Недействительность договора цессии

Абаканский городской суд (Республика Хакасия) — Административное Суть спора: 2.178 — Прочие исковые дела -> прочие (прочие исковые дела)

Р Е Ш Е Н И Е

Именем Российской Федерации
ДД.ММ.ГГГГ Дело № 2-4547/2016года
Абаканский городской суд Республики Хакасия в составе:
Председательствующего: В.Ю. Белокопытова
при секретаре: А.М.Бабич
Рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Пряхиной ФИО8 к Шестерникову ФИО9 ФИО10″ о признании недействительным договора уступки прав (цессии)
УСТАНОВИЛ:

Пряхина Е.А. обратилась в суд с иском к Шестерникову ФИО11, Обществу с ограниченной ответственностью «ФИО12») о признании недействительным договора уступки прав (цессии), мотивируя свои требования тем, что договор уступки прав (цессии) от ДД.ММ.ГГГГ. между ООО «ФИО13 — цедентом и Шестерниковым М.В. – цессионарием, является недействительным, так как данным договором не предусмотрен срок перехода прав от цедента цессионарию, то по общему правилу права переходят после уплаты суммы договора. То, что денежные средства по договору переданы, подтверждается актом передачи денежных средств. Однако, данный акт не может считаться надлежащим доказательством, так как согласно Положениям по бухгалтерскому учету, утвержденному приказом Минфина России от 06.05.1999 №32 и, организация цедент, заключая договор цессии с третьими лицами, отражает в бухгалтерском учете доходы от реализации права требования по кредиту счета 91 «Прочие доходы и расходы» субсчет 1 «прочие доходы» должны отражаться доходы, связанные с реализацией данного права. Ответчиком не представлены доказательства в виде бухгалтерских документов установленных форм, о передаче денежных средств по договору цессии. Также ответчиками не были совершены действия, направленные о состоявшемся переходе прав, согласно ст.385 ГК РФ, что свидетельствует о недействительности договора цессии. Также ответчиками не представлено доказательств о том, что на момент заключения договора цессии директор ООО «ФИО14 Шестерников М.В. был уполномочен распоряжаться имуществом общества. Кроме того, существенным условием договора цессии является сумма договора, однако, в договоре цессии от ДД.ММ.ГГГГ. указана сумма в размере руб., что не соответствует действительности, так как по состоянию на ДД.ММ.ГГГГ. с Пряхиной в пользу ООО «ФИО15 уже была удержана сумма в размере руб. Сумма договора является завышенной, что свидетельствует о недействительности данного договора, так как ответчиками не представлено доказательств уменьшения дебиторской задолженности. Со ссылкой на ст. 168 ГК РФ просила суд признать недействительным договор уступки прав (цессии) от ДД.ММ.ГГГГ. между ООО «» и Шестерниковым М.В. об уступке прав требования к Пряхиной Е.А. о взыскании суммы долга в размере руб.
В судебном заседании истица Пряхина Е.А. и ее представитель ФИО16 действующая на основании доверенности, заявленные требования поддержали, в судебном заседании привели доводы, аналогичные доводам, изложенным в исковом заявлении, кроме того, заявили о мнимости договора цессии в соответствии со ст.170 ГК РФ, поскольку отсутствовала цель сделки, также были нарушены права третьих лиц – налоговых органов, поскольку были уведены денежные средства из ООО ФИО17 его руководителю в связи с образованием долгов по обязательным платежам в 2015г-2016г. Просили суд удовлетворить заявленные исковые требования.

Представитель ООО «ФИО18 представитель третьего лица Абаканского городского отдела судебных приставов УФССП по РХ, в судебное заседание не явились, будучи надлежащим образом извещены о времени и месте судебного заседания. В связи с чем суд полагает возможным рассмотреть дело в их отсутствие.
Представитель Шестерникова М.В. ФИО19 действующий на основании доверенности, в судебном заседании заявленные требования не признал, суду пояснил, что сделка уступки прав состоялась ДД.ММ.ГГГГ., факт передачи прав имел место быть. Закон не предусматривает до заключения договора цессии уведомлять должника. Подачей заявления о замене должника в исполнительном производстве с ООО «ФИО20 на Шестерникова М.В. должник был уведомлен о состоявшейся ДД.ММ.ГГГГ. уступке прав требования. Шестерников М.В., как руководитель ООО ФИО21» и ее единственный учредитель имел право распоряжаться имуществом Общества. Размер задолженности по налогам возник в 2015г.-2016г., в связи с чем Шестерников не мог предполагать о возникновении каких-либо долгов при заключении договора цессии ДД.ММ.ГГГГ. Нарушений требований закона договором цессии нет. Просил суд отказать в удовлетворении заявленных исковых требований.
Выслушав пояснения сторон, изучив материалы дела, оценив в совокупности представленные по делу доказательства, суд приходит к следующему:
В судебном заседании установлено, что ДД.ММ.ГГГГ. между ООО ФИО22 (цедент) в лице директора Шестерникова М.В. и гражданином Шестерниковым М.В. (цессионарий) заключен договор уступки прав (цессии), согласно которому цедент уступил, а цессионарий принял в полном объеме права и обязанности по требованиям ООО «ФИО23 к Пряхиной Е.А. сумм; руб. материальный ущерб, руб. расходы на оплату услуг эксперта, руб. суд.расходы по госпошлине, руб. суд.расходы по оплате услуг представителя, руб. расходы по нот.доверенности, а всего на сумму руб., установленных решением суда от 15.11.2013г. по делу №2-4991/2013, в качестве удовлетворенных требований о взыскании с Пряхиной Е.А. в пользу ООО «ФИО24купли-продажи на объекты недвижимого имущества, стоимость недвижимого имущества была определена в размере рублей. В счет уступаемых прав и обязанностей цессионарий уплачивает цеденту руб. в день подписания договора наличными денежными средствами согласно Акту приема-передачи денежных средств, который является частью настоящего договора (п.3.1 договора).
К вышеуказанному договору приложен Акт приема-передачи денежных средств от ДД.ММ.ГГГГ. (приложение №1 к договору цессии от 01.12.2014г.), согласно которому цессионарием Шестерниковым М.В. директору ООО «ФИО25 Шестерниковым М.В. были переданы денежные средства в размере руб. в качестве оплаты по договору уступки прав (цессии) от ДД.ММ.ГГГГ.
Согласно 388 ГК РФ уступка требования кредитором (цедентом) другому лицу (цессионарию) допускается, если она не противоречит закону. Не допускается без согласия должника уступка требования по обязательству, в котором личность кредитора имеет существенное значение для должника. Соглашение между должником и кредитором об ограничении или о запрете уступки требования по денежному обязательству не лишает силы такую уступку и не может служить основанием для расторжения договора, из которого возникло это требование, но кредитор (цедент) не освобождается от ответственности перед должником за данное нарушение соглашения. Право на получение неденежного исполнения может быть уступлено без согласия должника, если уступка не делает исполнение его обязательства значительно более обременительным для него. Соглашением между должником и цедентом может быть запрещена или ограничена уступка права на получение неденежного исполнения. Солидарный кредитор вправе уступить требование третьему лицу с согласия других кредиторов, если иное не предусмотрено соглашением между ними.

В соответствии со ст.389 ГК РФ уступка требования, основанного на сделке, совершенной в простой письменной или нотариальной форме, должна быть совершена в соответствующей письменной форме.
В силу ст.389.1 ГК РФ взаимные права и обязанности цедента и цессионария определяются настоящим Кодексом и договором между ними, на основании которого производится уступка. Требование переходит к цессионарию в момент заключения договора, на основании которого производится уступка, если законом или договором не предусмотрено иное. Если иное не предусмотрено договором, цедент обязан передать цессионарию все полученное от должника в счет уступленного требования.
Как следует из ст.390 ГК РФ цедент отвечает перед цессионарием за недействительность переданного ему требования, но не отвечает за неисполнение этого требования должником, за исключением случая, если цедент принял на себя поручительство за должника перед цессионарием. При уступке цедентом должны быть соблюдены следующие условия: уступаемое требование существует в момент уступки, если только это требование не является будущим требованием; цедент правомочен совершать уступку; уступаемое требование ранее не было уступлено цедентом другому лицу; цедент не совершал и не будет совершать никакие действия, которые могут служить основанием для возражений должника против уступленного требования. Законом или договором могут быть предусмотрены и иные требования, предъявляемые к уступке. При нарушении цедентом правил, предусмотренных пунктами 1 и 2 настоящей статьи, цессионарий вправе потребовать от цедента возврата всего переданного по соглашению об уступке, а также возмещения причиненных убытков.
В соответствии со ст. 389.1 ГК РФ требование переходит к цессионарию в момент заключения договора (его подписания), на основании которого производится уступка.
Согласно ст. 425 ГК РФ договор вступает в силу и становится обязательным для сторон с момента его заключения.
В соответствии со ст. 432 ГК РФ договор считается заключенным, если между сторонами, в требуемой в подлежащих случаях форме, достигнуто соглашение по всем существенным условиям договора.
Согласно п. 2 ст. 168 ГК РФ Сделка, нарушающая требования закона или иного правового акта и при этом посягающая на публичные интересы либо права и охраняемые законом интересы третьих лиц, ничтожна, если из закона не следует, что такая сделка оспорима или должны применяться другие последствия нарушения, не связанные с недействительностью сделки.
Требование о применении последствий недействительности ничтожной сделки вправе предъявить сторона сделки, а в предусмотренных законом случаях также иное лицо. Требование о признании недействительной ничтожной сделки независимо от применения последствий ее недействительности может быть удовлетворено, если лицо, предъявляющее такое требование, имеет охраняемый законом интерес в признании этой сделки недействительной (п. 3 ст. 166 ГК РФ).
Согласно со ст. 382 ГК РФ право (требование), принадлежащее на основании обязательства кредитору, может быть передано им другому лицу по сделке (уступка требования) или может перейти к другому лицу на основании закона (ч. 1). Для перехода к другому лицу прав кредитора не требуется согласие должника, если иное не предусмотрено законом или договором (ч. 2).
Статьей 384 ГК РФ установлено, что если иное не предусмотрено законом или договором, право первоначального кредитора переходит к новому кредитору в том объеме и на тех условиях, которые существовали к моменту перехода права. В частности, к новому кредитору переходят права, обеспечивающие исполнение обязательства, а также другие связанные с требованием права.
В силу ч. 1 ст. 388 ГК РФ уступка требования кредитором (цедентом) другому лицу (цессионарию) допускается, если она не противоречит закону.
Разрешая заявленные требования по существу, суд к спорным правоотношениям положения вышеуказанных правовых норм, и приходит к выводу, что ООО ФИО26 было вправе произвести уступку права требования гражданину Шестерникову, поскольку согласно выписке из ЕГРЮЛ с момента сознания ДД.ММ.ГГГГ. и по настоящее время Шестерников М.В. является единственным учредителем ООО ФИО27 и директором ООО ФИО28 имеющим право действовать без доверенности от имени ООО ФИО29 и согласно п.9.4 Устава ООО ФИО30 утвержденного решением единственного учредителя Шестерниковым М.В. решением №1 от ДД.ММ.ГГГГ. и зарегистрированного МИ ФНС №1 по РХ ДД.ММ.ГГГГ., директор Общества распоряжается имуществом и средствами Общества для обеспечения его текущей деятельности в пределах, установленных действующим законодательством и Уставом общества, в связи с чем доводы искового заявления об отсутствии полномочий Шестерникова для распоряжения средствами общества являются несостоятельными.
Доводы истца о нарушении законодательства о бухгалтерском учете при заключении договора цессии ДД.ММ.ГГГГ. со стороны ООО «ФИО31 не свидетельствуют о незаконности договора цессии, поскольку приложенным Актом приема-передачи денежных средств от 01.12.2014г. подтверждается передача денежных средств по данному договору цессионарием Шестерниковым М.В. цеденту директору ООО ФИО32 Шестерникову М.В.
Доводы о недействительности оспариваемого договора цессии в связи с неуведомлением должника Пряхиной Е.А. о состоявшейся цессии, являются не состоятельными, в связи со следующим.
В соответствии с п. 1 ст. 166 Гражданского кодекса РФ в редакции, действующей на момент заключения оспариваемого договора, сделка недействительна по основаниям, установленным настоящим Кодексом, в силу признания ее таковой судом (оспоримая сделка) либо независимо от такого признания (ничтожная сделка).
Требование о применении последствий недействительности ничтожной сделки может быть предъявлено любым заинтересованным лицом. Суд вправе применить такие последствия по собственной инициативе.
Согласно ст. 168 Гражданского кодекса РФ сделка, не соответствующая требованиям закона или иных правовых актов, ничтожна, если закон не устанавливает, что такая сделка оспорима, или не предусматривает иных последствий нарушения.
В соответствии со ст. 382 Гражданского кодекса РФ в редакции, действовавшей на момент возникновения спорных правоотношений, право (требование), принадлежащее кредитору на основании обязательства, может быть передано им другому лицу по сделке (уступка требования) или перейти к другому лицу на основании закона. Для перехода к другому лицу прав кредитора не требуется согласие должника, если иное не предусмотрено законом или договором.

Если иное не предусмотрено законом или договором, право первоначального кредитора переходит к новому кредитору в том объеме и на тех условиях, которые существовали к моменту перехода права (п. 1 ст. 384 ГК РФ).
В силу ст. 388 Гражданского кодекса РФ уступка требования кредитором (цедентом) другому лицу (цессионарию) допускается, если она не противоречит закону. Не допускается без согласия должника уступка требования по обязательству, в котором личность кредитора имеет существенное значение для должника.
Из анализа приведенных норм следует, что закон не содержит запрета для заключения договора уступки прав требования в отношении обязательств по оплате жилищно-коммунальных услуг, и не предусматривает необходимость согласия должника в этом случае.
Предметом оспариваемого договора от ДД.ММ.ГГГГ года является право требования взысканной Абаканским городским судом суммы в размере руб. с Пряхиной Е.А.
Следовательно, уступка прав (требований) имела место в период исполнения судебного постановления о взыскании с Пряхиной Е.А. суммы задолженности, определенной судом. ООО ФИО33 уступлено право требования задолженности взысканной судебным постановлением. На указанной стадии личность кредитора не имеет существенного значения для должников. Данная уступка не противоречит ст. ст. 382 — 390 ГК РФ. Права должника данной уступкой права не нарушены. Оснований для признания договора об уступки права требования (цессии) от 01.12.2014 года недействительным не имеется.
Доводы истца и ее представителя о том, что уведомление о заключении договора цессии не соответствовало требованиям закона, поскольку не было лично направлено должнику, несостоятельны, поскольку положения ст. 382 ГК РФ не устанавливают обязательной формы уведомления, и не предусматривают направление должнику договора и иных документов, в соответствии с которыми произошла уступка права требования. Кроме того, отсутствие личного уведомления должника о заключении договора цессии не свидетельствует о недействительности данного договора.
Доводы искового заявления о недействительности сделки в связи с тем, что на момент цессии ДД.ММ.ГГГГ. часть денежных средств из руб., а именно руб. взыскана судебными приставами-исполнителями с Пряхиной Е.А. в пользу ООО ФИО34 также не состоятельны, в силу следующего.
Согласно ст. 384 Гражданского кодекса РФ, если иное не предусмотрено законом или договором, право первоначального кредитора переходит к новому кредитору в том объеме и на тех условиях, которые существовали к моменту перехода права.
Требование переходит к цессионарию в момент заключения договора, на основании которого производится уступка, если законом или договором не предусмотрено иное (п. 2 ст. 389.1 Гражданского кодекса РФ).
Исходя из буквального толкования данных норм, последствием уступки права (требования) является замена кредитора в конкретном обязательстве, в содержание которого входит уступленное право (требование).
Должник вправе выдвигать против требования нового кредитора возражения, которые он имел против первоначального кредитора, если основания для таких возражений возникли к моменту получения уведомления о переходе прав по обязательству к новому кредитору (ст. 386 Гражданского кодекса РФ).

Цедент отвечает перед цессионарием за недействительность переданного ему требования, но не отвечает за неисполнение этого требования должником, за исключением случая, если цедент принял на себя поручительство за должника перед цессионарием. При уступке цедентом должно быть соблюдено условие о том, что уступаемое требование существует в момент уступки, если только это требование не является будущим требованием (п. п. 1, 2 ст. 390 Гражданского кодекса РФ).
В силу изложенного суд приходит к выводу о том, что право требования по решению суда перешло к Шестерникову М.В., как к новому кредитору, в том же объеме и на тех же условиях, что существовали на момент перехода уступленного права требования, и то обстоятельство, что должником частично погашена сумма долга, в данном случае это обстоятельство не свидетельствует о недействительности договора цессии, с учетом п. 2 ст. 1 Гражданского кодекса РФ при выяснении эквивалентности размеров переданного права (требования) и встречного предоставления необходимо исходить из конкретных обстоятельств дела.
Доводы истца и ее представителя о мнимости оспариваемого договора цессии также не состоятельны, в силу следующего.
Согласно п. 1 ст. 170 ГК РФ, мнимая сделка, то есть сделка, совершенная лишь для вида, без намерения создать соответствующие ей правовые последствия, ничтожна.
Обосновывая свои требования, истец ссылался на недействительность договора цессии от ДД.ММ.ГГГГ., злоупотребление правом со стороны ответчиков, наличие у ответчика ООО ФИО35 долгов по уплате налогов в 2015 и 2016 годах согласно общедоступной информации на сайте Налоговой инспекции.
Суд с такими доводами истца и ее представителя согласиться не может.
Доводы истца о наличии у ответчика ООО ФИО36 долгов по уплате налогов в 2015 и 2016 годах, являющимся по мнению истца, основанием как для признания договора цессии мнимым, так и основанием для признания его недействительным по основаниям ст. 10, 170 ГК РФ, отмену решения не влекут.
Вопреки доводам истца реальность договора цессии подтверждается также Актом приема-передачи денежных средств от 01.12.2014г. (приложение №1 к договору цессии от .), согласно которому цессионарием Шестерниковым М.В. директору ООО «ФИО37 Шестерниковым М.В. были переданы денежные средства в размере руб.
В дальнейшем Шестерников М.В. обратился в суд с заявлением о замене стороны исполнительном производстве на основании договора цессии.
Указанные обстоятельства в совокупности подтверждают наличие обязательств между ООО «ФИО38 и Шестерниковым М.В. и реальность заключенного между ними договора.
В силу п. 1 ст. 170 ГК РФ для признания сделки мнимой необходимо установить, что на момент ее совершения стороны не намеревались создавать соответствующие условиям этой сделки правовые последствия. Обязательным условием признания сделки мнимой является порочность воли каждой из ее сторон. Мнимая сделка не порождает никаких правовых последствий. Совершая подобную сделку, стороны не имеют намерений ее исполнять либо требовать ее исполнения.
Между тем, доказательства того, что обе стороны сделки не исполняли и не были намерены реализовывать права и обязанности, вытекающие из указанного договора цессии, заключили сделку для вида, без намерения создать соответствующие ей правовые последствия стороной истца не представлены, напротив, факт передачи денежных средств в размере руб. подтверждается Актом приема-передачи денежных средств от ДД.ММ.ГГГГ. (приложение №1 к договору цессии от ДД.ММ.ГГГГ.), из которого следует, что ООО ФИО39 получило от Шестерникова М.В. денежные средства в сумме руб.
Доводы истицы о том, что ООО ФИО40 в 2015г. 2016годах имеет долги по плате налогов, что свидетельствует о нарушении прав налоговых органов на уплату налогов оспариваемым договором цессии, не состоятельным, поскольку директор ООО «ФИО41 Шестерников, заключая договор цессии ДД.ММ.ГГГГ., не мог предвидеть образование долгов у ООО «ФИО46 2015 и 2016г., поскольку в силу п. 5 ст. 10 ГК РФ добросовестность участников гражданских правоотношений и разумность их действий предполагаются, а бремя доказывания обстоятельств, свидетельствующих о мнимом характере сделки, возлагается на лицо, заявившее соответствующее требование.
Кроме того, право первоначального кредитора перешло в том объеме и на тех условиях, которые существовали к моменту перехода права. В договоре уступки права требования содержание уступаемого права сформулировано с достаточной степенью определенности. Сторонами было согласовано условие о предмете договора
Таким образом, суд полагает, что сделка мнимой не является, поскольку после заключения договора цессии наступили соответствующие правовые последствия.
В силу изложенного суд приходит к выводу о том, что сделка между сторонами была заключена в соответствии с требованиями действующего законодательства РФ.
Таким образом, истцом не представлено доказательств недействительности, а равно и объективных доказательств, свидетельствующих о наличии предусмотренных законом оснований для признания договора уступки права требования, заключенного ДД.ММ.ГГГГ. между ООО ФИО42 и Шестерниковым М.В., таковым.
Договор об уступке права требования не противоречит закону и не нарушает права и интересы истца, действующее законодательство не устанавливает запрета или ограничения права переуступки кредитором принадлежащих ему прав (требований) к должнику в обязательстве.
На основании вышеизложенного и руководствуясь ст.194-198 ГПК РФ, суд

РЕШИЛ:

В удовлетворении исковых требований Пряхиной ФИО43 к Шестерникову ФИО44, Обществу с ограниченной ответственностью ФИО45 о признании недействительным договора уступки прав (цессии) от ДД.ММ.ГГГГ., отказать.
Решение может быть обжаловано в апелляционную инстанцию Верховного Суда Республики Хакасия в месячный срок с момента вынесения решения суда в окончательной форме через Абаканский городской суд.
Председательствующий В.Ю.Белокопытов
Мотивированное решение изготовлено и подписано ДД.ММ.ГГГГ.
Судья Абаканского городского суда В.Ю.Белокопытов

Суд:

Абаканский городской суд (Республика Хакасия)

Истцы:

Пряхина Е.А.

Ответчики:

Общество с ограниченной ответственностью «Элита»
Шестерников М.В.

Иные лица:

Желтобрюхова Александр Петрович
Стасюк Маргарита Олеговна

Судьи дела:

Белокопытов В.Ю. (судья)

Судебная практика по:

Злоупотребление правом
Судебная практика по применению нормы ст. 10 ГК РФ
Признание договора купли продажи недействительным
Судебная практика по применению норм ст. 454, 168, 170, 177, 179 ГК РФ
Признание договора незаключенным
Судебная практика по применению нормы ст. 432 ГК РФ
Мнимые сделки
Судебная практика по применению нормы ст. 170 ГК РФ

Притворная сделка
Судебная практика по применению нормы ст. 170 ГК РФ

Т. МАЙОРОВА
Татьяна Майорова, юрист.
В условиях современной России в распоряжении участников гражданско-правового оборота находится практически полная свобода экономической деятельности. В настоящее время роль государства в регулировании рыночных отношений сводится к установлению некоторых ограничений и правил, а на первый план выходят самостоятельные и независимые хозяйствующие субъекты, которые сами регулируют свои взаимоотношения, преимущественно посредством договоров. Именно поэтому значение договорных отношений в процессе осуществления коммерческой деятельности очень велико.
Организация может и не сталкиваться с таким не слишком распространенным договором, как договор цессии, однако если это все же произойдет, то может возникнуть ряд проблем. При заключении договора цессии контрагентов подстерегает множество подводных камней, которые могут «утопить» сделку.
Возможно, такая юридическая уязвимость договора цессии связана с тем, что данный вид договора не регулируется, в отличие от прочих, отдельной главой ГК РФ, подробно регламентирующей положение сторон. Договор цессии регулируется гл. 24 ГК РФ «Перемена лиц в обязательстве» и § 1 «Переход прав кредитора к другому лицу». Статья 382 ГК РФ определяет: право (требование), принадлежащее кредитору на основании обязательства, может быть передано им другому лицу. Такой переход может быть осуществлен как по закону, так и по сделке, то есть в том числе и по договору. Основания перехода по закону перечислены в ст. 387 ГК РФ, однако не это является объектом нашего рассмотрения.
Законодатель, установив возможность передачи прав по сделке, не определил вида договоров, по которым эта передача происходит, и, таким образом, в случае, когда предметом договора купли-продажи являются имущественные права (п. 4 ст. 454 ГК РФ), такой договор по сути тоже является договором цессии. Собственно говоря, договор цессии — это собирательное понятие, включающее в себя разные виды договоров уступки прав требования. Сущность же цессии состоит в том, что первоначальный кредитор (а это любое лицо, которое имеет право требования) уступает принадлежащее ему право требования новому кредитору. Обычно договоры цессии заключаются в ситуациях, когда необходим как результат именно факт перехода прав. Например, часто используется договор цессии в схемах, когда организация — первоначальный кредитор ликвидируется, продается или же ее попросту «бросают», но остаются невзысканные долги. В таких случаях дебиторская задолженность переуступается другой организации — новому кредитору (обычно также своей организации), которая в случае признания сделки ничтожной просто потеряет возможность права требования, и, учитывая смысл и цель такой сделки, естественно, ни о каком возмещении убытков здесь и речи не будет. Используют также договор цессии в известных случаях и для вывода нематериальных активов предприятия. Если для этих целей заключают договор цессии, а предприятие находится в стадии банкротства, необходимо помнить о соблюдении очередности кредиторов, в противном случае нарушающий очередность (и соответственно права) кредиторов договор цессии может также быть признан недействительным со всеми вытекающими из этого последствиями. Итак, учитывая область применения этого договора, важно избежать таких его недостатков, которые впоследствии могут послужить основанием для признания его недействительным.
Следует отметить, что по закону не допускается переход к другому лицу прав, неразрывно связанных с личностью кредитора (ст. 383 ГК РФ). Примером такого рода прав будет являться право на получение алиментов, право на возмещение причиненного здоровью вреда и др. Не допускается уступка требования без согласия должника, если личность кредитора по обязательству имеет для должника существенное значение (ст. 388 ГК РФ), а также не допускается уступка требования, если она противоречит закону, иным правовым актам или договору. Примером обязательств, в которых личность кредитора имеет существенное значение, являются обязательства по договору о совместной деятельности, поэтому уступка прав требования по договору о совместной деятельности без согласия всех участников невозможна.
Несоблюдение формы сделки также может повлечь ее ничтожность (ст. ст. 162, 165 ГК РФ). Форма договора цессии должна соответствовать форме сделки, на которой основано право требования.
Отметим интересный аспект договора цессии — определенные правовые последствия после заключения договора цессии фактически наступают для кредитора и должника только после уведомления последнего о состоявшейся уступке. Об этом прямо сказано в законе (п. 1 ст. 385 ГК РФ): должник вправе не исполнять обязательство новому кредитору до предоставления ему доказательств перехода требования к этому лицу. Также в случае, если уже после заключения договора (но до получения уведомления) должник исполнит обязательство старому кредитору, риск таких неблагоприятных последствий ложится на нового кредитора. В таком случае исполнение обязательства первоначальному кредитору признается исполнением надлежащему кредитору (п. 3 ст. 382 ГК РФ). Данное правило обеспечивает защиту интересов должника, исключая возможность предъявления к нему повторного требования нового кредитора. Однако не следует понимать под риском неблагоприятных последствий невозможность требовать от первоначального кредитора полученного от должника. Поскольку права требования по обязательству перешли к новому кредитору, то получение старым кредитором от должника не имело под собой правового основания. Следовательно, новый кредитор вправе требовать исполненное должником от старого кредитора как неосновательно полученное.
Важное значение имеет само право требования, уступаемое по договору. Оно обязательно должно быть действительным, то есть существующим. В случае передачи по договору цессии несуществующего права такой договор будет являться недействительным. Поэтому особое внимание при заключении договора следует уделить документам, подтверждающим наличие права, которые старый кредитор обязан передать новому (п. 2 ст. 385 ГК РФ). Признание договора уступки недействительным в части вряд ли может быть допустимо, так как обычно право требования определено в виде конкретной суммы (соответствующей конкретному требованию), которая, в свою очередь, будет являться существенным условием для данного договора, а признание его недействительным в части его существенного условия не допускается (ст. 180 ГК РФ). Таким образом, такой договор признается недействительным полностью.
Анализ судебной практики по вопросу действительности договоров цессии (см., например, Постановление Президиума ВАС РФ от 17 ноября 1998 г. N 4735/98) показал, что важное значение также имеет установление факта безусловной замены лица в обязательстве. В противном же случае при наличии «длящихся отношений», то есть если правоотношения сторон и основное обязательство не прекратились на момент заключения договора уступки требования, следует считать, что замена кредитора в обязательстве не произведена и договор уступки признается недействительным на основании закона (ст. 168 ГК РФ).
Немаловажное значение имеет то, что на момент заключения договора цессии у должника были встречные требования, возникшие до заключения договора цессии. Учитывая это, целесообразно все же до заключения договора выяснить у должника, нет ли у него возражений против требования или же встречных требований. Согласно ст. 386 ГК РФ должник вправе выдвигать против требования нового кредитора возражения, которые он имел против первоначального кредитора. Если же у должника существуют встречные требования, то согласно ст. 412 ГК РФ и однозначно сложившейся судебной практике встречное требование должника к первоначальному кредитору идет в зачет требованиям нового кредитора при условии, что такое встречное требование возникло по основанию, возникшему до получения должником уведомления об уступке, и срок требования наступил до его получения либо этот срок не указан или определен моментом востребования (см., например, Постановление ФАС МО от 9 октября 2003 г. N КГ-А41/7602-03).
В течение года согласно заключенному договору перевозки фирмой П. оказывались услуги по перевозке фирме А. Однако часть услуг фирмой А. не была оплачена в связи с тем, что у А. были претензии о возмещении убытков, причиненных фирмой П. ненадлежащим исполнением своих обязанностей по договору на некоторую сумму. Но, несмотря на обоснованность выставленных претензий, П. отказалась возмещать убытки. А. не обращалась в суд, так как она в одностороннем порядке посчитала сумму по претензиям зачтенной в счет оплаты услуг. После этого П. переуступило право требования задолженности по договору перевозки новой фирме Н. по договору цессии, после чего Н. обратился в арбитражный суд с требованием о взыскании задолженности. В данном случае суд установил правомерность требований Н., однако признал и обоснованность претензий А., и право А. на возмещение убытков. В результате, несмотря на то что сам по себе договор уступки права требования не имел никаких недостатков, ожидаемого реального экономического результата от этой сделки Н. не получил.
Важный момент, на который нужно было бы обратить внимание, — возмездность договора цессии. И хотя законодатель не устанавливает безусловное правило возмездности договора цессии, однако, учитывая смысл п. 4 ст. 575 ГК РФ, запрещающего дарение в отношениях между коммерческими организациями, и во избежание возможной квалификации такой сделки договором дарения с последующим признанием ее ничтожности, лучше все-таки определить договор цессии как возмездный и внести в него соответствующее положение. Конечно, сама по себе безвозмездность вряд ли будет определяющим признаком для того, чтобы квалифицировать цессию как дарение, однако, с учетом других прав и обязанностей по договору цессии, это может быть и так.
Так чем же опасен для участников сделки такой правовой механизм, как признание сделки (договора) недействительной или ничтожной? В соответствии со ст. 167 ГК РФ недействительная сделка не влечет юридических последствий и недействительна с момента ее совершения.
Применительно к цессии неблагоприятные последствия признания сделки уступки права ничтожной для нового кредитора будут заключаться в том, что вследствие этого он не будет являться надлежащим кредитором по требованию задолженности. Единственным положительным моментом для него в данной ситуации будет только то, что первоначальный кредитор, уступивший требование, все-таки отвечает перед новым кредитором за недействительность переданного требования (ст. 390 ГК РФ), что не слишком утешительно, учитывая область применения данного договора.
ССЫЛКИ НА ПРАВОВЫЕ АКТЫ
«ГРАЖДАНСКИЙ КОДЕКС РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ (ЧАСТЬ ВТОРАЯ)» от 26.01.1996 N 14-ФЗ
(принят ГД ФС РФ 22.12.1995)
«ГРАЖДАНСКИЙ КОДЕКС РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ (ЧАСТЬ ПЕРВАЯ)» от 30.11.1994 N 51-ФЗ
(принят ГД ФС РФ 21.10.1994)
ПОСТАНОВЛЕНИЕ Президиума ВАС РФ от 17.11.1998 N 4735/98
ПОСТАНОВЛЕНИЕ ФАС Московского округа от 09.10.2003 N КГ-А41/7602-03
Бизнес-адвокат, N 9, 2004

ИСКИ: РАСПОРЯДИТЕЛЬНЫЕ ДЕЙСТВИЯ СТОРОН «

Люди, не имеющие юридического образования, нередко испытывают трудности с трактовкой специализированных терминов.

Например, слыша слово «цессия», они могут не понимать, что оно означает.

Говоря простым языком, договор цессии – это сделка, которая подразумевает передачу материального обязательства другому лицу без согласия должника.

Оглавление:

  • Отличительные особенности
  • Целесообразность оспаривания договора цессии
  • В каких случаях договор могут признать недействительным
  • Как оспорить

Отличительные особенности

Согласно российскому законодательству, договор цессии можно применять не всегда.

Передаче обязательств не подлежат любые личные обязательства вроде выплаты алиментов, компенсации за нанесение физического или морального вреда человеку и прочего.

Необходимость в таком договоре возникает в тех случаях, когда кредитор не может взыскать с заемщика необходимую сумму самостоятельно. Что касается частных лиц, то с помощью цессии они могут делить между собой обязательства. Например, муж и жена при разводе или фирма при реорганизации.

Требование можно продать или передать безвозмездно, а после передать субъекту, который несет обязательство перед ответчиком, письменное уведомление, которое поставит его в известность об изменениях.

Возможно, Вас заинтересует статья о расторжении договора цессии.

Статью о заключении трехстороннего договора цессии читайте .

Целесообразность оспаривания договора цессии

Как показывает судебная практика, иногда кредиторы пренебрегают правилами и не уведомляют должника об изменении договора, а он продолжает возвращать деньги банку. Но на этот счет в законе предусмотрено четкое предписание.

В том случае, если заемщика не уведомили в письменном виде, ответственность за неблагоприятные последствия, с которыми могут столкнуться обе стороны, несет новый кредитор.

Если человек попал в такую ситуацию: внес деньги на старый счет в банке, то этот платеж ему засчитается автоматически. То есть, за это должник никакой ответственности не несет.

При этом должник может подать исковое по цессии заявление, если он с ним не согласен.

По понятным причинам, это не избавит от необходимости возврата долга, но положительные стороны в этом есть:

  • не придется сталкиваться с коллекторами;
  • банк обратится в суд по вашему делу и официально зафиксирует сумму долга, которую вам необходимо выплатить;
  • исполнительные листы будут возвращены в службу судебных приставов;
  • взыскание долга будет происходить в рамках закона.

Возможно, Вам будет также интересна статья об особенностях безвозмездных договоров цессии.

Статью об уступке прав требования согласно статьи 214 ГК РФ читайте

В каких случаях договор могут признать недействительным

Суд может признать договор недействительным, если ваш конкретный случай попадает в разряд личных обязательств.

Но это, скорее, исключение из правил, поскольку обычно заемщики подают в суд на банк, который без предупреждения продает права на кредит коллекторам.

Наиболее распространенные основания для признания договора недействительным:

  • в договоре не был предусмотрен пункт, дающий возможность передачи долга третьему лицу;
  • если право взыскания займа передано лицу, у которого нет устава кредитной организации.

Деятельность любого банка регламентирована наличием лицензии. То есть, не каждая организация может заниматься выдачей кредитов, проводить расчетные и безрасчетные операции и т. д.

Все сведения о счетах, вкладах и другой личной информации клиентов не подлежит разглашению, поскольку за это предусмотрена уголовная ответственность. Если ваш долг в банке выкупила коллекторская фирма, такой лицензии у нее нет и быть не может.

Значит, вы не давали согласие на то, чтобы ваш долг был передан третьим лицам, которые не имеют лицензии на проведение банковских операций. Поэтому можете смело подавать иск о признании недействительным такого договора.

Важный момент: в вашем договоре должен быть четко прописан пункт, который не дает права передачи долга третьему лицу.

В то же время, поскольку коллекторы не имеют такой лицензии, они не несут ответственности за разглашение вашей личной информации. А это нарушает ваши права, как заемщика, на кредитную тайну.

Максимум, что может сделать банк по закону – это передать права по кредиту другому банку.

Как оспорить

Если вы столкнулись с такой проблемой, не стоит сидеть, сложа руки. Как оспорить договор?

Все очень просто – нужно подать иск в арбитражный суд. Вы должны требовать признания договора цессии ничтожным.

К сожалению, такие ситуации – довольно распространенная практика, поскольку деятельность государства не направлена непосредственно на защиту граждан в этих вопросах, чем активно пользуются недобросовестные кредиторы.

Совет юриста: при подаче иска, договор, заключенный с банком, должен быть у вас на руках. Если он отсутствует, обратитесь в банк, вам обязаны его выдать.

Обычно суд приходит к правильному выводу и признает, что права на взыскание долга третьему лицу было передано незаконно.

Но если ваш иск был удовлетворен, не стоит затягивать с выплатой долга банку. Иначе этот факт может стать вновь открывшимся обстоятельством, которое станет причиной пересмотра дела.

Смотрите видео, в котором специалист подробно разъясняет особенности договоров цессии и их отличия от агентских договоров:

Внимание! Наши статьи рассказывают о типовых способах решения юридических вопросов, но каждый случай носит уникальный характер. Если вы хотите узнать, как решить именно Вашу проблему — звоните по телефонам:

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Дело № 11-КГ15-6

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

г. Москва 12 мая 2015 г.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Горшкова В.В.,
судей Киселёва А.П. и Асташова СВ.

рассмотрела в открытом судебном заседании дело по иску Габдулхакова Р Н к ОАО «Сбербанк России» о признании договора уступки прав (требований) по кредитному договору недействительным по кассационной жалобе представителя ОАО «Первое коллекторское бюро» Авилкина В В на апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Татарстан от 14 июля 2014 г.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Горшкова ВВ., выслушав объяснения представителя ОАО «Сбербанк России» Янишевскую А. С, полагавшую жалобу подлежащей удовлетворению, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

установила:

Габдулхаков Р.Н. обратился в суд с названным иском к ОАО «Сбербанк России», указав, что между ним и ответчиком был заключён кредитный договор, решением суда с него (истца) взыскана задолженность по данному кредитному договору. Впоследствии ответчик уступил права требования кредитора по указанному договору ОАО «Первое коллекторское бюро». Истец полагал, что переуступка прав требования ущемляет его права как потребителя, и кредитор не может без согласия заёмщика передать и уступить свои права и обязанности некредитной организации.

Габдулхаков Р.Н. и его представитель в судебном заседании исковые требования поддержали, просили удовлетворить их в полном объёме.

ОАО «Сбербанк России» и третье лицо ОАО «Первое коллекторское бюро» иск не признали, поскольку уступка прав (требований) не запрещена законом или договором.

Решением Ново-Савиновского районного суда г. Казани от 5 мая 2014 г. в удовлетворении исковых требований отказано.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда Республики Татарстан от 14 июля 2014 г. указанное решение суда первой инстанции отменено, по делу принято новое решение об удовлетворении исковых требований.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Горшкова ВВ. от 30 марта 2015 г. кассационная жалоба с делом переданы для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив материалы дела, обсудив доводы, изложенные в кассационной жалобе, Судебная коллегия находит, что имеются основания, предусмотренные ст. 387 ГПК Российской Федерации, для отмены апелляционного определения судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Татарстан от 14 июля 2014 г. в кассационном порядке.

Судом установлено и подтверждается материалами дела, что 13 декабря 2010 г. между ОАО «Сбербанк России» и Габдулхаковым Р.Н. заключён кредитный договор № , в соответствии с которым последнему был предоставлен кредит на неотложные нужды в сумме руб. сроком на 48 месяцев под 17% годовых.

Пунктом 4.2.5. кредитного договора предусмотрено право банка полностью или частично переуступить свои права по договору другому лицу без согласия заёмщика (л.д. 11).

При этом условия кредитного договора не содержат запрета на передачу права требования третьему лицу, не имеющему банковской лицензии, задолженности заёмщика, установленной решением суда.

Решением Ново-Савиновского районного суда г. Казани от 31 мая 2012 г. удовлетворены исковые требования ОАО «Сбербанк России» к Габдулхакову Р.Н. о взыскании задолженности по кредитному договору в сумме руб. коп. и возврате государственной пошлины в сумме руб. коп. (л.д. 5-7).

27 июня 2013 г. между ОАО «Сбербанк России» и ОАО «Первое коллекторское бюро» заключён договор уступки прав (требований) № , согласно п. 1.1. которого цедент передает, а цессионарий принимает права (требования) по просроченным кредитам физических лиц в объёме и на условиях, существующих к моменту перехода прав (требований) (л.д. 13-20).

Согласно пунктам 2.1. и 2.2. договора объём уступаемых прав (требований) по состоянию на 1 июня 2013 г. составляет руб.

коп., цена уступаемых прав (требований) определяется по состоянию на 27 июня 2012 г. в соответствии с приложением, являющимся неотъемлемой частью договора.

В соответствии с приложением № 3 к договору уступки прав (требований) № от 27 июня 2013 года в пункте 1493 указан Габдулхаков Р.Н., общая сумма уступаемых прав составляет руб.

коп.

Отказывая в удовлетворении исковых требований, суд исходил из того, что действующее законодательство не содержит норм, запрещающих банку уступить права требования по возврату суммы кредита и процентов, взысканных решением суда, данные действия не являются банковской операцией и не требуют наличия у цессионария лицензии на осуществление банковской деятельности.

Отменяя решение суда первой инстанции, судебная коллегия исходила из того, что не допускается без согласия должника уступка требования по обязательству, в котором личность кредитора имеет существенное значение для должника, и пришла к выводу об удовлетворении заявленных требований, поскольку истец не давал согласие на уступку банком прав требования организации, не имеющей лицензию на осуществление банковской деятельности, а в кредитном договоре положение о возможности передачи прав иным лицам, не имеющим банковской лицензии, не закреплено.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что согласиться с выводами суда апелляционной инстанции нельзя по следующим основаниям.

Судом при рассмотрении дела было установлено, что договор уступки прав (требований) был заключён между ОАО «Первое коллекторское бюро» и ОАО «Сбербанк России» на стадии исполнительного производства, то есть когда задолженность, возникшая у заёмщика в связи с неисполнением им обязательств по кредитному договору, была в полном объёме взыскана в пользу банка в судебном порядке. В связи с этим при разрешении вопроса о процессуальном правопреемстве для заёмщика (должника по исполнительному производству) не может быть существенной личность взыскателя, поскольку на стадии исполнительного производства исключается оказание ОАО «Первое коллекторское бюро» Габдулхакову Р.Н. банковских услуг, подлежащих лицензированию.

В соответствии со ст. 44 ГПК Российской Федерации в случаях выбытия одной из сторон в спорном или установленном решением суда правоотношении (смерть гражданина, реорганизация юридического лица, уступка требования, перевод долга и другие случаи перемены лиц в обязательствах) суд допускает замену этой стороны её правопреемником.

Правопреемство возможно на любой стадии гражданского судопроизводства.

Согласно п. 1 и п. 2 ст. 382 Гражданского кодекса Российской Федерации право (требование), принадлежащее на основании обязательства кредитору, может быть передано им другому лицу по сделке (уступка требования) или может перейти к другому лицу на основании закона. Для перехода к другому лицу прав кредитора не требуется согласие должника, если иное не предусмотрено законом или договором.

К заявителю перешли права ОАО «Сбербанк России», установленные вступившим в законную силу судебным решением, исполнение которого производится в порядке, определённом Гражданским процессуальным кодексом Российской Федерации и положениями Федерального закона от 2 октября 2007 г. № 229-ФЗ «Об исполнительном производстве», которые не предусматривает ограничение прав взыскателя заключить договор уступки права требования с любым третьим лицом.

Таким образом, право на замену стороны в исполнительном производстве на правопреемника предусмотрено законом и в отсутствие законодательных или договорных ограничений может быть реализовано, в том числе, и в рамках исполнительного производства по взысканию с Габдулхакова Р.Н. суммы долга, установленной решением Ново- Савиновского районного суда г. Казани от 31 мая 2012 г.

В соответствии с абз. 1 ст. 431 Гражданского кодекса Российской Федерации при толковании условий договора судом принимается во внимание буквальное значение содержащихся в нём слов и выражений.

Буквальное значение условия договора в случае его неясности устанавливается путём сопоставления с другими условиями и смыслом договора в целом.

Согласно разъяснениям, содержащимся в п. 51 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 28 июня 2012 г. № 17 «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей», разрешая дела по спорам об уступке требований, вытекающих из кредитных договоров с потребителями (физическими лицами), суд должен иметь в виду, что Законом о защите прав потребителей не предусмотрено право банка, иной кредитной организации передавать право требования по кредитному договору с потребителем (физическим лицом) лицам, не имеющим лицензии на право осуществления банковской деятельности, если иное не установлено законом или договором, содержащим данное условие, которое было согласовано сторонами при его заключении.

Согласно пункту 4.2.5. кредитного договора от 13 декабря 2010 г.

кредитор (банк) вправе уступить (передать) полностью или частично свои права по кредитному договору другому лицу без согласия заёмщика (л.д. 9- 12).

По смыслу данного пункта договора банк вправе был уступить свои права кредитора любому третьему лицу, как имеющему, так и не имеющему лицензию на осуществление банковской деятельности.

Допущенные судом апелляционной инстанции нарушения норм материального права являются существенными и непреодолимыми, в связи с чем могут быть исправлены только посредством отмены судебного постановления.

С учётом изложенного Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации считает, что апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Татарстан от 14 июля 2014 г. нельзя признать законным, оно подлежит отмене, а решение Ново-Савиновского районного суда г. Казани от 5 мая 2014 г. — оставлению в силе.

На основании изложенного и руководствуясь ст. 387, 388, 390 ГПК Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

определила:

апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Республики Татарстан от 14 июля 2014 г. отменить, оставить в силе решение\Ново-Савиновского районного суда г. Казани от 5 мая 2014 г.

Председательствующий Судьи

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *