Отец избил

Дать оплеуху, поставить в угол «на гречку» или дать ремня – старинные методы воспитания, которые повсеместно используются родителями и по сей день. Физические меры воспитания во многих семьях считаются чем-то вроде нормы: «а что здесь такого, мне ремня давали и все со мной нормально».

Вместе с тем, все чаще в СМИ, в телевизионных новостях мы видим сюжеты, где рассказывается о горе-родителях, которые такими методами воспитания калечат, а то и убивают своих детей.

Закон в таких случаях не однозначен, ведь по уже принятой декриминализации за побои в семье уже не грозит уголовная ответственность – такую особу притягивают к административной ответственности:

«Если факт физического воздействия на ребенка, который не повлек ухудшение здоровья, зафиксирован повторно, и этому есть свидетели, родители (или его официальные представители) будут привлечены к административной ответственности»

В этом случае закон предполагает штраф в размере до 30 000 рублей, административный арест на срок до 30 дней или общественные работы.

Несколько неоднозначный момент есть в такой трактовке физического воздействия на ребенка: при отсутствии ухудшения физического здоровья. То есть, если после регулярного «ремня по попе» ребенок не стал инвалидом, родители ответственности как таковой за это нести не будут.

Последствия даже одного удара для ребенка зачастую становятся причинами следующего:

  • Ребенок не слушает родителей, а боится. Поэтому нет никакого понимания, начинается страх перед своими проступками, скрывание информации, вранье, дабы взрослые не узнали и не наказали.
  • Ребенок становится замкнутым, агрессивным, принимает модель поведения «любую проблему можно решить кулаками» к окружающим.

Избиение ребенка – это не только негативное физическое воздействие, но психологическая травма, которая может стать причиной довольно серьезных проблем во взрослой жизни.

Причины и мотивы: почему родители бьют детей?

Самое частое, что можно услышать от таких родителей, это: «меня так в детстве воспитывали». Как бы парадоксально это не звучало, но у многих это уже некая семейная традиция – передавать по наследству такие методы воспитания ребенка.

На самом деле причина в другом: мать или отец просто недостаточно компетентны в воспитании, у них нет способности нормально договориться с ребенком и решить проблему, а применение силы — это то, где много ума не надо – за то ребенок сразу поймет и больше делать так не будет. Но, родитель в этом случае не задумывается о том, почему не будет (если так) – ребенок не поймет свой проступок, а просто будет боятся. И о воспитании в таком случае речь не идет вовсе.

Применение физического насилия к детям младшего дошкольного и школьного возраста происходит намного чаще, чем к более старшим. Обусловлено это тем, что в таком возрасте ребенок вряд ли пожалуется кому-то из посторонних взрослых и родителям, естественно, за это ничего не будет. Синяки и ссадины же можно легко списать на то, что ребенок сам упал, сам подрался, получил повреждения во время игры на улице и так далее.

Есть вопрос к юристу? Спросите прямо сейчас, позвоните и получите бесплатную консультацию от ведущих юристов вашего города. Мы ответим на ваши вопросы быстро и постараемся помочь именно с вашим конкретным случаем.

Телефон в Москве и Московской области:
+7 (499) 394-37-20

Телефон в Санкт-Петербурге и Ленинградская области:
+7 (812) 305-28-25

Бесплатная горячая линия по всей России:
8 (800) 550-93-75

В школьном возрасте ребенок часто уже осознает, что есть у кого попросить защиты. Кроме того, на наличие телесных повреждений могут обратить внимание и взрослые: учителя, родители других детей, да и сами одноклассники могут рассказать об этом своим родителям или педагогам.

Право на защиту

Ребенок любого возраста имеет право на защиту. Подать заявление в полицию и орган опеки и попечительства о том, что к ребенку применяют недопустимые меры воспитания, могут:

  • педагоги: учителя в школе и внешкольных образовательных учреждениях, воспитатели в детских садах;
  • случайные свидетели;
  • соседи;
  • работники социальных служб.

Любой гражданин, который стал свидетелем избиения ребенка имеет полное право заявить об этом в компетентные органы.

Что грозит за избиение?

Если факт рукоприкладства, но без ущерба здоровью ребенка, зафиксирован впервые, то вполне вероятно, что родители отделаются просто профилактической беседой. Повторное преступление такого характера и тем более со свидетелями, уже грозит административной ответственностью:

  • штраф в размере до 30 000 рублей;
  • общественные работы;
  • административный арест.

Если побои носят характер систематических, у ребенка остаются следы на теле, то говорить уже нужно об уголовном преступлении.

Кроме всего этого, к работе привлекаются и органы опеки и попечительства: такую семью обязательно нужно ставить на учет и контролировать все, что там происходит. Вполне вероятно, что дело может дойти до лишения родительских прав или изъятия детей из семьи на время – пока родители не перевоспитаются.

Законодательная база: об уголовном преступлении

Так, избиение ребенка родителем может рассматриваться как уголовное преступление по таким статьям:

  • статья 112 УК РФ – до 5 лет лишения свободы, если побои были нанесены малолетнему или несовершеннолетнему ребенку;
  • статья 116 УК РФ – нанесение побоев с тяжкими телесными повреждениями;
  • статья 117 УК РФ – нанесение систематических побоев ребенку.

Тяжкие телесные повреждения ребенку могут привести и к 10 годам лишения свободы. А факт наличия того, что такие меры предпринимает родитель, только усугубляют положение последнего.

Помимо того, что родитель может быть привлечен за нанесение побоев, также дополнительно будет вменяться наказание по статье за жестокое обращение с детьми (статья 156 УК РФ).

Куда обращаться?

Если вы стали свидетелем того, что ребенка избивают, и тем более делают это систематически, нужно незамедлительно обращаться в:

  • территориальное отделение полиции;
  • инспекцию по делам несовершеннолетних;
  • социальную службу;
  • орган опеки и попечительства.

Довольно часто кроме побоев в семье присутствует и другое негативное воздействие на ребенка: моральное, материальное, и даже сексуальное. Избиение детей родителями часто проходит на фоне антисоциального образа жизни последних: пьянство, употребление наркотических веществ, бродяжничество и мошенничество. Поэтому, оставлять без внимания такие действия нельзя. Родителям, которые занимаются рукоприкладством, нужно осознать следующее: ребенок не является вещью и собственностью и, вне зависимости от его возраста, к нему нужно относится с уважением.

По словам адвоката, если причина конфликта в том, что подростки, к примеру, хотят сидеть в интернете, а родители заставляют их делать уроки, то органы опеки, скорее всего, предложат родителям на месяц определить детей в социально-реабилитационный центр.

«Как правило, потом дети с удовольствием возвращаются в семью», — рассказал юрист, ранее работавший в органах опеки.

«Другой момент: дети уже взрослые, младшему 14 лет. С этого возраста они могут сами писать и иски в суд, и заявления органы. Если они сейчас просто уйдут, допустим, к бабушке, дяде, тете, захотят жить с соседями, родители в этом случае могут потребовать забрать ребенка. Тогда приезжает полиция, смотрит: если угрозы жизни и здоровью детей нет, то разговаривает с детьми. Если они говорят, что не хотят уходить от родственников, тогда полиция разъясняет, что по Семейному кодексу родители могут обратиться в суд, чтобы им обязали передать детей», — пояснил Павлов.

В этом случае суд может как вернуть детей в семью, так и оставить их у родственников — в зависимости от того, что полнее соответствует их интересам.

Если дети после реабилитационного центра не захотят возвращаться в семью, их, скорее всего, все равно в нее вернут — «если там нет жестокого обращения, насилия или морального давления».

Органы опеки должны будут выяснять мотивы несовершеннолетних, провести психолого-психиатрическую экспертизу с участием родителей и понять, есть ли основания для ограничения родительских прав. Через полгода после того, как родителей ограничили в правах, органы опеки могут подать иск о лишении родительских прав.

При этом на практике адвокат не припомнил таких случаев, чтобы дети не захотели возвращаться домой из реабилитационного центра.

Георгий Табунов / кадр Первого канала

Если подростков все-таки изымают из семьи, приоритетное право взять их под опеку имеют близкие родственники.

13 февраля брат с сестрой 14 и 15 лет пришли в поликлинику на северо-западе Москвы и заявили, что отец их регулярно избивает. Дети попросили забрать их из семьи. У подростков обнаружили синяки, у девочки также сотрясение мозга, их положили в две разные больницы.

Отец подростков Георгий Табунов рассказал журналистам, что никогда не бил детей. Конфликт с подростками, по его словам, произошел из-за того, что родители отключили им интернет на ночь. По его словам, когда он вошел, дочь «билась головой и визжала: «Дайте мне интернет!»». А на мать девочка «кинулась», потому что та отняла у нее телефон.

Семья живет в однокомнатной квартире. Жилье, в котором побывали журналисты, выглядит опрятно. По словам Табунова, всего у него четверо детей, чтобы их содержать, он работает без выходных.

Что происходит в жизни взрослой женщины, если в детстве ребенком она наблюдала, как отец – кстати, первый мужчина в ее жизни — избивает женщину?
Заметьте, мужчина избивал не просто какую-то женщину, а её мать! Ту самую мать, от которой зависела вся жизнь ребенка. Если убьёт — она сирота и вообще не понятно, что будет дальше. И даже если не убьёт, то как сформируется женская сексуальность девочки, когда она станет взрослой женщиной?
А что будет с мальчиком? Он станет избивать женщин, как его отец? Или предпочтёт садомазохисткие оргии?
Я сейчас кратко опишу главные последствия, которые ждут детей — свидетелей домашнего насилия. Более полно вы можете посмотреть в видео.
Опираться я буду на книгу психотерапевта Эстеллы Уэлдон «Игры с динамитом», а если точнее, то на главу под названием — «Дети — свидетели домашнего насилия: что их ждет в будущем?». Затем на свой личный опыт. Мое детство прошло в атмосфере постоянных склок и раздоров между родителями. И, конечно, следующий источник информации — это личные истории клиентов, знакомых и просто знаменитостей, которые столкнулись с домашним насилием в детстве.

Последствие 1 — отсутствие близости

Главное последствие — это, конечно, невозможность выстроить здоровые и гармоничные личные отношения.
Ребенок вырастает с глубоким непониманием смысла любви и близости.
Насилие в семье может приниматься за норму в отношениях. Практикующие специалисты часто подтверждают, что цикл насилия становится межпоколенческим. Мальчик может избивать свою будущую жену, когда станет взрослым мужчиной. А девочка выберет мужчину, который может избивать её.
Страх перед насилием, недоверие к мужчинам могут заставить женщину полностью отказаться от личных отношений.
Возможно, наилучший вариант в данной ситуации, когда женщина, видевшая в детстве насилие отца над матерью, априори выбирает слабого мужчину. Она всегда сможет дать ему отпор и тем самым защитить себя от мужского насилия.

Последствие 2 — флэшбэки

У свидетелей домашнего насилия часто возникают навязчивые воспоминания, вспышки прошлого, тревога.
Многие думают, что с возрастом эти воспоминания перестают беспокоить. Да ладно тебе, 30 лет прошло, что ты паришься? Уже давно всё пора забыть.
А не забывается! Любая критическая ситуация и даже далеко не критическая — это ты продолжаешь от каждого мужчины ждать насилие — и память возвращается.
Это связано не только с тем, что ребенок видел сцены насилия отца над матерью, но и с самой матерью.
Во-первых, пострадавшая мать передает ребенку свое психическое напряжение, а, во-вторых, мать, находясь в таком состоянии, не может должным образом отреагировать на детские страхи и тревоги.
Бывает и хуже: мать использует ребенка для сброса своего напряжения: «смотри, твой отец ЭТО со мной сделал», «ты такой же, как твой ОТЕЦ».
А теперь представьте, что этот ребенок – девочка. Какое у неё сформируется отношение к мужчинам? Догадались?

Последствие 3 — очень стыдно

Ребенок, на глазах которого отец избивал мать, всегда чувствует стыд.
Во-первых, это стыд собственного бессилия и беспомощности как-то повлиять на ситуацию.
Во-вторых, это стыд, что окружающие могут узнать о фактах насилия в его семье, и поэтому возникает сильное желание сохранить всё в тайне. Появляется ощущение загнанности в ловушку: и рассказать стыдно, и понимаешь, что сам не справляешься – нужна помощь.
Про самооценку я лучше промолчу. Тут и писать особо нечего — самооценка ниже плинтуса.

Последствие 4 — что-то с сексом не так

Из клинического опыта психоаналитика Эстеллы Уэлдон некоторые свидетели домашнего насилия приходят в итоге к отыгрыванию садомазохистких сценариев.
Она приводит в пример своего пациента, который возбуждался, публично нанося вред своим половым органам. В детстве мальчик часто был свидетелем перебранок между родителями. Теперь став взрослым, мужчина стал верить, что сможет обрести свободу, если займет активную позицию при причинении себе физической боли, выражая таким образом свою душевную боль.
А я вам приведу исторический пример — Адольф Гитлер. Его отец жесток избивал мать и детей. Как известно, фюрер имел садомазохистские наклонности.

Последствие 5 — ну, наконец-то, позитивное!

Травмы могут приводить как к саморазрушению, так и к раскрытию огромной творческой энергии. Если бы не душевная боль, так бы ничего и не произошло. Не было бы хороших психологов и психоаналитиков, не было бы чувствующих астрологов, и не было бы выдающихся писателей, художников и артистов.
Не буду далеко ходить за примером. Нет, я не о себе, я об Эстелле Уэлдон. Психиатр, психоаналитик, доктор медицинских наук, Эстелла Уэлдон посвятила жизнь изучению жестоких форм насилия.
Почему?
Возможно, потому что наблюдала ссоры родителей в детстве, и ей нужно было излечить свои детские раны через чужую боль.
Признаюсь честно, я вообще не понимаю, как можно стать психологом, если ты вырос в благополучной семье? Как же ты будешь чувствовать чужую боль, если ты не знаешь, что такое боль?
Ладно, давайте я лучше подведу итог всему выше сказанному.
Сказать однозначно, что ждет в будущем ребенка — участника сцен домашнего насилия — нельзя. Здесь может быть и отказ от отношений, и саморазрушение себя, а может быть и профессиональный рост. В уравнение » ребенок, родители и домашнее насилие» включено слишком много переменных.
Наверное, поэтому психоаналитики обращаются к астрологии, чтобы понять насколько у человека повреждены мужские и женские планеты в натальной карте, и какой будет результат.
И, наверное, поэтому я, обладая астрологическими знаниями, всё ближе и ближе подхожу к психоанализу.
Если вы дочитали мою статью до конца, то, наверняка, наблюдали за перебранками родителей в детстве. Какие последствия вы наблюдаете сейчас в своей жизни?

03.08.2018 21:40

Нас с детства учат, что родители — это самые близкие люди. Но иногда все оказывается совершенно иначе. Редакция «The Вышки» поговорила с жертвой физического и психологического насилия со стороны отца — о том, как помочь себе в такой ситуации.

Психологическое насилие

Папа всегда от меня слишком много требовал и сильно контролировал, но при этом обесценивал мои достижения. Например, я возвращалась с трудной олимпиады с призовым местом, садилась за компьютер расслабиться, а через полчаса он обвинял меня в безделье. Во время летних каникул, когда все отдыхали, отец заставлял меня проходить школьную программу на полгода вперед. Он часто обзывал меня «дурой», «курицей», критиковал мою внешность. Меня отчитывали за четверки — я должна была учиться только на «отлично». Родители практически не давали карманных денег, ругали даже за незначительные траты. Если я не ложилась спать в десять вечера, то начинался скандал. Я жила в постоянном страхе сделать что-то не так и вызвать родительский гнев.

Физическое насилие

Отец первый раз ударил меня в пять лет — за разрисованные обои. Самый ужасный случай произошел на даче летом между седьмым и восьмым классом. Как-то утром у меня было плохое настроение, я решила прилечь отдохнуть. Отец узнал, что я пошла спать вместо занятий математикой. Он выволок меня из дома и стал бить руками по голове, по бокам, по спине. Я упала на землю, и тогда он начал избивать меня ногами. Мне запомнилось выражение его лица — столько ненависти даже в фильмах не увидишь. Бабушка еле его от меня оттащила. Я пожалела отца — подумала, что если все узнают, что он сделал, то перестанут с ним общаться.

Папа раньше занимался каратэ, поэтому он знает, как бить, чтобы не оставалось следов. Кости не ломаются, сухожилия не рвутся, даже синяки почти не остаются, но очень больно. Я потом неделями хромала.

Побои продолжались до семнадцати лет — часто за незначительную провинность. Один раз я перепутала адрес, на что папа сказал: «Каждый раз, когда ты будешь совершать ошибки, я буду тебя бить — до тех пор, пока ты не сможешь ходить».

Самое страшное, что это не какой-то дядя с улицы тебя затащил за угол и избил, а твой собственный отец, с которым ты живешь и который должен тебя защищать.

Отец

Он очень любил спорт, но из-за травмы вынужден был уйти. У него начались серьезные проблемы с ногами. Может быть, поэтому папа был такой злой. Мне казалось, что он бьет меня из-за стресса, так что я пыталась ему помочь: ходила за него в магазин, мыла посуду. А потом поняла, что просто кормлю демона, который может мило общаться со мной, а потом избить.

Папа извинился один-единственный раз. Он подошел ко мне со словами «Прости меня за все». Мне было пятнадцать лет. Я поверила ему, мне стало легко и радостно, но через несколько месяцев он ударил меня снова.

Селфхарм

Раньше после побоев я занималась селфхармом. Могла просто пустить себе кровь в ванной — это помогало, поскольку я переключалась на острую физическую боль и таким образом заглушала ужасное чувство обиды и ненужности. Мне казалось, что если я выброшусь из окна, то только порадую отца, который меня ненавидит.

Поддержка

В начале десятого класса у меня началась депрессия. Я постоянно плакала и думала, что не могу жить с грузом того, что сделали мои родители. Хотела либо убить их, либо покончить с собой. Я обратилась в службу бесплатной психологической помощи. Стало немного легче.

Еще мне очень сильно помог интернет-друг, с которым мы общаемся уже четыре года. Благодаря ему я до сих пор жива. Он открыл мне глаза. Когда я упомянула в переписке, что меня бьют, он был в ярости. «А что он удивляется? Что в этом странного?» — подумала я. Мне казалось, что я достойна побоев. Папа говорил, что со мной по-другому нельзя было управиться. Я считала себя виноватой во всем — даже в своем существовании.

Спорт

Мне очень помогал спорт. Что бы плохого со мной ни сделали родители, я приходила в зал, заряжалась особой спортивной злостью и выплескивала все отрицательные эмоции на тренировке. В итоге я «добесилась» до КМС.

Спорт был наркотиком, который меня выручал, давал возможность получить адреналин и сбросить стресс

Переезд

Во время очередного приступа истерики в одиннадцатом классе я просто собрала вещи и переехала к бабушке — мы уже обсуждали с ней такой вариант. Это было правильное решение. Жаль, что я приняла его так поздно. Если бы я осталась у родителей, то могла бы из-за нервов даже не пойти на ЕГЭ. Это в лучшем случае. В худшем — меня бы уже не было в живых. А нескольких месяцев спокойного проживания у бабушки хватило, чтобы прийти в себя и сдать экзамены на высокие баллы. Сейчас чувствую себя намного более уверенной и защищенной. В моей жизни практически больше нет бессонницы, истерик и нервных срывов. Я рада, что переехала и не собираюсь возвращаться.

Мама

Мама всегда была на стороне отца. Она повторяла, что он меня любит. Как-то за столом во время ссоры папа сказал мне: «Да, я имею право тебя бить, потому что ты слабее». Мама услышала это и просто продолжила ужинать. Однако она восприняла мой уход из дома как трагедию: теперь она материально поддерживает нас с бабушкой и постоянно пытается наладить со мной контакт. Может быть, она действительно меня любит какой-то своей извращенной любовью.

Отношения с отцом сейчас

С отцом я общаюсь, только если мы нечаянно пересекаемся. Квартира бабушки находится недалеко от родительской. Последняя наша встреча с папой произошла, когда я шла из магазина, а он возвращался с работы. Мы столкнулись и как едва знакомые соседи просто поговорили о погоде.

Совет

Не обесценивайте свои проблемы, не замалчивайте их — по возможности рассказывайте как можно большему количеству людей. Не отказывайте себе в помощи: используйте бесплатные психологические службы, горячие линии поддержки — это анонимно. Если на линии попался плохой психолог, можно перезвонить еще раз и найти другого. Обратитесь в социальную службу. Просите поддержки у друзей и взрослых.

Не бойтесь говорить о проблемах. Помните, что каждый человек уже с рождения имеет право на безопасность и уважение.

Текст: Алла Гутникова
Редактор: Анастасия Ларионова

    • Рубрика: Люди Метки: насилие в семьестуденты
      Фото с сайта babyblog.ru Случай в Бресте, когда 20-летняя мать избила своего 5-месячного ребенка, взволновал многих. Конец истории, за которой следила вся страна, оказался ужасным: малыш скончался в реанимации. Люди обсуждают, что убило мальчика: алкоголизм матери, ее послеродовая депрессия, психоз или приступ агрессии? TUT.BY узнал, как часто близкие срываются на детях.
      Правильнее всего было бы узнать это у самих детей, часто ли их бьют родители. Но этот вопрос задавать по меньшей мере некорректно. Поэтому мы отправились в место, где каждый день слушают о детских бедах и страданиях.
      Телефон доверия для детей и подростков (8017) 246-03-03 работает круглосуточно. Дежуранты трудятся посменно с 8.00 до 20.00 и с 20.00 до 8.00. Нам разрешили пообщаться с психологом ранним утром, когда звонков мало и есть возможность уделить время журналисту.
      Всего на линии работает 25 психологов. Каждый дежурит на телефоне примерно раз в неделю.

      По правилам, чтобы сохранить конфиденциальность, нам нельзя выдавать читателям учреждение, где работает горячая линия, и указывать имя специалиста, принимающего звонки. Нельзя фотографировать психолога. «У меня здесь есть псевдоним. Я Наталья», – говорит собеседница.
      Но было бы странным не указать, что консультант, с которым мы общаемся, – один из лучших психологов в Беларуси. На вид ей примерно 29. Рабочая одежда – джинсы, удобный пуловер. Женщина ведет нас в небольшую комнатку с диваном, двумя креслами, столом с компьютером и стулом. У входа разувается: «Сидеть целый день в обуви тяжело», – объясняет она. Мы разуваемся тоже.
      Нам строго-настрого наказывают выключать диктофон, если поступит звонок. Подробности истории, которую будет излагать абонент, писать и рассказывать нельзя. «Мы гарантируем, что не будем разглашать тайну звонка. Представьте, человек в тяжелом состоянии рассказывает свою историю, а потом читает о себе в интернете», – рисует ситуацию Наталья.
      Звонивший может не называть свое имя, возраст, любые личные данные. Это гарантирует абонентам свободу. «Ребенок имеет право ничего о себе не сообщать, и ему ничего за это не будет – мы все равно будем ему друзьями», – говорит психолог.

      Вечером всегда пик звонков, отмечает Наталья. Хотя во время каникул обращений хватает и в течение дня. Интересно, что количество звонивших зависит от общей обстановки в экономике, политике и даже от фазы луны. «Мы позиционируем себя как телефон доверия для детей, но принимаем звонки и от родителей. Мы не отказываем им в помощи, правда, ограничиваем по времени: все же мы специализированная служба».
      Телефон доверия – это кризисная линия. «Но к счастью, ситуаций, когда человек находится на грани жизни и смерти, не очень много».
      Самый маленький звонивший на памяти психолога – 5-летний мальчик. Говорил, что боится папы. Но чаще всего по поводу насилия звонят младшие школьники. Дети постарше адаптируются и перестают воспринимать тумаки как что-то ненормальное.
      Распространенная ситуация: малыш говорит, что получил двойку и боится идти домой. Почти всегда дети тут же оправдывают родителей: вообще он хороший, не только бьет, но и конфеты приносит.
      У психолога есть алгоритм действий в случае, когда ребенок рассказывает о страхе наказания или избиения.
      «Если ребенок сильно боится, то узнаем, может ли он прямо сейчас пойти к бабушке», – рассказывает Наталья. Консультант иногда с согласия малыша может сам связаться с родственником, который может помочь.
      Были случаи, когда звонили дети и говорили: бушующий папа вот-вот ворвется в комнату. Ребенок прячет младшего братика под столом и спрашивает, что делать. В такой ситуации ему советуют закрыться, выйти в другую комнату или на балкон, чтобы позвать на помощь. Психолог выясняет, может ли ребенок набрать номер еще кого-нибудь, кто поможет, или просит назвать адрес, чтобы вызвать милицию.
      «Мы всегда просим его перезвонить и рассказать, чем закончилась ситуация».
      В крайних случаях, когда детка дает согласие, психологи привлекают соцслужбы. И сразу же рассказывают малышу, что придет работник, возможно, заберет его из семьи, поместит в приют. «Далеко не каждый ребенок выдает о себе информацию, – отмечает психолог. – Дети боятся еще большего насилия».
      Но все же посторонних людей психологи привлекают редко. «Пытаемся найти помощника внутри семьи – взрослого, который выступил бы на стороне малыша. Спрашиваем, кому ребенок доверяет, кто может поговорить с папой. Довольно часто находится какая-нибудь бабушка или двоюродная сестра». Посреднику рассказывают, как можно поговорить с родителем, мотивировать на работу с психологом. «Помощник попытается объяснить папе или маме, что наверняка у него благие намерения, но способы достижения целей не очень хорошие, с ребенком они не работают». Родителям могут рассказать про анонимный телефон доверия, где помогут научиться решать проблемы по-другому. «Но в жизни как в сказке не бывает. Чаще всего родитель остается при своем мнении, боится осуждения и скрывает проблему. Да и речь, скорее, — о тех, кто не особенно думает о психике ребенка».
      Основное в работе с маленьким абонентом – психологическая поддержка. «Обсуждаем с ребенком, чем можно ему помочь. Вооружаем его психологическими методами защиты: как дать отпор, почувствовать настроение человека, который угрожает, и не попадаться ему на глаза. Даже советуем договариваться с учителем, чтобы тот не ставил двойку в дневник и папа не видел плохую оценку».

      Протяженное общение детей и психологов – не редкость. Ребята иногда даже помнят день и время дежурства конкретных консультантов. Правда, им объясняют, что обращаться можно в любой момент – ответит другая тетя. Психологи передают информацию между собой, потому что экстренный случай может произойти когда угодно, и специалист должен сказать: «Привет, Таня. Мы о тебе знаем, готовы слушать и помогать».

      Какой родитель бьет?

      В кризисном состоянии почти всегда звонят дети пьющих и говорят, что отец сейчас пьяный и бьется. Мол, а трезвый он хороший, добрый.
      Бывает, дети описывают далеко не асоциальных пап-мам. Отец пьет и бьет, а мать делает вид, что все в порядке – такая картина самая распространенная. На работе бьющий родитель может быть вполне уважаемым человеком, держать марку, а дома оказывается не способным разруливать конфликты и использует весь арсенал жестоких средств. Может бить мать на глазах у ребенка, что, кстати, приравнивается к жестокому обращению с детьми.
      «Есть очень успешные папы. Занимают высокие посты». Дети таких родителей говорят о плохом настроении, отсутствии радости в жизни. «Начинаешь общаться с ребенком, и выясняется, что он живет в идеальной семье, но папа иногда поколачивает или постоянно шлепает. С бытовой точки зрения это не считается страшным».
      Во многих семьях дети живут в ситуации постоянного психологического насилия с эпизодическим физическим насилием в случаях крайнего недовольства со стороны родителя. «Обычно родной человек просто обзывает, запугивает («сдам в детдом») и раздает тумаки-шлепки. А когда ребенок сильно провинился, может избить. Если взрослый применяет эмоциональное насилие, то легко может перейти к физическому», – психолог описывает распространенную картину.

      Чем все заканчивается?

      Звонки от самих насильников бывают крайне редко и почти всегда такие: «Черт побери, что еще сделать? Уже дубашу как могу, а все равно ничего не получается».
      «Сделать из насильника ненасильника невозможно без его желания. Дать трубку телефона родителю консультант просит только в крайне редкой ситуации. Никогда не знаешь, как на это отреагируют на другой стороне провода».
      Порой только психолог становится единственным другом и помощником ребенка, и насилие продолжает циркулировать в семье.
      Как вы думаете, какими станут дети жестоких родителей?

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *