Обнищание народа в России

Свердловская область. Производство на заводе пожарных автомобилей ‘СпецАвтоТехника’

Фото: Алексей БУЛАТОВ

1. Обнищание граждан при пухнущей казне

Начнём с России. В нашей стране в уходящем году, на мой взгляд, достиг своей высшей точки долгое время нараставший разрыв между экономикой и человеком, государством и народом. Я просто о том, что реальные доходы населения (-2,9% в годовом исчислении в ноябре, и, вероятно, -1,6% по итогам года) упали на фоне самого большого профицита федерального бюджета в российской истории (+3,39 трлн. руб за январь-ноябрь). Нефтяные доходы государства окончательно разошлись в своих неисповедимых путях с доходами граждан – которые по итогам 2018 г. снизились пятый год подряд. Это, на мой взгляд, основное, что нужно знать сегодня об отечественной экономике – и строить на этом факте предположения о её дальнейшей траектории.

2. Закончилась эра бензиновых двигателей

Теперь о мире в целом. Я рискнул бы сказать, что важнейшим событием в глобальном масштабе стал резкий рост производства электромобилей. Число ездящих по дорогам разных стран Tesla превысило 500 тыс. штук, а их выпуск увеличился за год в 2,6 раза. Ресурс Tesla достигает 800 тыс. км пробега, а одна машина экономит за свой жизненный цикл такое количество бензина, которое в три-четыре раз превышает её собственную цену. Уже в 2020 году одна только компания Илона Маска сократит мировой спрос на моторное топливо не менее чем на $50 млрд. Как это традиционно бывает с новыми технологиями, на этот факт сейчас не обращают внимания, а зря: ведь «на подходе» и другие производители. Так что сектор, более ста лет считавшийся опорой нефтяной промышленности и нефтепереработки, судя по всему, радикально меняет свой статус.

3. Шаги великой рецессии

Пара слов о Соединённых Штатах. Здесь, судя по всему, главным событием года стало падение фондового рынка в ноябре-декабре. Оно не только уронило индекс DowJones на 15% от годовых максимумов и заставит его, судя по всему, закрыть год с минусом, но вызвало паническую распродажу на биржах всего мира. Политика «количественного смягчения» закончилась, налоговые стимулы Д.Трампа в её отсутствие имеют только частичный эффект. И хотя американские официальные лица продолжают утверждать, что экономика страны находится в отличном состоянии, вероятность срыва её в кризис, спровоцированный биржевой паникой, остаётся, на мой взгляд, весьма высокой. Если не в 2019-м, то в 2020-м году мы вполне можем увидеть то, на фоне чего «великая рецессия» 2008-2009 гг. может показаться не столь уж и «великой».

Владислав Иноземцев.

Фото: Иван ВИСЛОВ

4. Очертания краха Китая

Нельзя не вспомнить о Китае. Сейчас обсуждают его «торговую войну» с США, но важнее другое. Темпы роста китайской экономики опустились до самого низкого уровня с 1990 г. (+6,5%), цены стремительно растут, дорожает недвижимость (средний метр жилья в Пекине стоит $11 тыс. , и это не только в центре), китайские компании только за пять лет привлекли новых кредитов в отношении к китайскому ВВП больше, чем весь корпоративный сектор США в отношении к американской экономике. При этом котировки акций на Шанхайской бирже падают уже третий год подряд и остаются в 2,3 раза ниже установленного в 2007 году рекордного значения. Мы, на мой взгляд, присутствуем на финальном акте надувания самого больного пузыря в истории мировой экономики. Так что надо садиться поудобнее и запасаться попкорном.

5. Неизбежность дешевой нефти

В заключение о нефти. Декабрьское соглашение ОПЕК+ (о снижении добычи – ред.) не спасло цены, которые с 4 октября упали уже на 36%. Судя по всему, наступает новое время: развитые страны радикально увеличивают добычу. В США, которые сегодня являются мировым лидером нефте- и газодобычи, за десять лет производство «чёрного золота» выросло на 92,4%, в Канаде – на 46,8%, в России, для справки, на 12,9%. При этом потребление нефти в западном мире сокращается, а Китай не обеспечивает дополнительного спроса. Поэтому есть опасения, что даже ужесточение сделки ОПЕК+, случись оно весной, не остановит падения цен. Соответственно, российскую экономику в новом году могут ждать серьёзные сложности. Снова мы услышим речи про модернизацию и диверсификацию и посмотрим, что будет сделано на этот раз.

Конечно, это не исчерпывающий список экономических событий года. Жизнь всегда оказывается богаче нашего воображения, и только постфактум мы осознаём, что именно было наиболее важным в те годы, которые мы уже проводили. Поэтому давайте пока праздновать, ждать, и надеяться.

Что подорожает в 2019 году: опубликован прогноз Центробанка

Центробанк прогнозирует скачок цен в начале следующего года. В марте-апреле инфляция поднимется до 6% годовых. Правда, к концу 2019 года опустится до привычных 4% (подробности)

Экономика России растет в два раза медленнее, чем весь мир

На большой пресс-конференции президент Владимир Путин заявил, что наша экономика стала чувствовать себя лучше, но еще есть над чем работать. Главный показатель — ВВП (валовый внутренний продукт, по которому измеряют размер экономики).

— За десять месяцев текущего года ВВП вырос на 1,7%. Прогноз Минэкономразвития по году — 1,8%, — заявил на пресс-конференции глава государства (подробности)

Я не вирусолог, не разбираюсь в штаммах и мутациях вирусов, не могу ничего сказать об искусственном или природном происхождении, мне сложно выбрать между полярными мнениями, убеждающими с одинаковой страстью, что, с одной стороны, вирус крайне опасен для человечества, а с другой — что он не опаснее гриппа. Мне сложно сказать, как могли правительства сразу нескольких стран нанести такой удар по своим бюджетам, в разы обвалив цены на нефть. Пусть в этом разбираются профессионалы, а мы готовы с интересом их послушать и делать свои выводы.

Мне хотелось бы посмотреть на ситуацию с точки зрения обычного обывателя, то есть человека, живущего только на свои доходы, заботящегося о детях и родителях, того, который ходит в обычные магазины, ездит на обычном личном или общественном транспорте по обычным дорогам, не имеет охраны, высоких покровителей, в общем, того, кого наш президент посчитал «средним классом». Напомню, критерием среднего класса нам необходимо считать доход, в полтора раза превышающий МРОТ, то есть около 17 тысяч рублей на человека в месяц.

И вот для таких людей, на мой взгляд, стремительно разворачивается антиутопия, которую мы многократно видели в фантастических фильмах, но никак не думали, что в ней придется жить. Даже месяц-полтора назад еще сложно было представить, во что превратит нашу жизнь самое зловещее сочетание эпидемии, экономического кризиса и, как ни странно, технического прогресса.

Я хочу, чтобы меня поняли правильно: я за самые решительные меры по борьбе с вирусом, тем более что вирус опасен для широких масс даже не столько теми симптомами, которые он вызывает, сколько своим потенциалом — никто (или, скажем так, никто, кроме посвященных) не знает, что это такое, откуда оно взялось, как его лечить, когда будет создана вакцина и не будет ли следующая мутация гораздо опаснее нынешней.

В свете этого меры, принимаемые в мире властями разных стран, не представляются мне чрезмерными. На мой взгляд, необходимо признать, что в России ситуация далеко не так плоха, как в целом ряде стран, которые до недавнего времени в нашей пропаганде было принято называть «цивилизованными» и «развитыми». Ситуация у нас в целом в плане эпидемии находится под контролем и, думаю, имеет высокие шансы под контролем остаться. Относительно малое число зараженных как раз и объясняется в том числе и тем, что наши люди в массе своей не могут позволить себе поездку за границу. Медицина и санитарный надзор хоть и были в большой степени «оптимизированы», но еще сохранили советские принципы, всеобщая вакцинация (в частности, прививка БЦЖ, которую делали в СССР всем), свойственная странам бывшего соцлагеря, уже проявила себя не только в России, но и, например, на территории бывшей ГДР, а некоторое пренебрежение правами и свободами в сочетании с дисциплинированностью и патриотизмом населения позволяет вводить жесткие меры.

И вот тут возникает главный вопрос. В последние дни на разных уровнях был принят целый пакет жестких мер, на подробностях которых я не буду останавливаться, так как они везде опубликованы. Многие из этих мер необходимы и оправданны. Необходимо жестко наказывать безответственных людей, не желающих соблюдать карантин. Необходимо бороться и с фейками, которыми сейчас усыпан Интернет с подачи наших западных «партнеров» — ведь информационную войну никто не отменял.

Но есть опасение, что будет сделан явный уклон на репрессивные меры. Ведь что мы сейчас имеем в сухом остатке для нас, для обывателей? Нас достаточно жестко закрывают дома. При этом обещают следить за всеми нашими перемещениями. Поправки в законы, начиная от термина «самоизоляция», написаны настолько неопределенно, что просто вышедший на улицу человек может попасть под многотысячные штрафы.

При этом многих граждан оставили дома без каких бы то ни было источников доходов. Сохранять зарплату сидящим дома намерены далеко не все работодатели, а многие просто не могут, так как не имеют никаких денег, кроме тех, которые в обороте, и так же, как и работники, еле сводят концы с концами. Официально потерявшим работу и официально зарегистрировавшимся в таком качестве обещают выплатить по 19,5 тысячи рублей в Москве, по 15 тысяч в Московской области, а в других регионах или меньше, или вообще ничего. В некоторых регионах временно освобождают от платы за капремонт — это одна из наиболее скромных статей в структуре платы за ЖКХ.

Большинство граждан не имеют никаких сбережений. По разным оценкам, в России от 16 до 25 миллионов самозанятых, о которых, как я понимаю, вообще никто не подумал и которым вообще никакая помощь не положена. Можно сказать: раньше надо было думать. Возможно, так и есть, но только никто их не предупредил ни о коронавирусе, ни о падении цен на нефть. И теперь, когда эти люди останутся без средств к существованию, это уже не их личная проблема, а проблема всего государства и общества. Откуда-то с потолка была взята цифра, что средней российской семье хватит запасов денег и продуктов, чтобы продержаться 63 дня. Не понимаю, кто и как это подсчитывал. Но даже если и так, огромная масса людей окажется на грани выживания гораздо раньше.

В общем, не буду нагнетать обстановку, ситуация очевидна, и надо подводить итог: люди оказываются жестко, с использованием самых современных средств контроля, под угрозой огромных штрафов, запертыми в своих жилищах один на один с глобальными проблемами, в которых они ни грамма не виноваты, без средств к существованию, без какой-либо серьезной поддержки в психотравмирующей ситуации эпидемии и кризиса, которая непонятно когда и чем закончится.

Большинство граждан сейчас законопослушны и готовы соблюдать ограничения — настолько, насколько это будет возможно чисто физически. Но через некоторое время многие из них начнут просто голодать. Насколько в этой ситуации они останутся законопослушными и внимательными к запретам и ограничениям, я предсказать не берусь.

Вот уже Дональд Трамп, человек достаточно искушенный как в политике, так и в знании рыночной экономики, высказался в том духе, что в США не смогут держать карантин достаточно долго, потому что негативное влияние от карантина на американскую экономику начинает превосходить негативное влияние эпидемии; и дальше этот процесс будет только нарастать. Это притом что в США анонсированы меры поддержки в виде выплат сотен долларов каждому находящемуся на самоизоляции.

Мне скажут, что у США огромные по сравнению с нами финансовые ресурсы. Но разве не власти уверяли нас в последние годы, что у нас тоже накоплены огромные деньги? Разве не видели мы в каждом городе, например в рамках так называемого «благоустройства», что денег настолько много, что уж и не знают, куда их девать?

Государство должно и обязано (да, должно и обязано!) поддержать своих граждан в трудной ситуации, а не только вводить штрафы, сроки и средства тотального контроля, не снившиеся Оруэллу.

Вот, например, некоторые из мер поддержки, которые обеспечивает своим гражданам Венесуэла — страна, находящаяся не в лучшем экономическом положении:

Государство возьмет на себя заработную плату всех государственных служащих, работников государственных предприятий и частных предприятий (!) в течение следующих 6 месяцев, чтобы обеспечить им возможность оставаться дома.

Президентским указом запрещено увольнять работников до 31 декабря текущего года.

Запрещено взимать арендную плату в течение следующих 6 месяцев.

Запрещено взимать плату за рассрочку и проценты по любому виду финансирования.

Плата за электроэнергию, воду и газ приостановлена на неопределенный срок.

7 миллионов семей будут получать базовую продовольственную корзину каждые 15 дней во время действия чрезвычайного положения в стране.

Что мешает ввести подобные ясные и действенные меры у нас? Плюс материальную поддержку должен получить каждый гражданин России. Именно каждый, потому что нужна она явному большинству, а на выяснения, кто нуждается, а кто нет, и сбор справок просто нет времени. В конце концов богатые и социально ответственные могут отказаться от помощи, или направить ее в медучреждения, или просто отдать бедному соседу.

Делать это нужно срочно и решительно, пока достаточно большое количество граждан не опустилось ниже физического (и психического!) уровня выживания. Потому что последующие проблемы могут стать такими, что об эпидемии коронавируса можно будет просто забыть.

Читайте также: Коронавирус показал потребительское отношение банков к клиентам

Профессор Высшей школы экономики и экономист Евгений Коган рассказал «Фонтанке», каковы будут последствия нынешнего экономического кризиса и падения цен на нефть до минимальных значений для населения России.

Коган отметил, что в связи с происходящим в мире усилится роль контролирующих и бюрократических структур. Увеличится доля и роль государств в экономике. Частной инициативе придется худо. Многие перейдут на онлайн-деятельность, что вызовет всплеск хакерских атак по всему миру.

При этом мало кто из россиян станет богаче на фоне происходящего. Даже несмотря на то, что «все равны, но некоторые равнее». «Россияне действительно обеднеют. Все мы так или иначе зависим от нефтяных котировок. Это абсолютная правда», — подчеркнул Коган.

Экономист подчеркнул, что сейчас надо спасать малый бизнес. Потому что миллионы людей взяли кредитов и сейчас сидят без работы. Это может привести к катастрофическим последствиям. «То есть либо мы выходим на работу и лихорадочно начинаем что-то делать. Либо просто получим многие миллионы людей, которые, мягко говоря, озлоблены», — вот перед таким выбором, согласно Когану, сейчас стоит страна.

Коган считает, что скоро появится четвёртый пакет мер поддержки граждан и бизнеса. Потому что во власти есть государственно мыслящие люди, которые понимают все возможные риски. И тогда станет ясно, насколько хорошо подготовились российские власти к нынешнему кризису.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *