Лапает в общественном транспорте

Сексуальное домогательство на работе и в общественном транспорте является важной социальной проблемой в современной Японии. Для обозначения этого явления в японском языке существует специальное слово — «сэкухара” (セクハラ), которое произошло от английского sexual harassment.

Дело в том, что в традиционной Японии женщине отводилось место хранительницы домашнего очага, кроткой жены, заботливой матери. Женщина должна была с благодарностью, трепетом и благоговением относиться к мужу и его действиям. Выйти замуж за хорошего человека и родить детей — вот настоящее женское счастье.

Такой взгляд на предназначение женщины сохранялся в обществе вплоть до конца первой половины XX века. Однако в нынешней Японии мужчины по-прежнему не способны понять, что именно вызывает гнев и дискомфорт у женщин и почему возникает весь этот шум вокруг «невинных” заигрываний. Что плохого в «дружеских” прикосновениях на работе если оба не обременены семьей? По их мнению, женщина должна быть только рада, что ей уделяют внимание. Отсутствие понимания таких основ — коренная причина бесчувственного отношения мужчин к противоположному полу.

Осознание того, насколько остро стоит данный вопрос, возникло в общественном сознании японцев в конце 1980-х гг. Женщины начали бороться против сэкухара на работе и в общественном транспорте. Постепенно произошёл рост информированности общества, возникла правовая база, прошёл ряд громких судебных процессов.

Первый успешный судебный процесс по вопросу сексуальных домогательств имел место в 1992 г., а к 2000 г. было рассмотрено более сотни случаев, включая десять, которые слушались в Верховном суде Японии.
Одним из наиболее известных было слушание против бывшего комедианта Ёкояма (Yokoyama), ставшего мэром Осаки. Он был вынужден уйти в отставку после того, как его засудила студентка университета, к которой он приставал, пока та работала в его избирательной кампании.
Суровый вердикт Верховного суда по делу о сексуальных притеснениях показал всю серьёзность намерений общества защитить женщин от домогательств на рабочих местах. Однако, несмотря на долгую борьбу с этим явлением, проблема сэкухара не исчезает.
От сэкухара на рабочем месте страдают не только японки, но и иностранки. Можно найти множество историй женщин-преподавательниц, в основном работающих в центрах по изучению иностранных языков, которые подвергались домогательствам не только со стороны начальства и коллег, но и со стороны самих учеников.

По всей Японии проводятся кампании против сексуальных домогательств в транспорте, однако положительных результатов они пока не дали. Две трети молодых женщин жалуются на то, что их щупают мужчины в поездах или на железнодорожных станциях.

Усилия полиции и судов пока существенно не повлияли на действия тикан (яп. 痴漢, ちかん «развратник”), которых становится все больше и больше. В Японии этим термином обозначают самих преступников, а также непосредственно фроттеризм — разновидность сексуального домогательства, когда некто ощупывает находящихся рядом людей для получения сексуального удовольствия. Мужчина, совершивший подобное преступление, называется тикан, а женщина — тидзё (яп. 痴女 «безрассудная женщина”).

Опрос пассажиров Токийского метрополитена и линий крупнейшей в стране железнодорожной компании JR показал, что 64% женщин в возрасте от 20 до 30 лет подвергались домогательствам в общественном транспорте. По данным столичного департамента полиции, количество подобных случаев возросло с 778 в 1996 году до 2,201 в 2004. При этом весьма высоким был процент задержанных — около 86%. Примерно такие же показатели были в 2005 и 2006 годах. Департамент также сообщает, что большая часть домогательств происходит с 7 до 9 часов утра, т.е. в час пик. В это время токийское метро забито людьми, происходит настоящая давка, что не дает возможности женщинам не только опознать хулиганов, но и как-то им противодействовать. Относительно небезопасны и поздние рейсы, особенно по пятницам, когда многие японцы традиционно отмечают завершение рабочей недели товарищеским застольем в пивных залах или других питейных заведениях.
По данным опроса, в ответ на домогательства женщины обычно либо бьют хулигана по рукам, либо ругаются, либо убегают. Но многим, тем не менее, приходится сносить домогательство, поскольку в переполненном пассажирами вагоне переместиться бывает крайне трудно.

В декабре 2000 года, когда количество приставаний к женщинам в поездах настолько увеличилось, что проблему уже нельзя было игнорировать, по рекомендации полиции в вечерних электричках одной из компаний появились вагоны с наклейками «Только для женщин». С 2002 года, несмотря на некоторые технические трудности, женские вагоны в утренние часы пик стали появляться на ряде линий не только в Токио, но и в некоторых других мегаполисах страны. Сейчас в Токио есть вокзалы, где ходят специальные поезда, последние два-три вагона в которых отведены только для женщин. На эту часть платформы японскому мужчине не проникнуть — она охраняется. Последний опрос показал, что подавляющее большинство женщин хочет, чтобы все поезда были разделены на «мужские” и «женские”.

Полиция также рекомендовала транспортным компаниям не только вводить специальные вагоны для женщин, но и принимать другие превентивные меры, например, вывешивать плакаты с напоминанием, что эротоманам тикан грозит тюремное заключение, или плакаты с советами для женщин.

Сейчас сексуальное домогательство в транспорте карается лишением свободы на срок до 7 лет. Однако многие женщины стыдятся сообщать о том, что к ним приставали в транспорте. И прежде всего потому, что суды, как правило, проявляют снисходительность к домогающимся и выносят им только условные приговоры.
Только правовыми мерами решить проблему сексуальных домогательств в Японии, по всей видимости, невозможно. Для искоренения сэкухара необходимо, чтобы в сознании японских мужчин произошли существенные изменения. До тех пор, пока они будут под влиянием традиций смотреть на женщин исключительно как на объект, вопрос останется неразрешенным.

Нападавших на неё было много, а помощи ждать неоткуда.

Мужчины, которые лапают женщин в переполненных поездах, называются на японском языке «чикан». Они представляют собой серьезную проблему для японских женщин и детей. Для защиты от чиканов были придуманы различные стратегии. От поездов, библиотек, кафе предназначенных только для женщин, до стикеров позора, которые невозможно смыть. Женщины могут нанести их на руку нападавшего во время процесса домогательства.

Смешные наклейки с анти-чиканами для мобильных телефонов, выпущенные отделом полиции префектуры Сайтама. Это наклейки, которые вы можете использовать, чтобы пометить потенциального чикана.

Куми Сасаки была жертвой извращенцев-растлителей «chikan». Она недавно опубликовала книгу, рассказывающую о травмирующих событиях в её жизни. В возрасте от 12 до 18 лет, ее почти каждый день лапали японские мужчины. В общественном транспорте, в местах скопления людей, по дороге в школу и обратно.

▼ Ниже перечислены некоторые ужасные встречи, упомянутые людьми в Twitter после публикации книги:

  • Он положил использованный презерватив в мою сумку
  • Он использовал один из моих наушников, пока я их использовала
  • Он засунул язык мне в ухо
  • Он снял крючки моего бюстгальтера
  • Он лизнул мою щеку / шею / лицо / тело
  • Он схватил меня за руки / пальцы / предплечье
  • Он коснулся моей груди локтями / телом
  • Он приблизил свою промежность к моему лицу
  • Он расстегнул пуговицу на моей рубашке
  • Он порезал мою юбку
  • Он коснулся моей груди и ягодиц, когда я выходила из поезда
  • Он показал мне непристойные изображения и видео
  • Он расстегнул мой бюстгальтер
  • Он засунул руку мне в трусы
  • Он трогал меня за грудь
  • Он пытался пальцем лишить меня девственности
  • Он пытался засунуть мою руку к себе в шорты
  • И т.д.

▼ Сасаки в настоящее время живет в Париже, и книга была издана во Франции под названием Чикан.

Общепризнанно, что в Японии наблюдается необычайно высокий уровень растления, особенно на поездах и автобусах, а также в пабах и клубах, на рабочих местах и ​​на улице.
О многих из этих случаев не сообщается, поскольку японские жертвы не хотят привлекать к себе внимание.

Книга была выпущена в ноябре 2017 года, и с тех пор ее популярность растет. Сасаки описывает инциденты, которые произошли в средней и старшей школе, все они были пугающими и отвратительными.

Сасаки вспоминает свой первый инцидент с чиканом. Ей было 12 лет, когда она ехала в поезде по Токийской линии Яманотэ. Она только вошла в переполненный вагон, который начал движение. Она почувствовала, как рука мужчины трогает ее. Она пишет:

«Пальцы незнакомой руки проникли за воротник моей блузки. Затем он коснулся моей спины, он коснулся моих ног, моей талии, даже моей задницы. Он положил руку прямо под ягодицы, тихо поднимая мою юбку, просто передвигая пальцами, и он коснулся моего левого бедра под моей юбкой».

В настоящее время Tchikan доступна только на французском языке.

Будучи ещё юной и неопытной, Сасаки не знала, что происходит, и просто впала в ступор.

Но это только начало. В течение следующих шести лет почти каждый день она, как и миллионы других японских женщин и детей, продолжала подвергаться нападениям в поездах во время своих поездок в школу и на занятиях. Преступники варьировались от мужчин в подростковом возрасте, до пожилых мужчин в возрасте за семьдесят. Однажды, за ней даже следовал до дома женатый мужчина лет пятидесяти, после того, как он лапал ее в набитом вагоне. Он сказал ей, что хочет, чтобы у нее были дети от него.

Бесконечный цикл пыток Сасаки сказался на её дальнейшей жизни. Она впала в депрессию и попыталась покончить жизнь самоубийством. Её спасло знакомство с молодым французом. Сейчас ей 30 лет и она живет за пределами Японии. По понятным причинам, она все еще избегает поездки на общественном транспорте.

В силу сложившего менталитета, в большинстве таких случаев японские дети и женщины предпочитают отмалчиваться, чтобы прилюдно не опозориться.

Общество в котором Чиканы считаются тривиальным событием, оставило Sasaki изолированной и не в состоянии обратиться за помощью даже к родителям. Написав эту книгу, она хочет показать японскому обществу, насколько глубокие раны и сколько боли может принести повседневный японский Чикан.

Сасаки написала книгу воспоминаний «Чикан», чтобы рассказать о том, что чиканы опаснее, чем думают японцы. Она говорит, что многие люди думают, что это просто мелочь. В японском обществе статус женщины невероятно низок, государство по сути игнорирует само существование женщин. В японской женщине ценится покорность и служение мужчине. Женщина — это служанка: сначала она служит отцу или братьям, затем мужу, сыну.

Надеюсь, книга Сасаки поможет озвучить тех детей и женщин, кто переживает тот же травмирующий опыт.

К сожалению, в Японии это не редкий случай, а постоянная практика. По результатам японских исследований, проведенных в 90-ых годах, более 95 % женщин подвергались домогательствам в общественном транспорте.

Причин, по которым чикан существует в Японии, много, и для того, чтобы они перестали быть проблемой, потребуются многочисленные культурные изменения. Но до тех пор, эта книга — необходимый первый шаг. Сасаки чрезвычайно смелая девушка, не побоявшись поднять эту тему.

Японские «чиканы» используют Apple AirDrop для сексуального домогательства
8+ типов «чиканов» извращенцев, пойманных в японских поездах
Буцукария. Японцы придумали новое извращение.

Просмотры: 4 616

Поездка в общественном транспорте в час-пик – это, мягко говоря, отвратительно. Столпотворение, давка, порой бывает даже нечем дышать, не то, чтобы двигаться. Но находятся люди, которым такая атмосфера очень даже по душе. «Теруны» или «прижимальщики», которым явно не хватает внимания в жизни, воспользовавшись ситуацией, начинают домогаться женщин.

Стоит отметить, что проблема сексуальных домогательств в общественном транспорте актуальна для многих стран мира. Опросы различных неправительственных организаций по защите прав женщин показали, что в среднем более 80% представительниц слабого пола сталкивались с различными формами приставаний. Причем половина из них пострадали от физического насилия, то есть злоумышленник мог гладить их по ягодицам, щупать, пытаться проникнуть рукой в трусы…

Увы, но такое или почти такое происходит в часы-пик и в Баку: как в метро, так и в автобусах. Порой женщины то ли от страха, то ли от стыда предпочитают молчать. Они либо сходят на ближайшей остановке, либо терпят то, что не есть хорошо. Безусловно, подобное сказывается на психологическом состоянии женщин, что порой ведет к негативным последствиям.

Психологи проводили ряд исследований, которые выявили, что пострадавшие девушки начинаются остерегаться или бояться мужчин, не садятся в заполненный общественный транспорт из-за чувства паники… Особенно страдают несовершеннолетние девочки, которые подвергаются домогательствам в общественном транспорте. Травма, оставшаяся с детства, редко, когда полностью забывается во взрослом возрасте.

Автор этих строк буквально сегодня утром стала свидетелем следующей картины. Взрослый мужчина в переполненном метро стоял позади девушки. Справедливости ради надо отметить, что вагон был заполнен под завязку, но это было мужчине явно на руку. Формы девушки настолько впечатлили извращенца, что он, не думая, вытащил свой половой орган и стал себя удовлетворять. Cпустя какое-то время это заметили пассажиры, возмутились, и извращенец сбежал. Девушка же долго не могла прийти в себя.

Вслед за этим представительницы прекрасной половины стали рассказывать истории, произошедшие с ними. Приведу лишь некоторые из них.

«Я стояла в метро в шортах, была сильная давка, как вдруг почувствовала мужскую руку у себя между ног. Естественно, я остолбенела, было стыдно, я оттолкнула парня от себя. Отошла в сторону, но он повторил свои действия, я стала кричать и ругаться. Он же начал отнекиваться, заявил, что я все придумала».

«А со мной произошел случай в автобусе. Мужчина стоял сзади, а я смотрела в окно. И вдруг я ощущаю, как кто-то меня держит одной рукой за талию, шепчет мне на ухо непристойные слова, вторую же пытается засунуть в брюки. Я не растерялась, и как дала ему сумкой по голове!».

«Я тоже избила своего обидчика. Случай был как раз в метро. Сзади меня стоял парень, который пытался тереться об меня. Я пыталась отойти, но вагон был сильно переполнен. И тут я слышу, как он мне на ухо говорит, что положит записку со своим телефонным номером в задний карман моих брюк, и в следующую секунду провел рукой по моим ягодицам. Мне словно «снесло крышу», показалось, что я на боксерской арене, я просто избила его и вышвырнула на следующей станции».

«И у меня была похожая ситуация, я просто испугалась и не могла прийти в себя. Он стоял сзади и терся об меня, ничего не говоря. Я ждала пока поезд доедет от станции метро «Гянджлик» до «28 мая», чтобы выскочить. А когда я вышла, он посмотрел мне в след, поглаживая свой половой орган. Вообще, у наших мужчин есть привычка, постоянно себя там трогать. Это омерзительно».

Кстати говоря, желание удовлетворять сексуальные потребности путем трения половых органов через одежду об окружающих является психическим отклонением, которое называют «фроттеризм». В некоторых случаях это отклонение может повлечь за собой и ряд других, например, вуаеризм или стремление подглядывать за обнаженными людьми, а также эксгибиционизм, то есть желание публично демонстрировать свои половые органы.

Как с ними бороться? Путем какой-либо образовательной, просветительской кампании против домогательств? Возможно, она и дала бы хоть какой-то результат. Скажем, размещение в общественном транспорте информационных плакатов, где были бы отмечены призывы против домогательств. Может это заставило бы мужчин задуматься. Ведь на месте их жертв могли бы быть их сестры, матери, жены…Возможно, административная ответственность – это тоже выход, но сам факт приставания и домогательства порой сложно доказуем.

Хотя, например, в Англии, полицейские активно используют штрафы против «прижимальщиков». В Японии по этой причине для девушек и женщин существует отдельный транспорт. А в метро Мехико появилось сидение с мужским половым органом. На нем написано: «Здесь неудобно сидеть, но это ничто по сравнению с тем сексуальным насилием, которое женщинам приходится терпеть ежедневно».

Существует международное движение против домогательств «Hollaback!». Они представили несколько полезных тактик поведения в случае домогательства в общественном транспорте.

— Посмотрите в глаза тому, кто к вам домогается, и резко осудите его поведение.
— Не стыдиться, говорить четко и уверенно.
— Не спорить, сказать и уйти.

Джамиля Алекперова

1. Я — инициатор
Может, девушкам неловко станет от моего рассказа. Постараюсь мягче. Вообще-то я — мужикам. Вот ситуация, которая была знакома мне не раз и не два.
Я учился на первых курсах института и ездил туда в страшной давке, но успевал заскочить на заднее сидение, благо, всего одна остановка от кольца. Оно было в тогдашних тесных автобусах сплошным от борта до борта, перед ним низкая деревянная ступенька, а верхнего поручня, как правило, нет.
И тут вот самый супер-случай женского оргазма, не забыть.
Повторяю, была давка, и толпа входящих одну симпатичную мадам выдавила на ступеньку, как раз к моему левому колену. Хотя и была у меня с недавних пор однокурсница подружка, слышал слово «клитор», но толком не знал, что это и где, думал он у них там, далеко внутри и ниже. Тогда интернета не было, а я не интересовался. Мне лишь бы загрузить да во-время вытащить. А тут чувствую — трётся она лобком о колено, ритмично так делает. Сначала незаметно, а потом всё отчётливее. Людская масса заталкивала её на меня, её левая нога оказалась уже почти у ширинки, в пределе досягаемости. Я ничего не понимал, хотя и крайне возбудился, но держал себя в руках. Так хотелось «случайно» прикоснуться к её нежной коже, да вот она, только руку протяни. Член раздулся и встал во весь рост. Ноги он не доставал, далековато было, да и трусы мешали. А, главное, люди вокруг.
Колено инстинктивно стало приподниматься в такт нажатиям, не знаю, почему. Наверное, дошло, что ей приятно. Она прижималась к нему всё плотней и чаще. Там, сзади, наваливались, я так думал, да так и было.
И тут произошло ошеломляющее. Она резко повернулась, упершись в спинку сидения у моего плеча, глаза были закрыты, губа прикушена, ноздри раздувались. От толчков она склонилась надо мной, и лицо оказалось в непосредственной близости, я даже почувствовал жар и лёгкий запах духов. У меня, восемнадцатилетнего, не видевшего так близко немолодых ухоженных баб, перехватило дыхание. Она, тяжёлая, вдруг стала падать на меня, клянусь, кто читает! Я подхватил её за подмышки, там было мокро, вскочил и посадил на своё место. При этом нечаянно коснулся груди. Током дёрнуло.
Она опустила низко голову и прикрыла козырьком ладошки лицо. Но я видел сверху его почти малиновый цвет. Округлые колени были плотно, сверхплотно сжаты и неестественно приподняты. Это бросилось в глаза. Её пальцы вздрагивали. Я подумал, ей плохо от духоты, такой дурак тогда я был. А мы как раз проезжали парк Лесотехнической академии, и тут остановка. Там интимных скамеек в зарослях не перечесть. Знал бы я, идиот, что с ней случилось. Эта мысль потом долго ночами давила череп мне и яйца тоже. Дурак я был, малолетка. По прошествии лет понимаю — эти мечты чушь собачья. Но хороша была штучка, на миллион долларов, т.е. не по мне. А я её всё же «оттрахал». Во всяком случае, удовлетворил на все сто или больше. Правда, скорее всего, сзади был помощник.
Больше такие дорогие не подворачивались. В руки не падали. Так, пошебуршат — и исчезают. «Если бы молодость знала….» Мне б её за тонкие дрожащие пальчики, я их помню, с колечками, сказать — здесь душно, вам надо на воздух, и вывести из автобуса в парк. А там будь что будет. Это иногда мерещилось, и я во сне корил себя. Проснувшись понимал — да чушь собачья. Но ведь она бросила на меня быстрый взгляд, и он был однозначен. Приснилось, что ли. Запутался во снах. Но я не забуду её мокрые подмышки и тяжёлое горячее тело в своих руках.
Я спрашивал на форумах у женского пола: а вдруг реальны были мечты? Что б им не ответить: она же кончила, и нахрен ты ей вообще-то нужен, свали в сторону, заткнись, не лезь. Молчат, стесняются. Все, похоже, через это прошли. С мокрыми трусиками.
Такой вот был автобус, мужики. Из жизни написал, поверьте.
2. Меня инициировали
Пресловутая давка в автобусе в знойный летний день, будь неладна. Чего там только не увидишь. Лично я терпеть не могу озабоченных кобелей, оседлавших очередную жертву. Сам-то сторонюсь подобных ситуаций, стыдливый я и, в некоторой степени, так сказать, гордый. Тут следует упомянуть, что женщину в своих руках тогда ещё плотно не держал. В школе я учился, в последнем, 11-м классе, играл за сборную школьников города, ехал после душа с тренировки. А в этом возрасте, хорошо помню, встаёт на любой предмет, включая замочную скважину.
Народу немного, но на очередной остановке в автобус через обе двери хлынула разъярённая толпа — предыдущий сломался. Меня сдавили слева, справа и сзади, не продохнуть. Не помню как передо мной оказалась девушка. Она вцепилась в ручку сидения, а меня прижало к ней, полный контакт. В руках у меня рюкзачок с потными шмотками, на мне фирменная футболка с гордой буквой «Л» на левой стороне груди и спортивные трикотажные брюки. Я всегда поражался, как это женщины чуют лежащий член на своей заднице. Она как правило,начинает ёрзать. Антенна у них там, что ли? Так и сейчас.
Ну что дальше рассказывать. Предатель встал, воткнулся куда-то там. Неловко. Тут вдруг место освободилось, и она садится. Слава Богу, пронесло. А сзади толпа взбесилась, чуть ли не драка. Меня кинуло на неё, и вдруг она неожиданно юркает плечом мне под пах, бесстыдно отстранившись от соседки у окна. Люди же вокруг, а деваться некуда. Да по-правде сказать, не очень-то и охота.
Наконец, я рассмотрел её. Никаких следов косметики, чистое юное лицо. На вид лет 15, блондинка, чёлка. Она лихорадочно сдувает её со лба, лицо раскраснелось, глаза закрываются. Она невинная, я, хоть и пацан, это понимаю каким-то шестым чувством и возбуждаюсь. Я хочу ей помочь, но боюсь, что она, ещё ребёнок, потеряет контроль. Очередной толчок сзади, член оказывается почти у щеки, я прикрываю его рюкзачком, он стремится сквозь тонкий трикотаж наружу. Я вижу сверху, как её головка склонилась ко мне, как руки не знают, что делать, как нервно сжимаются-разжимаются кулачки…
Я от этого сам на грани. Сзади снова давят. Обычно я сопротивляюсь, а тут сдаюсь. Член лежит на плече и дёргается, мои пальцы на спинке сидения прошлись по бесцветным нежным волоскам на голой девичьей шее. Она, потеряв самообладание (а я ещё с трудом держусь), прижалась головой, правая рука поправила волосы и стремительно пробежала по всему члену от начала до конца, изучая его анатомию. Он тут же начал (о, Господи, прости пацана) непредсказуемо разряжаться. Я резко, как мог, отстранился, но она вскочила, схватив крепко ещё пульсирующий орган, и смотрела на меня снизу какими-то изучающими, сочувственно-виноватыми глазами. Её щёки пылали. Мои, конечно, тоже.
Она стала быстро пробиваться к выходу, я, дурак, подумал, мне надо за ней. Я чуть касался её талии, чтоб не остыла. Но на улице она справилась с собой. Я попытался войти в контакт: «Посмотри, что ты со мной сотворила, куда мне теперь?» Я размечтался, а вдруг скажет – пошли ко мне. Дурачок, она же подросток. Это был, похоже, её первый опыт. Она неожиданно грубо послала меня подальше. И побежала. Правильно сделала. Я не знал, как идти: спереди липкое пятно и по ноге течёт. Рюкзачком прикрывался.
Это — не фантазия, такое не придумаешь. Неловко писать, но было. Такой вот чёртов этот автобус, девки. Что поделаешь, природа, блин…

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *