Охрана транснефть

Как известно, зарплаты в регионах России могут отличаться в разы. Многим это кажется несправедливым, ведь работа, казалось бы, везде одинаковая. Не будем брать наши две столицы, возьмем северные регионы с самыми высокими зарплатами. Многие слышали, что вахтовикам там платят баснословные зарплаты, особвенно если речь идет о крупных нефтяных компаниях (Газпром, Роснефть и т.д.)

Так ли это? Reconomica решила узнать правду о зарплатах и условиях труда вахтовика, и поговорила с человеком, работа которого была связана с крупной компанией и вахтами по всей России. Встречайте, Денис, линейный трубопроводчик.

Как устроиться работать в крупную нефтяную компанию и какие зарплаты у рабочего персонала

Всем привет, думаю эту «крутую” историю стоит начать с рассказа о самом себе. Итак, зовут меня Бражников Денис, мне 22 года, я закончил вуз по нефтяному направлению и мечтал устроится в хорошую и крупную нефтяную или газовую компанию, чтобы стать богатым и успешным (до сих пор не теряю надежд). Во время учебы и немного после, успел поработать в разных местах, и каково было моё счастье, когда наконец мне позвонили с Транснефти и предложили работу. В тот день я прыгал чуть-ли не до потолка, и уже представлял, как езжу на дорогой тачке и сорю деньгами.

Для тех, кто не в курсе, Транснефть — это российская нефтяная компания, на большую часть государственная, занимающаяся строительством, ремонтом и обслуживанием нефтепроводов по всей России. Ну и как всем знакомо, все, что связано с нефтью — хорошо оплачивается. Да и компания очень даже богатая (но об этом чуть позже).

Сколько платят рабочим в «Транснефти”

В основном, в Транснефти все хорошие вакансии, естественно, заняты, и передаются, можно сказать, «по наследству”. Попасть даже на самую минимальную «кабинетную” должность, что-то типа «помощник помощника инженера” очень сложно, с большой долей везения и семью пядями во лбу, и то не факт.

Вот примерно так выглядит рабочее место вахтовика на Севере.

Я лично знал сотрудника, отработавшего там 7 лет на должности рабочего, при этом имеющего высшее образование, и был он совершенно не глупый. Но в карьерном росте он добился только мастера.

Массовый набор людей в нефтяные компании типа Газпрома, Роснефти, Транснефти проходит по простым рабочим специальностям, куда попал и я. Самая ходовая специальность — сварщик — около 45 000 рублей в месяц, слесарь — около 30 000 рублей, линейный трубопроводчик — 35 000 рублей, и все это, естественно, белое и на руки.

При этом зарплаты сделаны очень хитрым образом: 70% от оклада — это премия. И естественно, при каждом незначительном проступке, вышестоящее начальство всегда грозятся лишить какого-то процента от премии, а то и всей премии целиком.

Лишение 10 % премии из-за неодетой каски, или снятой куртки — это нормальная практика. Хотя никто не берет во внимание, что на улице жара 40+ градусов, и ты не находишься в опасном месте, где реально нужна защита. Но, возможно, это и правильно.

Как я попал на работу в «Транснефть”

Попасть на должность рабочего было несложной задачей, мне позвонили через месяц после отклика на вакансию линейного трубопроводчика и пригласили на собеседование. Как я узнал позже, приглашают всех людей, у кого был опыт работы не менее полугода по данной специальности. Ну а мне повезло, так как было профильное высшее образование.

Попав к ним в офис, я ходил с открытым ртом, так как все вокруг внушало доверие, выглядело дорого-богато. Девушка на собеседовании рассказала про специфику работы, сказала, что работа будет сложная, но с перспективой для меня. Первые три месяца – испытательный срок, и премии в 70 % мне не видать. Недолго думая, я согласился.

Оформление, медкомиссия и обучение сотрудников Транснефти

Но уже процесс оформления был достаточно сложен, нужно было выучиться в сторонней организации, за мои деньги (5 000 рублей, и сразу было сказано, что их не возместят), в течении трех недель на Трубопроводчика линейного 4 разряда. После получения корочки, пройти медкомиссию в течение недели (за медкомиссию деньги вернули), и наконец, прийти в офис и собрать подписи у 15 отделов, это заняло еще 2 рабочих дня. Собственно, все. Я трудоустроился.

Теоретическая подготовка трубопроводчика

Первые три рабочих дня я читал огромную кипу уставов и прочую внутреннюю документацию, о том, как себя вести, что делать можно, а что нет. Смотрел документальные фильмы, которые снимала сама «Транснефть”, для обучения технике безопасности. Процесс самообучения прошёл на ура.

На третий день я решил проявить инициативу сам, так как про меня уже даже и забыли. После моего обращения к начальству, мне выдали пропуск, кучу формы и показали мое рабочее место. Кстати говоря, что касается формы, то нареканий нет вообще никаких, дали все, и по два комплекта, вплоть до носков, подштанников на зиму, и различной обуви. И, что меня удивило – целый мешок различных перчаток. За это Транснефти огромный плюс. По некоторым данным, вся эта форма стоила около 50 тысяч рублей.

Практическое обучение

После недели работы, я узнал, что первые три месяца (которые ещё и испытательные) я не буду допущен до моих прямых обязанностей, а будет проходить обучение по разным направлениям, так как моя специальность подразумевает «скрещение” разных профессий в одном человеке. А без внутренних корочек о том, что я обучен и у меня есть допуск, выполнять ту или иную работу нельзя.

Мне и другим новичкам первые три месяца давали всевозможные задания по уборке территории, ремонту и покраске. Попутно был составлен план обучения, и достаточно часто нас отправляли в командировки на учебу.

За эти три месяца я был «прокачан» на 2 специальности: стропальщик, изолировщик. Повысил разряд линейного трубопроводчика с 4-го на 5-й.

Получил кипу корочек по допуску к электроприборам, корочку о знании норм экологии, и еще одну по пожарной безопасности. Став таким обученным кадром, я наконец получил право заниматься своими прямыми обязанностями, и с этого момента мне стали начислять премиальную часть. Но и халява, соответственно, закончилась.

Что делает линейный трубопроводчик

Работа линейного трубопроводчика началась. Во-первых, это были бесконечные командировки, отдых между ними был 2-3 дня, и снова приходилось уезжать.

За год работы дома я практически не бывал (в дальнейшем это и послужило первой причиной моего увольнения).

Условия работы вахтой на Севере

На самом деле, работали мы не только на Севере и в тундре. Ездили по всей России.

Корпоративный транспорт для рабочих.

До места работы нас всегда доставляли рабочим транспортом, либо оплачивали проезд на общественном. На объектах всегда было организовано горячее трёхразовое питание. В общем, кормили нас хорошо. Жили мы в современных вагончиках на колесах, в которых были все удобства. Две комнаты, похожие на купе в поезде, по 4 лежачих места, телевизор, 2 шкафа, холодильник, плита и кондиционер. Разве что туалет был на улице, зато не воняло и всегда свежо. Так что полевая жизнь организована достаточно комфортно.

Рабочий день трубопроводчика

Рабочий процесс подразумевал ремонт нефтепроводов. Полностью описывать технологический процесс не имеет особого смысла, но стоит сказать, что работа физически очень трудная. Рабочий день был ненормирован (все это прописано в договоре и было заранее обговорено), бывало, работали и по 20 часов в сутки, спали 4-5 часов, завтракали — и снова работать.

Линейный трубопроводчик выполняет основную массу работ. Раскапывали нефтепровод (так называемый котлован), очищали трубу от изоляции, вырезали дефектные участки, чистили трубу от нефтепродуктов, подготавливали к привариванию новой трубы (зачищали кромки трубы болгаркой, диаметр трубы 1,2 метра), помогали сварщикам привариваться, снова наматывали изоляцию, и наконец, закапывали отремонтированный участок.

А так выглядит сама работа трубопроводчика.

Как правило, перекачку нефти останавливали на 72 часа и за это время, нужно было все отремонтировать. Поэтому работы идут круглосуточно. А так как не хватало рабочих, приходилось работать только нам, и выкраивать часы для отдыха. Мало того, эта профессия подразумевает под собой большую вредность и опасность, так как остатки нефти в трубах дают очень сильные испарения (и это вторая причина, почему я уволился).

Бывали даже такие случаи, что рабочие погибали из-за своей халатности. Знаю историю, когда в котловане было около 5-ти человек, нефтепровод был не загерметизирован, и сохранялась взрывоопасная обстановка, но работа при этом не останавливалась. Кто-то проходил мимо и уронил в котлован, где работали люди, лампу накаливания. Естественно, лампа разбилась, дала искру и люди, кто был в работе погибли.

По завершению 72 часов работ, наконец, можно было отдохнуть и начать собираться домой. Повторюсь, работа вахтой на Севере очень тяжелая, для настоящих мужчин. Многие ломались после первой командировки.

Плюсы и минусы работы вахтой. Зарплата вахтовика

По оплате такого труда, могу сказать, что зарплата была не очень большой в рамках выполняемой работы и графика, но при этом были и другие плюсы. Естественно, в такой организации все белое. Зарплата на руки была 35 тысяч рублей, оклад + 70% премии. Как я писал выше, премии иногда могли лишить.

В зависимости от частоты командировок, были надбавки к зарплате, если считать в обычном режиме работы, то это порядка 5 тысяч. В каждую командировку выдавались суточные 300 рублей. Плюсом ко всему была 13-я зарплата. Складывалась она из многих факторов, но в основной массе рабочие получали от 100 до 150 тысяч.

Многие стремятся на вахту, потому что с такой зарплатой легко взять ипотеку. А одобрят ли ипотеку вам? Пройдите наш одноминутный тест, и узнаете!

Единственный минус, 13-ю зарплату можно было получить только на третий год работы в организации. В целом, так как ты практически не жил дома и деньги не тратил, заработать на что-то существенное было вполне реально. Зарплату никогда не задерживали. Более того, присылали деньги каждый раз в одно и то же время.

Социальные гарантии в Транснефти тоже очень хорошие. Профсоюз однозначно работает. Начиная от частых поездок в санатории, на море и просто в другие города на экскурсии, и другой развлекательной программы, заканчивая корпоративной пенсией. Полная медицинская страховка. Постоянное обучение и повышение квалификации. В общем, это еще один огромный плюс.

Транфнесть как работодатель — мой отзыв

Что можно сказать о Транснефти как о работодателе? Очень крупная, стабильная, сильная и богатая компания, со своими плюсами и минусами. Старается заботиться о своих работниках, и вкладывает в них большие средства. Правила внутри организации бывают очень нудными и иногда доходят до маразма. Часто многое, что прописано в требованиях, не исполняется и нарушается.

Готовый (почти) продукт.

Коллектив хороший, но бывают и откровенные «редиски», в основном в руководящем составе. Если бы мне снова предложили устроиться на эту работу, на старую должность, скорее всего, я бы отказался. Но не по тому, что «Транснефть” — плохая организация. Просто очень сложная и тяжелая работа. И это касается не только линейных трубопроводчиков, а в целом тоже самое можносказать про все рабочие специальности, занимающиеся ремонтом нефтепроводов.

Росгвардия, стремящаяся получить монополию на охрану объектов ТЭКа высокой опасности, планирует присоединить к себе ведомственную охрану Минэнерго — соответствующий проект указа президента РФ был опубликован 9 августа. О том, какой позиции придерживается Минэнерго в вопросе охраны отраслевых объектов, «Ъ” рассказала замглавы министерства Анастасия Бондаренко.

— Спор между нефтяными компаниями и Росгвардией о том, кто должен охранять объекты ТЭКа, обостряется. Расскажите, какую позицию занимает Минэнерго?

— На стадии реформирования закона о ведомственной охране «Роснефть», «Транснефть», «Газпром» как стратегические общества получили право на создание собственной ведомственной охраны. Ведомственные охранники наделены большим количеством полномочий, чем работники ЧОПа. Разрешение было в первую очередь связано с тем, что эти компании обладают самыми стратегическими активами. Во-первых, это те объекты, незаконное вмешательство в работу которых может привести к очень большим негативным последствиям как для населения, так и для экономики всей страны. Во-вторых, к ним относятся объекты, которые участвуют в производстве продукции для государственных нужд. Другие компании ТЭКа, как частные, так и государственные, правом создавать свои ведомственные охраны не наделены. Они могут привлекать для защиты своих объектов и охрану Росгвардии, и ведомственную охрану Минэнерго, и частные охранные организации. Президентом РФ такой подход был поддержан.

В настоящий момент ряд объектов ТЭКа подлежит категорированию по степени опасности, а в зависимости от категорий установлены требования по их защите. Чем выше категория, тем выше требования, выше расходы компаний. Минэнерго был разработан законопроект, который говорит буквально следующее: объекты трех стратегических обществ и их дочерних компаний охраняются собственными ведомственными охранами (это остается неизменным), все остальные объекты ТЭКа имеют право охранять все виды охранных структур, но к охране объектов высокой и средней категории опасности смогут быть допущены только те ЧОПы, которые будут соответствовать повышенным требованиям, установленным правительством. Такие дополнительные требования к ведомственным охранам устанавливаться не будут.

Законопроект согласовывался довольно долго, и в какой-то момент Росгвардия предложила, чтобы все объекты высокой категории могли охраняться исключительно силами Росгвардии или ведомственной охраны, в данном случае Минэнерго.

— Причем сама же Росгвардия и предоставляет лицензии на частную охранную деятельность…

— Да, это нюанс. Во-первых, предоставление лицензии, во-вторых, проведение проверок Росгвардией ЧОПов. Кстати, в последнее время претензии со стороны Росгвардии к тем ЧОПам, которые охраняют такие объекты, существенно выросли. Компании, не соглашаясь зачастую с такими претензиями, идут в суды.

— К объектам каких компаний предъявлялись претензии?

— Могу назвать, например, ЛУКОЙЛ. Впрочем, «Татнефть», «Сургутнефтегаз», НОВАТЭК, СИБУР, «Газпром нефть» и ряд других компаний выступают в поддержку нашего законопроекта. Они предоставили свои обоснования, которые содержат очень важный момент. Дело в том, что объекты ТЭКа, подлежащие охране, юридически все-таки объекты частной собственности. Хорошо охранять свое имущество — экономический интерес собственника. Например, у ЛУКОЙЛа есть компания «Луком-А», которая относится по закону к частным охранным структурам. За 26 лет своего функционирования была доказана ее эффективность: ни одного серьезного нарушения в работе объектов не допущено, наоборот, предотвращен ряд неблагоприятных ситуаций. Компания серьезно развивает это направление, сотрудники постоянно обучаются по программам повышения квалификации и переподготовки, причем и по техническим, и по технологическим аспектам охраняемых объектов (объекты добычи, объекты переработки, линейные, площадные — везде есть специфика). Идею разрушения сложившейся эффективной системы в компаниях ТЭКа мы не поддерживаем. Ведь в итоге это история про эффективность всего холдинга.

— Ужесточение квалификационных требований приведет к росту расходов со стороны компании?

— Компании и сейчас достаточно вкладываются в системы защиты своих объектов. Нам осталось проанализировать лучшие практики по защите объектов и предложить единые подходы к закреплению их в акте правительства. Но установление требований к ЧОПам относится к компетенции Росгвардии, поэтому она занимается сбором предложений. Мы свое видение в разрезе компаний ТЭКа, конечно, дадим.

— Как выглядит структура рынка охранных услуг в ТЭКе? Во сколько оценивается этот рынок?

— Оценить весь объем рынка охранных услуг довольно сложно. Объекты ТЭКа помимо ведомственной охраны Минэнерго, своих ведомственных охран и частных охранных организаций охраняются также подразделениями самой Росгвардии и подведомственным ей ФГУП «Охрана». У этого ФГУПа под физической защитой более 6,5 тыс. объектов по всей стране во всех отраслях (объектов ТЭКа из них около 100) и кратно больше — под техническими средствами охраны.

Еще есть перечень объектов, охраняемых исключительно войсками Росгвардии. К ним относятся 13 объектов «РусГидро», 199 нефтяных объектов в Чеченской Республике и шесть в Ингушетии, ряд крупных подстанций и, конечно, объекты энергомоста в Крым.

— Когда законопроект будет принят?

— В июле состоялся круглый стол в Госдуме, где наши предложения были поддержаны. Сам законопроект сейчас находится в правительстве, и по нему уже состоялся ряд совещаний у профильного заместителя председателя. Планируем его внести в осеннюю сессию, надеемся, что он будет принят в этом году. Важно, что предлагаемый подход был поддержан Совбезом РФ, ведь этот вопрос доходил и до президента. Кстати, в свое время законопроект был согласован и с самой Росгвардией, вот только спустя год после своего согласования она резко изменила свою позицию. Однако я уверена, что мы найдем с коллегами взаимопонимание. Надо сбалансировать решение между вопросами безопасности таких объектов и вопросами эффективности деятельности компаний ТЭКа, которым они принадлежат.

— Какую работу в рамках инвентаризации нефтяных месторождений сейчас проводит Минэнерго?

— Для стимулирования увеличения объемов добычи нефти и бюджетных поступлений мы проводим систематизацию месторождений и льгот по соответствующим критериям, а также продолжаем сбор информации от компаний. Доклад в правительство должны представить уже в октябре этого года, хотя, по некоторым оценкам, на обработку и анализ всей информации может уйти больше времени. Даже промежуточные итоги сейчас подводить преждевременно, особенно с учетом недавних изменений в налогообложении: в частности, в прошлом году — введения НДД, в этом году — обратного акциза на нефть.

— Какие категории месторождений выделены в «дорожной карте» по инвентаризации?

— В «дорожной карте» один блок посвящен месторождениям Западной Сибири, еще один — остальным месторождениям как на суше, так и на континентальном шельфе. И отдельно выделяются сухопутные месторождения в арктической зоне.

— Сейчас возобновилось обсуждение закона «О нефти», против которого всегда выступали нефтяные компании. В какой оно сейчас стадии?

— Нефтяная отрасль в данный момент урегулирована, но существует два подхода. Первый состоит в том, что отрасль может регулироваться рядом законов, второй — надо консолидировать в одном законе все нормы, которые относятся к нефтяной отрасли. В начале 2010-х годов Минэнерго разработало закон о госрегулировании добычи, переработки, транспортировки нефти и нефтепродуктов. Во время обсуждения были разногласия и с компаниями, и с ФОИВами. Альтернативная Минэнерго точка зрения заключалась в том, что большинство отношений уже урегулированы соответствующими нормативными актами. ФАС, например, в свое время разработала законопроект «О ценообразовании на рынках нефти и нефтепродуктов», который тоже не прошел из-за отсутствия предмета как такового. Ключевой вопрос: регулировать или не регулировать ценообразование, создавать рыночный механизм или управляемый государством. Ответ правительства был однозначный — это рыночные отношения. В 2017 году был внесен законопроект о магистральном трубопроводном транспорте, но это документ с более узким предметом. Большой круг отношений нефтяных и нефтеперерабатывающих компаний лежит во взаимоотношениях с компанией «Транснефть». Как транспортировать и диспетчерировать нефть, кому принадлежат трубопроводы, как их разделять на магистральные и промысловые? Как регулируются взаимоотношения и синхронизируются инвестпланы нефтекомпаний и «Транснефти»? Этот проект находится в правительстве, работа по нему пока приостановлена. Прошлый год ознаменовался скачком цен на нефтепродукты, правительство принимало оперативные решения по изменению налогового законодательства. После встречи Дмитрия Медведева с членами фракции КПРФ нам было дано поручение поработать над единым законом о госрегулировании отрасли, чем мы сейчас и занимаемся.

— Когда было поручение?

— В апреле 2019 года. Сейчас мы формируем концепцию законопроекта. После этой встречи, кстати, был внесен в Госдуму альтернативный законопроект о госрегулировании отрасли. По сути, это попытка ввести ценовое регулирование на тех рынках, которые у нас уже в достаточно длинном периоде времени являются рыночными. Правительство подготовило по нему отрицательное заключение, кроме того, этот законопроект в остальных вопросах носит по большей части декларативный характер. Поэтому Минэнерго продолжает работу над выполнением поручения председателя правительства. Вопрос в том, в каком разрезе нужен единый закон. По нашему мнению, его принятие целесообразно, но с учетом того, сколько исторических попыток предпринималось для его утверждения, надо понять, что является его предметом, какие необходимы акценты. Еще идет параллельный процесс, который обязательно надо учитывать. Он связан с целым блоком законодательства, за которое отвечает ФАС и Минэкономики (поправки к законам о естественных монополиях, о конкуренции, разработка единого закона о тарифном регулировании). Для отраслей ТЭКа здесь важнее ответы на вопросы: будет ли содержаться тарифное регулирование в отраслевых законах, или все-таки все должно быть упаковано в один закон, а самое главное — реформируем или фиксируем уже сложившуюся систему установления тарифов, которая для каждой отрасли крайне разнообразна. Поэтому, в каком виде быть единому закону о тарифах, это вопрос, над которым сейчас правительство работает.

В данный момент также формируются подходы к такому важному методу установления тарифов, как эталонные затраты. Что такое эталон затрат для каждого из видов деятельности? Возьмем, к примеру, затраты на прокладку трубы. То есть метр трубы в вечной мерзлоте проложить с учетом логистики, сезонности, расходов, оплаты труда персонала, тяжелых условий труда — одни затраты, в Черноземном районе с мягким климатом — совершенно другие. Отвечая на эти и другие вопросы об установлении тарифов, мы подходим и в целом к регулированию инвестиционной деятельности компаний, работающих в сферах естественных монополий.

— Правильно мы понимаем, что законопроект о нефти в значительной степени будет дублировать законопроект о трубопроводном транспорте и главным образом будет регулировать отношения «Транснефти» и нефтекомпаний? Поддерживает ли Минэнерго принцип «качай или плати» и инвестнадбавки к тарифам, которые в рамках него обсуждались?

— В документе, безусловно, будут предусмотрены положения о функционировании и развитии системы магистрального трубопроводного транспорта в сфере нефти и нефтепродуктов. В том виде, в котором они были предложены в законопроекте о магистральном трубопроводном транспорте, или в более усеченном — это еще вопрос будущего. В отношении принципа «качай или плати» особых разногласий не было в правительстве, и принцип в целом изначально поддерживался. Можно с высокой долей вероятности предположить, что он будет закреплен и в новом законопроекте.

— «Роснефть», например, была против этого принципа.

— Компании свои замечания предоставляли по этому пункту, но в итоге разногласия были преодолены. Потому что принцип в целом уже сложился, есть судебная практика. Была позиция, что это можно урегулировать на подзаконном уровне. Проанализировав ситуацию, Минэнерго готовило законопроект с учетом закрепления принципа на законодательном уровне. В отношении возврата инвестиций, должен ли он быть гарантирован — да, вопрос был очень спорный. По нему дискуссия приостановлена, пока правительство определяется с новым законом о тарифах.

— Когда будет подготовлена концепция законопроекта о нефти?

— Концепцию законопроекта и его рабочую версию мы надеемся обсуждать в самое ближайшее время с отраслью и с ФОИВами, а к концу года законопроект должен появиться.

— Как мы знаем, часто в отрасли возникают конфликты между «Роснефтью» и «Транснефтью». Например, пару лет назад обсуждалось изменение норматива технологических потерь, будет ли он все же изменен?

— Порядок его установления сейчас урегулирован. Поэтому живем пока в действующем регулировании.

Интервью взял Дмитрий Козлов

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *