Подставы ментов

МИНИСТЕРСТВО СВЯЗИ И МАССОВЫХ КОММУНИКАЦИЙ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
(МИНКОМСВЯЗЬ РОССИИ)

ПРИКАЗ

20.11.2013 №360

Москва

О внесении изменений в Российскую систему и план нумерации, утвержденные приказом Министерства информационных технологий и связи Российской Федерации от 17.11.2006 №1422

ПРИКАЗЫВАЮ:

1. Внести в Российскую систему и план нумерации, утвержденные приказом Министерства информационных технологий и связи Российской Федерации от 17.11.2006 №142 «Об утверждении и введении в действие Российской системы и плана нумерации» (зарегистрирован в Министерстве юстиции Российской Федерации 8 декабря 2006 г., регистрационный №8572) с изменениями, внесенными приказами Министерства связи и массовых коммуникаций Российской Федерации от 29.12.2008 №118 «О внесении изменений в приказ Министерства информационных технологий и связи Российской Федерации от 17.11.2006 №142» (зарегистрирован в Министерстве юстиции Российской Федерации 2 февраля 2009 г., регистрационный №13237), от 15.07.2011 №187 «О внесении изменений в приказ Министерства информационных технологий и связи Российской Федерации от 17.11.2006 №142» (зарегистрирован в Министерстве юстиции Российской Федерации 17 августа 2011 г., регистрационный №21646) и от 15.06.2012 №158 «О внесении изменений в Российскую систему и план нумерации, утвержденные приказом Министерства информационных технологий и связи Российской Федерации от 17.11.2006 №142» (зарегистрирован в Министерстве юстиции Российской Федерации 6 июля 2012 г., регистрационный №24829), следующие изменения:

а) пункт 32 дополнить словами «, а также номера соответствующих экстренных оперативных служб: «101», «102», «103», «104».»;

б) пункт 321 изложить в следующей редакции:

«32.1 Для доступа абонентов и пользователей услугами подвижной и фиксированной телефонной связи:

к телефонной линии «Ребенок в опасности» используются единые номера «121», «123»;

к единой службе поддержки граждан для консультаций при получении государственных и муниципальных услуг в электронном виде используется единый номер «115».»;

в) пункт 46 дополнить абзацем следующего содержания:

«Формат номера для доступа к соответствующим экстренным оперативным службам: «101», «102», «103», «104».»;

г) в пункте 1 таблицы №3 к Российскому плану нумерации в графе «Значение кода DEF» цифры «970–979» заменить цифрами «972–979»;

д) в пункте 12 таблицы №4 к Российскому плану нумерации графу «Наименование услуги электросвязи» изложить в следующей редакции: «Доступ к телематическим услугам связи»;

е) в пункте 13 таблицы №4 к Российскому плану нумерации графу «Наименование услуги электросвязи» изложить в следующей редакции: «Доступ к услугам связи по передаче данных»;

ж) в таблице №7 к Российскому плану нумерации пункты 1 и 2 изложить в следующей редакции:

«

100–109 Диапазон для 3-х значных номеров служб федерального значения
100 Служба точного времени
101 Служба пожарной охраны и реагирования в чрезвычайных ситуациях
102 Полиция
103 Служба скорой медицинской помощи
104 Аварийная служба газовой сети
105–109 Резерв
110–119 Номера служб, вводимых в Российской Федерации в целях гармонизации с европейским законодательством в области связи
110–111 Резерв
112 Единый номер вызова экстренных оперативных служб
113 Резерв
114 Резерв
115 Единая служба поддержки граждан для консультаций при получении государственных и муниципальных услуг в электронном виде
116ХХ Блокировка электронных платежных карт
117 Резерв
118ХХ Номер доступа к информационно-справочным системам оператора местной телефонной связи
119 Резерв

«;

з) в пункте 3 таблицы №7 к Российскому плану нумерации в строке «122» графу «Назначение диапазона номеров для доступа и номеров служб» изложить в следующей редакции: «Резерв».

2. Направить настоящий приказ на государственную регистрацию в Министерство юстиции Российской Федерации.

Наверняка каждому приходилось сталкиваться лицом к лицу с сотрудниками полиции хотя бы на уровне проверки документов. Далеко не всегда такие встречи проходят гладко и достаточно вспомнить хотя бы нашумевшую историю с «арбатским мальчиком». В данной статье попытаемся разобраться с ситуацией о том, как себя вести и что делать, если полицейский вдруг остановил Вас на улице или в метро, потребовал предъявить паспорт, показать содержимое сумки или карманов, и т.д. и т.п.

Первая ситуация: полицейский подошел на улице и потребовал документы

Что можно и нужно делать?

Стоит помнить, что действующим законодательством РФ произвольная проверка документов не предусмотрена. Впрочем, это не мешает стражам правопорядка выборочно выхватывать из толпы «подозрительных лиц» и заглядывать к ним в паспорта. Чаще всего полицейские ссылаются на проверку паспорта с целью выяснить, имеется ли у человека регистрация. Еще один популярный аргумент — ориентировка. В том случае, если Вы оказались именно в такой ситуации, в первую очередь следует вежливо попросить сотрудника представиться, показать удостоверение, а также переписать или сфотографировать номер его значка и узнать о причине проверки. Если полицейский отказывается показать свои документы, стоит напомнить ему о существовании части 4 статьи 5 закона «О полиции», которая гласит: При обращении к гражданину сотрудник полиции обязан:

1) назвать свои должность, звание, фамилию, предъявить по требованию гражданина служебное удостоверение, после чего сообщить причину и цель обращения;

2) в случае применения к гражданину мер, ограничивающих его права и свободы, разъяснить ему причину и основания применения таких мер, а также возникающие в связи с этим права и обязанности гражданина.

Если страж правопорядка, говоря о причине проверки документов, ссылается на ориентировку, можно попросить его детально описать разыскиваемое лицо.

В случае, когда законный повод все же нашелся или был притянут за уши, а полицейский представился и позволил переписать данные его нагрудного значка, можно показать паспорт. Если Вы уверены, что требование полицейского показать паспорт не имеет под собой законных оснований (Вы не похожи на человека с ориентировки, трезвы, не совершали никаких правонарушений), следует напомнить сотруднику, что его действия неправомерны. Если увещевания не помогают, самым благоразумным решением будет показать паспорт из своих рук, а после позвонить по телефону 112 или обратиться в прокуратуру или суд с жалобой на незаконный действия (бездействие) сотрудника полиции.

Чего нельзя делать? Отдавать паспорт полицейскому в руки. Для проверки достаточно показать его из Ваших рук. Если сотрудник настаивает на обратном, можно открыть последнюю страницу паспорта и зачитать строчку о том, что Вы обязаны бережно относиться к документу, хранить его у себя и никому не передавать. Не лишним будет напомнить, что когда полицейский показывал Вам свое удостоверение, Вы не брали его в руки. Важный момент: даже если вы правы на 100%, ни в коем случае нельзя просто уходить от полицейского, так как это может быть расценено как «неповиновение законному распоряжению сотрудника полиции» (ст.19.3 КоАп РФ).

Вторая ситуация: вышел за хлебом без паспорта, подошел полицейский и потребовал документ

Что можно и нужно делать? Хоть паспорт полицейские склонны требовать едва ли не на каждом шагу, согласно закону, граждане не обязаны постоянно носить этот документ с собой. При этом отсутствие документа, удостоверяющего личность, как правило, становится основанием для поездки в отдел полиции. Если вас остановили на улице без документа и заставляют проехать в отделение для установления личности, можно предложить сотруднику пройти к вам домой, квартиру (если они рядом) и показать паспорт там, либо позвонить родственникам и попросить принести Вам документ. Увы, принимать этот вариант или нет, каждый сотрудник полиции решает для себя сам.

Чего нельзя делать? Впадать в панику, начинать спорить и ругаться. Если полицейский не согласен идти к Вам домой за документом, а собирается препроводить Вас в отделение полиции в административном порядке, не стоит затевать скандал и отказываться идти – это снова может быть повернуто против Вас (как неповиновение законному распоряжению сотрудника полиции). Требование полицейского в данном случае законно, так как увезти гражданина в отделение сотрудник может, в частности, в ситуации, когда есть подозрение, что человек находится в розыске (п. 4 ст. 14 закона «О полиции»). Отсутствие паспорта, как нетрудно догадаться, как раз наводит стража правопорядка на мысли о розыске.

Особенно важный момент – ни в коем случае нельзя трогать полицейского руками. Даже если Вы настолько разнервничались, что захотели «отодвинуть» сотрудника подальше от себя, не прикасайтесь к нему. Любой физический контакт, как показывает практика последних лет, может быть воспринят как «применение насилия в отношении представителя власти», что отсылает уже к Уголовному кодексу, статье 318.

Применение насилия, не опасного для жизни или здоровья, либо угроза применения насилия в отношении представителя власти или его близких в связи с исполнением им своих должностных обязанностей-

наказывается штрафом в размере до двухсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до восемнадцати месяцев, либо принудительными работами на срок до пяти лет, либо арестом на срок до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до пяти лет.

Примечание. Представителем власти в настоящей статье и других статьях настоящего Кодекса признается должностное лицо правоохранительного или контролирующего органа, а также иное должностное лицо, наделенное в установленном законом порядке распорядительными полномочиями в отношении лиц, не находящихся от него в служебной зависимости.

Перед поездкой в отделение, если такая ситуация все же приключилась, стоит выяснить, в какой именно отдел Вы едете и сообщить об этом родственникам по телефону. Следует помнить, что в случае отсутствия паспорта сотрудник полиции вправе задержать Вас не более чем на 3 часа. Время отсчитывается с момента прибытия в отдел, поэтому крайне важно по приезду удостовериться, что время вашего прибытия было зафиксировано в журнале.

Ситуация третья: Полицейский подошел на улице и захотел провести досмотр вещей/карманов

Что можно и нужно делать? В первую очередь поинтересоваться, на каком основании полицейский хочет провести личный досмотр. Стоит иметь в виду, что рыться в вещах граждан сотрудники полиции имеют право лишь в том, случае, если есть достаточные основания полагать, что человек носит с собой запрещенные вещества, оружие, боеприпасы, взрывчатку или ядовитые вещества (п. 16 ч. 1 ст. 13 Закона о полиции, ст. 27.6 КоАП РФ). Если полицейский не может внятно ответить на вопрос о причинах досмотра, нужно обязательно напомнить ему, что его действия неправомерны, а также заметить, что если он будет стоять на своем, Вы направите жалобу в прокуратуру или обжалуете его действия в суд. В том случае если полицейский продолжает настаивать на досмотре, нужно обязательно потребовать двоих понятых одного с Вами пола (ст.27.7 КоАП РФ) и составления протокола. Крайне важно получить копию протокола, а во время подписания документа занести в него все, что Вам показалось неправомерным (например, что полицейский не сообщил причину досмотра) и, что немаловажно, не оставлять свободного места после написанного вашей рукой.

Чего нельзя делать? Оказывать физического сопротивления и убегать. Ни к чему хорошему это не приведет, а лишь сделает из Вас преступника сразу по двум упомянутым ранее статьям: «неповиновение законному распоряжению сотрудника полиции» и «применение насилия в отношении представителя власти».

Ситуация пятая: Полицейский стучится к вам в дверь и требует открыть

Что можно и нужно делать? Для начала стоит отметить, что согласно статье 15 закона «О полиции», полицейские могут беспрепятственно проникать в любые жилые помещения, если им нужно предотвратить преступление, задержать подозреваемых, спасти кого-либо или установить обстоятельства несчастного случая. Поэтому если Вы на 100% уверены, что в Вашей квартире или доме не прячется преступник, забежавший с улицы, никто не собирается совершить суицид, а Вы сами – не беглый заключенный, не следует спешить пускать сотрудника на порог. В этом случае попасть в квартиру страж правопорядка может исключительно с Вашего согласия. В первую очередь нужно убедиться, что перед вами действительно полицейский. Для этого достаточно попросить продемонстрировать в глазок или через приоткрытую дверь удостоверение. Далее следует выяснить цель визита. Если она заключается в так называемой беседе, то Вы вправе потребовать оставить вам повестку, уточнив предварительно приемные часы сотрудника. Если полицейский продолжает настаивать на проходе в квартиру, стоит при нем же позвонить 112 и составить жалобу на его действия.

Чего нельзя делать? Открывать дверь, как только услышали «откройте, полиция». Это может оказаться и не полицейский вовсе.

Ситуация следующая: Полицейский постучался в дверь квартиры и потребовал договор аренды

Что можно и нужно делать? Начнем с того, что полицейские не Вправе требовать у жильца квартиры договор аренды, так как сама аренда жилого помещения относится к сфере гражданско-правовых отношений. Иными словами, сотрудники не уполномочены проверять законность гражданских сделок. А значит – Вам не нужно оправдываться и показывать договор аренды. Отдельный момент – проверка регистрации. Если у полицейского возникли подозрения, что человек нарушил законодательство в сфере регистрации, он имеет право составить протокол, а еще – вручить Вам повестку.

Чего нельзя делать? Даже если Вы снимаете квартиру, а договора аренды и тем более регистрации у Вас нет, не нужно паниковать. Тем более, не стоит пускать полицейского в квартиру, если нет законных оснований, описанных выше. Даже если страж правопорядка хочет составить протокол относительно отсутствия регистрации и вручить Вам повестку для дачи объяснений, все это можно сделать в подъезде на лестничной клетке.

Вот например: пять ключевых правил, которые помогут облегчить общение с полицейским

1. Не устраивать истерику, не грубить, вести себя предельно вежливо и уверенно;

2. Не трогать полицейского руками, избегать любых физических контактов;

3. Всегда требовать копию протокола и вносить в документ свои замечания, не оставляя после своих записей свободного места;

4. Всегда сообщать родственникам или друзьям о том, какой полицейский (ФИО, должность) и в какое отделение вас повез;

5. В любой ситуации, которая кажется сомнительной, вести запись на диктофон или снимать общение с полицейским на видео. Если сотрудник примется убеждать, что снимать его нельзя, стоит напомнить статью 152.1 Гражданского кодекса РФ, которая запрещает публиковать запись и фото, а не делать их.

О том как сотрудники полиции могут подставлять можно в качестве примера привести случай в г. Уссурийске и как посадили сына известных юристов

Уссурийские юристы Глазуновы борются за своего сына почти 9 лет. Парню дали 12 лет колонии за торговлю наркотиками. Юристы утверждают, что это была подстава полиции. Они не просто так утверждают – они выиграли Европейский суд. Согласно постановлению Страсбурского суда, права Игоря на справедливое правосудие было нарушено.

Опера использовали наркомана

Как говорит Людмила Глазунова, имело место и фабрикация дела. 22 марта 2016 г. было вынесено и вступило в законную силу Постановление Европейского Суда по правам человека по девяти жалобам «Акулин и другие против России» жалоба под № 66628/09, куда вошла и жалоба «Глазунов И. против России».

Европейский суд признал нарушение ст. 6 Конвенции в связи с тем, что заявители были осуждены за преступления, совершенные в результате провокаций со стороны органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность.

Людмила Глазунова обращает внимание, на то, что по делу ее сына оперуполномоченные Ганза О.А. и Горбенко Р.А. – не имея доказательств участия Глазунова Игоря Юрьевича в торговле наркотическими веществами, не имея постановления на проведение оперативно-розыскных мероприятий в отношении Глазунова И., утвержденных руководителем, привлекли для участия в мероприятиях наркозависимого «Петрова», который неоднократно звонил сыну и просил помочь ему в покупке для него гашишного масла. Она заявляет, что сфабриковали четыре контрольных закупки. Преднамеренное использование наркозависимого лица при инициировании требования купить для него наркотические средства свидетельствует о применении должностными лицами недозволенных методов доследственной проверки. Суммы денег на контрольных закупках фигурировали всегда одинаковые – 800 рублей, а количество «зелья» приобреталось в каждом случае разное. Все закупки наркотических средств в рамках ОРМ «Петров» осуществлял самостоятельно, и никто из оперативных сотрудников за ним во время данного мероприятия не наблюдал. Лицо, у кого он приобретал наркотическое средство, известно сотрудникам только с его слов. Приобрести наркотическое средство «Петров» мог у любого неустановленного лица. Выявив 28 июня 2007 года в 20 часов 40 мин факт сбыта наркотического средства, оперативные работники не изобличили сбытчика, не пресекли совершение им преступлений. Напротив, 28 июня в 21 час 40 мин., 12 и 21 ноября 2007 г., оперативные работники наркоконтроля Горбенко Р.А. и Ганза О.А., своими действиями провоцировали сбытчика на совершение новых преступлений». При таких мероприятиях по проведению «Контрольных закупок», как считает Глазунова, и с ней соглашается Европейский суд, к уголовной ответственности можно привлечь любого, кого сотрудники наркоконтроля захотят «назначить» виновным. Это была позиция Глазуновой. Позиция органов и российского суда в том, что Глазунов торговал наркотиками в особо крупном размере.

80% людей можно сделать преступниками

Кстати, хоть они и выиграли Европейский суд, хоть им и выплатили компенсацию, парень до сих пор сидит – его не восстановили в правах. Местные полицейские Глазуновой говорили, что им нет дела до позиции Европейского суда. Она же считает, что ее сына намеренно сделали преступником работники правоохранительных органов. Глазунова выслала постановление и доклад ФОНДа противодействия организованной преступности и коррупции «АНТИМАФИЯ». В докладе фонда говорится:

«Всемирная криминологическая статистика свидетельствует, что из всего населения любой страны 10% граждан никогда и ни при каких обстоятельствах не совершат преступления, 10% – будут совершать преступления в любых условиях и при любых обстоятельствах, а оставшиеся 80% – будут вести себя соответственно складывающейся ситуации – если будет нужда или сложатся обстоятельства, то совершат преступления, а если особых условий не будет, то будут соблюдать установленные нормы.

Как показывает практика правоохранительной деятельности, в России именно против этих 80% условно неустойчивого населения и направлены провокационные методы работников МВД, что позволяет им рапортовать об успехах в выявлении преступных посягательств, ими самими же и созданных. Последние несколько лет в среде практикующих в сфере уголовного судопроизводства юристов часто обсуждается юридическая природа и сущность таких оперативно-розыскных мероприятий, как «оперативный эксперимент и проверочная закупка», зачастую перерастающую в элементарную провокацию преступления». Но давайте вернемся к постановлению Европейского суда. Как говорит Глазунова, это было именно постановление, поскольку решение о запрете провокаций Европейский суд уже однажды вынес, и далее по всем однотипным делам, где использовалась провокация, выносит постановление. Как говорит Глазунова, не только ее сын Игорь добился такого постановления, в отношении многих лиц, особенно по провокациям, связанным с наркотиками, были вынесены такие постановления.

Имел ли намерение сбыть наркотик?

– Мой сын сидит уже 8 лет и 9 месяцев. Один мужчина умер в тюрьме, постановление Европейского суда за него получила его жена. Чем вообще можно компенсировать страдания таких людей, как мы?

Итак, решение Европейского суда. Глазунова объединили с делом других таких же страдальцев. Им выслали два решения по «Лагуте и другим» и по «Весселову и другим», сославшись на эти решения, Европейский суд дело Глазунова рассматривает по аналогии.

Итак, резонансные дела о милицейских подставах. Первое дело называется «ЕВРОПЕЙСКИЙ СУД ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА ПЕРВАЯ СЕКЦИЯ ДЕЛО «ЛАГУТИН И ДРУГИЕ ПРОТИВ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ».

В начале постановления приводится история братьев Лагутиных. Человек, имеющий отношение к полиции, упросил братьев Лагутиных купить для него наркотики. Их версия такова, что они считали его наркоманом, а поскольку сами покуривали, решили помочь и достали для него наркотик. Лагутины утверждали, что ранее никому, кроме сотрудника полиции, наркотики не продавали, и все их действия являются милицейской провокацией.

Жалоба Семенова: он был наркоманом, внедренный сотрудник Иванов попросил купить для него дозу, которую они употребили вместе.

Жалоба Шляховой: она наркозависимая и приобрела наркотики для двух сотрудников полиции. На суде она заявила, что ее действия были вызваны подстрекательством УВД.

Жалоба Зверяна. Он купил наркотик для человека, связанного с полицией, так как считал его наркоманом и пожалел, достал для него дозу.

Далее суд исследует уголовную практику России: «15 июня 2006 г. Пленум Верховного Суда Российской Федерации дал разъяснения. Он определил следующие условия, при которых результаты проверочной закупки могут быть приняты в качестве доказательств в уголовном судопроизводстве: (I) они должны быть получены в соответствии с законом, (II) они должны свидетельствовать, что умысел обвиняемого на незаконный оборот наркотических средств сформировался независимо от деятельности сотрудников оперативных подразделений, а также (III) о проведении лицом всех подготовительных действий, необходимых для совершения противоправного деяния».

Государство по этим делам возражало, что осужденные не исчерпали всех механизмов защиты прав внутри государства. Европейский суд с этим не согласился.

В общем, власти всячески говорили о том, что закупки проводятся без нарушений. В то время как заявители в один голос утверждали, что не имели цели никому сбывать наркотики. Их на это подтолкнули. Никаких доказательств, что поступала информация о том, что они сбывают наркотики, не было.

Подстрекать нельзя! «В делах против Российской Федерации Европейский Суд ранее устанавливал, что контролируемые милицией проверочные закупки были по сути бесконтрольными в части поведения негласных агентов и информаторов по причине отсутствия ясной и предсказуемой процедуры получения санкций на проверочные закупки.

Наконец, Европейский Суд подчеркивал роль внутригосударственных судов, рассматривающих уголовные дела, в которых обвиняемый утверждал, что подвергся подстрекательству к совершению преступления. Любой доказуемый довод о подстрекательстве создает для судов обязанность рассмотреть его способом, совместимым с правом на справедливое судебное разбирательство. Применяемая процедура должна быть состязательной, тщательной, всесторонней и убедительной в вопросе о провокации, причем на сторону обвинения возлагается бремя доказывания отсутствия подстрекательства.

…Наконец, Европейский Суд напоминает, что общей чертой многих дел о провокациях агентов является то, что заявитель лишен возможности выдвинуть довод о подстрекательстве, поскольку защиту не знакомят с соответствующими доказательствами, часто формальным решением со ссылкой на иммунитет публичного интереса, предоставленный определенным категориям доказательств.

Европейский Суд ранее отмечал, что в соответствии с российским законом не допускается подстрекательство лиц к совершению преступлений. Согласно уголовно-процессуальному законодательству все доказательства, полученные в нарушение этого запрета, в принципе должны быть устранены.

Государство-ответчик обязано в течение трех месяцев со дня вступления настоящего Постановления в силу в соответствии с пунктом 2 статьи 44 Конвенции выплатить Ивану и Виктору Лагутиным, Семенову и Шляховой по 3000 евро (три тысячи евро) каждому в качестве компенсации морального вреда, подлежащие переводу в рубли по курсу, который будет установлен на день выплаты, а также любой налог, начисляемый на указанную сумму.

«Для предотвращения аналогичных нарушений Верховный суд изложил в своем решении от 16 декабря 2008 г. основные принципы в отношении случаев применения модели симуляции преступного поведения. Во-первых, Верховный суд подчеркнул, что модель симуляции преступного поведения как метод расследования не может использоваться для подстрекательства к совершению преступления, но может применяться, только если уже была получена достоверная и объективная информация о том, что преступная деятельность осуществляется. Во-вторых, должностные лица государства не могут действовать как частные лица с целью подстрекательства третьих лиц к совершению преступления, в то время как действия частных лиц, действующих с целью провокации третьих лиц к совершению преступления по указаниям и под контролем должностных лиц государства составляют такое подстрекательство. В-третьих, вывод о наличии акта подстрекательства возможен, даже если должностные лица государства не действуют весьма интенсивно и напористо, включая ситуации, когда контакт с третьими лицами происходит не напрямую, а через посредников. В-четвертых, бремя доказывания в судебных разбирательствах лежит на государственных органах, которые обязаны опровергать любые доказательства, выдвигаемые обвиняемым по уголовному делу в отношении подстрекательства к совершению преступления со стороны государственных представителей. В-пятых, как только установлен факт подстрекательства, все доказательства, полученные за счет подстрекательства, становятся недопустимыми. Признание в совершении преступления не устраняет ни факта подстрекательства, ни его последствия. В-шестых, предпочтительно, чтобы за методами негласных мероприятий осуществлялся надзор со стороны суда, хотя прокурорский надзор сам по себе не нарушает Конвенцию.

Настоящее решение Верховного суда является обязательным для судов страны. Таким образом, оно предусматривает ясную и предсказуемую процедуру для всех подобных дел». Заявители жаловались на то, что были несправедливо осуждены за совершение преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотиков, по подстрекательству милиции и что их доводы о подстрекательстве не были надлежащим образом рассмотрены в рамках национальных разбирательств в нарушение статьи 6 Конвенции. Эти жалобы подлежат рассмотрению с точки зрения пункта 1 статьи 6 Конвенции, который предусматривает следующее: «Каждый… при предъявлении ему любого уголовного обвинения имеет право на справедливое… разбирательство дела… судом…»

Дело Глазунова. Людмила Глазунова выслала постановление европейского суда в отношении ее сына. Заявление № 66628/09 Глазунов против России объединено в дело Акулина и другие против России. Заявители утверждали, что каждый из них были осуждены за наркотические преступления после провокации со стороны полиции в нарушение ст. 6 Конвенции. 17 июня 2014 года заявки были доведены до сведения Правительства. Суд проинформировал правительство о том, что вопросы, поднятые этими приложениями, уже являются предметом прецедентным. Позицию правительства суд не спрашивает, но правительство может представить ее.

6 апреля 2015 года г-н Исмаилов (жалоба № 75503/10) умер. Жена заявителя выразила пожелание закончить дело от имени своего покойного мужа. Правительство не согласилось, заявив, что разбирательство в суде в отношении г-на Исмаилова должно быть прекращено из-за его смерти. Суд считает, что вдова Исмаилова может продолжить дело. Соответственно, он отклоняет возражение властей Российской Федерации о том, что производство по делу должно быть прекращено. Власти Российской Федерации утверждали, что г-н Шегута, г-н Баранов и г-н Васильев необоснованно говорят о провокациях. Однако правительство не представило никаких замечаний по случаям. Европейский Суд напоминает, что отсутствие в российской правовой системе ясной процедуры получения разрешения тестовых покупок остается структурной проблемой, которая подвергает заявителей произвольным действиям со стороны полиции и препятствует национальным судам в проведении эффективного судебного обзора, загоняет подсудимых в ловушку вины. Настоящие случаи идентичны другим российским делам о провокациях, в которых Суд последовательно выявил нарушения. Суд не находит оснований отходить от своих предыдущих выводов, сформулированных в материалах других дел, и считает, что уголовные дела в отношении всех девяти заявителей были несовместимы с понятием справедливого судебного разбирательства. Принимая во внимание большую прецедентность по данному вопросу, Суд считает, что имело место нарушение ст. 6 Конвенции в отношении каждого из девяти претендентов.

НА ЭТИХ ОСНОВАНИЯХ СУД ЕДИНОГЛАСНО постановил, что имело место нарушение п. 1 ст. 6 Конвенции в отношение всех заявителей. И выплатить компенсацию. Получается следующий расклад: все жертвы провокаций употребляли наркотики или знали, где их взять. Впрочем, одно дело курить траву, а другое – ею торговать. Часто на жертв, которые подали в Европейский суд, морально давили наркоманы-засланцы, говорили, что у них тяжкие ломки, и даже грозились покончить с собой. При этом, во всех делах, никто и не думал ловить барыг, то есть тех, кто организовывает сеть по сбыту наркотиков. В этих делах не находят конопляные поля, или откуда появляется героин на территории России. Не известно, что такого важного было в остальных лицах, но серьезно надо пологать, что Глазуновы серьезные юристы, и в юридической среде это не единственный случай провокаций. Поэтому держитесь подальше от наркотиков и не исполняйте просьб людей, которым надо что-то купить или получить от кого-то посылку. Это тоже может быть подставой.

А что касается Глазунова, как сообщила его мать, сейчас в Верховном суде РФ пересматривается его дело. Парень же собирается подавать на УДО. Кроме того, ей удалось добиться, чтобы начали проверять и сотрудников полиции.

Как не стать жертвой подставы полиции.
Страх гражданина перед встречей с милиционером вызван неуверенностью в том, что страж порядка будет действовать по закону, не станет вымогать деньги, не будет применять без необходимости физическую силу или специальные средства. Одно из таких средств, резиновую палку, острые на язык выдумщики прозвали «демократизатор». Но перечисленные неприятности меркнут перед опасностью быть незаконно обвиненным в совершении преступления. Цель таких обвинений — не поиск реальных преступников и их изобличение, а попытка заработать на этом денег. О том, в результате каких провокаций милиционеры «добывают» доказательства «виновности» человека речь пойдет ниже.
1 Кто и зачем совершает провокации
Одна из самых распространенных ситуаций — обвинение человека в незаконном ношении, приобретении или сбыте наркотиков.
Наказание за это преступление предусмотрено не шуточное — до трех лет лишения свободы. А если количество наркотиков составит крупный размер, то верхний предел наказание увеличится до 10 лет лишения свободы. Чтобы обвинить человека в наркоторговле, нужно «найти» у него или в его квартире, на работе наркотики. Количество найденной «дури» должно быть достаточным для возбуждения уголовного дела. А по действующему законодательству хватит пол грамма героина. Это очень небольшой объем вещества. Дальнейший поиск доказательств провокаторов не заботит. Расчет строится на том, что в обществе бытует мнение: если у человека нашили наркотики, значит, он, как минимум, наркоман или того хуже, торгует белой смертью. Поэтому у жертвы провокации колени могут задрожать не без оснований.
Чаще всего провокацией с подкидыванием наркотиков занимаются сотрудники подразделений:
— по борьбе с незаконным оборотом наркотиков;
— уголовного розыска;
— патрульно-постовой службы;
— дорожно-патрульной службы.
Такой список обусловлен тем, что милиционеры этих служб чаще всего проводят обыски и досмотры граждан, осмотры места происшествия и имеют возможность подкинуть наркотики «при естественных» обстоятельствах. Кроме того, они имеют более или менее свободный доступ к наркотикам.
Помимо милиции, в провокации могут принять участие сотрудники ФСБ или таможня.
Подразделения по борьбе с незаконным оборотом наркотиков (ФСНК). Наиболее продвинутые в этом вопросе, конечно же, оперативники из Федеральной службы по наркоконтролю.. Они постоянно сталкиваются с гражданами, которые распространяют
наркотики, да и просто с наркоманами, поэтому имеют широкие возможности для проведения провокаций с помощью наркотиков.
Получить их оперативники могут во время задержания преступника в процессе личного обыска, поскольку в момент непосредственного задержания понятые обычно не присутствуют. Если наркотиков обнаружено много, часть из них может оказаться в карманах правоохранителей. В дальнейшем ценный груз может быть использован в ходе провокаций. Часть наркотиков может быть получена в процессе транспортировки на экспертизу или в ходе ее проведения. Правда в этом случае в цепочку добытчиков должен быть включен либо следователь, либо эксперт. Поэтому такое случается не часто.
В некоторых ситуациях наркотик вообще не попадает следователю. Оперативники забирают его себе, а гражданина, попавшегося с «дурью» делают осведомителем.
Обычно в провокациях используют достаточно распространенный наркотик. Другой критерий выбора предмета провокации — его размер для привлечения к уголовной ответственности должен быть как можно меньшим. Идеальным, с этой точки зрения, является героин. Как уже было сказано выше, достаточно обнаружить больше 0,5 грамма героина и человеку грозит уголовная ответственность. За гашиш можно «попасть» начиная с 2 граммов. Полный список наркотиков и их криминальные размеры указаны в постановлении правительства РФ от 7 февраля 2006 года № 76.
Характеристика жертвы также виляет на выбор наркотика. Например, для человека, употребляющего дурь будет использована, скорее всего, марихуана.
Оперативники из угрозыска имеют большой опыт в проведении арестов, задержаний, обысков. Они изворотливы, находчивы, многие имеют необходимую ловкость рук. Такие качества приходятся как раз кстати для проведения провокаций. Тем более, что «уголовники» не гнушаются незаконных методов добычи информации. Это позволяет без проблем подкинуть наркотик во время личного обыска.
Угрозыск не столь легко может раздобыть наркотики как сотрудники ФСНК. Однако имея достаточный круг контактов как с коллегами из наркоконтроля, так и в преступной среде, они могут получить нужное количество «травы».
ППСники (пешие патрульные) редко проводят подставы по своей инициативе. Обычно они действуют вместе операми, поскольку патрульному легче найти повод для задержания гражданина, а оперативник имеет больший опыт в проведении обыска. Да и выйти на наркотики ему проще.
Гаишники могут действовать и самостоятельно. Подбросить пакетик с героином в машину гораздо проще, чем положить его в карман жертве.
Наиболее реальный канал, по которому наркота попадает к гаишнику или пешему патрульному – личные связи с операми из ФСНК.
Место провокации выбирается в зависимости от используемого для этой цели наркотика и того, кто проводит подставу. Например, опера ФСНК часто используют личные вещи жертвы, его одежду или место, где она проживает. Так же поступают и оперативники угрозыска.
Если для подставы выбрано жилище, наркотик может быть «найден» в одежде, висящей на вешалке в прихожей или же в шкафу, под кроватью или другом месте, куда человек заглядывает не часто.
В автомобиле любимым местом является место за спинкой водителя или под передними сиденьями, перчаточный ящик (бардачек) и багажник.
ППСники «обнаруживают» наркоту в карманах одежды или сумке жертвы.
2 Процесс подготовки и реализации подставы
Подготовки и проведение провокации зависит от ее целей и состава участников.
Целью подставы может быть однократное получение денег, попытка заставить жертву регулярно платить оброк либо поиск повода для лишения человека свободы, чтобы в дальнейшем предъявить другие обвинения. Поэтому срок подготовки может составлять от нескольких минут, до нескольких дней.
Если наркотик уже есть и целью является однократное получение денег, остается дождаться подходящего момента. Так обычно действуют сотрудники ДПС и ППС.
Идеальным является позднее время суток, пустынная улица, отсутствие свидетелей. Предлог для остановки и проверки документов гражданина может быть сходство с преступником. После проверки документов предложат предъявить личные вещи, проведут досмотр. Поскольку понятых в таких ситуациях не бывает, то наркотик может быть подкинут на глазах у изумленной жертвы. После этого начинается вымогательство денег. Впрочем, иногда останавливают и без предлога, пытаясь спровоцировать задержанного на скандал. В результате гражданина обвиняют в неповиновении и доставляют в дежурную часть РОВД. Наркотики могут быть подкинуты по дороге в отдел или непосредственно в дежурной части. Например, при досмотре дежурный может подложить задержанному сигареты с травкой в его же пачку сигарет. Обычно это случается после 20 часов, когда руководство уже
отправилось домой.
Гаишники же для вброса наркотиков используют досмотр машины вне стационарных постов. Для начала просто проверят документы, а затем начнут сверять номерные агрегаты, предлагают открыть багажник, бардачек… Если водитель вышел из машины и не закрыл окно, наркотик может оказаться за спинкой переднего сиденья. Пока один милиционер ведет беседу с жертвой, второй незаметно делает свое черное дело.
В описанных ситуациях милиционеры никогда не составляют протокол, а лишь пугают гражданина такой возможностью.
Для организации крышу необходимо провести предварительную подготовку. Обычно этим занимаются оперативники.
Сначала идет поиск подходящего объекта. Сюда входит установление примерного дохода, связей среде руководства правоохранительных и других государственных органов.
Местом провокации выбирают либо офис, либо улица.
Чаще всего предпочитают первый вариант. В такой ситуации будет меньше свидетелей и участников, а значит утечка информации маловероятна.
В кабинете предпринимателя опера заводят разговор, делая намеки, что им нужно заплатить за услуги по защите бизнеса. В ходе разговора могут быть заданы вопросы об отношении к наркотикам. Если жертва намеков не поняла, будут высказаны прямые угрозы в проведении обыска, в ходе которого обнаружат наркотики. Не редко это блеф. Однако иногда милиционеры приглашают своих понятых и действительно проводят обыск с составлением протокола. Разумеется, что наркотики будут обнаружены. Второй вариант: оперативники уходят, но продолжают искать способ подкинуть дурь в другом месте и в другое время. Не сомневайтесь, они обязательно попытаются это сделать.
Если цель провокации — лишение свободы человека, подготовка и проведение операции будет наиболее серьезным. Оперативники могут применить различные техсредства для наблюдения за объектом и прослушивания его переговоров. Может быть даже сформировано фальшивое оперативное дело. Местом провокации обычно выбирают автомобиль жертвы или его офис. Подбросить наркотик могут не только милиционеры, но и один из недоброжелателей. Процедура поиска и обнаружения наркотиков проводится с соблюдением всех формальностей: применение спецсредств, участие «своих» понятых и т.д. Цель — максимально запугать жертву подставы.
3 Чтобы не стать жертвой
Давно доказано, что чаще всего жертвами преступлений становятся люди, которые посещают места, небезопасные с криминально точки зрения. Общаясь с определенным кругом лиц тоже можно навлечь на себя неприятности. Есть и другие факторы, влияющие на вероятность оказаться в непростой ситуации.
Некоторые из них не зависят от самой жертвы. Это могут быть: успешный бизнес, занятие руководящей должности на фирме, наличие автомобиля, знакомства с наркоманами, Если бросать свой бизнес или продавать автомобиль совсем не обязательно, то круг общения подкорректировать стоит.
Выезжая на машине по делам нужно помнить, что из машины лучше не выходить. Отдайте документы гаишнику, пусть он их сам изучит. Особую бдительность нужно проявлять, если вас остановили вне стационарного поста. Если вам угрожают досмотром автомобиля или вашим личным досмотром, помните, что без понятых и протокола он незаконен.
Если к вам нагрянула милиция, нужно насторожиться. Любая неплановая встреча может грозить неприятностями.
Если есть опасение, что вам могут подбросить наркотики, лучше сделать упреждающий шаг. Напишите заявление в прокуратуру или милицию (в отдел собственной безопасности), где выразите озабоченность этим вопросом, приведите доводы в пользу своей позиции. Если подстава состоится, у вас будет своеобразное алиби: вы предупреждали.
Во время общения с милицией старайтесь вести диктофонную запись разговора. Благо в настоящее время использовать специальное устройство нет необходимости, почти в каждом мобильном телефоне есть встроенный диктофон. Манипуляции с ним на глазах у стражей порядка действуют отрезвляюще.
А.В. Сутягин

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *