Ложные показания свидетеля в уголовном процессе

Проблемы, связанные с лжесвидетельством довольно продолжительное время являются предметом внимания многих специалистов в области уголовного права, криминологии, юридической психологии, уголовного процесса и криминалистики. Вместе с тем, практика свидетельствует, что многие вопросы, касающиеся данной проблемы, до сих пор не разрешены. При этом сама по себе угроза привлечения к уголовной или административной ответственности за дачу ложных показаний (отказ от дачи показаний) на самом деле не является препятствием к даче ложных показаний.

Сидоров А.С.

Показания свидетелей, потерпевших, заключения экспертов и специалистов, правильный перевод имеют исключительно важное значение в обеспечении правосудия по уголовным, гражданским и другим делам. В частности, невозможно вести борьбу с преступностью без наличия правдивых показаний свидетелей и потерпевших. Поэтому заведомо ложное показание данных участников судопроизводства, предусмотренное ст. 307 Уголовного кодекса РФ (далее – УК РФ), расценивается законодателем как преступление против правосудия. В обиходе данное преступление обычно называют лжесвидетельством.

Не вызывает сомнения, что общественная опасность заведомо ложных показаний, получающих все большее распространение, очевидна. Они затрудняют расследование, препятствуют достижению истины, затягивают сроки следствия и дознания, помогают виновным уйти от ответственности, а также могут привести к осуждению невиновных.

Устанавливая уголовную ответственность за данное преступление, законодатель преследовал цель обеспечения достоверности сообщаемых свидетелями и потерпевшими сведений. Как считают некоторые авторы, предполагается, что в данном случае под страхом привлечения к ответственности допрашиваемые лица дадут лишь правдивые показания, чем окажут помощь предварительному следствию или суду, выполнив при этом конституционно устанавливаемую обязанность содействия правосудию.

Проблемы, связанные с лжесвидетельством довольно продолжительное время являются предметом внимания многих специалистов в области уголовного права, криминологии, юридической психологии, уголовного процесса и криминалистики. Вместе с тем, практика свидетельствует, что многие вопросы, касающиеся данной проблемы, до сих пор не разрешены. При этом сама по себе угроза привлечения к уголовной или административной ответственности за дачу ложных показаний (отказ от дачи показаний) на самом деле не является препятствием к даче ложных показаний.

Как отмечает Д.Ю. Гончаров, в части привлечения лиц к уголовной ответственности по ст. 308 УК РФ закон применяется малоэффективно, а в отдельных регионах на протяжении ряда лет не применяется вообще. Инициативы уголовного преследования со стороны лиц, непосредственно занимающихся расследованием преступлений и сталкивающихся с отказом свидетелей и потерпевших давать показания, не находят поддержки у начальников следственных отделов, прокуроров и судей. То же можно сказать и о применении статьи 307 УК РФ в части привлечения к уголовной ответственности лиц, дающих ложные показания.

Рассматриваемый вид преступления характеризуется высокой латентностью.

По мнению В.А. Блинникова, уровень латентности данного вида преступлений достигает 50 % по уголовным делам и 90 % — по гражданским делам, по оценкам большинства экспертов — судей, прокуроров и следователей.

Большинство ложных показаний даются в суде и обыкновенно они заключаются в изменении правдивых показаний, данных в ходе предварительного расследования (свыше 70 %). Количество уголовных дел данной категории незначительно — в целом по России в год их возбуждается 100 — 200.

Среди осужденных большинство — свидетели (около 70 %), остальные — потерпевшие. Экспертов и переводчиков, привлеченных к уголовной ответственности, ни одним исследованием не выявлено.

Самым распространенным объективным фактором лжесвидетельства выступает воздействие обвиняемых и других близких им лиц, нередко проявляющееся в принуждении к даче ложных показаний, а из субъективных — страх перед расправой и жалость к обвиняемому или его семье.

Цели лжесвидетельства не отличаются разнообразием. Преобладают цели оправдания (65,2 %) или смягчения (25,8 %) вины обвиняемых. Обвинительные показания дают около 10 % свидетелей и потерпевших.

В.А. Образцов причины лжесвидетельств свидетелей, потерпевших видит в следующем.

Причины, порождающие ложные показания свидетелей и потерпевших:

  • воздействие, которое они испытали со стороны заинтересованных лиц (просьбы последних, уговоры, подкуп, шантаж и т.д.);
  • болезненное состояние психики;
  • личная заинтересованность в исходе дела;
  • намерение избежать нежелательного обременительного участия в уголовном процессе;
  • нежелание помогать правоохранительным органам в установлении истины из-за негативного отношения к их работе, конкретным работникам.

В генезисе лжи существенную роль играют эмоции человека: страх, гнев, злорадство, зависть, тревога, надежда, отчаяние и проч.
В качестве мотивов лжесвидетельства могут выступать корыстные побуждения, ложно понятые интересы коллектива, чувство товарищества, попытка самоутверждения таким способом и т.д.
Делается это из:

  • опасения, что признание вины может изменить в худшую сторону судьбу допрашиваемого и его положение в обществе, повредить собственной репутации, причинить иной вред себе и другим людям;
  • желания отомстить соучастнику или иным лицам;
  • боязни мести со стороны соучастников, других заинтересованных лиц;
  • корыстных побуждений или соображений получения иной выгоды.

По данным Ю.И. Кулешова, в 55,4 % изученных уголовных дел свидетели (16,2%) в суде отказались от первоначальных показаний, которые они давали на предварительном следствии, отрицали те фактические обстоятельства, о которых они ранее говорили в своих показаниях. Причины этого они объяснили физическим и психическим насилием со стороны сотрудников правоохранительных органов (22,5%); иными незаконными действиями (обман, уговоры, обещания, использование алкоголя и наркотических средств) (2,8%).

Как представляется, существует еще ряд причин возникновения ситуаций, когда во многих случаях наряду с другими доказательствами в основе обвинительных приговоров (а также решений судов по гражданским делам) лежат показания свидетелей, которые не отражали действительных обстоятельств дела, но не были оценены как ложные.

Эта причина связана с тем, что предупреждая свидетеля или потерпевшего об уголовной ответственности за дачу ложных показаний, следователи и судьи во многих случаях не разъясняли им положения, содержащегося в примечании к ст. 307 УК РФ. В соответствии с данным Примечанием свидетель или потерпевший освобождаются от уголовной ответственности, если они добровольно до вынесения приговора или решения суда заявили о ложности данных ими показаний.

Считается, что примечание к статье направлено на предотвращение серьезных последствий дачи ложных показаний (неправильного заключения эксперта или перевода), которые могут быть положены в основу приговора или решения суда. Примечание дает возможность лицам, совершившим рассматриваемое преступление, осознать свой поступок, исправить случившееся и избежать уголовной ответственности.

Вместе с тем, многие свидетели, с которыми нам приходилось беседовать или допрашивать в судах заявляли о том, что это положение уголовного закона им не известно. И дав однажды следователю ложные показания по одной из вышеперечисленных причин, они повторяли их в суде только потому, что думали, что если об этом станет известно, то они понесут предусмотренное законом наказание.

Однажды автор этой статьи явился свидетелем семейной драмы.

В результате оговора со стороны своей матери, которая участвовала в деле в качестве потерпевшей, а также показаний ее подруги, допрошенной по делу в качестве свидетеля, за кражу ноутбука был осужден гражданин Т. Согласно материалам дела мать Т. заявила о том, что сын похитил у нее ноутбук, который сам же и подарил ей на день рождения незадолго до этого. Позже якобы случайно подруга рассказала ей, что этот ноутбук она приобрела о Т., и он находится у нее дома. В результате выемки ноутбук был изъят и приобщен к делу в качестве вещественного доказательства.

Допрошенный следователем Т., сознался в содеянном, а позже свои показания подтвердил в суде. Был осужден к реальному сроку лишения свободы.

При обсуждении вопроса о составлении кассационной жалобы на приговор районного суда Т. пояснил автору настоящей статьи, что на самом деле преступления он не совершал. Вынужден был оговорить себя, т.к. опасался, что в случае раскрытия обмана мать могут привлечь к уголовной ответственности за ложный донос, а ее подругу за дачу ложных показаний.

В ходе беседы с матерью осужденного Т. она подтвердила слова сына и объяснила, что сын после ссоры с женой жил у нее, стал злоупотреблять спиртными напитками. Она хотела «попугать» сына и решила обвинить его в преступлении, которого он не совершал. При этом она уговорила свою подругу помочь ей в этом.

Выяснилось, что до этого ее предупреждали об уголовной ответственности за ложные показания, но никто не объяснил, что она может быть от нее освобождена в результате добровольного заявления об этом до удаления суда в совещательную комнату. И переживала потом не столько за себя, сколько за подругу, которая поддалась ее уговорам и стала лжесвидетелем.

На мое предложение заявить об этом в суде кассационной инстанции она отказалась. В данном случае она стояла перед выбором: изобличить себя и постороннего человека в лжесвидетельстве, либо оставить все как есть. Закончилось тем, что «победила» дружба.

В настоящее время Т. отбывает уголовное наказание за преступление, которого не совершал. Его жена одна воспитывает двух малолетних детей.

Вот такая история. А могло бы все быть по-другому. Если бы матери и ее подруге вовремя было разъяснено положение Примечания к ст. 307 УК РФ

И до этого случая и после него, нам неоднократно приходилось участвовать в судебных процессах. Попытки в судебных заседаниях разъяснить рассматриваемое положение закона допрашиваемым лицам нередко приводили к репликам со стороны обвинения о необходимости сделать адвокату замечание. Якобы, таким образом адвокат оказывает давление на свидетеля или потерпевшего с целью изменить данные ранее показания.

Конечно, если ложные показания дают, например, сотрудники правоохранительных органов, по делам, поводом к возбуждению которых явились сфальсифицированные результаты оперативно-розыскной деятельности либо использовались такие же доказательства (а такие случаи, к сожалению, не единичны), наивно думать, что разъяснение положения закона об освобождении раскаявшихся лжесвидетелей от уголовной ответственности, что-то изменит.

Тем не менее, как представляется своевременное разъяснение свидетелям и потерпевшим Примечания к ст. 307 УК РФ, можно считать не только достаточно эффективным тактическим приемом допроса, направленным на установление истины по делу, н и процессуальным «оружием» следователей, государственных обвинителей, адвокатов и судей.

По нашему мнению, было бы правильным, если в части 5 статьи 164, 216, 268, 277 и 278 Уголовно-процессуального кодекса РФ содержалось указание на обязательность разъяснения рассматриваемого положения свидетелям и потерпевшим.

Литература

  1. См.: Жиляев А.И. Криминологическая характеристика и предупреждение заведомо ложных показаний свидетелей и потерпевших: Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук. – Нижний Новгород, 2002. -30 с. // Федеральный правовой портал Юридическая Россия: сайт- URL http://law.edu.ru/book/book.asp?bookID=107709
  2. См. например: // Юр.Профи. Коллегия адвокатов Москвы: сайт — URL: http://www.urprofy.ru/node/256
  3. Гончаров Д. Ю. Ответственность за отказ от дачи показаний // Журнал Российского права. 2002. № 6.
  4. См.: Малышев Я.В. «Основные направления совершенствования уголовной ответственности за заведомо ложные показания потерпевшего и свидетеля» // Научная библиотека Томского государственного университета: сайт – URL http://www.lib.tsu.ru/
  5. См.: Блинников В. А. Уголовно-правовые и криминологические аспекты лжесвидетельства: Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук. — Нижний Новгород,1998. с. -22 // Юридическая Россия. Федеральный правовой портал: сайт — URL: http://law.edu.ru/book/book.asp?bookID=82531
  6. См.: Образцов В.А. Криминалистическая психология // Электронная библиотека TheLib.ru: сайт — http://thelib.ru/books/obrazcov_viktor_aleksandrovich/kriminalisticheskaya_psihologiya-read-38.html
  7. См.: Кулешов Ю.И. Преступления против правосудия: проблемы теории, законотворчества и правоприменения: Автореферат диссертации на соискание ученой степени доктора юридических наук. – Владивосток, 2007 // Саратовский центр по исследованию проблем организованной преступности и коррупции: сайт- URL http://sartraccc.ru/0
  8. См., например, Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации. Отв. ред. доктор юридических наук, профессор А. В. Наумов) — М.: Юристь, 1997
  9. Архив Ленинского районного суда г. Тюмени, уг. дело № 1-375/2012
  10. См., например, Сидоров А.С. К вопросу об оценке действий сотрудников органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность, и лиц, оказывающих им содействие, при осуществлении проверочной закупки наркотических средств // Совершенствование деятельности правоохранительных органов в борьбе с преступностью в современных условиях: материалы Всероссийской научно-практической конференции (23-24 октября 2008г.) – Тюмень: ТГИМЭУП, 2008; Сидоров А.С. К вопросу об использовании в уголовно-процессуальном доказывании результатов проверочной закупки наркотических средств // Проблемы защиты прав человека в российском судопроизводстве: Материалы Всероссийской научно-практической конференции (г. Тюмень.6-7 февраля 2009г.). В 2 ч. Ч. 1 /Под ред. Л.М. Володиной. Тюмень: Изд-во ТюмГУ, 2009; Сидоров А.С. К вопросу о «примитивном» подходе к расследованию преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотиков // Проблемы предупреждения и борьбы с преступностью и другими правонарушениями: Материалы Всероссийской научно-практической конференции. 31 мая -1 июня 2012 года. Под ред. Н.Ю. Лебедева. – Новосибирск: НГУЭУ, 2012 и др.

Опубликовано: Проблемы уголовно-процессуальной науки ХХI века», посвященной 75-летию доктора юридических наук, профессора З.З. Зинатуллина: материалы международной научно-практической конференции (Ижевск, 7-8 февраля 2013 года).

Чтобы не пропускать новые материалы, подпишитесь на наши страницы:

Ежегодно доля осужденных за такие действия не превышает 0,2% от общего количества.

Но за этими цифрами скрывается возможность судебных ошибок и сломанных жизней невиновных граждан, а потому так важно понимать степень ответственности лица участвующего в установлении истины по делу на всех этапах уголовного или гражданского процесса.

Особенно велика в этом вопросе роль экспертов, специалистов и переводчиков.

Зачастую установление истины по делу невозможно без привлечения сторонних наблюдателей или специалистов, которые могут поделиться сведениями о произошедших событиях.

Показания очевидцев находятся на вершине иерархии доказательств. В случае когда такие сведения указывают недостоверно и это стало причиной необоснованного вердикта виновник должен понести ответственность.

Отличие ложных показаний от заведомо ложных

Под заведомо ложными показаниями ст.307 УК подразумевает сознательное предоставление искаженных сведений об обстоятельствах дела органам дознания, предварительного следствия или суда.

Смотрите дополнительно в этой статье о клевете и способах защиты в подобных ситуациях.

Обман иных органов власти, например, местного самоуправления, не карается законом.

Аналогичный состав содержит ст.17.9 КоАП РФ, но в отношении показаний по административным правонарушениям или в ходе исполнительного производства.

Конституция дает каждому возможность не давать показаний против себя или близких родственников.

Но если свидетель решил дать показания против кого-либо они должны быть правдивыми, иначе он несет ответственность.

Также не обязан говорить правду или, вообще, отвечать на вопросы обвиняемый или подозреваемый.

Дача неправдивых показаний

Противоправными являются только умышленные деяния, то есть представление неверных свидетельств по забывчивости, болезни или в результате добросовестного заблуждения не квалифицируется по ст.307 УК РФ или ст.17.9 КоАП

Субъектом преступления может стать свидетель, эксперт или переводчик.

Это лица, старше 16 летнего возраста не признанные потерпевшими по рассматриваемому делу.

При этом они не только должны говорить правду, но и не умалчивать известные факты.

Ложные показания свидетеля могут как оправдывать, так и обвинять, отрицать факты или искажать их.

Лица, на которых возложена обязанность предоставлять сведения, информируются об ответственности за дачу ложных показаний.

В подтверждение этого ставится подпись в документах, закрепляющих свидетельства, переводы и экспертные оценки с пометкой о предупреждении.

Виды ответственности за лжесвидетельство

Дача ложных показаний влечет административную или уголовную ответственность.

Статьей 17.9 КоАП за такие правонарушения предусматривается штраф в размере от 1000 до 500 тысяч рублей.

В практике такие наказания достаточно редки.

Уголовная ответственность за дачу ложных показаний имеет более широкие границы. По большей части это наказания, не предполагающие лишения свободы.

УК РФ определяет размер штрафа в пределах до 80 тысяч рублей или доход виновного за полгода.

Но как только дело касается ложного обвинения в тяжких преступлениях, речь может пойти о 5 годах лишения свободы или таких же по протяженности исправительных работах.

Обычно, судебная практика идет по пути материального наказания и карает штрафом.

Смотрите тут, как правильно обжаловать штраф ГИБДД.

Такие меры наказания относят эти деяния к преступлениям небольшой тяжести. Несмотря на возможные максимальные 5 лет, на практике срок редко превышает 1.5 года.

Отказ от лжесвидетельства

Объект этого преступления — деятельность правоохранительных и судебных органов, а также права и свободы человека.

Главная угроза обмана следствия в возможности незаконного решения и наказания невиновных лиц.

Наступает она в момент вынесения ошибочного вердикта суда.

Учитывая это, законодатель предусматривает освобождение от уголовной ответственности за отказ от дачи ложных показаний, перевода или экспертизы, если он сделан до оглашения окончательного решения суда по делу.

Судебная практика по ложным показаниям

Ложные показания в суде встречаются в разных ситуациях.

Существуют прецеденты сознательного обмана следствия и суда «по заказу» какой-либо из сторон, для затягивания следствия, из-за различного понимания ситуации и обстоятельств.

Встречается даже самооговор для защиты от обвинения близких. Все это суды учитывают в своей практике.

Несмотря на редкость применения административной ответственности за такие случаи примеры есть. Так, в январе 2013 года, в прокуратуру Октябрьского района г. Барнаула были отправлены материалы по результатам судебной проверки показаний свидетеля.

Он утверждал, что его знакомый, обвиняемый в нетрезвом вождении, не управлял автомобилем, а только ожидал его после телефонного звонка. Однако, детализация переговоров не подтвердила показания и было возбуждено административное производство, по результатам которого назначен штраф в размере 1 тысячи рублей.

Если в ходе судебного разбирательства выясняется факт обмана свидетеля или иных лиц судья не признает их таковыми непосредственно в решении по делу, но указываются причины, по которым отвергается свидетельство.

Затем факт лжесвидетельства может подлежать отдельному уголовному разбирательству.

Примером служит решение городского суда г. Сургута по уголовному делу № 1-820/2011. Из материалов дела следовало, что свидетель, являясь сотрудником правоохранительных органов, дал показания в поддержку позиции потерпевшего. Он утверждал, что обвиняемый напал с отверткой в руке, а потерпевший воспользовался правом необходимой обороны и произвел выстрел в отношении обвиняемого. Было установлено, что показания были заведомо ложными и свидетель привлечен к ответственности.

Сегодня законодательство более гуманно и дает виновному исправить ошибку, главное, сделать это вовремя.

Частые вопросы по ответственности за ложные показания

Чем грозит изменение показаний в суде?

Изменение показаний в суде не грозит свидетелю или иному участнику процесса каким-либо наказанием, если указанное изменение было допущено по объективным причинам.

Исключением являются случаи дачи заведомо ложных показаний, что является преступлением и влечет уголовную ответственность. Основанием для привлечения является специальная норма Уголовного кодекса РФ, запрещающая давать заведомо ложные показания.

Привлечь к уголовной ответственности за дачу ложных показаний могут в том случае, когда на основании этих сведений судом был вынесен незаконный приговор, а свидетель умышленно совершил подобное деяние.

Обычно это выясняется по истечении определенного времени после окончания процесса, в котором были даны ложные показания.

Свидетель, дающий заведомо ложные показания, должен учитывать, что его освободят от уголовной ответственности в том случае, если он своевременно сообщит о данном деянии (до вынесения приговора), то есть не допустит негативных последствий от изменения показаний.

Что-то я в последнее время не испытываю особого энтузиазма от своих походов в суд. Особенно если речь идет о процессах по делам об административных правонарушениях или по уголовным делам.

Судебное разбирательство во многих случаях постепенно трансформировалось в имитацию отправления правосудия. Соблюдается регламент суда (хотя некоторые судьи и этого не делают), но представленные сторонами доказательства надлежащим образом не исследуются.

Результатом судебного следствия становится «подгонка» имеющихся доказательств под шаблон обвинительного приговора или постановления. При этом содержание самих доказательств, равно как и законность их получения, суд не учитывает.

Имитация выглядит уместно в кинематографе или театре. Актеры имитируют различные жизненные процессы, и от этого действа все только выигрывают. Зрители получают удовольствие от просмотра кино или спектаклей. Актеры и лица, участвующие в создании картин и постановок, получают денежное вознаграждение. При этом все остаются довольны и не причиняют друг другу никакого вреда.

В имитации судебного разбирательства проигрывают все.

Судья проигрывает в том, что вынужден выкручиваться и находить основания для отказа в удовлетворении ходатайств защиты даже тогда, когда такие основания отсутствуют. Точно также он вынужден находить доказательства обвинения, когда таковых нет, либо есть такие, что лучше бы их не было.

Прокурор проигрывает в том, что вынужден поддерживать обвинение даже в тех случаях, когда по-хорошему от этого обвинения следует отказаться.

Защитник проигрывает в том, что осознает свою правоту, но не имеет возможности ее доказать. Вернее, доказать-то ее он может, но лишь при условии, если эти доказательства будут приниматься судом. А пока такого условия нет, защитнику тоже приходится выкручиваться, чтобы не свести свое участие в судебном процессе к абсолютному нулю.

Почему проигрывает подсудимый, объяснять, думаю, не нужно. Он уже проиграл, когда оказался в этом статусе. Ему лишь остается надеяться, что степень этого проигрыша не окажется для него слишком трагичной.

Чтобы исключить «обнуление» своей роли в уголовном деле многие защитники стремятся выбирать путь согласия с предъявленным обвинением. В этом случае подзащитный заведомо чувствует себя виноватым и понимает, что обвинительного приговора не избежать, а защитник остается для него последней надеждой на смягчение наказания.

Незначительная разница в сроке наказания между запрошенным прокурором и назначенным судом (что происходит в большинстве случаев, т.к. суд обычно дает срок немного поменьше, чем просит государственный обвинитель) констатируется такими защитниками как выигрыш дела.

Меня такой выбор не устраивает, да и подзащитные все время попадаются какие-то «неправильные» — ни в чем не виновные. Поэтому для себя я разработал несколько иной порядок действий в суде первой инстанции, чтобы из нуля превратиться в какое-нибудь значимое число. Об этом расскажу в конце данной публикации.

Раньше я писал в своей статье Правосудие с «широко закрытыми глазами» о том, что суд перестает слышать и видеть только тогда, когда выступает сторона защиты. Оказывается, я ошибался. Судьи научились не слышать даже то, что говорят свидетели обвинения, потому что оценивают только количество доказательств, которые можно включить в обвинительный приговор для создания видимости их совокупности. О качестве доказательств речи не идет.

Приведу всего два примера, на которых можно наглядно прочувствовать всю глубину проблемы.

Пример 1. Мой подзащитный М. привлекается к административной ответственности за управление транспортным средством в состоянии опьянения.

Сотрудники ГИБДД предлагают М. пройти освидетельствование на состояние алкогольного опьянения на месте с помощью алкотестера. При этом они не производят отстранение водителя М. от управления транспортным средством и задержание его автомобиля и не составляют соответствующие процессуальные документы.

М. выдувает в прибор, и тот показывает по нулям. Сотрудникам этого мало, и они направляют М. на медицинское освидетельствование. В протоколе не указывают ни одного основания, в соответствии с которым у М., по мнению сотрудников ГИБДД, выявлены признаки опьянения.

По результатам медицинского освидетельствования М. у него в моче обнаруживаются каннабиноиды. Врач ставит стандартную печать в акт: «Установлено состояние опьянения». Никаких сведений о количественных показателях выявленного наркотического средства в акте не указано.

Подзащитный в шоке, так как в принципе не употребляет ни алкоголь, ни тем более наркотики. Начинаем выявлять причину такого показателя. М. вспоминает о том, что незадолго до сдачи анализа удалял себе зуб и употреблял обезболивающее лекарственное средство – Нурофен (Ибупрофен). По предварительной информации данное средство может давать ложноположительный тест на тетрагидроканнабинол.

А теперь о доказательствах, которые должны иметь значение для суда.

Допрашиваю в суде сотрудника ГИБДД, оформившего протокол о направлении М. на медицинское освидетельствование.

Вопрос: Вы производили отстранение М. от управления транспортным средством?

Ответ: Да, конечно.

Вопрос: Вы составляли протокол об отстранении М. от управления транспортным средством?

Ответ: Да, обязательно.

Вопрос: Вы направили протокол об отстранении М. от управления транспортным средством вместе с остальными материалами в мировой суд?

Ответ: Да, направил.

Вот и приехали. Напоминаю, что в материалах дела никакого протокола нет, потому что отстранение М. от управления транспортным средством не производилось.

Вопрос: По каким признакам Вы определили, что М. находится в состоянии опьянения?

Инспектор замялся и не смог ответить на поставленный вопрос.

Начинаю устраивать ликбез, перечисляя основания, предусмотренные законом: запах алкоголя изо-рта, неустойчивость позы, шаткость походки, поведение не соответствующее обстановке…

На последней фразе инспектор оживляется и, радостно кивая головой, говорит: — Во, во, оно самое!

— Что именно? – уточняю я.

— Поведение, не соответствующее этой, как ее… обстановке! Вот!

Очень интересно. То есть мой подзащитный, по словам сотрудника ГИБДД, вообще был «в неадеквате». Согласитесь, странный вывод, особенно если учесть отрицательные показатели алкотестера, а также тот факт, что после проведения медосвидетельствования М. благополучно сел за руль своего автомобиля и уехал домой.

Вопрос: Вы указали это основание в протоколе о направлении на медицинское освидетельствование?

Ответ: Да, конечно.

Смотрим протокол. Напротив указанного инспектором основания никакой отметки не стоит.

Подытожим результаты допроса.

Сотрудник ГИБДД дал суду ложные показания, то есть попросту наврал, что составлял протокол об отстранении М. от управления транспортным средством; что М. находился в неадекватном состоянии; что это обстоятельство послужило основанием для направления М. на медицинское освидетельствование.

Что должен сделать независимый, беспристрастный, справедливый судья в таком случае? Правильно! Он должен стукнуть своей колотушкой, пардон, судебным молотком, по столу (во всяком случае, именно так это выглядит в образцовой программе «Час суда», которой так доверяют наши граждане), после чего влепить частник в адрес начальства инспектора и незамедлительно прекратить дело в отношении М., потому как все нарушения налицо, и разбирать тут больше нечего.

Что делает наша судья? Правильно! Она даже глазом не моргнула, убедившись, что показания инспектора ложные, и что процедура направления М. на медосвидетельствование грубо нарушена. Она уже вынесла бы постановление о лишении М. водительских прав, да неугомонный защитник заявил ходатайство о вызове в суд понятых, которых, (О, ужас!) со слов М., вообще не было при составлении протокола. Так что процесс благополучно продолжился, и теперь вынесение обвинительного постановления является лишь вопросом времени.

Пример 2. Мой подзащитный привлекается к уголовной ответственности за незаконный сбыт наркотических средств.

Задержание произошло по классической схеме. Закупщик, участвующий в ОРМ «проверочная закупка», находясь под давлением оперативников, убедил-таки моего подзащитного приобрести для него наркотик.

По таким делам наибольший интерес представляет механизм появления закупщика в поле зрения правоохранительных органов.

При допросе оперативника, оформившего все материалы ОРМ, следователь допускает досадную оплошность и указывает в протоколе допроса такую фразу: «Н. (закупщик) был вызван к нам в отдел для проведения с ним профилактической беседы, в ходе которой сообщил, что Г. (мой подзащитный) занимается сбытом наркотиков».

Словосочетание «был вызван», а тем более для некой «профилактической» беседы уже дает основание защитнику заявлять о наличии провокации в действиях оперативных сотрудников полиции, поскольку инициатива организации сбыта наркотиков идет от них, а не от Н. и тем более не от Г.

Изучаем рапорт об основаниях для проведения проверочной закупки. Одним из оснований указывается заявление Н. Все замечательно, вот только никакого заявления в материалах уголовного дела нет.

В суде на допросе оперативный сотрудник на голубом глазу сообщает суду о том, что «Гражданин Н. добровольно явился к нам в отдел и сообщил о том, что Г. занимается сбытом наркотиков».

Учитывая содержание допроса оперативника на следствии, констатируем факт, что он дает суду заведомо ложные показания.

Задаю оперативнику вопросы.

Вопрос: В какой форме Н. заявил вам о том, что Г. занимается сбытом наркотиков – в устной или письменной? Если в письменной, какой документ был им составлен?

Ответ: Н. написал заявление о данном факте.

Вопрос: Указанное заявление было передано следователю вместе с остальными оперативными материалами?

Ответ: Да, конечно.

Опять ложь. Никакого заявления в перечне оперативных материалов и в материалах уголовного дела нет.

Заявляю ходатайство об оглашении показаний оперативника, данных на следствии, в связи с существенными противоречиями.

По итогам оглашения спрашиваю, подтверждает ли он данные показания. Ответ положительный.

Тогда задаю главный вопрос, имеющий непосредственное отношение к данному делу.

Вопрос: Поясните, пожалуйста, каким образом Н. был вызван к вам в отдел, и что за профилактическая беседа с ним была проведена?

Что должен сделать независимый, беспристрастный, справедливый судья в таком случае? Правильно! Он должен заинтересоваться полученным ответом свидетеля, и при возникновении соответствующих сведений констатировать факт того, что в действиях сотрудников полиции имеет место провокация.

Что делает наш судья? Правильно! Не дожидаясь ответа оперативника, он нервно подскакивает на месте и буквально кричит в мою сторону: «Вопрос снимается!»

«Нет, ребята, все не так, все не так, как надо», — почему-то вспомнил я в тот момент знаменитые строчки из песни Владимира Высоцкого.

Только у меня одного возникло ощущение, что такая реакция свидетельствует об укрывательстве преступления, совершенного сотрудниками полиции? Нет, вы не подумайте чего, это я так, размышляю.

А теперь о порядке действий, который я соблюдаю, оказавшись участником (но не соучастником) процесса имитации. Благодаря следованию этому порядку, в прошлом году по некоторым делам мне удалось достичь весьма неплохих результатов, о которых я указывал в своей статье Подведение итогов. Примеры некоторых уголовных дел, завершенных в 2017 году

Говорить своим доверителям только правду, которая заключается в том, что в судах первой и апелляционной инстанций «ловить нечего», а дальше «как карта ляжет». Тем самым вы сразу лишите своего подзащитного всяких иллюзий, и ваш проигрыш в суде не будет восприниматься им так болезненно.

Конечно, здесь есть риск отпугнуть от себя клиентов, особенно тех, которые ждут от Вас гарантированного результата по делу. Если вы считаете, что можете давать такие гарантии, тогда у нас с вами разное представление об адвокатской деятельности.

Безусловно, можно лукавить и говорить, что какие-то шансы на успех есть и даже представлять их в процентном выражении — право ваше. Но лично я категоричен.

Для повышения вероятности того, чтобы «карта легла» как надо, готовиться нужно заблаговременно, начиная еще со стадии следствия и судебного разбирательства в первой инстанции. С этой целью нужно тщательно аргументировать свою позицию и подкреплять аргументы письменными ходатайствами и документами.

Не менять изначально выбранную позицию ни при каких обстоятельствах. Особенно если вам предлагают «вкусняшки» в виде серьезного смягчения наказания — в случае признания вины и выбора особого порядка. Просто так такое не предлагают. Значит, с доказательствами обвинения дела совсем плохи.

Держать себя в руках. Никаких эмоций. Изначально нужно быть готовым к нарушению процессуального закона со стороны судьи и прокурора, действующих против Вас и Вашего подзащитного как единое целое, и воспринимать это как должное. Предупрежден – значит вооружен. Что бы ни происходило в судебном разбирательстве, Вы должны «держать марку»: не суетиться, не дерзить, не поддаваться на провокации.

К сожалению, Ваши эмоциональные выпады в адрес судьи и государственного обвинителя могут негативно отразиться на Вашем же подзащитном, а в худшем случае – на Вас самих. Чтобы дисциплинировать участников процесса можно производить аудиозапись судебных заседаний.

Короче говоря, нужно аккуратно, но настойчиво «гнуть свою линию». И тогда имитация на каком-то этапе может трансформироваться в правосудие и принести вам заслуженный результат.

О том, что такое клевета, наверное, никому рассказывать не нужно, каждый хотя бы раз в своей жизни сталкивался с ней. На первый взгляд безобидная ложь может разрушить жизнь человека, ведь она не ограничивается ничем, а правду можно подтвердить только объективными аргументами. Исходя из этого, выплывают вполне логичные вопросы, как доказать клевету, и как привлечь к ответственности очернителей репутации? Ответы на эти вопросы можно найти в Уголовном Кодексе, понятие «клевета» описывает статья 128. Согласно ее нормам у пострадавших есть реальная возможность избавиться от несправедливых обвинений и восстановить свои нарушенные права.

Признаки преступления и ответственность

Доказательства клеветы следует собирать, если она действительно имела место, ведь существует огромное различие между обыденным злословием и уголовно наказуемым действием. Законом были специально внедрены некие признаки клеветы, наличие которых определяет уголовную ответственность. На профессиональном юридическом языке эти признаки называют квалифицирующими, именно они определяют тяжесть злословия и меру наказания за него.
Клевета приобретает признаки преступления, если:

  • порочащие репутацию слова были сообщены хотя бы одному стороннему лицу;
  • информация, распространяемая обвиняемым, имеет заведомо лживый характер;
  • информация, которую распространяет злословец, унижает достоинство человека, разрушает честь и репутацию.

Требуется отметить, что Уголовный Кодекс увеличивает размер наказания, если оговор осуществляется во время публичного выступления, с мощью средств массовой информации, а также с помощью использования преимуществ должности.

Оклеветать человека можно в чем угодно, но самый больший штраф показан за ложь, которая связанна с совершением преступлений сексуального характера или заболеванием, опасным для окружающих. И в первом, и во втором случае, люди будут сторониться такого субъекта, а это в последствие может стать причиной психических отклонений, комплексов и даже стать причиной деградации личности, невозможности даже после оправдания адаптироваться в обществе. Клеймо насильника или больного может остаться на всю жизнь.

Через суд доказывать клевету и обвинять в неправомерных действиях можно только лиц, достигших 16-летнего возраста, но малолетним лжецам, которые не редко распространяют неправдивую информацию в Интернете, не стоит уповать на свою безнаказанность. Если будет подтверждение того, что именно их ложные сведения нанесли непоправимый вред общественным отношениям или конкретным гражданам, то ответственность понесут их родители.

Что делать пострадавшему?

В раздумьях, как доказать клевету без свидетелей, многие пострадавшие так и не предпринимают ничего, ведь думают, что помочь им даже суд не сможет, на самом деле – все не так. Права гражданина, его честь и достоинство гарантирует Конституция, а нарушение хотя бы одной нормы влечет за собой ответственность.

Перед тем, как вдаваться «во все тяжкие», следует проанализировать ситуацию, действительно ли имела место клевета или сказанное обидчиком только следствие его социальной распущенности. Если вы убедились, что человек осознанно вас оговаривает, важно все же поискать свидетелей его слов, очевидец в суде выступает вашей «козырной картой».

Важно также обосновать свою невиновность в обличающих фактах, то есть собрать доказательства того, что это неправда. К примеру, если вас обвиняют в распространении болезни, пройдите медицинское освидетельствование, справка от врача и будет опровержением клеветы.

После того, как собраны доказательства, нужно написать заявление в полицию или сразу в суд. Существенно повысит шансы на победу в суде адвокат, к которому можно обратиться за помощью. Он точно знает, как доказать клевету в суде, и как правильно оформить документацию, необходимую для этого.

Судебный орган может начинать разбирательство по делу также по обращению прокурора. Подобное бывает в случаях, когда доказывать свою невиновность в обличающих фактах, потерпевший сам не может, а клевета разрушает его достоинство и репутацию.

Пропадает необходимость доказывание своей невиновности в ложных фактах, если стороны примирились. Злоумышленник может осознать свою неправоту, попросить прощение и оказать своего рода моральную компенсацию потерпевшему. Так как подобное обращение в суд является частным иском, то потерпевший может забрать заявление.

При разбирательстве нередко учитывается факт однократной клеветы или многократных ложных обвинений. Очень часто, осознав, что натворил, преступник начинает заметать свои следы. Если публиковались сведения в Интернете – они удаляются, если распространялись среди людей слухи, то злоумышленник от них отказывается. Подобные его действия в данной ситуации уже не имеют значения, ведь всеми окружающими уже воспринята ложь, как правда, и достоинство пострадавшего унижено.

Исходя из этого, важно зафиксировать сам факт того, что человек какое-то время продолжал на вас клеветать. Доказать клевету, можно сделав скриншот страницы в Интернете, где вас обливают грязью, и заверить этот снимок подписью нотариуса. Подобный документ будет весомым фактом, который судья примет во внимание, ведь он заверен, а значит, имеет юридическую силу. Можно также снять на видео или фотокамеру акт распространения заведомо ложных сведений – публичные выступления на видео или фото постеров и надписей, которые делает о вас злоумышленник. При этом следует определить четкое время и место действия – включить функцию отображения даты и времени на камере или сделать некую привязку к району, запечатлеть характерные сооружения конкретного места положения.

В случае распространении печатной информации, можно сохранить листовки, газеты или другие бумажные носители. Свидетельские показания тоже очень важны, если клевета распространяется долго, то в любом случае найдутся люди, которые смогут подтвердить факт устного распространения неправдивых обвинений, и дать показания в суде, в вашу пользу.

При рассмотрении дела в суде вы можете требовать с обидчика моральную компенсацию, денежный эквивалент определяется произвольно, но это не значит, что ваши требования обязательно удовлетворят. Чтобы взыскать компенсацию, следует представить доказательства того, что клевета действительно нанесла ущерб вашей личности. Гораздо больше шансов получить денежную компенсацию, если запрашиваемая сумма, подкрепленная такими документами, как:

  • справка от психолога о том, что вы действительно обращались за помощью, страдая от ситуации, спровоцированной злоумышленником;
  • справка от терапевта, о том, что вы обращались за медицинской помощью, так как переволновались, у вас повышалось давление и проявлялись другие опасные симптомы;
  • лист врачебных назначений (перечень назначаемых медикаментов для лечения);
  • свидетельские показания о том, как изменилось ваше поведение, характер и привычный образ жизни.

Сбор доказательств – это дело следователя, но эта задача будет куда больше упрощена, если вы проявите инициативу. Кроме того, большинство работников правоохранительных органов несерьезно относится к делам из этой категории, поэтому особых усилий в ведение дела, не проявляют.

Если вам все же удастся доказать свою правоту и обличить злоумышленника в клевете, он обязан будет компенсировать ваши затраты на лечение и судебное разбирательство, а также выплатить моральную компенсацию в денежном эквиваленте. Нередко лжеца суд обязует написать опровержение своих слов, то есть публично извиниться перед потерпевшим и признать свою вину.

Подводя итоги, можно сказать, что клевета – это серьезное правонарушение, ведь она посягает на самое сокровенное, то, что невозможно отобрать у гражданина – честь и достоинство. Если вас ложно обвиняют, не стоит с пеной у рта доказывать свою невиновность, действовать нужно грамотно. Если у вас нет доказательств, что действительно смогут отбелить вашу репутацию, лучше вовсе какое-то время не пытаться оправдываться, ведь это привлечет к вам еще больше внимания общественности, а оно без весомых аргументов своей правоты, ни к чему. Наберитесь терпения, научитесь сдерживать себя, и вы обязательно добьетесь справедливости, и накажете обидчика.

«Незнание закона не освобождает от ответственности». Именно поэтому важно знать, чем может обернуться благое намерение в целях помощи близкому или знакомому введение суда или органов следствия в заблуждение. Проанализируем, что такое лжесвидетельствование, и предусмотрено ли наказание за лжесвидетельство на законодательном уровне.

Юридическая трактовка термина

Лжесвидетельство – это заведомо ложные сведения, предоставляемые суду или правоохранительным органам в рамках проведения расследования уголовного дела. Например, свидетель, видевший, как преступник вытаскивает кошелек из кармана потерпевшего, заявляет, что такого факта не было. Это является лжествидетельствованием.

Информация, данная гражданином иному государственному, муниципальному или общественному органу не является лжесвидетельством. Это касается даже заведомо ложных сведений, предоставленных перечисленным организациям в устной или письменной форме. Это ложь, за которую уголовная ответственность не предусмотрена, она остается на совести солгавшего. Например, гражданин, сдающий комнату в своей квартире в найм, заявляет управдому, что на его жилплощади никто посторонний не проживает. Данный гражданин лжет, но не лжесвидетельствует.

Стоит разделять понятия «ложь» и «заведомая ложь». Гражданин может искренне заблуждаться и быть уверенным в своей правоте, в этом случае за дачу таких показаний уголовная ответственность не наступает.

Обратите внимание Ответственность за предоставление заведомо ложных сведений определяет УК РФ в статье 307. Виновному грозит штраф до 80 тысяч руб., арест до 3 месяцев либо исправительные работы.

Например, свидетель уверен, что гражданин, предъявляемый ему для опознания в рамках расследования преступления, и есть то лицо, которое совершило противоправное деяние. Свидетель опознал данного гражданина, но в ходе следствия выяснилось, что опознанный не является преступником, а свидетель просто обознался. Данная ситуация не предусматривает наступления уголовной ответственности для свидетеля.

Заведомая ложь – это информация, являющаяся выдуманной. При этом гражданин осознает данный факт, но, тем не менее, выдает ее суду или правоохранительным органам как истинную. Дача заведомо ложных сведений карается уголовным наказанием. Например, гражданин уверяет, что лицо, совершившее преступление, в этот момент находилось рядом с ним. Обеспечивая алиби своему знакомому, опрашиваемый гражданин дает заведомо ложные показания.

Статья за лжесвидетельство

В Уголовном Кодексе (УК) РФ предусмотрена статья за лжесвидетельствование в уголовном деле, номер этой статьи – 307. Меры наказания по данной статье дифференцируются в зависимости от тяжести преступления, в рамках которого гражданин дал заведомо ложные сведения. Действие статьи распространяется на свидетелей и потерпевших преступного деяния, а также на экспертов, специалистов и переводчиков, привлеченных к расследованию.

Рассмотрим более подробно ответственность виновного по 307 статье в следующей таблице:

Статья УК РФ Состав преступления Мера наказания
307, ч. 1 дача заведомо ложных показаний
  1. штраф до 80 тыс. рублей или доход виновного за полгода;
  2. обязат. работы до 480 часов;
  3. исправит. работы до 2 лет;
  4. арест до 3 месяцев
307, ч. 2 то же деяние в уголовном процессе по тяжкому или особо тяжкому преступлению принудит. работы или лишение свободы до 5 лет

Лицо может быть привлечено к ответственности по ст. 307 УК только в том случае, если перед опросом оно было уведомлено об ответственности за дачу ложных показаний, и подкрепило это уведомление своей подписью.

Лица, освобождаемые от ответственности

Если лицо, предоставившее заведомо ложные сведения в рамках расследования уголовного дела, призналось в совершении данного деяния до того, как суд вынес приговор, то оно освобождается от уголовной ответственности.

Кроме того, не несут ответственности следующие лица:

  1. граждане, являющиеся свидетелями или потерпевшими, не достигшие 16 лет;
  2. подозреваемые, обвиняемые и подсудимые (согласно ст. 51 Конституции РФ).

Примеры из судебной практики

Пример первый: Гр. Б. в ходе расследования кражи из квартиры, стремясь создать алиби своему приятелю гр. Д., уверил следствие, что данный гражданин находился с ним на рыбалке. В ходе дальнейшего расследования выяснилось, что гр. Б. дал заведомо ложные показания. За это был привлечен к ответственности по ст. 307, ч. 1, с вынесением наказания в виде штрафа 20 тыс. рублей.

Пример второй: Гражданка П., находясь в глубоко неприязненных отношениях со своим соседом по лестничной клетке гр. Р., обвинила его в том, что он толкнул ее на входе в подъезд, она упала и сломала руку. В ходе расследования, благодаря камере слежения, установленной на подъезде, было установлено, что гр. П. упала без посторонней помощи, поскользнувшись на льду. Суд обвинил гражданку в даче ложных показаний и привлек ее к ответственности по ст. 307, ч. 1 с выплатой штрафа в размере 80 тыс. рублей.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *