию государственной границы, должно прекращаться право собственности государства на эти объекты и возникать такое право соседнего государства или иных субъектов права (и наоборот); но закон не знает таких способов прекращения и возникновения права собственности. Более того, само Советское государство, а затем и РФ, во многих своих законах установив право собственности на этих животных, не рассматривали их как объекты права собственности, а себя как их собственника. Они вопреки своим же законам не возмещают ущерб, нанесенный «их» дикими животными садам и посевам. Браконьеров наказывают не за хищение государственного имущества, а квалифицируют их действия иначе. Таким образом, некоторые природные ресурсы (в том числе воздух) не могут быть объектами права собственности, пока они не извлечены из дикой природы, не индивидуализированы, не учтены и т.д. Они находятся, по крайней мере фактически, на особом, скорее административном, нежели гражданско-правовом режиме.

Среди природных ресурсов, которые могут быть и являются объектом права собственности, тоже есть такие, правовые режимы которых нуждаются в уточнении.

Использование земли как одной из важнейших основ жизни и деятельности народов нередко предстает в двух вариантах. Один из них — использование земли как непосредственной производительной силы в сельском и лесном хозяйстве, в определенных границах дающей урожай в той или иной форме (пашни, луга, пастбища, сады, лесные и тому подобные земли); их конкретное целевое использование, разграничение отдельных участков, охрана плодородия их почв и т.д. нуждаются в четком правовом урегулировании. Другой — использование земли в иных отраслях народного хозяйства в качестве территориального базиса для размещения жилищ, промышленных предприятий, дорог и т.п. Такой подход во многом неточен. Во-первых, исходить здесь следует не из отраслевых или ведомственных соображений, а из конкретного целевого назначения, использования и охраны конкретных земельных массивов и отдельных участков. Во-вторых, территориальным базисом для размещения различных объектов и видов деятельности являются все земли, каков бы ни был способ их использования.

Второй вопрос — сравнительное значение отдельных видов природных ресурсов и связанное с этим соотношение их правовых режимов. Обычно в законах и литературе подчеркивается особое, первичное значение земли. Поэтому и в ст. 9 и 36 Конституции РФ только земля названа прямо и поставлена на первое место среди других природных ресурсов. Остальные связанные с землей ресурсы в этой формуле отдельно не фигурируют; большая часть их упомянута в ст. 72 в связи с перечнем отраслей законодательства, находящихся в совместном ведении РФ и ее субъектов, но и здесь земельное законодательство названо первым, а водное, лесное и др. — вслед за ним.

В большинстве случаев это правильно: на центральной, более плотно заселенной территории России именно земля может оказываться дефицитным ресурсом, лимитирующим природопользование в целом. Но в других обширных зонах страны ситуация иная. В засушливых зонах, в безводных пустынях и т.п. решающую роль может играть чаще всего наличие воды, отсутствие или недостаток которой ограничивает все иные возможности использования земельных и других природных ресурсов. В северных же регионах России, где земельные и водные ресурсы чуть ли не беспредельны, центральная роль переходит к минеральным ресурсам недр; там, где они есть, становится целесообразным использование других видов природных ресурсов в градостроительстве, промышленности, транспорте, а отчасти также в сельском и лесном хозяйстве.

С этим связан и вопрос о соотношении правовых режимов отдельных категорий земель или других природных ресурсов. В частности, в научной литературе, исходя из предписаний законодательства нашей и ряда других стран, давно сделан вывод о существующем приоритете режима сельскохозяйственных земель по отношению к режиму городских земель, а их режима — по отношению к режиму земель промышленности, транспорта, жилищного хозяйства и т.п., с преимущественной охраной приоритетного режима земельных участков определенных категорий.

Не менее важен и вопрос об охране территории (включая и акватории) России от радиоактивного, химического, бактериального и тому подобного заражения и загрязнения, при которых не только отдельные участки, но и значительные площади вообще становятся в той или иной мере непригодными для жизни и деятельности народов. Этим, вопреки требованиям ст. 9 Конституции РФ, обширные территории фактически выводятся из состава «основы жизни и деятельности народов». Подобные противоконституционные действия (и способствующее им бездействие) некоторых органов государственной власти грубо нарушают права граждан на благоприятную окружающую среду, на достоверную информацию о ее состоянии и на возмещение ущерба, причиненного экологическим правонарушением (ст. 42), как и общее право граждан на информацию (ч. 4 ст. 29). А систематическое сокрытие такой информации должностными лицами (под предлогом «государственной тайны»), прямо запрещенное частью 3 ст. 41 и влекущее за собой ответственность в соответствии с федеральным законом, остается, как правило, безнаказанным. Зато делаются попытки преследовать и даже под фальшивыми предлогами наказывать экологов, борющихся за соблюдение этих конституционных предписаний.

Еще один вопрос связан с тем, что земельные ресурсы, угодья, участки различного назначения обычно рассматриваются как части земной поверхности, как плоскости, разделяющие воздушное пространство и земную твердь с ее недрами и поэтому измеряемые квадратными километрами, гектарами, квадратными метрами и т.д. Между тем совершенно ясно, что любая форма использования земли требует не только поверхности, но и определенной высоты и глубины ее использования. Речь идет об определенном объеме пространства, в рамках которого могут использоваться земля и другие природные ресурсы. Наиболее очевидно это в случаях, когда для использования недр предоставляются точно определенные объемы подземных пространств (горные отводы и многое другое), обычно имеющие выходы на участки земной поверхности; другим примером может служить законодательное регулирование высоты застройки, этажности зданий, глубины их подземных частей и т.п. в сочетании с площадью застраиваемых земельных участков определяющих объемы используемых пространств. В законах о сельском и лесном хозяйстве многих стран нередко говорится о том, что право на землю распространяется на глубину и высоту, которых достигают соответственно корни и вершины растений и т.д. По-видимому, реализация в текущем законодательстве и практике его осуществления конституционных положений об использовании природных ресурсов как основы жизни и деятельности народов должна принимать во внимание и подобные обстоятельства. Поэтому нередко в мире речь идет не столько о планировании использования территории, сколько все чаще и точнее о пространственном планировании в трех измерениях.

Конституция России, предоставив в ст. 36 гражданам право иметь землю в частной собственности, свободно не только владеть и пользоваться, но и распоряжаться участками земли и природных ресурсов как объектом своего права собственности, не установила некий особый режим для земель, предназначенных или используемых в сельском хозяйстве. В связи с этим вопрос о праве распоряжения (т.е. купли-продажи, дарения, обмена и т.п.) участками сельскохозяйственных земель, положительно решаемый в соответствии с Конституцией РФ законами ряда ее субъектов, во многом оставлен неполно решенным даже в Земельном кодексе РФ 2001 г. Это противоречит федеральной Конституции.

Между тем из текста Конституции, в частности из ее ст. 9 (ч. 1) прямо вытекает вывод о том, что для выполнения требований об использовании и охране земли и иных природных ресурсов нужно содействовать переходу земельных участков из рук неумелых, нерадивых землевладельцев в руки квалифицированных, опытных и прилежных хозяев как путем свободного распоряжения этими участками, так и — в крайних случаях — путем допускаемого частью 3 ст. 35 Конституции принудительного отчуждения (с выкупом и т.д.). Крестьянин — землевладелец в XXI в. — не наследственный член средневекового сословия, а квалифицированный, добросовестный и полноправный гражданин — земледелец. Такое ограничение круга возможных владельцев сельскохозяйственных земель, законодательное определение их обязанностей, оптимальных размеров частных землевладений, правил обработки угодий и т.д. необходимы для того, чтобы обеспечить использование и охрану земли (как и других природных ресурсов при соответствующих правилах) как основы жизни и деятельности народов.

Эти единые и всеобщие требования к использованию и охране природных ресурсов в общих чертах выражают идею социальной функции природопользования, удовлетворяющего как всеобщие интересы, так и частные интересы современных собственников и пользователей природных ресурсов.

Представляется совершенно очевидной такая связь между обеспечением использования и охраны природных ресурсов как основы жизни и деятельности народов РФ и охраной окружающей среды, т.е. со всей сферой экологии, включая проблемы экологической безопасности. Если в основах конституционного строя РФ (в ст. 9, как и в статье 7 Конституции РФ) это только подразумевается, то в ряде других, более конкретных статей Конституции РФ об охране окружающей среды и экологии, о правах и обязанностях граждан и органов государственной власти говорится и в самой прямой форме (например, в ст. 36, ч. 2 и 3 ст. 41, ст. 42, 58, ч. 1 п. «д» ст. 72, ч. 1 п. «в» ст. 114). Поэтому важной конституционной проблемой, как и многие другие, основанной также на установленных в международном праве правилах, является всестороннее развитие и строгое соблюдение законодательства об отдельных видах природных ресурсов, об экологической безопасности и т.д. При этом очень существенным является разделение органов государственного управления хозяйственным использованием природных ресурсов и органов государственного управления охраной окружающей среды. Первые нередко настойчиво стремятся к ограничению как государственного, так и общественного контроля за соблюдением экологических правил и даже к тому, чтобы этот контроль был возложен на самих природопользователей, деятельность которых часто экологически опасна или вредна. Такая уступка хозяйственным предприятиям и ведомствам, по существу, освобождала бы их от экологического контроля и несла бы угрозу окружающей среде.

Поэтому представляется весьма сомнительной почти полная ликвидация ведомства, управлявшего экологической государственной службой, и передача его функций другим ведомствам, управляющим хозяйственным использованием земель, лесов, недр и т.п. в различных отраслях народного хозяйства. Временная экологическая выгода в результате освобождения от издержек на экологию угрожает гораздо большими бедствиями в будущем, может быть, недалеком. Вот почему следует все более жестко соблюдать конституционно-правовые и международно-правовые экологические правила, в соответствии с ними развивая законодательство и систему органов государственной власти и местного самоуправления.

2. Часть 2 ст. 9 посвящена праву собственности на природные ресурсы и его формам. В комментируемой статье (и в ч. 1 ст. 130) оно характеризуется как совокупность правомочий любого собственника свободно владеть, пользоваться и распоряжаться всеми видами природных ресурсов, ограниченное требованиями, кратко изложенными в ч. 1 ст. 7 (создание условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие человека), ст. 8 и 34 (свобода экономической деятельности), ч. 1 ст. 9 (использование и охрана природных ресурсов как основы жизни и деятельности народов), ст. 36 (ненанесение ущерба окружающей среде и ненарушение прав и законных интересов других лиц), ст. 58 (обязанность охранять природу, окружающую среду, бережно относиться к природным богатствам) и т.д. Как уже было отмечено, из этих положений вытекает также важнейшая обязанность всех собственников и пользователей (арендаторов и др.) природных ресурсов эффективно и рационально использовать эти ресурсы, удовлетворяя таким образом как свои индивидуальные и (или) групповые, так и всеобщие интересы.

Исходя из принятой и традиционной классификации типов и форм права собственности, Конституция РФ закрепляет восстановление (после долгого времени господства исключительной государственной собственности на природные ресурсы) и существование частной собственности на природные ресурсы, ставя этот тип собственности на первое место. При этом вопреки распространенному, но неверному мнению частная собственность имеет не только форму индивидуальной собственности физического лица, т.е. человека. Частная собственность может быть и групповой, коллективной (кооперативной, семейной и т.п; в общей форме это закреплено в ч. 1 ст. 36, где говорится о том, что иметь в частной собственности землю вправе «граждане и их объединения». Более детальная классификация форм частной собственности может быть дана в федеральном законе, без которого невозможна реализация ни ст. 9, где о необходимости такого закона прямо не сказано, ни ст. 36, часть 3 которой гласит, что условия и порядок пользования землей определяются на основе федерального закона; это не исключает необходимого издания в соответствии с ним и других федеральных законов о природных ресурсах и подзаконных актов различного уровня, регулирующих использование и охрану также земель и других природных ресурсов, находящихся в государственной или муниципальной собственности.

После частной собственности на природные ресурсы в ст. 9 (как и в ст. 8) названы государственная и муниципальная формы собственности. Из других статей Конституции (ст. 71, 72) ясно, что государственная собственность может быть федеральной или принадлежащей субъекту РФ. Государственная и муниципальная формы собственности обычно теоретически (а в некоторых странах и законодательно) объединяются во второй тип собственности — публичную собственность. Этот термин в российской Конституции не употреблен, но теоретическая точность классификации типов и форм собственности требует признания существования как частного типа (а не формы), так и публичного типа права собственности на любые, в том числе природные, ресурсы, включая землю.

Конституционный Суд РФ принял ряд постановлений по этим вопросам. Так, в Постановлении от 7 июня 2000 г. N 10-П (СЗ РФ. 2000. N 25. ст. 2728) указано, что народам, проживающим на территории каждого субъекта РФ, должны быть гарантированы охрана и использование природных ресурсов как основы их жизни и деятельности. Но такое естественное богатство имеет всенародное значение. Это не означает, что право собственности на природные ресурсы обязательно принадлежит субъектам РФ и что они имеют полномочия по разграничению права государственной собственности на природные ресурсы между РФ и ее субъектом.

В Постановлении от 9 января 1998 г. N 1-П (СЗ РФ. 1998. N 3. ст. 429). Конституционный Суд РФ указал, что Лесной фонд ввиду его жизненно важной для общества многофункциональной роли и необходимости обеспеченного устойчивого развития и рационального использования в интересах всей РФ и ее субъектов является публичным достоянием многонационального народа России и объектом особого рода права собственности РФ и имеет специальный правовой режим, распределяющий правомочия РФ и ее субъектов, учитывая их интересы.

Сходные режимы установлены законами РФ о других природных ресурсах.

Упоминание других форм собственности означает, во-первых, возможность законодательного признания не упомянутых в Конституции форм собственности: частной (например, собственности различных объединений граждан — кооперативной, семейной и др.), публичной (например, совместной собственности нескольких муниципалитетов), смешанной (когда собственниками могут выступать, например, объединения граждан и муниципалитеты). Наконец, в последние годы явно восстанавливается и растет церковная (монастырская и т.п.) собственность, правовой режим которой во многом еще точно не определен.

Кроме того, как отчасти было отмечено в комментарии к ст. 8, возможны и полезны также иные классификации форм права собственности, основанные на других критериях: на классификации не субъектов, а объектов этого права или на классификации юридического содержания соответствующих правоотношений (полная или ограниченная свобода распоряжения объектами этого права либо их изъятие из рыночного оборота). Эти подходы выражает с необходимой полнотой текущее законодательство — гражданское (прежде всего новый ГК РФ), законы о природных ресурсах и их отдельных видах и т.д.

Всех граждан просто бесит реклама о богатейших недрах России со словами: «Это достояние народа». На деле никакого достояния ни у каких рядовых граждан нет. Есть многомиллиардная прибыль кучки олигархов, которые почему-то единовластно управляют этими недрами. И в преддверии голосования по новому проекту Конституции всех нас волнует – будет ли что-то конкретное прописано в ней по принадлежности недр населению страны?

Как деформировалось понятие народное достояние

Россия – самая большая по площади страна в мире — 17 125 191 кв. км. И у нас большая часть мировых запасов природных ресурсов.

Россия по разведанным данным занимает 1-е место в мире по запасам газа, серебра и алмазов. 3-е по запасам угля и золота, по запасам нефти и урана РФ занимает 7-е место.

И что? Народ как был ни с чем, так и остался без недр и природных богатств.

В Конституции СССР было четко прописано, что все это — государственная собственность, имущество народа, а не отдельных лиц.

Вопрос, чтобы присвоить определенные природные богатства частным лицом, вообще не поднимался. Все было как по умолчанию, во власти народа.

Но в редакции 2019 года статья 9 Конституции РФ уже звучала по-иному:

1. Земля и другие природные ресурсы используются и охраняются в Российской Федерации как основа жизни и деятельности народов, проживающих на соответствующей территории.

2. Земля и другие природные ресурсы могут находиться в частной, государственной, муниципальной и иных формах собственности.

Получается, что народное достояние вполне себе может принадлежать частным физическим лицам. Но неужели этого не знает президент, который еще будучи премьер-министром заявлял нам с телеэкранов: «Я обращаюсь, уважаемые коллеги, ко всем вам – и к основным ключевым акционерам наших нефтяных компаний, и к менеджменту и хочу напомнить: вы работаете в Российской Федерации. Получая лицензии на недра, вы эти недра используете, но они остаются в собственности российского народа: это – общенациональное достояние, это в соответствии с действующим законодательством. Даже получая лицензию на недра, недра остаются собственностью российского народа, российского государства». Но ведь в ныне действующем основном документе однозначно прописано равное право на недра частной и государственной собственности. Так будут ли изменения в новой редакции Конституции о принадлежности недр всему народу?

Пока еще есть закон «О недрах»

Закон РФ «О недрах» был принят в 1992 году и пока действует в нашей стране. В нем в статье 1.2. указано: «Недра в границах территории Российской Федерации, включая подземное пространство и содержащиеся в недрах полезные ископаемые, энергетические и иные ресурсы, являются государственной собственностью. Вопросы владения, пользования и распоряжения недрами находятся в совместном ведении Российской Федерации и субъектов Российской Федерации”.

Но аналитики склонны предполагать, что пункт единоличной государственной собственности может исчезнуть из нового закона «О недрах», и тогда недрами России будет распоряжаться по своему усмотрению любой частный собственник, в том числе и иностранные компании. По мнению академика РАСХН В. Кашина «содержание нового закона развивает линию на уничтожение прав Российской Федерации и ее граждан на свои ресурсы». Он пишет: «Недопустима конструкция закона, низводящего Российскую Федерацию, одну из крупнейших стран мира, владеющую богатейшими природными ресурсами, в положение простого партнера гражданско-правовых отношений с недропользователями – добывающими компаниями и даже отдельными физическими лицами…

Уже сейчас участки недр не могут быть предметом купли, продажи, дарения, наследования, вклада, залога или отчуждаться в иной форме. Права пользования недрами могут отчуждаться или переходить от одного лица к другому в той мере, в какой их оборот допускается федеральными законами.

Добытые из недр полезные ископаемые и иные ресурсы по условиям лицензии могут находиться в федеральной государственной собственности, собственности субъектов Российской Федерации, муниципальной, частной и в иных формах собственности.

Верните народу недра!

А мы постепенно утрачиваем свои права. Поэтому наше главное требование — вернуть в Конституцию России положение о том, что земля и недра принадлежат народу, а доходы, получаемые от их использования, гарантированно направляются в государственную казну.

То же самое недавно заявил глава КПРФ Геннадий Зюганов в эфире телеканала «Россия 24», который, в частности, сказа: «Земля, недра, леса, природные ресурсы должны принадлежать народу, а не полутора десяткам упырей, которые их захватили и не хотят платить нормальные налоги. Это самый принципиальный вопрос, решения которого требует общество».

«Мы единственная страна, в которой в Конституции можно распродавать недра», — подчеркнул Зюганов. Но мы не раз уже слышали пламенные речи Геннадия Андреевича. Так он смело называл пенсионную реформу – геноцидом против своего народа. И что? Геноцидная реформа воплощается в жизнь. Поэтому красивые речи совсем не значат дополнения в основной закон страны.

И пока такой поправки вообще нет в новой редакции. Недр нет, но вы держитесь… Зато есть 22 другие, которые в основном касаются расширения полномочий Госдумы и Совета Федерации, статуса Госсовета, сроков президентства. А насколько это все важно рядовым жителям страны? И стоит ли вообще идти 22 апреля и выражать свое мнение по этим 22 пунктам – не очень понятным и не всегда принципиальным для народа. И еще один вопрос – как можно одним скопом выразить мнение по нескольким совершенно разным статьям? К примеру, я за индексацию пенсий, но против расширения полномочий Госсовета? Так как мне голосовать? И вообще – как можно пустить оптом и в одну линию совершенно разные статьи новой Конституции? А ведь нам обещали референдум – и он просто необходим, ведь сейчас страна стоит на пороге принятия основного его закона, а потом нам будут говорить – вы же сами за него проголосовали – и нечего роптать.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *