Ограбить банк

Фото: ФБР

Это только в кино ограбления банков выглядят эффектно — пальба, взрывы, звон сигнализации, вой полицейских сирен, скорость!.. В жизни все куда более прозаично, но от этого не менее результативно. По оценкам опрошенных Банки.ру экспертов, в Москве еженедельно совершается несколько попыток ограблений в офисах банков, не говоря уже о банкоматах и инкассаторах. Сумма ущерба от таких краж исчисляется десятками миллионов долларов в год. А если еще вспомнить о киберпреступлениях и хакерских атаках…

В начале июля на юго-западе Москвы было ограблено отделение Сбербанка. Вооруженный грабитель, помахав пистолетом по сторонам, похитил 200 тыс. рублей. Примерно за месяц до этого Сбербанк уже попадал в криминальные сводки: воры, проведя почти целую ночь в офисе банка у метро «Парк культуры», вынесли 20 млн рублей. По частоте краж можно подумать, что у преступного мира просто зуб какой-то на лидера банковского рынка. Но грабят, конечно, не только Сбербанк, просто у него больше всего отделений по стране.

Статистика ограблений

Банки в России обворовывают достаточно часто, хотя далеко не все случаи получают огласку. Чаще всего действительно кражи случаются в офисах крупных банков. Мошеннические технологии развиваются довольно быстро, а вот «неповоротливые» кредитные организации не всегда за ними поспевают. Например, они не успевают обновить системы защиты во всех своих точках присутствия.
Ограблений с пальбой из пистолета в реальности уже давно не происходит. И дело тут не в том, что люди стали более цивилизованными. Просто такие кражи с большой вероятностью окончатся неудачей. «Чтобы ограбить отделение банка, нужен как минимум час, — рассказывает руководитель направления по охране недвижимости компании «Цезарь Сателлит» Илья Каковкин. — По требованиям ЦБ кассы в офисах сейчас бронированы, практически у всех сотрудников есть доступ к тревожной кнопке. Как только преступник появляется в офисе, кто-то обязательно нажмет эту кнопку, за всеми проследить невозможно. А после нажатия кнопки у преступника остается 5—7 минут, за это время вряд ли что-то можно успеть».
Зачастую в ограблениях виноваты сами банки. Финансовые институты стремятся покрыть наибольшую территорию России своими отделениями и банкоматами. Но точки обслуживания не всегда располагаются в защищенных местах, да и вообще о надлежащей защите, по оценкам экспертов, заботится порядка 5—10% кредитных организаций. А ведь только в Москве, по данным «Цезарь Сателлита», каждый день совершается пять-шесть попыток ограбления банкоматов и инкассаторов, а также одно-два нападения на банковские отделения в неделю.

Профессионалу много не надо

Чаще всего обворовывают банкоматы и платежные терминалы. При этом банковскую аппаратуру грабят двумя способами. Либо увозят куда-то, где вынимают деньги, а также разбирают на запчасти. Например, в терминалах самый дорогой элемент — это счетчик купюр, он для воров зачастую представляет большую ценность, чем деньги. Для кражи-перевозки грабителям нужно отделить банкомат от места, на котором он стоит, — оборудование отпиливают и даже взрывают. «В нашей практике был такой случай. Аптека была под нашей охраной, рядом стоял банкомат. И вот его взорвали вместе со стеной аптеки», — рассказывает Илья Каковкин. Другой способ — вскрыть банкомат прямо на месте. Профессионалу для этого потребуется 5—7 минут.

На втором месте по популярности воровство с помощью высоких технологий. Это, например, такие случаи, когда воры подделывают документы и по ним переводят средства на свои счета. Также практически во всех банках случаются виртуальные кражи, оплата товаров и услуг с использованием реквизитов пластиковой карты клиента без его ведома. Много средств клиенты банков теряют и в результате кибератак. По словам начальника управления трансакционных и сберегательных продуктов Абсолют Банка Марии Коханюк, в последнее время появляется все больше сервисов, позволяющих перевести средства с карты на электронный кошелек, а затем обналичить их. Мошенники любят использовать такие инструменты.
«Физические» кражи происходят, как правило, ночью. Преступники сканируют милицейские частоты, выставляют на улице слежку, взламывают сигнализацию и грабят банк. Днем деньги находятся в кассе, и для того, чтобы их украсть, нужно взломать бронированную кассу. Ночью, если деньги не вывезены из отделения в централизованный депозитарий, они переносятся в хранилище или специальный сейф, который обязательно есть в каждом банковском отделении. В этом случае мошенникам нужно взломать еще и это хранилище. Так, в принципе, и произошло в отделении Сбербанка у метро «Парк культуры». Другой вопрос — это качество сигнализации в данном отделении. Она была вскрыта верным кодом. Во многих банках уже внедрены сигнализации, установленные на определенный режим времени. И если даже будет введен верный код, но после окончания рабочего дня — это все равно тревожный сигнал для служб реагирования (ЧОПов или полиции).

Кто же вор?

По словам Ильи Каковкина, такие ограбления, как в Сбербанке, — это практически на 80% вина сотрудников кредитной организации. Случаи могут быть либо умышленные — кто-то из работников банка участвовал и/или спланировал, либо без умысла — просто кто-то проболтался, ведь преступникам были известны и код, и тот факт, что в банке ночью оставались деньги. А ведь кредитные организации, как правило, инкассируют их каждый день.

Но существуют и виртуальные кражи, в которых персонал принимает непосредственное участие. «Такой пример из нашей практики: клиент — юридическое лицо небрежно относился к доступу в онлайн, инсайдер составил прямо в онлайне платежное поручение и подготовил его к подписанию, замаскировав среди множества других документов, а директор не глядя подписал, — рассказывает руководитель экспертной группы банковских технологий СБ Банка Максим Волков. — К счастью для компании, документ был составлен некорректно и не подлежал исполнению. Факт вскрылся, когда банк решил уточнить у представителей компании цель платежа».

Несмотря на то что мошенники такие умные и «высокотехнологичные», защищаться от них можно и нужно. Так, в банкоматы помещают специальные чипы, которые позволяют отследить местонахождение банкомата, даже если его увезут. Учитывая, что в каждом банкомате может находиться до 15—20 млн рублей, дешевле потратиться на чип. Также в АТМ или рядом с ними устанавливаются системы видеонаблюдения в режиме реального времени. То же самое касается «физических» краж: здесь также важнейший инструмент защиты — постоянное видеонаблюдение за всеми помещениями банка и прилегающей территорией, которое должны осуществлять обученные операторы. Они, кстати, не только повышают безопасность банка, но и улучшают качество обслуживания.

«В каждом отделении банка круглосуточно дежурит охрана, в распоряжении которой имеется все, что необходимо для немедленного реагирования при возникновении различных инцидентов, — рассказывает заместитель предправления банка «Ренессанс Кредит» Олег Скворцов. — В клиентской зоне и кассовых узлах в режиме онлайн ведется видеонаблюдение, а кассы оборудованы индивидуальными кабинами». При этом все больше банков предпочитают «живой» охране технологическую. «Современные системы охраны, сигнализации гораздо более совершенны, чем человек, который может заснуть, который не всегда готов дать отпор при нападении и так далее, — рассказывает Илья Каковкин. — И это правильно, более безопасно, более надежно».

Что касается краж виртуальных, то здесь также работает ряд технических инструментов. Главный принцип защиты заключается в создании нескольких каналов связи между банком и клиентом. При получении распоряжения по одному каналу связи банк может использовать другой канал для оперативного подтверждения или уведомления клиента. По словам начальника управления банковских информационных технологий банка «Западный» Максима Турчанинова, популярным способом защиты является внедрение аппаратной и двухфакторной авторизации, что существенно уменьшает вероятность успешной атаки киберпреступника.

«Мы, во-первых, используем мгновенное СМС-информирование о произведенных операциях, что позволяет тут же заблокировать карту и не потерять все свои деньги, — делится Мария Коханюк. — Во-вторых, мы устанавливаем ограничения для операций в рискованных точках совершения платежей, проводим мониторинг операций по пластиковым картам». Например, если один платеж прошел в супермаркете в Москве, а следующий — через 5 минут в гостинице в Малайзии, это как минимум вызовет подозрения сотрудников банка.

И все же, какими бы совершенными ни были технические инструменты, все эти меры защиты дают осечку. Система видеонаблюдения отключается, верный код от сигнализации можно узнать, а банкомат вообще распиливается, как выясняется, за 5 минут. В принципе, может помочь страхование, оно выступает неким гарантом: что бы ни случилось, банк вернет свои деньги. Но и здесь есть определенные нюансы.

Во-первых, это довольно дорого. Стоимость варьируется в зависимости от срока страхования, специфики и размера бизнеса, системы управления рисками и внутреннего контроля. В среднем, без учета затрат банка на содержание спецслужб, стоимость может составлять 0,01—0,2% от суммарной стоимости имущества и ценностей организации в зависимости от зон риска, в которых это имущество и ценности находятся.

Во-вторых, при наступлении страхового случая от момента совершения кражи до момента возмещения ущерба может пройти немало времени. А так как во многих случаях мошенничеств и краж отчасти или целиком виноваты сотрудники банка, последнему еще приходится доказывать страховщику, что это не вариант мошенничества со стороны самой кредитной организации. В-третьих, в будущем кражи повышают и стоимость страховки для банка, и требования со стороны страховщика по усилению мер безопасности, что опять же может быть накладно для банка.

Фаина ФИЛИНА, для Banki.ru

Также часты случаи мошенничества с использованием поддельных документов. Как правило, речь идет о получении кредитов по фиктивным паспортам и справкам. В частности, популярны попытки получить потребительские и автокредиты по поддельным паспортам и справкам о доходах. Как правило, это отслеживается сотрудниками банков, которые проводят идентификацию потенциального заемщика. Например, недавно были задержаны сразу двое мошенников. Сначала житель Тульской области пытался получить в столичном банке в районе Измайлово кредит на 550 тыс. рублей. А затем в Выхино 45-летняя безработная москвичка планировала прокредитоваться на 709 тыс. рублей. В обоих случаях у сотрудников банков возникли сомнения в подлинности документов, представленных потенциальными заемщиками. Попытки получить кредиты мошенническим путем — на восьмом месте.

📌 Реклама

Техническое мастерство

Теперь обратимся к «высокотехнологичным» мошенничествам. В России в основном имеют место кражи с банковских карт с «засвеченных» банкоматов или сомнительных торговых точек. Например, карты «светятся» в районных продуктовых магазинах. Либо с пластика снимаются средства в банкоматах, расположенных на улице, в метро и других общедоступных местах. Причем такое может произойти с картой любого банка. Например, недавно у моей коллеги заблокировали карточку Газпромбанка, потому что она снимала средства в банкомате, на котором впоследствии обнаружили считывающее устройство. Мошенничества с картами — на седьмом месте.

Встречаются любопытные случаи мошенничества с приобретением различных товаров и услуг в Интернете. В «Народном рейтинге» часто описывается ситуация, когда с карты средства перечисляются на счет номера мобильного оператора «Билайн». Причем не 100 рублей, а 10 тыс. рублей и более, по 1 000 рублей по несколько раз. А по моей карте однажды чуть не был приобретен авиабилет. К счастью, карта требовала подтверждения пароля, отправленного на мобильный. Судя по отзывам в «Народном рейтинге» Банки.ру, у некоторых такие истории заканчиваются более плачевно. Махинациям с товарами и услугами по картам достается шестое место.

📌 Реклама

Именем государства

Интересны мошенничества, в которых грабители принимают участие под видом институтов развития и госорганов — АСВ, АИЖК и т. д. Например, мошенники неоднократно предлагали решить вопрос с зависшими вкладами в банкротящихся банках. Об одном из таких случаев — с банком «Холдинг-Кредит», лишившимся лицензии в мае 2012 года, — рассказывал заместитель генерального директора АСВ Валерий Мирошников. Мошенники звонили потерпевшим вкладчикам и обещали им за определенную комиссию — примерно 5—10% — вернуть всю задолженность банка перед ними. В оборот брали клиентов с вкладами от 700 тыс. рублей, так как депозиты свыше этой суммы не компенсируются АСВ.

Мошенники, пытающиеся заработать на госсредствах АИЖК, попались недавно в Тюмени. Они предлагали лицам с небольшими доходами заключить договоры займа на приобретение недвижимости, стоимость которой была завышена в несколько раз. В связи с тем, что деньги клиенты не выплачивали, квартиры передавались АИЖК, которое возмещало ипотечной компании стоимость недвижимости. В итоге мошенники смогли «заработать» более 500 млн рублей. Сейчас они под стражей, но сама задумка с использованием госорганов «тянет» на пятое место нашего рейтинга.

Инструкция по ограблению банка:
Грабить банки – старинная забава. Существует мнение, что в наше время грабить банки не модно, не престижно, и даже не гламурно. Но мы считаем, что данная традиция остается, и всегда будет оставаться актуальной. Итак, как же правильно ограбить банк?

Для начала выберите, какой именно банк Вы хотите ограбить. При этом имейте в виду, что грабить банк спермы может оказаться экономически невыгодно. Далее подготовьте необходимый инвентарь. Как ни странно, для ограбления банка грабли совершенно не нужны. А нужен большой мешок, чтобы складывать деньги. Вообще, костюм «грабителя банка» чем-то похож на костюм Деда мороза, но вместо бороды лицо закрывается капроновым чулком. По традиции чулок должен быть черным. Если Вы хотите блеснуть оригинальностью, можете использовать розовый чулок или даже в полосочку — это заметно освежит Ваш костюм, хотя старшее поколение может не одобрить такое пренебрежение традициями.

Главное в ограблении банка – подобрать веселую компанию. Во-первых, одному унести все деньги может оказаться довольно тяжело, а рассчитывать на помощь окружающих в данном случае не приходится. Да и отбывать наказание вместе веселее.

Давно известно, что для успешного ограбления банка требуется хороший план. Тем не менее, даже очень хорошим планом увлекаться не стоит. Иначе компания может получиться слишком веселой и просто забудет забрать деньги из ограбленного банка. Ну и напоследок. Поскольку следующая попытка ограбить банк может случиться не ранее чем через 10-15 лет, постарайтесь провести это мероприятие максимально весело, с огоньком, с задором!
автор Апрелева Ольга

В самом конце 2019 года грабители в масках совершили дерзкий налет на банк в Санкт-Петербурге: они заставили клерков ползать на коленях и похитили пять миллионов рублей. Бандитам удалось скрыться — полиция ищет их до сих пор. Столь же дерзкими ограблениями несколько лет назад прославились самарские налетчики, похитившие из банков около 20 миллионов рублей. Они готовили ограбления, просматривая художественные фильмы, но несмотря на такой дилетантский подход, им везло. До поры до времени. Пока оружие, которым они угрожали кассирам и охранникам, однажды не выстрелило. Главарь банды Виктор Самсонов получил 20 лет колонии строгого режима. В эксклюзивном интервью «Ленте.ру» он рассказал, как жажда красивой жизни привела его за решетку.

Предупреждение

Данный текст ни в коей мере не направлен на оправдание правонарушений. Вне зависимости от личного отношения граждан к конкретным банкирам и банковской сфере в целом, разбой был и остается уголовным преступлением.

«Просто захотел много денег»

Я — простой человек. Как и всем, мне хотелось денег, комфортного жилья, уважения. Хотелось, чтобы женщины любили. На жизнь я зарабатывал по-разному, в основном занимался бизнесом на стройматериалах — отдал этому почти 16 лет. Дело, в общем, нехитрое: купил у производителя подешевле, продал подороже, а разницу оставил себе.

Обеспечивал я не только себя, но и близких — я был дважды женат, первый раз в 23 года, второй — восемь лет спустя. От двух браков родилось трое детей: два сына и дочка. Все были одеты и обуты, мы не бедствовали, хотя и бывали сложности. Но больших проблем с финансами я никогда не испытывал. Много работал, вертелся, как белка в колесе. Единственное, быт иногда заедал.

Однажды мне нужно было приобрести валюту. Я торопился, как обычно, был весь в делах. Зашел в коммерческий банк недалеко от дома, на улице Победы. Девушка открыла кассу — и я увидел через окошко много долларов. Я тогда подумал: ого, сколько тут! И на расстоянии вытянутой руки, если бы не стекло, просто протяни и возьми. Вот так впервые промелькнула эта мысль. С того дня прошло около двух лет. Я продолжал жить своей обычной жизнью, занимался бизнесом, семейными делами.

А потом все как-то стало меняться. Я развелся и понял, что по-другому хочу жить. Работаю много, а хороших денег так и не заработал. И что-то в голове произошло. Вспомнил я тот день и кассу с долларами. Честное слово, я ничего не хотел и не собирался никому доказывать. Крутым гангстером и матерым авторитетом становиться не планировал. Просто захотел много денег — здесь и сейчас. И во мне стала зреть идея грабежа.

«Оружие не давало мне покоя»

Я начал смотреть много документальных, художественных фильмов про ограбления и налеты. Книжки читал, чтобы разобраться в теме. Но главное у меня уже было — оружие: дома хранились два пистолета. Несколькими годами ранее эти стволы мне помог приобрести один человек — так сложилось случайно.

Мы просто общались, и он мне сказал, что доставал себе оружие. Я узнал, может ли он и мне достать. Ну посмеялись тогда, свели к шутке. А однажды он позвонил и предложил приобрести пистолет ТТ с глушителем. Я купил, цена была небольшая. Причем купил просто так, без особой цели. Подумал — в хозяйстве пригодится. А спустя еще какое-то время он предложил пистолет Макарова, и его я тоже взял.

Оружие валялось у меня и как будто не давало покоя. Может быть, не было бы оружия — и я не пошел бы на преступления. Моей первой целью стало то самое отделение банка, где меня впервые посетила идея ограбления. По работе мне приходилось менять и покупать валюту — и я смотрел за этим объектом. Как и что я смотрел, рассказывать подробно не буду: не хочу, чтобы другие последовали моему примеру. Но к изучению объекта я подошел основательно и вскоре узнал о нем все. Потом стал прикидывать, как можно провернуть ограбление, разрабатывал пути к отступлению. Но для дела нужно было организовать что-то вроде базы — и, конечно, подобрать напарника.

С базой было проще: после развода у меня остался гараж на улице Красных Коммунаров, там я прятал все необходимое для налета. А вот напарника надо было подобрать. Я разных людей прикидывал, но больше всех подошел тот самый, который со мной по делу идет . Не хочу о нем рассказывать, чтобы не навредить. Скажу лишь, что ему очень нужны были деньги. Он по-разному пытался на жизнь зарабатывать — и незадолго до наших дел таксовал. Как и я, он считал, что заслуживает лучшей жизни. Но важнее всего, что у него был не просто армейский, а боевой опыт. Ему приходилось служить в горячих точках.

По его словам, он служил в Чечне, да и то, что он мужик бывалый, я смог убедиться сам. Мы в 2014 году вместе поддались на всю эту шумиху вокруг Донбасса и поехали с ним в ДНР. Покупали тогда и экипировку, и обмундирование за свой счет. Но в итоге не сложилось. Поняли, что реальность и наши ожидания расходятся. Это к делу не относится, но по нему тогда было ясно, что он человек опытный, понимает, что делает. И, как я думал, в решающий момент подвести не должен.

«Я достал пистолет и сказал про ограбление»

В августе 2016 года я приобрел строительные комбинезоны, две белых каски, респираторы. Вот в таком виде мы и пошли на дело. Зашли внутрь — был разгар рабочего дня. Клиентов не было, в зале сидели девушки-операционистки. Я подошел к ним и спросил — газом пахнет? Они сказали, что нет, при этом ничуть не удивились нашему визиту. Маскировка сработала. Я достал пистолет и сказал, что это ограбление. Мой напарник тем временем перекрыл дверь с помощью лопаты. Нельзя было, чтобы внутрь зашли посторонние.

Мы подошли к девушкам, я ухватил одну за плечи и повел к двери кассы. Она, конечно, перепугалась. Приказал позвонить в домофон на двери в кассу и сказать, чтобы открыли. Она подчинилась. Кассир — женщина лет пятидесяти — не заподозрила подвоха и открыла дверь, мы вошли. Тут кассир перепугалась до ужаса, но обошлось без глупостей, и она все отдала. Деньги мы скинули в сумки и вышли из банка, потом завернули в арку, которая вела во дворы. Там быстрым шагом дошли до машины, а потом сели и уехали.

Все дело заняло две минуты, даже меньше — и мы заработали одиннадцать миллионов. Мы стали миллионерами за две минуты. Вышло у нас по пять с половиной миллионов на брата. Забавно, когда живешь обычной жизнью и денег нет, то прикидываешь порой: вот был бы миллион-другой лишний, нашел бы им применение. И когда у меня на руках оказалось 5,5 миллиона, конечно, была идея пустить их в дело. Но это были легкие деньги — и они ушли так же легко, как и пришли.

Я съездил в Таиланд, купил машину — Chevrolet Camaro: спортивную, быструю, мотор — зверь! Она просто мне понравилась, потому и приобрел. В итоге на одно потратил, на другое. Подарки какие-то сделал, покутил немного — деньги, конечно, не считал. И вдруг месяца через два я понял, что они заканчиваются. Представляете — пять с половиной миллионов, и они заканчиваются! Оказалось, у моего сообщника такая же ситуация: он купил себе автомобиль, потратился на всякое. В общем, мы оба поняли, что пора снова в дело. Я себе сказал, что на этот раз нужно аккуратнее с добычей: надо бизнес открыть и вообще в другой город переехать.

«Мы положили в купюроприемник боевую гранату»

Недолго думая, выбрал я новую цель — она показалась мне легкой: небольшое отделение рядом с первой точкой. На этот раз мы взяли балаклавы. Приехали, переоделись и надели маски перед самым входом. Действовали по старому сценарию: дверь в отделение заперли на лопату, взяли девушку-операционистку за шиворот и повели ее к двери кассы. Но вышла небольшая загвоздка: кассирша никак не открывала дверь — тянула время. В общем, пришлось ей слегка пригрозить.

В купюроприемник в кассовом окошке мы ей положили боевую гранату. Весомый аргумент! Она открыла, мы прошли к сейфу, а денег-то там всего ничего. Все, что было, сгребли. Я спрашиваю: а где остальные? Кассирша руками разводит: мол, извините, незадолго до вас приезжала инкассация. В итоге добыча составила всего три миллиона рублей.

После этого прервались мы — наверное, на полгода. Трат прежних себе не позволяли, жили тихо. Я ремонт сделал, напарник, насколько я знаю, тоже. Была даже мысль, что на этом все. Но понимал — не остановлюсь, ведь денег нужно больше на нормальную жизнь, ведь идея переехать и открыть новый бизнес никуда не ушла. Я хотел добыть миллионов двадцать и завязать, был у меня такой лимит. Хотя сейчас не уверен, что остановился бы. Что-то страшное появилось внутри — какой-то лихой разбойничий азарт. Легкие деньги — страшное искушение.

13 июля 2017 года мы с напарником пошли на новое дело. Это был четверг. Где-то в обеденное время мы приехали на улицу Губанова и там оставили машину. До цели было метров 500, мы отправились до банка пешком. День был солнечный, на наших головах — панамы: тени от их полей неплохо скрывают лица. Перед самым входом в банк надели маски и перчатки, потом зашли внутрь. Казалось, начало было неплохим.

Охранника сразу припугнули: сказали, чтобы не дергался. Девушки залезли под стол. Кинулись мы было к кассе — а там никак: не открывает дверь и все. Тогда мы по уже отработанному методу закинули ей гранату в купюроприемник, но никакой реакции не было. Уже потом я узнал, что она , как только нас увидела, залезла под стол, а гранату нашу в лотке для денег не увидела. В итоге мы ушли ни с чем.

«Опасно терять чувство меры»

Возможно, наш провал был знаком свыше, что пора остановиться. Но мы, напротив, почти сразу стали готовить новый налет. Я присмотрелся к отделению банка, затерянному во дворах: там улочки узкие, движения нет, людей мало. Я разобрался, что к чему, и решил, что объект подходящий. Когда мы пошли на дело, был дождь. Мы надели черные куртки, натянули балаклавы и накинули капюшоны. Пока шли по улице, никто на нас внимание не обращал: в непогоду людям не до тебя.

Уже когда в банк зашли, опустили на лицо маски. С ходу крикнули — ограбление! Ринулись в кассу, дверь туда была открыта. Я пошел внутрь, а напарник стоял на шухере. И тут он кричит — «Нас заметили!» Кто? Как? Выяснять некогда, пора уходить. Мы через задний вход на улицу — и бежать. Оказалось, пришел сотрудник банка — то ли менеджер, то ли охранник. Он за минуту до нашего визита вышел покурить. Возвращается — и видит моего товарища в маске и с пистолетом.

Мужик выбежал на улицу и стал звонить в полицию, тревога была не напрасной. Но это я уже спустя много времени на суде узнал. А тогда я этого не видел — занят был дверью в кассу. И когда мы оказались в безопасности, у нас состоялся тяжелый разговор. Я решил, что он просто струсил, испугался и дал ложную тревогу. В общем, разругались мы конкретно. После этого я решил, что «поработаю» один. Наверное, на фоне опыта уже не было такого страха. Но в этом нет ничего хорошего: опасно, когда теряешь чувство меры.

Перед новым делом я детально подошел к вопросу маскировки. На одном сайте увидел в продаже силиконовые маски. Они похожи на человеческое лицо, даже рот открывается. Издали — будто обычный человек. Если фильм «Фантомас» смотрели, вот у главного злодея что-то вроде моих масок и было. Я их заказал в Москве, в интернет-магазине. Когда ездил в столицу отдыхать, заодно встретился с курьером и забрал.

«Сделал три выстрела — и он упал»

Над новым объектом для нападения я решил долго не размышлять. Выбрал тот же банк на улице Победы, с которого все начиналось, который мы ограбили первым, — в общем, круг замкнулся. Настрой у меня был решительный: вечером я подъехал, быстро дошел до банка. Уже перед самым входом я надел маску, достал два пистолета.

Я зашел — и наткнулся на охранника: он сидел в кресле, но, когда я вошел, быстро встал. Я его попросил лечь на пол. Но он вдруг попытался выбить у меня оружие резиновой дубинкой — и я произвел выстрелы. У меня не было планов убивать никого, чисто случайно все вышло. На автомате я нажал на курок. Получается, сделал три выстрела — и он упал.

Сотрудница отделения увидела все это, она успела забежать в подсобное помещение и запереться. Мне, чтобы попасть в кассу, пришлось замок прострелить, взять ее, и уже в кассу с ней пойти. Кассир быстро все мне отдала. Мне даже кажется, это была та же женщина, что и за год до этого. Деньги я сгреб в сумку, около пяти миллионов вышло. Выбежал, дошел до машины и уехал.

Дома долго приходил в себя. Телевизор я не включал и новости не читал. Понимал, что человек, который пытался меня остановить, скорее всего мертв — ведь три выстрела, и с близкого расстояния… В голове крутилась мысль, что надо было выстрелить рядом, что нужно было уйти. Но время назад не отмотаешь: охранник, в которого я стрелял, действительно скончался в больнице.

Задержали меня не сразу. Я даже думал, что обойдется. Но следователи и опера молодцы — четко отработали. Я глупо прокололся: меня вычислили по тем самым силиконовым маскам. Я заказывал их в интернет-магазине со своего мобильного телефона. Ну а дальше, как я понял, они меня изучили со всех сторон. И догадались, что я — именно тот, кто им нужен.

«Меня скрутили бойцы СОБР»

Как-то раз я вышел выносить мусор. Прошел несколько метров от подъезда — и почти сразу оказался на асфальте: меня скрутили бойцы СОБР. Затем был отдел полиции. Меня посадили на стул, выдали государственного адвоката и начали беседовать. Но я не отпирался — все рассказал. Что, где и когда грабил, какие банки. Все подробно пояснял. В плане сотрудничества с моей стороны все было, как надо. Но тем не менее, я получил по полной программе: двадцать лет колонии строгого режима.

Все это — результат сделанного мною выбора. Жаль, что от моих действий пострадали мои близкие — родители и дети. Ну я про себя не буду говорить: чего жаловаться, сам виноват. Себя не жалею. брата моего тоже привлекли к ответственности. А все из-за того, что перед последним преступлением я его привлек к разведке — попросил разменять деньги в этом банке. И он, даже не зная о моих планах, пошел менять деньги. И потом я его спросил, где находится камера . Все — вот так он оказался втянут. Хорошо, что для брата все обошлось условным сроком. Но жизнь я ему все равно сломал.

К жизни в СИЗО я привыкал долго. Время в изоляторе течет медленно, по распорядку. Самое трудное время — утро. Ты проснулся, огляделся, а вокруг все тот же пейзаж: четыре стены, сокамерники, кровати. Здесь нет нужды строить планы на жизнь и на день — ведь ты хорошо знаешь, чем будешь заниматься и на протяжении этих суток, и последующих. Я в основном читаю книги. По психологии, философии и религии. Жаль, раньше не уделял чтению должного внимания из-за постоянной, ежедневной суеты.

В СИЗО я занялся своей физической формой: времени на спорт за решеткой оказалось достаточно — правда, инвентаря маловато. Я подтягиваюсь, отжимаюсь. Кажется, так хорошо себя в плане здоровья я никогда не чувствовал — жаль, похвастаться некому. Посетителей у меня немного. В основном, мама — я беспокоюсь о ней. Если меня этапируют в дальний регион, ей будет тяжело ко мне ездить. Здоровье ее подводит — а ездить она будет все равно. Мамы никогда не бросают.

***

25 апреля 2019 года Самарский областной суд приговорил Виктора Самсонова к 20 годам заключения с отбыванием в колонии строгого режима, его подельника Дмитрия Климова — к 16 годам колонии строгого режима. Сводный брат Самсонова, Александр Шуваев, получил шесть лет условно. В отличие от лидера банды его напарник Дмитрий Климов свою вину так и не признал.

Обратная связь с отделом «Силовые структуры»: Если вы стали свидетелем важного события, у вас есть новость или идея для материала, напишите на этот адрес: crime@lenta-co.ru

Криминалитет — сообщество разношерстное. Его составляют представители различных криминальных профессий: мошенники, карманники, воровки на доверии, поездные воры, уличные грабители. Но есть вид преступников, которые не желают «работать» по мелочам, предпочитая одномоментно похищать громадные суммы. Иногда они овладевают сокровищами, которые не всякий крепкий мужчина способен унести.

Например, в феврале 2006 года банда, состоявшая из 7 человек, после тщательной подготовки ограбила в графстве Кент Bank of England. Сюжет операции включал в себя ряженых полицейских, взятие в заложники менеджера банка и его семьи, запирание пятнадцати служителей банка в клетки. Увезли преступники на грузовике 53 млн. фунтов. В финале операции грабителям пришлось изрядно поработать физически, поскольку данная сумма весила почти 2,7 тонны. Однако много потратить они не успели. Всех арестовали через месяц. Двоим присудили пожизненное заключение, остальным дали от 10 до 25 лет.

Такого рода гигантские суммы невозможно захватить, ворвавшись в банк в масках и с пистолетами, перегрузив мешки с деньгами в припаркованный у входа «Шевроле». Операции длительное время планируются таким образом, чтобы можно было спокойно перетаскивать сокровища в укромное место.

Например, в 2005 году преступники вынесли из отделения Центрального банка Бразилии в городе Форталезе 70 млн. долларов, которые весили более 700 килограммов. Работали они спокойно и обстоятельно. Сняли расположенный рядом с банком дом и прокопали 80-метровый туннель, оборудовав его вентиляцией и освещением. Деньги изымали два дня, в выходные, когда банк не работал.

Ограбление по-российски

В России самую крупную сумму, равную 250 миллионам или же 50 килограммам, удалось похитить 25 июня 2009 года во время перевозки денег Западно-Уральского отделения Сбербанка. Инкассатор Александр Шурман, угрожая автоматом двум своим напарникам, забрал всю сумму. Через неделю его нашли в лесу в предварительно вырытой землянке. С мешком, в котором не хватала миллиона. Миллион отыскать так и не удалось. Шурмана и водителя автомобиля, состоявшего с ним в сговоре, приговорили к 8 годам лишения свободы.

Чуть меньше — 200 миллионов — также пытались похитить при перевозке. То были деньги петербургского банка «Открытие». В декабре 2013 года водитель-инкассатор Роман Четверик с мешками денег в бронированном салоне заехал на заправку, заявив троим напарникам, что ему нужно снять деньги в банкомате. Вернулся с кофе, в который подлил снотворное. Двое выпили и спокойно уснули. Третий, старший бригады Тимофей Михайлов, пить не стал. Тогда Четверик начал стрелять в него из пистолета. Михайлов пустил в ход автомат. Пробудившийся инкассатор Комаров, обнаружив два свежих трупа, вызвал полицию.

Надо сказать, что значительная часть ограблений банков происходит по причине российского раздолбайства, то есть наплевательского отношения к должностным инструкциям. Один из таких вопиющих случаев произошел летом 2013 года в московском отделении «Совкомбанка». Кассир Ольга Чайнявская познакомилась с двумя рецидивистами из Беларуси, которые предложили ей стать богаче на несколько десятков миллионов и начать новую жизнь.

Сценарий был примитивный. За полчаса до окончания рабочего дня Чайнявская сказала охраннику, что он может пораньше уйти домой. А она сама закроет банк. Вскоре в банк ворвался грабитель с накладной бородой и, угрожая предметом, похожим на пистолет, заставил «перепуганную» кассиршу выдать 40 миллионов рублей, 80 тысяч евро и 40 тысяч долларов.

Через день Чайнявская исчезла. Через три недели ее тело было найдено в пруду под Минском. Преступники удалось найти.

К грубейшему нарушению инструкций относится и инцидент на федеральной трассе «Дон», произошедший 21 февраля 2009 года. Разумеется, тому способствовал сговор преступников с кем-то из сотрудников ООО «Первый процессинговый банк», кто владел ценной для преступников информацией. В Воловском районе Тульской области автомобиль, в котором без охраны перевозили из Ростова-на-Дону в Москву 43 миллиона рублей, остановили переодетые в форму сотрудников ДПС грабители. Еще пятеро немедленно подъехали на черном внедорожнике.

Несмотря на усилия служб безопасности банков, которые должны зорко следить за тем, чтобы в штат не попадали люди с криминальными наклонностями, таковые в «денежные» учреждения все же просачиваются. Вопиющий случай вскрылся 26 декабря 2011 года в московском филиале коммерческого банка «Кедр» на улице Руставели. В кассовом хранилище вместо 22 миллионов рублей и 300 тысяч евро были обнаружены муляжи из нарезанной бумаги.

А вот совсем свежие «вести с криминальной нивы».

30.04.15. В Вологде мошенники, среди которых были два финансиста и руководитель территориального отделения банка, выдали фиктивных кредитов на 1,2 миллиарда.

8.06.15. В Анапе управляющий банка организовал ложное ограбление, предварительно похитив 90 миллионов.

1.07.15. В Чите сотрудник банка перевел на свой счет 20 миллионов.

Время отморозков

От курьезов при ограблениях банков не застрахован ни один даже самый матерый профессионал. Так, например, два налетчика в американском городе Колумбия, шт. Южная Каролина, сделали все правильно. Надев маски, стремительно ворвались в банк с оружием наперевес. Уложили всех на пол. Связали заложникам руки. Отключили сигнализацию. И вдруг пришедшие в себя заложники заявили, что грабители ошиблись адресом: неделю назад банк переехал, а в его офис перебралась ветеринарная клиника.

А питерский банк «Открытие» от крупной недостачи наличности спасло то, что преступникам не удалось раздобыть точный план здания. Действуя наобум, они пробили мощные потолочные перекрытия. Однако попали в комнату для отдыха персонала, где никаких денег не было. Вскрыть дверь, чтобы попасть в хранилище, грабители не смогли.

Еще один курьезный случай можно объяснить низким профессионализмом преступников, которые способны делать лишь грубую работу. Работая в поте лица своего, грабители разобрали кирпичную кладку. И оказались в комнате, в которой находился громадный сейф с вожделенными миллионами. Однако вскрыть сейф не удалось.

Словом, места «профессионалов» занимают дилетанты, все чаще действующие по примитивной схеме: ворваться, махать оружием и требовать денег. В хранилища они не стремятся, довольствуясь тем, что находится в кассе. И при этом налетчики, не задумываясь, открывают пальбу. Их по большей части отлавливают, в основном прямо «не отходя от кассы».

Среди этих отморозков встречаются и уникальные дебилы. В июле этого года из Подмосковья в Кандалакшу Мурманской области приехал погостить у родственников 29-летний рецидивист, прежде промышлявший уличным разбоем. Изрядно выпив, он решил добавить. Для того чтобы добыть денег на «продолжение банкета», он проник в банк и начал ломать замок хранилища строительной арматурой. Завыла сирена, но он, не обращая на нее внимания, продолжал крушить замок. За этим увлекательным занятием его и повязали.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *