Пленум похищение человека

Конституцией Российской Федерации признается и гарантируется право каждого человека на свободу и личную неприкосновенность (статья 22), это право относится к основным неотчуждаемым правам, принадлежащим каждому от рождения, имеющим непосредственное действие и определяющим смысл, содержание и применение законов, а также деятельность законодательной и исполнительной власти, местного самоуправления, и обеспечивается правосудием (часть 2 статьи 17, статья 18).

Право каждого человека на свободу и личную неприкосновенность закреплено в международных актах, в том числе во Всеобщей декларации прав человека от 10 декабря 1948 года (статья 3), в Международном пакте о гражданских и политических правах от 16 декабря 1966 года (статья 9), Конвенции о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 года (статья 5), и предполагает, что никто не должен быть лишен свободы иначе как на таких основаниях и в соответствии с такой процедурой, которые установлены законом.

В интересах охраны права человека на свободу и личную неприкосновенность в Уголовном кодексе Российской Федерации предусмотрена ответственность за общественно опасные деяния, нарушающие данное право.

В целях обеспечения единообразного применения судами законодательства об уголовной ответственности за похищение человека, незаконное лишение свободы и торговлю людьми (статьи 126, 127, 127.1 Уголовного кодекса Российской Федерации) Пленум Верховного Суда Российской Федерации, руководствуясь статьей 126 Конституции Российской Федерации, статьями 2 и 5 Федерального конституционного закона от 5 февраля 2014 года N 3-ФКЗ «О Верховном Суде Российской Федерации», постановляет дать судам следующие разъяснения:

1. Обратить внимание судов на то, что общественная опасность преступлений, предусмотренных статьями 126, 127, 127.1 Уголовного кодекса Российской Федерации (далее — УК РФ), заключается в незаконном ограничении человека в его физической свободе, в том числе в свободе передвижения и выбора места своего нахождения.

2. По смыслу уголовного закона под похищением человека следует понимать его незаконные захват, перемещение и последующее удержание в целях совершения другого преступления либо по иным мотивам, которые для квалификации содеянного значения не имеют. Захват, перемещение и удержание человека могут быть совершены с применением угроз, насилия, с использованием беспомощного состояния потерпевшего. Похищение человека может быть совершено также и путем обмана потерпевшего или злоупотребления доверием в целях его перемещения и последующих захвата и удержания.

Похищение человека считается оконченным преступлением с момента захвата и начала его перемещения. В случаях, когда перемещение было осуществлено самим потерпевшим вследствие его обмана или злоупотребления доверием, преступление признается оконченным с момента захвата данного лица и начала принудительного перемещения либо начала его удержания, если лицо более не перемещалось.

3. Судам следует иметь в виду, что в отличие от похищения человека при незаконном лишении свободы, предусмотренном статьей 127 УК РФ, потерпевший остается в месте его нахождения, но ограничивается в передвижении без законных на то оснований (например, виновное лицо закрывает потерпевшего в доме, квартире или ином помещении, где он находится, связывает его или иным образом лишает возможности покинуть какое-либо место).

Деяние, предусмотренное статьей 127 УК РФ, представляет собой оконченное преступление с момента фактического лишения человека свободы независимо от длительности пребывания потерпевшего в таком состоянии.

4. В случае, когда виновное лицо, первоначально незаконно лишившее человека свободы, в дальнейшем переместило потерпевшего в другое место, содеянное квалифицируется по соответствующей части статьи 126 УК РФ без дополнительной квалификации по статье 127 УК РФ.

Действия виновного лица, совершенные в процессе похищения человека и состоящие в незаконном ограничении свободы потерпевшего при его перемещении и (или) удержании в другом месте, полностью охватываются составом преступления, предусмотренного статьей 126 УК РФ, и дополнительной квалификации по статье 127 УК РФ не требуют.

5. При правовой оценке деяния судам необходимо исходить из того, что применение насилия, не опасного для жизни или здоровья человека, охватывается частью 1 статьи 126 УК РФ или частью 1 статьи 127 УК РФ.

Угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью при совершении похищения человека охватывается пунктом «в» части 2 статьи 126 УК РФ, тогда как высказывание или иное выражение такой угрозы при незаконном лишении свободы следует квалифицировать по совокупности преступлений, предусмотренных соответствующей частью статьи 127 УК РФ и статьей 119 УК РФ.

6. Судам следует иметь в виду, что при похищении человека и незаконном лишении свободы насилие или угроза его применения могут осуществляться как в отношении похищаемого лица или лица, незаконно лишаемого свободы, так и в отношении иных лиц, в том числе близких родственников, с целью устранения препятствий захвату, перемещению или удержанию потерпевшего.

7. В случаях, когда согласно предварительной договоренности между соучастниками о похищении человека виновный совершает отдельное действие, входящее в объективную сторону данного преступления, он несет уголовную ответственность как соисполнитель преступления, совершенного группой лиц по предварительному сговору (пункт «а» части 2 статьи 126 УК РФ).

8. Похищение человека квалифицируется по пункту «з» части 2 статьи 126 УК РФ (из корыстных побуждений), если оно совершено в целях получения материальной выгоды для виновного или других лиц (денег, имущества или прав на его получение и т.п.) или избавления от материальных затрат (возврата имущества, долга, оплаты услуг, выполнения имущественных обязательств, уплаты алиментов и др.), а равно по найму, обусловленному получением исполнителем преступления материального вознаграждения или освобождением от материальных затрат.

Лица, организовавшие похищение человека, совершенное исполнителем за материальное вознаграждение, подстрекавшие к его совершению или оказавшие пособничество в совершении такого преступления, подлежат ответственности по соответствующей части статьи 33 и пункту «з» части 2 статьи 126 УК РФ.

9. Если похищение человека сопряжено с одновременным требованием передачи чужого имущества или права на имущество либо совершения других действий имущественного характера, то при наличии оснований действия виновного квалифицируются по совокупности преступлений, предусмотренных пунктом «з» части 2 статьи 126 и соответствующей частью статьи 163 УК РФ.

10. В случаях, когда захват и перемещение человека были направлены не на удержание потерпевшего в другом месте, а на его убийство, содеянное квалифицируется по соответствующей части статьи 105 УК РФ и дополнительной квалификации по статье 126 УК РФ не требует.

Если умысел на совершение убийства в отношении похищенного лица возникает у виновного в ходе перемещения или удержания потерпевшего, содеянное надлежит квалифицировать по совокупности преступлений, предусмотренных статьями 126 и 105 УК РФ.

11. Исходя из примечания к статье 126 УК РФ добровольным следует признавать такое освобождение похищенного человека, при котором виновное лицо осознавало, что у него имелась реальная возможность удерживать потерпевшего, но оно освободило его, в том числе передало родственникам, представителям власти, указало им на место нахождения похищенного лица, откуда его можно освободить.

По смыслу уголовного закона добровольное освобождение похищенного человека не освобождает виновное лицо от уголовной ответственности за иные незаконные действия, в том числе за деяния, совершенные в ходе похищения человека, если они содержат состав самостоятельного преступления (например, умышленного причинения вреда здоровью, незаконного оборота оружия).

12. Торговля людьми может выражаться в совершении одного или нескольких указанных в части 1 статьи 127.1 УК РФ действий — купли-продажи или иной сделки в отношении человека — независимо от целей их осуществления, а равно вербовки, перевозки, передачи, укрывательства или получения человека в целях его эксплуатации.

При этом следует учитывать, что цель эксплуатации человека является обязательным признаком состава преступления только для таких действий, как вербовка, перевозка, передача, укрывательство или получение потерпевшего. Для купли-продажи или совершения иных сделок с человеком цель его эксплуатации обязательным признаком состава преступления не является, хотя и может преследоваться виновным лицом при совершении данных действий.

Осведомленность потерпевшего о характере совершаемых с ним действий и его согласие на их совершение не влияют на квалификацию данных действий как торговли людьми.

13. В статье 127.1 УК РФ под куплей-продажей человека понимается совершение действий, состоящих в передаче человека одним лицом другому лицу (лицам) за денежное вознаграждение, а под иными сделками в отношении человека — другие противоправные действия, приводящие к передаче потерпевшего от одного лица другому лицу (например, безвозмездная передача, обмен на какие-либо материальные ценности).

Вербовкой является поиск, отбор и прием по найму лиц для выполнения в интересах нанимателя или иных лиц каких-либо работ, оказания услуг либо осуществления иной деятельности, в том числе на территории иностранного государства, совершенные в целях дальнейшей эксплуатации вербуемого человека. Для получения согласия потерпевшего могут быть использованы, например, обещание вознаграждения, шантаж, обман или злоупотребление доверием (в частности, под предлогом предоставления работы или возможности обучения по той или иной профессии).

Под перевозкой понимается перемещение человека любым видом транспорта из одного места в другое, в том числе в пределах одного населенного пункта, для дальнейшей эксплуатации потерпевшего.

Передача человека заключается в предоставлении потерпевшего другому лицу, в том числе для осуществления перевозки, укрывательства, эксплуатации потерпевшего, а получение — в принятии потерпевшего от лица, его передающего, в частности, для перевозки или укрывательства, а равно для его эксплуатации.

Укрывательство человека состоит в сокрытии потерпевшего при совершении действий, относящихся к торговле людьми, от органов власти, родственников, заинтересованных лиц, например, путем сообщения заведомо ложных сведений о личности или месте нахождения потерпевшего.

14. Судам следует определять момент окончания преступления, предусмотренного статьей 127.1 УК РФ, в зависимости от способа его совершения. При осуществлении купли-продажи человека или иных сделок в отношении потерпевшего преступление квалифицируется как оконченное с момента фактической передачи и получения потерпевшего, при вербовке человека — с момента получения согласия потерпевшего на осуществление деятельности, для которой совершалась его вербовка.

При совершении иных действий, образующих торговлю людьми, содеянное квалифицируется как оконченное преступление при передаче или получении человека либо с момента начала его перевозки или укрывательства с целью эксплуатации.

15. В случаях, когда купле-продаже человека либо совершению с ним иных действий, относящихся к торговле людьми, предшествовало похищение данного лица, содеянное образует совокупность преступлений, предусмотренных соответствующими частями статьи 126 и статьи 127.1 УК РФ. Незаконное лишение человека свободы в целях осуществления в отношении его действий, относящихся к торговле людьми, а равно незаконное ограничение свободы потерпевшего в процессе совершения указанных действий охватываются соответствующей частью статьи 127.1 УК РФ и не требуют дополнительной квалификации по статье 127 УК РФ.

16. По пункту «е» части 2 статьи 127.1 УК РФ надлежит квалифицировать действия, относящиеся к торговле людьми, совершенные с применением насилия, как представляющего, так и не представляющего опасность для жизни или здоровья потерпевшего, а равно с угрозой применения такого насилия.

17. В соответствии с пунктом 1 примечаний к статье 127.1 УК РФ лицо, впервые совершившее преступление, предусмотренное частью 1 или пунктом «а» части 2 данной статьи, освобождается от уголовной ответственности, если оно добровольно освободило потерпевшего (потерпевших) и способствовало раскрытию преступления, совершенного с его участием, при условии, что в его действиях не содержится иного состава преступления.

При этом добровольное освобождение потерпевшего (потерпевших) не освобождает виновное лицо от уголовной ответственности за иные незаконные действия, в том числе за деяния, совершенные в ходе торговли людьми, если они содержат состав самостоятельного преступления.

18. Рекомендовать судам при рассмотрении уголовных дел о похищении человека, незаконном лишении свободы и торговле людьми выявлять обстоятельства, способствовавшие совершению данных преступлений, нарушению прав и свобод граждан, а также другие нарушения закона, допущенные при производстве предварительного расследования или при рассмотрении уголовного дела нижестоящим судом, и в соответствии с частью 4 статьи 29 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации частными определениями (постановлениями) обращать на них внимание соответствующих организаций и должностных лиц.

Председатель
Верховного Суда
Российской Федерации
В.М. Лебедев
Секретарь Пленума,
судья Верховного Суда
Российской Федерации
В.В. Момотов

24 декабря Пленум Верховного Суда принял Постановление «О судебной практике по делам о похищении человека, незаконном лишении свободы и торговле людьми».

Напомним, что, как ранее писала «АГ», проект постановления был рассмотрен 9 декабря и после обсуждения направлен на доработку.

Комментируя изначальную редакцию, советник ФПА РФ, член Совета АП г. Москвы Евгений Рубинштейн отмечал, что документ разъясняет спорные вопросы квалификации по уголовным делам о похищении человека и ограничении свободы. По его словам, в проекте также нашли отражение многие теоретические подходы относительно квалификации действий, относящихся к торговле людьми.

Директор КА «Презумпция» Филипп Шишов добавил, что проект документа впервые объединил многочисленную судебную практику, связанную с уголовными делами о похищении человека и торговле людьми.

Управляющий партнер АБ «Правовой статус» Алексей Иванов в свою очередь указал, что в проекте постановления большое внимание уделено вопросам квалификации и освобождения от уголовной ответственности, ранее вызывающим трудности у правоприменителей.

Новое в итоговой редакции

Отметим, что в окончательной редакции документа значимые корректировки коснулись лишь разъяснений по делам о похищении человека.v

Так, в проекте отмечалось, что под похищением человека следует понимать его захват и перемещение в другое место, совершенные против или помимо воли потерпевшего и направленные на его незаконное удержание. В итоговой редакции постановления указано, что похищение включает в себя не только незаконные захват и перемещение потерпевшего, но и последующее удержание. Документ дополнился ссылкой на то, что цель и мотивы похищения не имеют значения для квалификации.

В финальной версии появилось указание на то, что захват, перемещение и удержание человека могут быть совершены с применением угроз, насилия, с использованием беспомощного состояния потерпевшего. Похищение может быть совершено также путем обмана потерпевшего или злоупотребления его доверием.

В обеих редакциях подчеркивалось, что похищение считается оконченным с момента захвата и начала перемещения потерпевшего. Однако в первом проекте присутствовало указание на то, что не влияет на квалификацию деяния как оконченного похищения то, что потерпевший не был доставлен в другое место вследствие обстоятельств, не зависящих от виновного.

Итоговое постановление дополнено разъяснением о том, что в случаях, когда потерпевший переместился в другое место самостоятельно вследствие обмана или злоупотребления доверием, преступление признается оконченным с момента захвата данного лица и начала принудительного перемещения либо начала его удержания, если лицо более не перемещалось.

Первый проект исходил из того, что применение насилия, опасного для жизни или здоровья, при совершении похищения или незаконного лишения свободы образует состав преступления, предусмотренного п. «в» ч. 2 ст. 126 УК РФ или п. «в» ч. 2 ст. 127 УК РФ. Из итоговой редакции указание на это исключили.

Первоначальная версия разъясняла, что при квалификации похищения человека по п. «а» ч. 2 ст. 126 УК как совершенного группой лиц по предварительному сговору исполнителями данного преступления могут быть признаны лица, которые в соответствии со сговором непосредственно совершили захват, перемещение и последующее удержание либо часть из указанных действий. Но в финальной редакции Суд подошел к этому же вопросу с другой стороны. Теперь в п. 7 указано, что если в соответствии с предварительной договоренностью между соучастниками виновный совершает отдельное действие, входящее в объективную сторону похищения, то он несет уголовную ответственность в качестве соисполнителя преступления, совершенного группой лиц по предварительному сговору.

Итоговое постановление дополнено ссылкой на то, что если захват и перемещение человека направлены не на его последующее удержание в другом месте, а на убийство, то содеянное квалифицируется по соответствующей части ст. 105 УК и не требует дополнительной квалификации по ст. 126 УК. Иными словами, Суд исходит из того, что захват и перемещение в данном случае охватываются умыслом на убийство и составляют часть объективной стороны такого преступления. Напротив, если умысел на совершение убийства в отношении похищенного лица возникает у виновного в ходе перемещения или удержания, содеянное нужно квалифицировать по совокупности преступлений.

Иные положения постановления не изменились или же подверглись незначительной редакционной правке.

Особенности квалификации похищения и незаконного лишения свободы

Как указано в документе, общественная опасность преступлений, предусмотренных ст. 126, 127, 127.1 Уголовного кодекса, заключается в незаконном ограничении человека в его физической свободе, в том числе в свободе передвижения и выбора места своего нахождения.

В п. 3 подчеркивается, что, в отличие от похищения, при незаконном лишении свободы, предусмотренном ст. 127 УК РФ, потерпевший остается в месте его нахождения, но ограничивается в передвижении без законных на то оснований. Например, виновный закрывает потерпевшего в каком-либо помещении, связывает его или иным образом лишает возможности покинуть место, где находится потерпевший.

ВС обратил внимание на то, что незаконное лишение свободы считается оконченным с момента фактического лишения потерпевшего свободы, длительность пребывания потерпевшего в таком состоянии значения не имеет. Пленум также отметил, что если виновный сначала незаконно лишает человека свободы, а затем перемещает потерпевшего в другое место, то содеянное необходимо квалифицировать как похищение без дополнительной квалификации по ст. 127 УК.

Действия, совершенные в процессе похищения человека и состоящие в незаконном ограничении свободы потерпевшего при его перемещении и (или) удержании в другом месте, полностью охватываются ст. 126 УК и не требуют дополнительной квалификации по ст. 127 УК, подчеркнул Суд.

ВС напомнил, что применение насилия, не опасного для жизни или здоровья, охватывается ч. 1 ст. 126 УК и ч. 1 ст. 127 УК РФ. В свою очередь, угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью при совершении похищения охватывается п. «в» ч. 2 ст. 126 УК РФ, выражение же такой угрозы при незаконном лишении свободы следует квалифицировать по совокупности преступлений, предусмотренных ст. 127 и ст. 119 УК.

Пленум также обратил внимание на то, что при похищении человека и незаконном лишении свободы насилие или угроза его применения могут осуществляться не только в отношении потерпевшего, но и в отношении иных лиц с целью устранения препятствий для похищения.

Постановление раскрывает, когда похищение человека необходимо считать совершенным из корыстных побуждений и, соответственно, квалифицировать содеянное по п. «з» ч. 2 ст. 126 УК. Указанный мотив присутствует в случаях, если преступление совершено в целях получения материальной выгоды виновным, другими лицами или избавления их же от материальных затрат либо по найму, обусловленному получением исполнителем материального вознаграждения или освобождением от материальных затрат.

Суд подчеркнул, что если похищение человека сопряжено с одновременным требованием передачи чужого имущества, права на имущество или совершения других действий имущественного характера, то при наличии оснований действия виновного квалифицируются по совокупности преступлений, предусмотренных п. «з» ч. 2 ст. 126 и соответствующей частью ст. 163 УК РФ.

Исходя из примечания к ст. 126 УК добровольным следует признавать такое освобождение похищенного, при котором виновное лицо осознавало, что у него имелась реальная возможность удерживать потерпевшего, но освободило его, в том числе передало родственникам, представителям власти, указало им на место нахождения похищенного лица, откуда его можно освободить, отметил ВС.

При этом добровольное освобождение похищенного не влечет за собой отказ от привлечения виновного к уголовной ответственности за иные незаконные действия, в том числе за деяния, совершенные в ходе похищения человека, если они являются самостоятельными преступлениями.

Ответственность за торговлю людьми

Прежде всего ВС отметил, что торговля людьми может выражаться в совершении одного или нескольких указанных в ч. 1 ст. 127.1 УК действий: купли-продажи или иной сделки в отношении человека независимо от целей их осуществления, вербовки, перевозки, передачи, укрывательства или получения человека в целях его эксплуатации.

Суд указал, что осведомленность потерпевшего о характере совершаемых с ним действий и его согласие на их совершение не влияют на квалификацию. При этом цель эксплуатации человека является обязательным признаком состава только для таких действий, как вербовка, перевозка, передача, укрывательство или получение потерпевшего, подчеркнул Пленум ВС.

Далее Суд дал определение каждому из деяний, ответственность за которые предусмотрена ст. 127.1. Так, под куплей-продажей человека понимается передача его одним лицом другому за денежное вознаграждение, а под иными сделками в отношении человека – любые другие противоправные действия, приводящие к передаче потерпевшего от одного лица другому, например безвозмездная передача.

Вербовку Пленум определил как поиск, отбор и прием по найму лиц для выполнения каких-либо работ, оказания услуг либо осуществления иной деятельности, в том числе на территории иностранного государства, совершенные в целях дальнейшей эксплуатации вербуемого. При этом для получения согласия потерпевшего могут быть использованы, например, обещание вознаграждения, шантаж, обман или злоупотребление доверием (в частности, под предлогом предоставления работы или возможности обучения по той или иной профессии).

Под перевозкой Пленум понимает перемещение человека любым видом транспорта из одного места в другое, в том числе в пределах одного населенного пункта, для дальнейшей эксплуатации.

Отмечается, что передача человека заключается в предоставлении потерпевшего другому лицу, в том числе для осуществления перевозки, укрывательства, эксплуатации потерпевшего, а получение – в принятии потерпевшего от лица, его передающего, в частности для перевозки или укрывательства, а равно для его эксплуатации.

Укрывательство, по мнению Суда, состоит в сокрытии потерпевшего при совершении действий, относящихся к торговле людьми, от органов власти, родственников, заинтересованных лиц, в частности путем сообщения заведомо ложных сведений о личности или месте нахождения потерпевшего.

Обращается внимание на тот факт, что момент окончания преступления, предусмотренного ст. 127.1 УК, определяется в зависимости от способа его совершения. Так, при «заключении» сделок, в том числе при купле-продаже, момент окончания привязан к фактической передаче и получению потерпевшего, при вербовке – к получению его согласия на осуществление соответствующей деятельности. При совершении иных действий, образующих торговлю людьми, содеянное квалифицируется как оконченное преступление при передаче или получении человека либо с момента начала его перевозки или укрывательства с целью эксплуатации.

Если совершению действий, ответственность за которые предусмотрена ст. 127.1 УПК, предшествует похищение потерпевшего, то, как указано в постановлении, содеянное образует совокупность преступлений (ст. 126 и ст. 127.1 УК). В то же время незаконное лишение свободы в целях осуществления в отношении человека действий, относящихся к торговле людьми, а равно незаконное ограничение свободы потерпевшего в процессе совершения указанных действий охватываются соответствующей частью ст. 127.1 УК и не требуют дополнительной квалификации по ст. 127 УК.

Пленум добавил, что по п. «е» ч. 2 ст. 127.1 УК необходимо квалифицировать действия, относящиеся к торговле людьми, совершенные с применением насилия, как представляющего, так и не представляющего опасность для жизни или здоровья потерпевшего, а равно с угрозой применения такого насилия.

Суд также напомнил, что добровольное освобождение потерпевшего в соответствии с примечанием к ст. 127.1 не освобождает виновного от ответственности за иные незаконные действия, в том числе совершенные в ходе торговли людьми, если они содержат состав самостоятельного преступления.

В п. 16 проекта постановления содержится рекомендация судам при рассмотрении вышеуказанных деяний выявлять обстоятельства, способствовавшие их совершению, а также иные нарушения закона, например допущенные при производстве предварительного расследования или при рассмотрении уголовного дела нижестоящим судом. В связи с этим они вправе выносить частные определения (постановления) в целях обращения на них внимания соответствующих организаций и должностных лиц.

Эксперты оценили итоговую редакцию постановления

Евгений Рубинштейн обратил внимание на корректировку п. 2, где Пленум детализировал цель, с которой может быть совершено похищение человека. Эксперт указал, что в данном пункте теперь отражены такие способы совершения похищения человека, как обман или злоупотребление доверием. По его словам, наиболее распространенными способами совершения такого преступления являются угрозы, применение насилия и использование беспомощного состояния. «Похищение путем обмана или злоупотребления доверием, если и имело место на практике, то вызывало сложности при квалификации. Сейчас получены понятные ответы на спорные вопросы», – сказал Евгений Рубинштейн.

Адвокат сообщил, что теперь уточнен подход к вопросу о соучастии лица в форме соисполнительства. «Если в первоначальной редакции для признания лица исполнителем требовалось совершение им всех или части действий, входящих в объективную сторону и образующих похищение человека, то в новой редакции достаточно совершения лишь одного из таких действий», – пояснил он.

Филипп Шишов полагает, что итоговое постановление дополнилось как минимум двумя важными изменениями. В первую очередь, как и Евгений Рубинштейн, эксперт посчитал значимым указание на то, что похищение человека может быть совершено путем обмана или злоупотребления доверием. «Такую необычную юридическую конструкцию можно назвать «похищение человека, совершенное путем мошенничества”», – добавил Филипп Шишов.

Второй важный, по мнению эксперта, момент – указание на особенности квалификации при похищении человека и его последующем убийстве. «Если убийство было спланировано до похищения, а само похищение являлось частью преступного плана, то такое убийство считается сопряженным с похищением человека и квалифицируется по ч. 2 ст. 105 УК. Если же убийство изначально не планировалось, а умысел на убийство возник уже после похищения потерпевшего, то убийство является простым, ответственность за него гораздо мягче (ч. 1 ст. 105 УК). В этом случае действия преступника по похищению человека будут квалифицироваться отдельно, а к наказанию за убийство будет добавлено наказание за похищение человека», – пояснил Филипп Шишов.

Алексей Иванов полагает, что корректировки, внесенные в первый проект постановления, скорее, направлены на его «шлифовку» и являются существенными. «В то же время указание на необходимость выявления судами обстоятельств, способствовавших совершению преступлений, при рассмотрении соответствующих уголовных дел сохранилось. Подчеркну, этим должно заниматься следствие, а не суд. Возложение функций следствия на суд недопустимо. В этом смысле просматривается опасность тенденции использования судом этой рекомендации при назначении итогового наказания, что может вызвать лишь ухудшение положения подсудимого», – заключил адвокат.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *