Отправка претензии по электронной почте

В настоящее время коммуникации сторон гражданского оборота уже давно вышли за рамки телефонных переговоров и личных встреч. Переписка посредством электронной почты, общение в мессенджерах и сервисы видеосвязи стали неотъемлемой частью работы каждой компании. Однако в случае судебного спора зачастую возникают трудности с оценкой инструментов таких коммуникации, как надлежащих средств доказывания в гражданском и арбитражном процессах, в том числе по определению того, насколько в них выражаются истинные воли адресанта и адресата.

Практически значимым выглядит вопрос, можно ли сообщение, направленное электронной почтой, считать юридически значимым, особенно, если такой порядок договором не предусмотрен или запрещен вовсе.

Разрешение вышеуказанных препятствий, возможно через осмысление такого понятия как «юридически значимые сообщения», закрепленного в статье 165.1 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее по тексту – ГК РФ), согласно которой заявления, уведомления, извещения, требования и иные юридически значимые сообщения, с которыми закон или сделка связывает гражданско-правовые последствия для другого лица, влекут для этого лица такие последствия с момента доставки соответствующего сообщения ему или его представителю.

Как следует из буквального толкования вышеуказанной статьи, перечень юридически значимых сообщений, является открытым, и к нему с полной уверенностью можно отнести и досудебные претензии. Отнесение досудебных претензий к юридически значимым сообщениям поддерживается судебной практикой (см., например, Постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от «17» марта 2016 г. по делу № А42-2944/2015).

Свои разъяснения ст. 165.1 ГК РФ дал и Верховный суд Российской Федерации (далее по тексту – ВС РФ). В п. 66 Постановления Пленума ВС РФ от 23.06.2015 N 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» разъяснено, что в юридически значимом сообщении может содержаться информация о сделке (например, односторонний отказ от исполнения обязательства) и иная информация, имеющая правовое значение. В контексте данного разъяснения высшей судебной инстанции можно прийти к выводу, что в ст. 165.1 ГК РФ устанавливается общий всеобъемлющий подход к регулированию отношений, возникающих при направлении и получении сообщений, имеющих юридическое значение, безотносительно к тому, касаются ли эти сообщения договора, досудебного урегулирования спора или иного взаимодействия в рамках гражданских правоотношений.

Доктринально, досудебную претензию можно отнести к юридически значимым сообщениям, исходя из его главной функции, заключающейся в наступлении для адресата конкретных правовых последствий с момента доставки или получения отправления. Впрочем, нельзя преуменьшать и значение юридически значимых сообщений как основания для возникновения, изменения и прекращения прав и обязанностей субъектов права в целом.

При этом, интерес вызывает, то, каким образом нормы материального права о юридически значимых сообщениях, их форме и способах направления, соотносятся и согласуются с нормами процессуальных кодексов, и прежде всего с нормами Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее по тексту – АПК РФ), о досудебном урегулировании споров.

Так, п. 5 ст. 4 АПК РФ указывает, что гражданско-правовые споры о взыскании денежных средств по требованиям, возникшим из договоров, других сделок, вследствие неосновательного обогащения, могут быть переданы на разрешение арбитражного суда после принятия сторонами мер по досудебному урегулированию по истечении тридцати календарных дней со дня направления претензии (требования), если иные срок и (или) порядок не установлены законом или договором. Эта же норма указывает, что гражданско-правовые споры о взыскании денежных средств по требованиям, возникшим из договоров, других сделок, вследствие неосновательного обогащения, могут быть переданы на разрешение арбитражного суда после принятия сторонами мер по досудебному урегулированию по истечении тридцати календарных дней со дня направления претензии (требования), если иные срок и (или) порядок не установлены законом или договором.

Потребность в направлении досудебной претензии, возникает в большинстве случаев, когда кредитор принимает решение обратиться в суд за защитой, и будет вынужден в силу требований закона, направить досудебную претензию. В противном случае, суд, руководствуясь положениям ст. 148 АПК РФ, оставляет исковое заявление без рассмотрения, если после его принятия к производству установит, что истцом не соблюден претензионный или иной досудебный порядок урегулирования спора с ответчиком.

Интересной, помимо прочих, представляется позиция, согласно которой, договором может быть установлено, что юридически значимые сообщения, в том числе и досудебные претензии, связанные с возникновением, изменением или прекращением обязательств, основанных на этом договоре, направляются одной стороной другой стороне этого договора исключительно по указанному в нем адресу (в том числе адресу электронной почты) или исключительно предусмотренным договором способом. В таком случае направление сообщения по иному адресу или иным способом не может считаться надлежащим, если лицо, направившее сообщение не знало и не должно было знать о том, что адрес, указанный в договоре, является недостоверным.

В связи с этим, обоснованно возникает вопрос, будет ли досудебная претензия, направляемая посредством электронных каналов коммуникации, влечь возникновение правовых последствий, если такой порядок коммуникации договором не предусмотрен вообще, либо стороны пришли к императивному соглашению об использовании иных способов: курьерская, почтовая доставка. В ответе на этот вопрос, могут помочь положения все того же Постановления Пленума ВС РФ от 23.06.2015 N 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации», указывающего в п. 65, что если иное не установлено законом или договором (необходим прямой запрет на использование конкретного способа отправки юридически значимого сообщения – авт.) и не следует из обычая или практики, установившейся во взаимоотношениях сторон, юридически значимое сообщение (в том числе и досудебная претензия – авт.) может быть направлено, в том числе посредством электронной почты, факсимильной и другой связи, осуществляться в иной форме, соответствующей характеру сообщения и отношений, информация о которых содержится в таком сообщении, когда можно достоверно установить, от кого исходило сообщение и кому оно адресовано.

В таком случае, если стороны не запретили друг другу использовать электронную почту, смс-сервисы или мессенджеры прямым указанием в договоре, то сообщать о намерении обратиться в суд или требовать исполнения договорных обязательств, вполне можно и цифровыми средствами. Тем не менее, не следует забывать о ряде обязательных требований, выдвигаемых процессуальным законом (ст. 65 АПК РФ) к подобным действиям: достоверность электронных адресов отправителя и получателя (оптимальным является указание адресов как в реквизитах договора, так и дополнительное указание в соответствующих разделах), доказывание факта подписи электронного письма или сообщения отправителем (применение ЭЦП или верификации через номер телефона, в отношении компании или её представителя), а также доказывания тождественности отправленного стороне и предоставленного в суд (нотариальное заверение).

Таким образом, отправка досудебной претензии посредством электронной почты, как наиболее распространённого средства электронной коммуникации, вполне может стать самодостаточным инструментом во взаимоотношениях сторон, но при условии предварительного и полного согласования сторонами всех необходимых аспектов такого взаимодействия.

В заключение хотелось бы отметить, что помимо вопросов, возникающих в спорах о том, лишает ли отсутствие указания в договоре конкретного способа извещения контрагента, возможности использовать все доступные способы, помимо классической отправки документа на бумажном носителе при помощи курьерской службы или организации почтовой связи, актуальность сохраняют вопросы, связанные с: доказыванием содержания досудебной претензии, подтверждением факта доставки (получения), времени наступления правовых последствий, при получении юридически значимого сообщения.

Как получить юридическую помощь бесплатно

О том, как важно соблюдение претензионного порядка, знают все. Особенно для арбитражного процесса, где по делам искового производства его соблюдение обязательно – независимо от того, предусмотрен он договором или нет. Арбитражный суд, увидев, что истец не направил претензию, а обратился в суд, как говорится, «напрямую», либо возвратит исковое заявление на стадии принятия, либо оставит его без рассмотрения на стадии судебного разбирательства.

Все мы привыкли, когда претензии направляются в письменной форме – предполагаемому нарушителю права пишется письмо-претензия с изложением своих требований, направляется заказным письмом с описью вложения и уведомлением о вручении через службу «Почта России», либо курьерской, «ускоренной» почтой. Но с развитием информационных технологий получает развитие и электронная переписка. То же касается и направления претензий. Известно, что отправленное по электронной почте письмо тут же доставляется адресату. Значит, и претензия, направленная по электронной почте, будет получена адресатом незамедлительно, и срок ответа на нее будет исчисляться одновременно с момента отправки и получения. Но вот незадача – можно ли считать направление претензионного письма по электронной почте надлежащим соблюдением претензионного порядка?

Вашему покорному слуге удалось столкнуться с тем, что суд посчитал направление претензии по электронной почте несоблюдением досудебного порядка. К исковому заявлению была приложена сама претензия и скриншот о ее направлении на официальный адрес электронной почты ответчика. Соответственно, он являлся доказательством как отправки, так и получения. Конечно же, про отправление претензии в письменной форме я тоже не забыл, приложив к иску почтовую квитанцию и опись вложения. Уведомления о вручении на тот момент у меня не было. А зачем? – подумал тогда я. – Ведь я же отправил по электронной почте, и это отправление получено адресатом в течение доли секунды после нажатия мной кнопки.

Не тут-то было! Мой оппонент – представитель ответчика заявил, что письменную претензию они не получали (а надо сказать, что по условиям договора срок ответа на претензию был привязан к моменту получения, а не отправки). С другой стороны, он отметил, что договором вообще не предусмотрено направление претензий и вообще каких-либо писем и документов по электронной почте. Судья внял заявлению ответчика и оставил мой иск без рассмотрения в связи с несоблюдением претензионного порядка урегулирования спора.

Ваш покорный слуга засел за подготовку апелляционной жалобы. И на помощь пришла … Что бы вы думали? Правильно! Судебная практика. Причем «свежая» – от июля этого года, о которой по этой самой причине не знали ни судья, ни я со своим оппонентом по процессу. Арбитражный суд Северо-Кавказского округа рассмотрел дело о взыскании задолженности по договору поставки. В кассационной жалобе, адресованной суду, «проигравшая» сторона просила оставить иск без рассмотрения. А доводы были аналогичны тем, которые звучали в моем деле – да, мол, была направлена претензия по электронной почте, но такая отправка договором не предусмотрена.

И арбитражный суд округа отклонил эти доводы, указав следующее. Положения статей 160, 434 Гражданского кодекса РФ допускают возможность использования в гражданском обороте документов, полученных посредством электронной связи. Таким образом, электронная переписка является письменным доказательством по делу и подлежит оценке наряду с другими доказательствами. Действительно, в договоре стороны не согласовали возможность обмена электронными документами. Между тем при доказывании неправомерных действий истца отсутствие между сторонами соглашения об обмене электронными документами не является нарушением требований закона (в смысле части 3 статьи 64 Арбитражного процессуального кодекса РФ), в связи с чем не влечет безусловную невозможность использования таких документов в качестве доказательств. Получение или отправка сообщения с использованием адреса электронной почты, известного как почта самого лица или служебная почта его компетентного сотрудника, свидетельствует о совершении этих действий самим лицом, пока им не доказано обратное (постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 12.11.2013 г. № 18002/12). Ответчик не опроверг надлежащими доказательствами получение претензии с названной страницы электронной почты в указанные дату и время, равно и как получение иного документа, не заявил о фальсификации названной страницы электронной почты (см. Постановление Арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 18.07.2016 г. по делу № А32-43601/2015).

Получается следующее. Даже если договором не предусмотрена возможность направления претензии по электронной почте, претензионный порядок при направлении претензии подобным образом все равно считается соблюденным. Для признания же его несоблюденным, предполагаемому нарушителю прав истца нужно доказать, что претензия получена не была, направлена не «на тот» адрес, либо страница была сфальсифицирована. Доказал – есть основания для оставления иска без рассмотрения. Нет – порядок соблюден, дело подлежит рассмотрению по существу с вынесением решения.

Вернуться в раздел Советы юриста

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *