Пленум по стражам

СПРАВКА

по результатам изучения судебной практики рассмотрения ходатайств

о продлении срока содержания под стражей,

домашнего ареста, запрета определенных действий

В соответствии с планом работы Четвертого апелляционного суда общей юрисдикции на первое полугодие 2020 года, проанализирована практика рассмотрения судами за четвертый квартал 2019 года ходатайств о продлении срока содержания под стражей, домашнего ареста, запрета определенных действий.

За отчетный период в Четвертом апелляционном суде общей юрисдикции всего рассмотрено 119 судебных решений о продлении срока содержания под стражей, домашнего ареста.

В производстве Четвертого апелляционного суда общей юрисдикции не имелось судебных решений о продлении срока запрета определенных действий.

Изучение судебной практики показало следующее:

1. При рассмотрении ходатайств суды в основном соблюдали положения ст. 389.7 УПК РФ, согласно которой участники процесса должны быть извещены о поступлении в суд первой инстанции апелляционных жалоб, представления, получить их копии, что должно быть подтверждено документально.

Вместе с тем, имели место случаи, когда суд первой инстанции не соблюдал указанные требования.

Так, постановлением судьи апелляционного суда от 26.11.2019 года возвращен материал в Верховный Суд Республики Татарстан для устранения обстоятельств, препятствующих его рассмотрению в суде второй инстанции, поскольку о поступившей на постановление о продлении срока содержания под стражей в отношении Левицкого М.А. жалобы не был извещен потерпевший Раимджанов Р.М., содержащийся под стражей (материал № 55к-61/2019).

2. Несоблюдение сроков, указанных в ч. 2 ст. 228 УПК РФ, согласно которой стороны должны быть извещены о месте, дате и времени судебного заседания не менее чем за 3 суток до его начала, повлекло за собой отмену постановления с передачей дела на новое рассмотрение.

Так, постановлением Оренбургского областного суда от 18.10.2019 года по поступившему в суд уголовному делу, в порядке ст. 255 УПК РФ продлен подсудимым срок домашнего ареста. В суде апелляционной инстанции было установлено, что подсудимые не были надлежащим образом извещены не менее чем за трое суток о судебном заседании, в протоколе судебного заседания не содержится каких-либо сведений о выяснении у них вопроса об их готовности к судебному процессу, кроме того, сами подсудимые в заседании суда апелляционной инстанции пояснили, что не были готовы к обсуждению вопроса о мере пресечения в суде первой инстанции (материал № 55к-106/2019).

Предлагается, с целью проверки факта извещения сторон о предстоящем судебном процессе, изучать не только соответствующие уведомления об этом, но и другие документы, в том числе протокол судебного заседания.

3. Согласно п. 26 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19.12.2013 года № 41 «О практике применения судами законодательства о мерах пресечения в виде заключения под стражу, домашнего ареста и залога» (далее — постановление Пленума от 19 декабря 2013 г. № 41), если при решении вопроса о продлении срока содержания под стражей будет заявлено ходатайство об ознакомлении с материалами, на основании которых принимается решение, судья, исходя из положений ч. 3 ст. 47 УПК РФ, не вправе отказать лицу, а также его защитнику, законному представителю или потерпевшему, его представителю, законному представителю в удовлетворении такого ходатайства.

Ознакомление с указанными материалами проводится в разумные сроки, но в пределах установленного законом времени для рассмотрения судом ходатайства о продлении срока действия меры пресечения.

Как правило, при заявлении подобных ходатайств, судебная коллегия объявляет перерыв в судебном заседании.

В целях соблюдения разумных сроков рассмотрения данных материалов, подразумевающих ускоренную процедуру их рассмотрения, предлагается предоставлять таким лицам срок для ознакомления, с учетом объема материала, исчисляемый часами и в рамках дня, на который назначено судебное заседание, например в течение двух часов, а не откладывать судебный процесс на более позднее время и день.

4. Согласно пп. 13, 21 постановления Пленума от 19 декабря 2013 г. № 41, при продлении срока содержания под стражей судам необходимо проверять наличие на момент рассмотрения данного вопроса предусмотренных ст. 97 УПК РФ оснований, которые должны подтверждаться достоверными сведениями и доказательствами. При этом следует иметь в виду, что к ходатайству должны быть приложены копии постановлений о возбуждении уголовного дела и привлечении лица в качестве обвиняемого; копии протоколов задержания, допросов подозреваемого, обвиняемого; иные материалы, свидетельствующие о причастности лица к преступлению, а также сведения об участии в деле защитника, потерпевшего; имеющиеся в деле данные, подтверждающие необходимость применения в отношении лица заключения под стражу (сведения о личности подозреваемого, обвиняемого, справки о судимости и т.п.).

Имели место случаи, когда при рассмотрении ходатайств о продлении срока содержания лица под стражей, в судах первой инстанции не полностью оглашались приложенные к ходатайству материалы, при этом по каким причинам оглашались одни материалы и не оглашались другие, из протокола судебного заседания не представляется возможным установить (например: материал № 55к-33/2019 о продлении срока содержания под стражей Соборнову С.Н., рассмотренный Верховным Судом Республики Татарстан 14 октября 2019 года).

Поскольку выводы, изложенные как в постановлении суда первой инстанции, так и в апелляционном определении, должны основываться на исследованных материалах, необходимо учитывать это и при апелляционном рассмотрении, при этом, с учетом мнения сторон, исследовать те документы, которые не были исследованы в суде первой инстанции.

5. Продление срока действия меры пресечения допускается при наличии оснований, предусмотренных в ст. 97 УПК РФ, при условии, что имеются конкретные данные, подтверждающие, что обвиняемый скроется от предварительного следствия или суда, может продолжить заниматься преступной деятельностью или угрожать свидетелю, иным участникам уголовного судопроизводства, уничтожить доказательства, либо иным путем воспрепятствовать производству по уголовному делу.

Вместе с тем, данные положения закона судьями учитываются не всегда.

Продлевая обвиняемому Нигматзянову Р.Э. срок содержания под стражей, Верховный Суд Республики Татарстан в своем постановлении от 29.11.2019 года указал, что по делу имеются значительные и достаточные основания, указывающие на общественную опасность Нигматзянова Р.Э. для общества, на наличие препятствий для его освобождения и необходимость продления ему срока содержания под стражей и что основания для содержания Нигматзянова Р.Э. под стражей сохранились. Таким образом, суд первой инстанции не мотивировал возможность обвиняемого скрыться от следствия и суда, продолжить заниматься преступной деятельностью, что имело место на момент избрания в отношении него меры пресечения в виде заключения под стражу, что было исправлено судом второй инстанции. Так, в апелляционном определении указано, что при принятии обжалуемого решения у суда по прежнему (как и при избрании Нигматзянову Р.Э. данной меры пресечения) имелись достаточные основания полагать, что, находясь на свободе и под действием иной меры пресечения, Нигматзянов Р.Э. в целях воспрепятствования производству по делу может скрыться от следствия и суда, продолжить заниматься преступной деятельностью (материал № 55к-120/2019).

6. При решении вопроса о продлении срока содержания под стражей, проверяя обоснованность подозрения в причастности лица к совершению преступления, суд не вправе входить в обсуждение вопроса о виновности лица (пп. 2 и 29 постановления Пленума от 19 декабря 2013 г. № 41).

Следует отметить, что формулировки, свидетельствующие о констатации судьей факта совершения обвиняемым преступления продолжают оставаться системной ошибкой в постановлениях судов.

Так, продлевая 21.10.2019 года срок содержания под стражей обвиняемому Кирилову Г.Г., судья Верховного Суда Республики Татарстан сделал вывод о наличии обоснованного обвинения в отношении Кирилова Г.Г., основанный, в том числе, на показаниях потерпевших об обстоятельствах совершенных в отношении них преступлений, что не соответствует требованиям уголовно-процессуального закона, так как входить в обсуждение вопроса о доказанности вины, а также о том, признается ли инкриминируемое деяние преступлением, суд на данной стадии уголовного судопроизводства не вправе (материал № 55к-46/2019).

Кроме того, апелляционной инстанцией были изменены и другие судебные решения, из описательно-мотивировочной части которых было исключено указание на:

наличие обоснованного обвинения в причастности обвиняемых к совершению инкриминируемых преступлений (например: материалы № 55к-12, 34/2019),

совершение обвиняемыми в составе преступного сообщества систематических преступлений (например: материал № 55к-49/2019),

форму осуществления преступной деятельности (например: материал № 55к-74/2019).

Вместе с тем, имелись случаи, когда суд первой инстанции фактически не проверял представленные следователем материалы, свидетельствующие о достаточности данных, подтверждающих обоснованность подозрения в причастности лица к совершению инкриминируемого ему преступления.

Суд апелляционной инстанции, устраняя указанную ошибку в постановлении Пермского краевого суда от 26.11.2019 года (материал № 55к-117/2019), указал, что ходатайство следователя и приобщенные к нему материалы содержат конкретные сведения, указывающие на причастность Коробова Р.Е. к инкриминируемому ему деянию, в том числе об этом свидетельствуют представленные протоколы допросов Коробова Р.Е. в качестве подозреваемого и обвиняемого. При этом, судебная коллегия не касалась обсуждения доказанности виновности либо не виновности обвиняемого и обоснованности предъявленного ему обвинения, поскольку данный вопрос является предметом судебного разбирательства уголовного дела по существу.

Представляется правильным проверять обоснованность подозрения лица в причастности к инкриминируемым ему деяниям, указывая это в апелляционном определении со ссылкой на конкретные доказательства, так как проверка обоснованности подозрения в причастности лица к совершенному преступлению не может сводиться к формальной ссылке суда на наличие у органов предварительного расследования достаточных данных о том, что лицо причастно к совершенному преступлению.

7. Имеются случаи, когда суд, принимая решение о продлении срока содержания под стражей обвиняемого, не руководствовался разъяснениями, указанными в п. 21 постановления Пленума от 19 декабря 2013 г. № 41, согласно которым обстоятельства, на основании которых лицо было заключено под стражу, не всегда являются достаточными для продления ее срока, поскольку они, с течением времени, могут утрачивать свое значение. Кроме того, в соответствии со ст. 99 УПК РФ, тяжесть преступления, а также сведения о личности обвиняемого, его возраст, состояние здоровья, семейное положение, род занятий и другие обстоятельства, следует учитывать не только при решении вопроса о необходимости продления срока стражи, но и при определении вида меры пресечения.

Так, по данному основанию, судом апелляционной инстанции было отменено постановление Верховного Суда Республики Татарстан от 31.10.2019 года о продлении срока содержания под стражей в отношении Аполлонова Ю.В., обвиняемого в совершении преступлений, предусмотренных ч. 2 ст. 210, п. «а» ч. 2 ст. 322.1 УК РФ (материал № 55к-60/2019). Как следует из апелляционного определения, обстоятельства, послужившие основанием для избрания меры пресечения в виде заключения под стражу, потеряли свое значение, так как предварительное следствие окончено и длительное время проводится ознакомление с делом, при этом каких-либо убедительных данных, что Аполлонов Ю.В. может оказать воздействие на участников судопроизводства, продолжить заниматься преступной деятельностью, суду не представлено, конкретных фактических обстоятельств в обоснование решения о продлении Аполлонову Ю.В. срока содержания под стражей судом первой инстанции в обжалуемом постановлении не приведено.

Руководствуясь ч. 1 ст. 110 УПК РФ, регламентирующей изменение ранее избранной меры пресечения на более мягкую, когда изменяются основания и обстоятельства, послужившие поводом для избрания меры пресечения, предусмотренные ст.ст. 97 и 99 УПК РФ, а также учитывая, что Аполлонов Ю.В. обвиняется в совершении тяжких преступлений в составе преступного сообщества и может воспрепятствовать производству по делу, судебной коллегией Аполлонову Ю.В. была избрана мера пресечения в виде домашнего ареста.

8. Согласно п. 23 постановления Пленума от 19 декабря 2013 г. № 41, в соответствии с ч. 7 ст. 109 УПК РФ суд вправе по ходатайству следователя продлить срок содержания обвиняемого под стражей до окончания ознакомления обвиняемых и их защитников с материалами уголовного дела и направления прокурором дела в суд, если после окончания предварительного следствия материалы уголовного дела предъявлены обвиняемому и его защитнику не позднее чем за 30 суток до окончания предельного срока содержания под стражей, установленного чч. 2 и 3 ст. 109 УПК РФ (соответственно 6, 12, 18 месяцев), однако 30 суток для ознакомления с материалами уголовного дела им оказалось недостаточно. При рассмотрении такого ходатайства суду следует проверять обоснованность доводов органов предварительного расследования о невозможности своевременного ознакомления обвиняемого и его защитника с материалами уголовного дела по объективным причинам, выяснять, по каким причинам обвиняемый и его защитник не ознакомились с материалами дела в полном объеме, устанавливать, не является ли это обстоятельство результатом неэффективной организации процесса ознакомления обвиняемого и его защитника с материалами уголовного дела. Указанные обстоятельства в случае их выявления могут повлечь отказ в удовлетворении ходатайства. При этом суд вправе реагировать на обнаруженные нарушения путем вынесения частных постановлений.

Как правило, в апелляционных определениях указывается, что установленный обвиняемому срок действия избранной меры пресечения является разумным, обстоятельств, которые бы свидетельствовали о необоснованном затягивании предварительного следствия, судебной коллегией не установлено.

В отдельных апелляционных определениях (например: материал № 55к-48/2019), судебной коллегией не дается оценки эффективности организации процесса ознакомления обвиняемого и его защитника с материалами уголовного дела.

В материалах, как правило, имеются уведомления об окончании следственных действий, а также графики ознакомления обвиняемого и защитника с материалами дела.

Таким образом, предлагается подвергать анализу эффективность процесса ознакомления обвиняемого, содержащегося под стражей, с материалами дела, учитывая, при этом, не только количество дней его ознакомления в рабочую неделю, но и количество предоставленных ему для этого часов в каждый день, и в случае неэффективности организации данного процесса либо выносить частные постановления в адрес инициатора ходатайства, либо отменять обжалуемые постановления и избирать менее строгую меру пресечения, например домашний арест.

9. Применение правил взаимоисключающих положений чч. 8.1 и 8.3 ст. 109 УПК РФ, предусматривающих разные основания для продления срока действия рассматриваемых мер пресечения, повлекло за собой отмену постановления Самарского областного суда от 30.10.2019 года о продлении срока содержания под стражей в отношении Архипова М.В. с направлением материала на новое рассмотрение. Как указано в апелляционном определении, следователь в суде первой инстанции просил продлить срок содержания под стражей Архипову М.В. в связи с тем, что обвинительное заключение составлено и дело подлежит направлению прокурору, а прокурор, напротив, просил продлить срок содержания под стражей для ознакомления обвиняемого и его защитника с материалами дела и составления обвинительного заключения (материал № 55к-67/2019).

Таким образом, предлагается более внимательно изучать не только основания для продления срока действия рассматриваемых мер пресечения, указанные в постановлении суда первой инстанции, но и анализировать с этой целью выступления участников процесса в судебном заседании.

10. Согласно чч. 2 и 3 ст. 109 УПК РФ, продление срока меры пресечения свыше 6 месяцев и до 12 месяцев может быть осуществлено в отношении лиц, обвиняемых в совершении тяжких и особо тяжких преступлений, только в случаях особой сложности уголовного дела. Срок содержания под стражей свыше 12 месяцев и до 18 месяцев может быть продлен лишь в исключительных случаях в отношении лиц, обвиняемых в совершении особо тяжких преступлений.

При этом не всегда суды первой инстанции указывали на исключительный случай продления срока содержания под стражей. Так, судья Верховного Суда Республики Татарстан, продлевая 18.11.2019 года в отношении Сыркина А.В. срок содержания под стражей на 3 месяца, а всего до 16 месяцев 11 суток, не указал на исключительность продления указанного срока, что также не нашло отражения и в апелляционном определении (материал № 55к-111/2019).

Принимая во внимание поэтапное увеличение сроков действия меры пресечения, а именно то, что в период свыше 12 месяцев входит период свыше 6 месяцев и до 12 месяцев, предлагается в апелляционных определениях при общем сроке продления срока содержания под стражей свыше 12 месяцев, указывать только на исключительность случая продления указанного срока, которая включает в себя и особую сложность уголовного дела.

11. При продлении срока домашнего ареста судом должны учитываться положения ч. 7 ст. 107 УПК РФ во взаимосвязи с положениями пп. 3-5 ч. 6 ст. 105.1 УПК РФ, согласно которым запрет, установленный в п. 1 ч. 6 ст. 105.1 УПК РФ — выходить в определенные периоды времени за пределы жилого помещения, в котором проживает обвиняемый, может быть установлен судом только при применении меры пресечения в виде запрета определенных действий (ст. 105.1 УПК РФ), введенной в УПК РФ в связи с принятием федерального закона от 18.04.2018 года № 72-ФЗ «О внесении изменений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации в части избрания и применения мер пресечения в виде запрета определенных действий, залога и домашнего ареста», вступившем в силу 29.04.2018 года.

Выход за пределы жилого помещения, в котором проживает обвиняемый, был исключен из перечня запретов подлежащих применению при домашнем аресте указанным федеральным законом, при этом до 29.04.2018 года при домашнем аресте допускалось нахождение обвиняемого в частичной изоляции от общества в жилом помещении, в котором он проживает, а после указанной даты только в полной.

По указанным основаниям апелляционным судом были изменены постановления Верховного Суда Республики Татарстан, путем исключения из них разрешения обвиняемым покидать место жительства и совершать ежедневные прогулки (материалы № 55к-51, 57, 122/2019).

При этом остается актуальным вопрос о возможности апелляционной инстанции изменять подобные решения по собственной инициативе.

Так, 07.12.2018 года, то есть уже после внесенных вышеуказанных изменений, Денисову А.В. Советским районным судом г. Казани была избрана мера пресечения в виде домашнего ареста, срок которой в дальнейшем неоднократно продлевался, последний раз 27.11.2019 года Верховным Судом Республики Татарстан, с сохранением ранее установленных при избрании судом меры пресечения запретов, ограничений и разрешений. Постановлением от 07.12.2018 года Денисову А.В. разрешено было покидать место жительства для осуществления прогулок. Учитывая, что указанное разрешение не отвечает критерию изоляции от общества при нахождении его под домашним арестом и противоречит требованиям ч. 7 ст. 107 УПК РФ, данное разрешение было исключено апелляционной инстанцией из постановления Верховного Суда Республики Татарстан от 27.11.2019 года (материал № 55к-122/2019).

Кроме того, Саратовским областным судом 25.04.2019 года, то есть через год после вступления в силу вышеуказанных изменений в УПК РФ, мера пресечения в виде заключения под стражу в отношении Абасова А.В. была заменена на домашний арест, срок которого постановлением судьи этой же инстанции от 31.10.2019 года был продлен до 30 месяцев с установлением запрета на выход без разрешения следователя за пределы жилого помещения в котором применяется домашний арест. По мнению апелляционной инстанции, установление такого запрета существенно нарушает положения ч. 7 ст. 107 УПК РФ и поэтому он был исключен из обжалуемого постановления (материал № 55к-51/2019).

Учитывая, что согласно ч. 1 ст. 389.24 УПК РФ постановление суда первой инстанции может быть изменено в сторону ухудшения положения обвиняемого не иначе как по представлению прокурора либо жалобе потерпевшего, исключение апелляционной инстанцией по собственной инициативе возможности обвиняемого покидать место жительства не отвечает требованиям законности.

При этом представляется правильным последнее решение суда апелляционной инстанции, так как запрет на выход без разрешения следователя за пределы жилого помещения подразумевает полную изоляцию лица от общества, в чем и заключается нахождение обвиняемого под домашним арестом, и это не ухудшает положение обвиняемого.

12. Постановление суда должно соответствовать требованиям ст. 109 УПК РФ, определяющей продолжительность периода содержания под стражей, исчисляемого сутками и месяцами, а также дату его окончания, при этом указанный срок, при досудебном производстве по уголовному делу, может быть продлен только в пределах срока предварительного расследования.

Определяя конечную дату срока содержания под стражей, суды правильно полагали, что если лицо было задержано, например, 11 октября, то окончание месячного срока приходится на 10 ноября.

В тех случаях, когда органом предварительного расследования в ходатайстве о продлении содержания под стражей указывался срок, выходящий за пределы срока предварительного расследования лишь в части, и суды удовлетворяли такие ходатайства, апелляционная инстанция изменяла эти решения, приводя в соответствие срок содержания лица под стражей окончанию срока предварительного расследования.

Например, судом апелляционной инстанции внесено изменение в постановление Верховного Суда Республики Татарстан от 29.11.2019 года в части продления срока содержания под стражей в отношении Варфоломеева А.А. до 20 месяцев 30 суток, то есть до 03.03.2020 года, с учетом того, что Варфоломеев А.А. задержан 04.06.2018 года, поэтому срок его содержания под стражей на дату — 03.03.2020 года, к которой истекает срок предварительного следствия по уголовному делу, будет составлять 20 месяцев 29 суток, а не 20 месяцев 30 суток, как указано в постановлении суда первой инстанции (материал № 55к-131/2019).

Кроме того, апелляционная инстанция неоднократно устанавливала излишнее указание в постановлениях о продлении обвиняемым срока содержания под стражей до момента окончания предварительного следствия, до окончания ознакомления с материалами дела и направления прокурором уголовного дела в суд, и исключала их из резолютивной части постановлений (например: материалы № 55к-81, 132/2019).

* * *

В целях повышения качества и недопущения ошибок при рассмотрении ходатайств органов предварительного расследования о продлении срока содержания под стражей, домашнего ареста, запрета определенных действий, рекомендовать судьям обратить внимание на правильное применение уголовно-процессуального закона при разрешении вопросов о продлении срока мер пресечения.

Применять на практике правовые позиции Конвенции о защите прав человека и основных свобод от 04.11.1950 года, Конституционного Суда РФ, неукоснительно соблюдать рекомендации, изложенные в постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 19 декабря 2013 г. № 41 «О практике применения судами законодательства о мерах пресечения в виде заключения под стражу, домашнего ареста и залога».

Судья Четвертого апелляционного суда общей юрисдикции

С.М. Фоминых

ПЛЕНУМ ВЕРХОВНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 31 октября 2019 г. N 41

ОБ УТВЕРЖДЕНИИ РЕГЛАМЕНТА ПРОВЕДЕНИЯ СУДЕБНОГО ПРИМИРЕНИЯ

Руководствуясь пунктом 13.1 части 3 статьи 5 Федерального конституционного закона от 5 февраля 2014 года N 3-ФКЗ «О Верховном Суде Российской Федерации» в редакции Федерального конституционного закона от 26 июля 2019 года N 3-ФКЗ «О внесении изменения в статью 5 Федерального конституционного закона «О Верховном Суде Российской Федерации» в связи с совершенствованием примирительных процедур», Пленум Верховного Суда Российской Федерации постановляет:

1. Утвердить Регламент проведения судебного примирения.

2. Направить данное постановление в «Российскую газету» для опубликования.

Председатель Верховного Суда

Российской Федерации

В.М.ЛЕБЕДЕВ

Секретарь Пленума,

судья Верховного Суда

Российской Федерации

В.В.МОМОТОВ

Утвержден

постановлением Пленума

Верховного Суда

Российской Федерации

от 31 октября 2019 г. N 41

РЕГЛАМЕНТ ПРОВЕДЕНИЯ СУДЕБНОГО ПРИМИРЕНИЯ

Настоящий Регламент разработан в соответствии с положениями Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации и Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации (далее соответственно — ГПК РФ, АПК РФ, КАС РФ) и определяет порядок проведения судебного примирения.

Судебное примирение является примирительной процедурой с участием судебного примирителя.

Использование судебного примирения осуществляется для реализации таких задач судопроизводства, как мирное урегулирование споров, содействие становлению и развитию партнерских деловых отношений, формированию обычаев и этики делового оборота (статья 2 ГПК РФ, пункт 6 статьи 2 АПК РФ, пункт 5 статьи 3 КАС РФ).

Судебное примирение может проводиться на любой стадии судебного процесса и при исполнении судебного акта, если иное не предусмотрено положениями ГПК РФ, АПК РФ, КАС РФ и иных федеральных законов.

Судебное примирение сторонами не оплачивается.

Порядок судебного примирения определяется сторонами по согласованию с судебным примирителем с учетом положений процессуального законодательства и настоящего Регламента.

Раздел I. Общие положения

Статья 1. Цели и задачи судебного примирения

1. Судебное примирение проводится в целях достижения сторонами взаимоприемлемого результата и урегулирования конфликта с учетом интересов сторон.

2. Задачами судебного примирения являются соотнесение и сближение позиций сторон по делу, выявление дополнительных возможностей для урегулирования спора с учетом интересов сторон, оказания им содействия в достижении результата примирения.

Статья 2. Принципы и правовая основа судебного примирения

1. Судебное примирение проводится на основании положений ГПК РФ, АПК РФ, КАС РФ, законодательства о статусе судей в Российской Федерации, положений настоящего Регламента.

2. Принципами судебного примирения являются добровольность, сотрудничество, равноправие сторон, независимость и беспристрастность судебного примирителя, конфиденциальность, добросовестность.

Статья 3. Принцип добровольности

1. Стороны участвуют в судебном примирении добровольно. Кандидатура судебного примирителя определяется по взаимному согласию сторон. Стороны вправе совместно определить наиболее подходящие порядок и результат примирения.

2. Сторона (стороны) вправе отказаться от продолжения проведения судебного примирения на любой стадии его проведения, письменно сообщив об этом другим участникам судебного примирения.

Статья 4. Принцип сотрудничества

Стороны судебного примирения сотрудничают друг с другом, с судебным примирителем и с судом.

Переговоры сторон носят конструктивный и созидательный характер, направлены на урегулирование спора, проходят в атмосфере доверия и взаимного уважения.

Статья 5. Принцип равноправия

Стороны судебного примирения пользуются равными правами на определение кандидатуры судебного примирителя, участников переговоров, правил и порядка проведения судебного примирения, индивидуальную работу с судебным примирителем, доступ к обсуждаемой информации, выработку и формулирование предложений по урегулированию спора, оценку их приемлемости и исполнимости, реализацию своих прав и законных интересов.

Судебный примиритель не вправе своими действиями ставить какую-либо из сторон в преимущественное положение, равно как и умалять права одной из сторон.

Статья 6. Принцип конфиденциальности

1. Стороны вправе определить объем ограничения распространения информации, связанной с судебным примирением.

Если стороны письменно не договорились об ином, информация, полученная участниками в ходе судебного примирения, является конфиденциальной.

В частности, стороны, судебный примиритель и иные лица, присутствовавшие при проведении судебного примирения, не вправе без письменного согласия обеих сторон ссылаться при рассмотрении дела в суде на мнения или предложения, высказанные одной из сторон в отношении возможного примирения; признания, сделанные одной из сторон в ходе процедуры; проявление готовности одной из сторон принять предложение о примирении, сделанное другой стороной; сведения, содержащиеся в документе, подготовленном исключительно для судебного примирения.

2. В ходе судебного примирения стороны вправе раскрыть информацию в той степени, которую сочтут необходимой для успешного урегулирования спора.

Вся информация, созданная или полученная в ходе судебного примирения, вне зависимости от формы носителя не подлежит разглашению или распространению участниками судебного примирения без письменного согласия сторон.

3. Информация о судебном примирении может быть использована для научно-исследовательских, образовательных или информационных целей при условии сохранения анонимности сторон.

Статья 7. Принцип независимости и беспристрастности судебного примирителя

1. Отношение судебного примирителя к каждой из сторон является беспристрастным, уважительным и доброжелательным.

Судебный примиритель обеспечивает равное участие сторон в судебном примирении.

2. Судебный примиритель обязан сообщить суду и сторонам о любых обстоятельствах, которые могут вызвать сомнения в его независимости и беспристрастности.

3. Судебный примиритель независим и осуществляет свою деятельность самостоятельно, без участия судьи, в производстве которого находится данное дело.

Статья 8. Требования к судебным примирителям

1. Судебным примирителем является судья, пребывающий в отставке и включенный в список судебных примирителей, который утверждается Пленумом Верховного Суда Российской Федерации.

2. Судья, пребывающий в отставке и привлеченный к осуществлению правосудия, не вправе выступать в качестве судебного примирителя.

3. Судья, пребывающий в отставке и работающий в органах государственной власти, органах местного самоуправления, государственных и муниципальных учреждениях, в профсоюзных и иных общественных объединениях, а также в качестве помощника депутата Государственной Думы или помощника члена Совета Федерации Федерального Собрания Российской Федерации либо помощника депутата законодательного (представительного) органа субъекта Российской Федерации или назначенный на должность уполномоченного по правам потребителей финансовых услуг, не вправе выступать в качестве судебного примирителя.

Статья 9. Формирование списка судебных примирителей

1. Список судебных примирителей формируется и утверждается Пленумом Верховного Суда Российской Федерации на основе предложений председателей судебных коллегий Верховного Суда Российской Федерации, кассационных судов общей юрисдикции, кассационного военного суда, арбитражных судов округов, Суда по интеллектуальным правам, апелляционных судов общей юрисдикции, апелляционного военного суда, арбитражных апелляционных судов, верховных судов республик, краевых, областных судов, судов городов федерального значения, суда автономной области, судов автономных округов, арбитражных судов, окружных (флотских) военных судов о кандидатурах судебных примирителей из числа судей в отставке, изъявивших желание выступать в качестве судебного примирителя, с учетом их характеристик о соответствии требованиям настоящего Регламента.

Предложения апелляционных судов общей юрисдикции, апелляционного военного суда, арбитражных апелляционных судов, верховных судов республик, краевых, областных судов, судов городов федерального значения, суда автономной области, судов автономных округов, арбитражных судов, окружных (флотских) военных судов о кандидатурах судебных примирителей из числа судей в отставке данных судов, а также районных судов, мировых судей в отставке собираются соответствующими кассационными судами общей юрисдикции, кассационным военным судом, арбитражными судами округов и вместе с предложениями данных судов направляются ими в Верховный Суд Российской Федерации.

2. При формировании списка учитываются в том числе опыт работы в качестве судьи, опыт научной деятельности, специализация, регион проживания кандидата, деятельность, осуществлявшаяся судьей в отставке с момента ухода в отставку, и соответствие данной деятельности законодательству о статусе судей и кодексу судейской этики.

3. Список судебных примирителей, а также настоящий Регламент размещаются на официальном сайте Верховного Суда Российской Федерации в информационно-телекоммуникационной сети «Интернет».

На официальных сайтах судов, мировых судей в информационно-телекоммуникационной сети «Интернет» размещаются настоящий Регламент и соответствующие выдержки из списка судебных примирителей, содержащие информацию о тех судебных примирителях, сведения о которых представлялись судами.

Раздел II. Порядок судебного примирения

Статья 10. Основания для проведения судебного примирения

1. Судебное примирение может быть проведено по ходатайству сторон (стороны) либо по устному или письменному предложению суда при наличии согласия сторон.

По делам, находящимся на рассмотрении в Верховном Суде Российской Федерации, ходатайство о проведении судебного примирения удовлетворяется с учетом характера спора и фактических обстоятельств дела.

2. Основанием для проведения судебного примирения является определение суда о проведении судебного примирения.

Статья 11. Срок судебного примирения

Судебное примирение проводится в срок, установленный судом в определении о проведении судебного примирения. По ходатайству сторон указанный срок может быть продлен судом.

Судебное примирение может быть завершено досрочно по заявлению стороны (сторон) или судебного примирителя.

Статья 12. Участники судебного примирения

Участниками судебного примирения являются стороны (представители сторон), судебный примиритель, а также по согласованию со сторонами и судебным примирителем другие лица, участвующие в деле, и лица, способствующие проведению судебного примирения (например, переводчик).

Статья 13. Стороны судебного примирения

1. Стороны судебного примирения:

выбирают судебного примирителя;

вносят предложения по порядку проведения судебного примирения;

заявляют о необходимости участия в судебном примирении иных лиц;

сообщают информацию, необходимую для урегулирования спора;

задают вопросы другой стороне и судебному примирителю;

высказывают просьбу о проведении индивидуальной беседы с судебным примирителем;

высказывают предложения по урегулированию спора и достижению результатов примирения;

обсуждают высказанные сторонами предложения на предмет их исполнимости и удовлетворения интересов каждой из сторон;

ходатайствуют о продлении процедуры в случае истечения срока судебного примирения.

2. Стороны судебного примирения не должны:

разглашать информацию, полученную в ходе судебного примирения, без письменного согласия другой стороны;

затягивать судебное примирение, препятствовать деятельности судебного примирителя.

3. Сторонам судебного примирения следует:

добросовестно пользоваться принадлежащими им правами;

представлять судебному примирителю документы, удостоверяющие их личность и при необходимости документы, подтверждающие их полномочия;

являться для проведения судебного примирения;

соблюдать согласованный сторонами порядок проведения судебного примирения;

соблюдать принципы судебного примирения;

не допускать грубых или оскорбительных высказываний, призывов к осуществлению действий, преследуемых в соответствии с законом, а также некорректного и неуважительного отношения к другой стороне, судебному примирителю и иным участникам;

предлагать условия результатов примирения, перечень которых закреплен процессуальным законодательством;

добровольно и добросовестно исполнять условия достигнутого результата примирения.

Статья 14. Судебный примиритель

1. Судебный примиритель:

ведет переговоры со сторонами, в том числе индивидуальные, другими лицами, участвующими в деле и в судебном примирении;

изучает представленные сторонами документы и иную информацию;

предлагает сторонам представить дополнительные документы и информацию;

знакомится с материалами дела с согласия суда;

получает необходимые консультации у специалистов;

содействует сторонам в обмене документами, сведениями и сообщениями по обсуждаемым вопросам;

дает сторонам рекомендации в целях скорейшего урегулирования спора, сохранения между сторонами деловых отношений (в частности, предлагает истцу проверить правомерность, оправданность и разумность предъявленной к взысканию суммы; предлагает ответчику проверить обоснованность возражений на иск; предлагает сторонам провести дополнительную сверку расчетов, обсудить условия договора, из которого возник спор, сопоставляя обстоятельства их выполнения или невыполнения сторонами с характером исковых требований, выяснить однозначность понимания сторонами условий договора, иных правоотношений);

разъясняет законодательство и практику его применения;

предлагает сторонам выработать и обсудить варианты урегулирования спора (оптимальный, удовлетворительный, нежелательный);

завершает судебное примирение в порядке, предусмотренном настоящим Регламентом;

отказывается от проведения судебного примирения при наличии обстоятельств, препятствующих его проведению (в частности, болезнь, нахождение судебного примирителя вне пределов региона проживания или нахождения сторон спора).

2. Судебный примиритель не должен:

совершать действия, влекущие возникновение, изменение либо прекращение прав или обязанностей лиц, участвующих в деле, и других участников судебного процесса;

участвовать в проведении судебного примирения при наличии оснований, предусмотренных частью первой статьи 16 ГПК РФ, частью 1 статьи 21 АПК РФ, частью 1 статьи 31 КАС РФ;

разглашать без письменного согласия сторон полученную от них информацию, а также нарушать иные принципы судебного примирения.

3. Судебному примирителю следует:

заявить сторонам и суду об обстоятельствах, препятствующих проведению судебного примирения, а также об обстоятельствах, которые могут вызвать обоснованные сомнения в его беспристрастности или независимости;

добросовестно проводить судебное примирение;

быть беспристрастным и независимым;

разъяснить особенности и последствия использования результатов примирения, а также правовые последствия завершения судебного примирения в случае недостижения результата примирения;

предоставлять по запросу суда информацию о ходе судебного примирения не позднее следующего дня после дня получения соответствующего запроса.

Статья 15. Процедура судебного примирения

1. Судебное примирение может быть инициировано сторонами либо предложено судом.

Предложение суда о проведении судебного примирения может содержаться в определении о принятии искового заявления (заявления) к производству, о подготовке дела к судебному разбирательству или в ином определении по делу, а также может быть сделано судом в устной форме.

2. В случае согласия сторон с предложением суда о проведении судебного примирения, удовлетворения ходатайства о проведении судебного примирения сторон или одной стороны при согласии другой стороны, а также в случаях, предусмотренных частью 2 статьи 190 АПК РФ, пунктом 8 части 1 статьи 191 КАС РФ, в соответствии с процессуальным законодательством выносится определение о проведении судебного примирения и при необходимости об отложении судебного разбирательства или о приостановлении производства по административному делу.

3. Кандидатура судебного примирителя определяется по взаимному согласию сторон из списка судебных примирителей в том числе с учетом специализации и региона проживания судебного примирителя и утверждается определением суда.

Выступать в качестве судебного примирителя по делу, рассматриваемому в Верховном Суде Российской Федерации, вправе только судьи в отставке Верховного Суда Российской Федерации, Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации.

В случае согласия сторон на проведение судебного примирения и невозможности определения ими кандидатуры судебного примирителя суд предлагает кандидатуру судебного примирителя, которая утверждается судом по согласованию со сторонами.

По нескольким взаимосвязанным спорам с участием одних и тех же сторон при их согласии судом может быть утвержден один и тот же судебный примиритель.

4. В определении о проведении судебного примирения содержатся сведения о сторонах, о судебном примирителе, предмете спора, сроках проведения судебного примирения и при необходимости круг вопросов, для урегулирования которых может быть использовано судебное примирение.

В определении о проведении судебного примирения могут содержаться и иные указания, необходимые для обеспечения его надлежащего проведения.

5. Судебное примирение проводится в здании суда, в отдельном помещении, при условии обеспечения проведения совместных, индивидуальных переговоров, создания равных возможностей для урегулирования спора с учетом интересов сторон и достижения взаимоприемлемого результата примирения.

Статья 16. Организация подготовки и проведения судебного примирения

1. Судебный примиритель с согласия суда вправе знакомиться с материалами дела, стороны которого используют судебное примирение.

При необходимости судебный примиритель предлагает сторонам представить дополнительные документы и информацию.

2. Судебный примиритель согласовывает со сторонами правила проведения судебного примирения, решает организационные вопросы (в частности, уточняет время и место встречи со сторонами).

Неявка сторон (представителей сторон) для проведения судебного примирения без предварительного уведомления судебного примирителя может являться основанием для обращения судебного примирителя в суд для решения вопроса о возобновлении судебного разбирательства.

Неявка сторон (представителей сторон) для проведения судебного примирения по уважительной причине может являться основанием для отложения совместного с судебным примирителем заседания в пределах срока, установленного судом в определении о проведении судебного примирения. О времени и месте проведения очередного заседания судебного примирения стороны извещаются судебным примирителем в порядке, согласованном сторонами и судебным примирителем.

Статья 17. Проведение судебного примирения

1. Судебное примирение проводится в форме переговоров и может включать в себя следующие стадии:

открытие судебного примирения (вступительное слово судебного примирителя);

изложение обстоятельств спора и определение интересов сторон;

формулирование сторонами вопросов для обсуждения;

индивидуальная беседа судебного примирителя со сторонами и их представителями;

выработка сторонами предложений по урегулированию спора и достижению результатов примирения;

оформление результатов примирения, в том числе заключение мирового соглашения, соглашения о примирении, соглашения по фактическим обстоятельствам, составление отказа от иска, признания иска;

завершение судебного примирения.

2. В случае, если стороны и судебный примиритель не договорились об ином, порядок и необходимость использования судебным примирителем каких-либо стадий судебного примирения определяются им самостоятельно с учетом характера, сложности, обстоятельств спора и пожеланий сторон.

3. Судебный примиритель управляет переговорным процессом, формирует и поддерживает его конструктивный и созидательный характер, предоставляет каждой стороне возможность высказать свое мнение относительно причин возникновения спора, его сути и целей, которые стороны намерены достичь посредством проведения судебного примирения, обеспечивает соблюдение культуры ведения переговорного процесса, снижает уровень эмоциональности суждений сторон, не допускает высказывания сторонами грубых и оскорбительных выражений, призывов к осуществлению действий, преследуемых в соответствии с законом, следит за соблюдением корректного и уважительного отношения сторон друг к другу, судебному примирителю и иным участникам, предпринимает иные действия для создания благоприятной атмосферы для переговоров.

4. В ходе судебного примирения судебный примиритель устанавливает фактические отношения сторон, выясняет содержание взаимных претензий, мнения сторон относительно возможностей урегулирования спора, способствует выявлению интересов сторон, оказывает сторонам содействие в поиске взаимовыгодных результатов примирения.

Статья 18. Открытие судебного примирения (вступительное слово судебного примирителя)

1. Судебный примиритель в назначенные день и время открывает судебное примирение, представляется и предлагает представиться лицам, участвующим в процедуре, устанавливает их личность, проверяет полномочия, наличие обстоятельств, препятствующих проведению судебного примирения.

2. Судебный примиритель разъясняет преимущества урегулирования спора, особенности использования различных примирительных процедур, цели судебного примирения, свою роль в нем, права и обязанности сторон, правовые последствия достижения результатов примирения.

3. Судебный примиритель предлагает согласовать порядок ведения переговоров и их продолжительность, правила поведения сторон на переговорах, выясняет необходимость участия в судебном примирении иных лиц.

Статья 19. Изложение обстоятельств спора и определение интересов сторон

1. Стороны излагают свое видение причин возникновения спора, его сути, путей его урегулирования и обозначают желаемый результат примирения.

2. В ходе переговоров стороны и судебный примиритель определяют наиболее существенные разногласия, возникшие между сторонами в их отношениях, ставшие причиной обращения в суд.

3. Судебный примиритель, способствуя созданию атмосферы сотрудничества, выясняет позиции сторон и стоящие за ними интересы. Судебный примиритель обсуждает со сторонами фактические обстоятельства спора и их оценку сторонами, уточняет у сторон правильность понимания другой стороной, судебным примирителем сообщенной информации о сути спора, целях сторон и желаемом результате примирения.

Статья 20. Формулирование вопросов для обсуждения сторон

1. Стороны при содействии судебного примирителя совместно выясняют и формулируют перечень вопросов, требующих обсуждения.

2. Судебный примиритель организует переговорный процесс, предоставляя сторонам равные возможности для высказывания своих мнений и позиций, получения дополнительной информации, касающейся сути и масштабов конфликта, обозначения вопросов, решение которых является приоритетным для сторон.

3. При необходимости судебный примиритель вправе объявить перерыв в переговорах и провести индивидуальные беседы со сторонами.

Статья 21. Индивидуальная беседа с судебным примирителем

1. В целях подготовки сторон к переговорам и эффективному взаимодействию друг с другом судебным примирителем по своей инициативе или по просьбе сторон (стороны) может проводиться индивидуальная беседа с каждой из сторон. О факте проведения индивидуальной беседы с одной из сторон судебный примиритель информирует другую сторону.

2. В процессе проведения индивидуальной беседы сторона и судебный примиритель в том числе выявляют интересы стороны, наличие конфиденциальной информации, обсуждают вопрос о возможности изменения позиции стороны с учетом ее интересов, выявляют мнение стороны о возможных предложениях по урегулированию спора, проверяют предложения на их исполнимость, обсуждают пределы информирования другой стороны о содержании индивидуальной беседы.

Статья 22. Выработка предложений по урегулированию спора и достижению результатов примирения

1. Сторонами при содействии судебного примирителя осуществляются выработка и обсуждение предложений по урегулированию спора и достижению результатов примирения, а также обсуждение возможных действий сторон, направленных на его урегулирование.

2. Судебный примиритель содействует сторонам в достижении ими результата примирения, собирает и фиксирует предложения сторон по урегулированию спора, обращает внимание сторон на вопросы, по которым достигнуто согласие сторон, и вопросы, требующие дополнительного обсуждения.

3. Предложенные варианты урегулирования спора, результаты примирения обсуждаются и оцениваются сторонами с точки зрения конструктивности, приемлемости и реалистичности.

4. В случае, если стороны (сторона) затрудняются сформулировать предложения по урегулированию спора, выбрать оптимальный результат примирения, судебный примиритель вправе объявить перерыв с целью предоставления сторонам возможности дополнительного изучения предложений по урегулированию спора и результатов примирения и (или) проведения индивидуальных переговоров со сторонами (стороной).

Статья 23. Завершение судебного примирения

Судебное примирение завершается в случае:

достижения результата (результатов) примирения;

недостижения результата (результатов) примирения и истечения установленного судом срока проведения судебного примирения;

недостижения результата (результатов) примирения и направления стороной (сторонами) письменного заявления до истечения срока проведения судебного примирения;

прекращения судебного примирения судебным примирителем до истечения срока проведения судебного примирения.

Статья 24. Результаты судебного примирения

1. В ходе использования судебного примирения стороны могут достичь результатов примирения, закрепленных статьей 153.7 ГПК РФ, статьей 138.6, частью 3 статьи 190 АПК РФ, статьей 137.7 КАС РФ.

Результат судебного примирения должен содержать информацию о судебном примирителе.

2. Мировое соглашение, соглашение о примирении, соглашение по фактическим обстоятельствам готовятся сторонами при содействии судебного примирителя.

Судебному примирителю необходимо выяснить наличие единообразного понимания условий мирового соглашения, соглашения о примирении, соглашения по фактическим обстоятельствам каждой из сторон, проверить подготовленное соглашение на предмет его законности, отсутствия нарушения прав иных лиц и возможности утверждения судом.

3. Информация о достижении сторонами результата примирения и при необходимости ходатайство о его принятии или утверждении не позднее дня, следующего за днем его достижения, передаются суду в письменном виде судебным примирителем для решения вопроса о возобновлении производства по делу (в случае, если судебное разбирательство откладывалось или производство по административному делу приостанавливалось) и при необходимости для назначения даты и времени проведения судебного заседания для решения вопроса об утверждении соответствующего результата примирения.

Статья 25. Завершение судебного примирения без достижения результата (результатов) примирения

1. В случае истечения установленного судом срока проведения судебного примирения при отсутствии ходатайства сторон о его продлении и недостижения результата (результатов) примирения судебный примиритель в возможно короткий срок письменно информирует суд и при необходимости стороны судебного примирения о завершении судебного примирения.

2. Судебное примирение завершается в случае недостижения сторонами результата (результатов) примирения и направления до истечения срока проведения судебного примирения стороной (сторонами) письменного заявления другим участникам судебного примирения и суду.

Статья 26. Завершение судебного примирения в случае его прекращения судебным примирителем

Судебный примиритель до истечения срока проведения судебного примирения вправе прекратить судебное примирение, если в ходе его проведения сочтет, что дальнейшее проведение судебного примирения нецелесообразно в том числе потому, что спор не может быть урегулирован с помощью судебного примирения; стороны не соблюдают установленный порядок и принципы судебного примирения; стороны неоднократно не являются на встречу с судебным примирителем; стороны затягивают проведение судебного примирения, препятствуют деятельности судебного примирителя; стороны любым иным образом злоупотребляют своими правами, а также в случае, если имеются иные обстоятельства, препятствующие проведению судебного примирения.

В указанных случаях судебным примирителем составляется мотивированный письменный отказ от проведения судебного примирения, который не позднее следующего дня передается сторонам судебного примирения и суду.

Фото: supcourt.ru

Пленум Верховного суда России на очередном дистанционном заседании внес изменения в свои предыдущие постановления по уголовным делам. В частности, указал на необязательность арестов подозреваемых и обвиняемых, но допустил и прямо противоположные варианты. А также дал пояснения по применению нескольких норм УК и УПК.

Арест не обязателен, но возможен

Попытки сформулировать для судов более-менее четкие критерии при избрании меры пресечения предпринимаются ВС постоянно. На этот раз в его разъяснениях опять отмечается, что суды могут избирать меры пресечения фигурантам дел только при наличии достаточных оснований полагать, что они продолжат заниматься преступной деятельностью, либо станут угрожать свидетелям, или же уничтожат доказательства по делу. Но даже в этом случае суды имеют право не избирать строгие меры.

Однако какие основания считаются «достаточными», ВС не поясняет, что фактически сохраняет сложившееся положение вещей. Более того, ВС подтверждает возможность арестов и в отношении подозреваемых в преступлениях небольшой тяжести. Впрочем, если суд все-таки решит ограничиться более мягкой мерой, то этому не может помешать даже любое из обстоятельств статьи 108 УПК (подозреваемый не имеет постоянного места жительства в РФ, его личность не установлена, им нарушена ранее избранная мера пресечения, он скрылся от органов предварительного расследования или от суда).

Дисциплинировать следствие

Отдельно пленум коснулся рассмотрения судами ходатайств о продлении ареста, которые следователи нередко обосновывают доводами о невозможности своевременного окончания расследования. ВС указал на необходимость обращать внимание на соблюдение следователем (дознавателем) требований из статьи 109 УПК РФ. В ней, в частности, говорится, что ходатайство о продлении ареста должно быть подано не позднее чем за 7 суток до его истечения.

«В случае, когда ходатайство о продлении срока содержания под стражей возбуждается перед судом неоднократно и по мотивам необходимости выполнения следственных действий, указанных в предыдущих ходатайствах, суду надлежит выяснять причины, по которым они не были произведены. Если причина, по мнению суда, заключается в неэффективной организации расследования, это может явиться одним из обстоятельств, влекущих отказ в удовлетворении ходатайства. В таких случаях суд вправе реагировать на выявленные нарушения путем вынесения частных постановлений», — указал ВС.

Домашний арест, залог или запрет определенных действий

Домашний арест, по мнению пленума, может быть избран в том случае, если невозможно применение более мягкой меры пресечения, в том числе залога и запрета определенных действий. Однако ВС считает и эту меру пресечения довольно жесткой, поэтому рекомендует судам применять ее в исключительных случаях.

При этом суды могут выносить на обсуждение участников заседания вопросы об избрании залога, даже если стороны по делу об этом не просили.

«Меры пресечения в виде заключения под стражу, домашнего ареста, залога или запрета определенных действий действуют до вступления в законную силу приговора независимо от того, обжалован ли он в апелляционном порядке», — отмечает ВС. Он также «обращает внимание» апелляционных судов на то, что они должны тщательным образом проверять решения об аресте. В их постановлениях должны содержаться конкретные мотивы, по которым принято то или иное решение.

Мошенничество и бизнес

Также пленум внес изменения в постановления, касающиеся рассмотрения судами конкретных категорий дел. ВС напомнил, что ряд «предпринимательских» дел из УК являются делами исключительно частного обвинения и не могут быть возбуждены без заявлений потерпевших. К ним относятся статьи УК: 159.1–159.3, 159.5, 159.6, 160, 165, ч. 1 ст. 176, ст. 177, 180, 185.1, ч. 1 ст. 201 УК РФ.

В свою очередь, уголовные дела по статьям 198–199.1, 199.3 и 199.4 УК РФ могут быть возбуждены только на основании материалов налогового органа или территориального органа страховщика, указывает ВС.

ВС также вернулся к проблеме арестов бизнесменов. Пленум обратил внимание, что УПК запрещает заключать их под стражу за преступления, совершенные в связи с предпринимательской деятельностью. По мнению ВС, судам следует проверять, есть ли в ходатайствах следствия конкретные сведения, свидетельствующие об обратном. «При отсутствии указанных сведений такое ходатайство удовлетворению не подлежит», — говорится в документе.

«Наличие в постановлении о возбуждении ходатайства об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу и приложенных к постановлению материалах указания на корыстный мотив подозреваемого или обвиняемого, а равно на способ распоряжения похищенным имуществом (например, присвоил лично или использовал для целей предпринимательства), не может служить основанием для признания деяния совершенным вне связи с осуществлением предпринимательской деятельности», — также указал ВС.

Кроме того, пленум запретил верить на слово обвиняемым в уклонении от уплаты налогов (ст. 199 УК РФ) в том, что они возместят ущерб. Это обстоятельство не дает оснований для освобождения их от уголовной ответственности.

При этом назначение наказаний предпринимателям не должно предопределяться тем, что они находятся под стражей, указывает ВС.

Полный текст разъяснений Пленума ВС можно посмотреть здесь.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *