Преюдиция в гражданском

Новая редакция Ст. 61 ГПК РФ

1. Обстоятельства, признанные судом общеизвестными, не нуждаются в доказывании.

2. Обстоятельства, установленные вступившим в законную силу судебным постановлением по ранее рассмотренному делу, обязательны для суда. Указанные обстоятельства не доказываются вновь и не подлежат оспариванию при рассмотрении другого дела, в котором участвуют те же лица, а также в случаях, предусмотренных настоящим Кодексом.

3. При рассмотрении гражданского дела обстоятельства, установленные вступившим в законную силу решением арбитражного суда, не должны доказываться и не могут оспариваться лицами, если они участвовали в деле, которое было разрешено арбитражным судом.

4. Вступившие в законную силу приговор суда по уголовному делу, иные постановления суда по этому делу и постановления суда по делу об административном правонарушении обязательны для суда, рассматривающего дело о гражданско-правовых последствиях действий лица, в отношении которого они вынесены, по вопросам, имели ли место эти действия и совершены ли они данным лицом.

5. Обстоятельства, подтвержденные нотариусом при совершении нотариального действия, не требуют доказывания, если подлинность нотариально оформленного документа не опровергнута в порядке, установленном статьей 186 настоящего Кодекса, или не установлено существенное нарушение порядка совершения нотариального действия.

Комментарий к Статье 61 ГПК РФ

1. Согласно общему правилу, сформулированному в ст. 56 ГПК РФ, каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом. Исключения из данного правила закреплены в ст. 61 ГПК.

Данная статья предусматривает две группы обстоятельств, которые лица, участвующие в деле, могут не доказывать, при этом суд может положить их в основание своего решения: общеизвестные (ч. 1) и преюдициальные (ч. 2 — 4) факты. Следует указать еще на одну группу обстоятельств, не подлежащих доказыванию, — это признанные факты (ч. 2 ст. 67 ГПК РФ). Подробнее см. комментарий ч. 2 ст. 67.

Первую группу фактов, указанных в ч. 1 ст. 61 ГПК РФ, лица, участвующие в деле, могут не доказывать лишь в случаях признания их общеизвестными судом, рассматривающим дело. Поэтому в тех случаях, когда суд не санкционирует признание обстоятельств как общеизвестных, они подлежат доказыванию по общим правилам, предусмотренным ст. 56 ГПК.

Общеизвестные факты — факты, известные широкому кругу лиц, а также суду, который наделен правом признания их таковыми. Так как общеизвестность — категория относительная, степень осведомленности о таких фактах может быть различной (всемирно известные, на всей территории РФ, на территории отдельного субъекта РФ, района, населенного пункта и т.п.). При этом степень общеизвестности обстоятельств суд должен указать в мотивировочной части своего решения, для подтверждения оснований освобождения от их доказывания лиц, участвующих в деле.

Примером общеизвестных обстоятельств могут служить кризис 2008 г., авария на Саяно-Шушенской ГЭС, различного рода стихийные бедствия, эпидемии и т.п.

2. Согласно ч. 2 ст. 61 ГПК РФ обстоятельства, установленные вступившим в законную силу судебным постановлением по ранее рассмотренному гражданскому делу, обязательны для суда. Указанные обстоятельства не доказываются и не подлежат оспариванию при рассмотрении другого дела, в котором участвуют те же лица. Данные обстоятельства еще называют преюдициальными (термин «преюдиция» от лат. praejudicio — предрешение), поскольку они установлены вступившим в законную силу судебным постановлением по ранее рассмотренному делу.

Как разъяснил Пленум ВС РФ в п. 9 своего Постановления от 19.12.2003 N 23, под судебным постановлением, указанным в ч. 2 ст. 61 ГПК РФ, понимается любое судебное постановление, которое согласно ч. 1 ст. 13 ГПК РФ принимает суд. Часть 1 ст. 13 ГПК РФ предусматривает, что суды принимают судебные постановления в форме судебных приказов, решений суда, определений суда, постановлений президиума суда надзорной инстанции.

Лицам, участвующим в деле, не нужно будет доказывать в новом гражданском деле с тем же субъектным составом обстоятельства, которые будут установлены такими судебными постановлениями, при условии вступления их в законную силу по правилам ст. 209, 391 ГПК. При этом не будет иметь значение, в каком статусе эти лица участвовали в первом деле, по которому факты установлены судебным постановлением, вступившим в законную силу, главное, чтобы они были лицами, участвующими в деле.

Лица, которые не участвовали в деле, по которому судом общей юрисдикции вынесено соответствующее судебное постановление, вправе при рассмотрении другого гражданского дела с их участием оспаривать обстоятельства, установленные этими судебными актами. И доказывать все обстоятельства лица, участвующие в деле, будут в соответствии с общими правилами доказывания, закрепленными ст. 56 ГПК. Примечательно, что формулировка данной нормы фактически воспроизводит содержание ч. 2 ст. 209 ГПК.

3. Освобождение от доказывания обстоятельств, установленных арбитражным судом, отличается от освобождения от доказывания фактов, установленных судом общей юрисдикции, в том, что преюдициальное значение будут иметь только те обстоятельства, которые установлены решением арбитражного суда. Такая позиция закреплена в п. 9 Постановления Пленума ВС РФ от 19.12.2003 N 23: под решением арбитражного суда следует понимать судебный акт, предусмотренный ст. 15 АПК. Согласно ч. 2 ст. 15 АПК решение — это «судебный акт, принятый арбитражным судом первой инстанции при рассмотрении дела по существу».

Если обратиться к терминологии АПК (ч. 1 ст. 15), все судебные акты арбитражные суды принимают в форме решений, постановлений и определений. Только решения арбитражных судов будут содержать преюдициальные факты при рассмотрении дел в судах общей юрисдикции с теми же лицами, участвующими в деле. Факты, установленные определениями и постановлениями арбитражного суда, преюдициального значения иметь не будут. Данная позиция законодателя представляется не совсем верной, так как при таком подходе в случаях отмены или изменения решения арбитражного суда в апелляционном, кассационном или надзорном порядке факты, установленные постановлениями данных судебных инстанций арбитражного суда, не должны признаваться преюдициальными, лицо, участвующее в деле, должно будет доказывать их. То же самое можно сказать и в отношении определений арбитражного суда.

Совпадение состава лиц, участвующих в деле, в суде общей юрисдикции и арбитражных судах возможно, так как возможность участия граждан в арбитражных судах предусматривает редакция действующего АПК (ч. 4 ст. 27, ч. 2 ст. 33).

Толкование данной нормы позволяет сделать вывод, что если состав лиц, участвующих в деле, в суде общей юрисдикции отличается от состава участников в арбитражном суде, то установленные в решении арбитражного суда обстоятельства подлежат доказыванию на общих основаниях (ст. 56 ГПК РФ).

4. При рассмотрении гражданского дела о гражданско-правовых последствиях деяний лица, в отношении которого вынесен приговор, вступивший в законную силу, для суда будут иметь преюдициальное значение только два обстоятельства: имели ли место эти действия (бездействие) и совершены ли они данным лицом. Никакие иные обстоятельства и факты, отраженные в приговоре суда, не будут обязательными для суда, рассматривающего гражданское дело, и все они подлежат доказыванию на общих основаниях. Исходя из этого суд, принимая решение по иску, вытекающему из уголовного дела, не вправе входить в обсуждение вины ответчика, но может разрешать вопрос о размере возмещения.

Принимая решение о возмещении материального ущерба, причиненного преступлением, суд не связан тем размером, который указан в приговоре суда по уголовному делу. Конечно же, обстоятельства уголовного дела, отраженные в приговоре суда, могут быть использованы при рассмотрении гражданского дела, но преюдициального значения они иметь не будут, а размер ущерба будет определяться судом, рассматривающим гражданское дело по общим правилам гражданского процессуального законодательства.

Согласно УПК суд принимает свои решения в форме приговора, определения и постановления. Приговор — решение о невиновности или виновности подсудимого и назначении ему наказания либо об освобождении его от наказания, вынесенное судом первой или апелляционной инстанции (статья 5 Уголовно-процессуального кодекса России).

Примечательно, что в ст. 61 ГПК РФ не указано на признание судом преюдициальности обстоятельств, установленных вступившим в законную силу постановлением и (или) решением судьи по делу об административном правонарушении. Речь нужно вести только об актах суда, так как решения должностных лиц, полномочных рассматривать дела об административных правонарушениях, могут быть обжалованы в суд (ч. 2 ст. 46 Конституции, ст. 30.1 КоАП РФ).

Представляется, что в данном случае судам необходимо признавать преюдициальными обстоятельства, установленные вступившим в законную силу постановлением и (или) решением судьи по делу об административном правонарушении, в противном случае бездейственными и бессмысленными становятся нормы особенной части ГПК. В частности, ст. 215 ГПК РФ предусматривает обязанность суда приостановить производство по делу в случае «невозможности рассмотрения данного дела до разрешения другого дела, рассматриваемого в гражданском, административном или уголовном производстве». Такая приостановка производства необходима для разрешения другого дела, связанного с рассматриваемым делом, в гражданском, административном или уголовном производстве, и для использования в приостановленном деле после его возобновления вступивших в законную силу судебных постановлений, приговоров, постановлений и решений для признания преюдициальности определенных фактов. Возникает резонный вопрос: как повлияет на рассматриваемое (подлежащее приостановлению) гражданское дело другое дело, рассматриваемое в порядке административного производства, какие последствия возникнут после возобновления производства по делу и что будет, если не приостанавливать судопроизводство? В таком случае никакой взаимозависимости и связи между этими делами не будет. Но тогда возникает другой вопрос: почему в указанной норме ст. 215 ГПК РФ не указано на необходимость приостановления производства до разрешения другого дела в порядке судопроизводства в арбитражном суде?

Данный пробел предлагается решать путем применения аналогии закона, при этом данной позиции придерживается и ВС РФ, указавший в п. 9 Постановления Пленума ВС РФ от 19.12.2003 N 23, что на основании ч. 4 ст. 1 ГПК РФ, по аналогии с ч. 4 ст. 61 ГПК РФ, следует также определять значение вступившего в законную силу постановления и (или) решения судьи по делу об административном правонарушении при рассмотрении и разрешении судом дела о гражданско-правовых последствиях действий лица, в отношении которого вынесено это постановление (решение).

Другой комментарий к Ст. 61 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации

При рассмотрении гражданского дела следует учитывать факты, не подлежащие доказыванию. ГПК РФ предусматривает три категории фактов, которые могут быть положены в основу решения по делу без доказывания в судебном заседании:

1) общеизвестные факты;

2) преюдициально установленные факты;

3) признанные стороной факты (см. ст. 68 ГПК и комментарий к ней).

В комментируемой статье закреплены две группы фактов, не подлежащих доказыванию.

Общеизвестными являются факты, о которых знает широкий круг лиц, в том числе судьи. Право признать факт общеизвестным предоставлено суду. Это возможно при одновременном наличии двух условий:

1) объективного — известность факта широкому кругу лиц;

2) субъективного — известность факта всем членам суда.

Речь в таких случаях идет об аксиомах, т.е. суждениях, многократно проверенных на практике и не нуждающихся в особых доказательствах в силу фактической ясности или методологической простоты. Причина принятия таких аксиом кроется в познавательной способности человека к непосредственному усмотрению очевидных истин.

В случае сомнения в общеизвестности факта либо его части в процесс могут вовлекаться специалисты (для дачи консультаций, пояснений по фактам, известным в рамках профессии, распространенным в определенной местности и проч.).

Преюдициально установленные факты — установленные ранее вынесенным и вступившим в законную силу приговором или решением суда по конкретному делу.

Преюдиция — это такое нормативное предписание, которое предоставляет органу, рассматривающему юридическое дело, возможность освободить себя от необходимости заниматься доказыванием обстоятельств, уже ранее установленных и закрепленных в соответствующем судебном акте (решении, приговоре).

Обстоятельства, установленные вступившим в законную силу постановлением по ранее рассмотренному делу, обязательны для суда. Указанные обстоятельства не доказываются вновь и не подлежат оспариванию при рассмотрении другого дела, в котором участвуют те же лица.

При рассмотрении гражданского дела обстоятельства, установленные вступившим в законную силу решением арбитражного суда, не должны доказываться и не могут оспариваться лицами, если они участвовали в деле, которое было разрешено арбитражным судом.

Вступивший в законную силу приговор суда, рассматривающего дело о гражданско-правовых последствиях действий лица, в отношении которого был вынесен приговор суда по таким вопросам, как: имели ли эти действия место и совершены ли они данным лицом. Иные обстоятельства, установленные приговором суда общей юрисдикции, не обладают преюдициальностью для рассмотрения дела судом.

Однако в случае, когда имеющиеся по делу доказательства входят в противоречие с преюдициальными фактами и при этом исчерпаны имеющиеся возможности дополнительного исследования доказательств (с позиций их относимости, допустимости и достоверности), суд в силу действия принципа непредустановленности судебных доказательств, их свободной оценки (см. ст. 67 ГПК и комментарий к ней), а также презумпции истинности судебного решения (приговора) вправе разрешить дело на основе имеющихся в деле доказательств.

Признание факта является частным случаем освобождения от доказывания. Здесь велика роль усмотрения, внутреннего убеждения судьи (судей) в правдивости лица, отсутствии принуждения или заблуждения. Поэтому в случае, если у суда имеются основания полагать, что признание совершено в целях сокрытия действительных обстоятельств дела или под влиянием обмана, насилия, угрозы, добросовестного заблуждения, суд не принимает признание, о чем судом выносится определение. В этом случае данные обстоятельства подлежат доказыванию на общих основаниях.

Занимаясь различными категориями дел и много лет практикуя в разных процессах, я не один раз давал себе зарок разобраться с вопросом применения преюдиции и систематизировать знания в этом направлении.

Понудила меня обратиться к данной теме то ли нахлынувшая и пока не отпускающая волна ностальгии, то ли недавно случившийся факт моего 50-ти летия, заставивший оглянуться назад и подвести определённые итоги, то ли попытки построения алгоритма достижения новых горизонтов, базирующегося на использовании результатов прошлого, точно не знаю. Но не суть!

Итак, согласно ст. 90 УПК РФ обстоятельства, установленные вступившим в законную силу приговором, за исключением приговора, постановленного судом в соответствии со статьей 226.9, 316 или 317.7 настоящего Кодекса, либо иным вступившим в законную силу решением суда, принятым в рамках гражданского, арбитражного или административного судопроизводства, признаются судом, прокурором, следователем, дознавателем без дополнительной проверки. При этом такие приговор или решение не могут предрешать виновность лиц, не участвовавших ранее в рассматриваемом уголовном деле.

Согласно ст. 61 ГПК РФ обстоятельства, установленные вступившим в законную силу судебным постановлением по ранее рассмотренному делу, обязательны для суда. Указанные обстоятельства не доказываются вновь и не подлежат оспариванию при рассмотрении другого дела, в котором участвуют те же лица. При рассмотрении гражданского дела обстоятельства, установленные вступившим в законную силу решением арбитражного суда, не должны доказываться и не могут оспариваться лицами, если они участвовали в деле, которое было разрешено арбитражным судом. Вступивший в законную силу приговор суда по уголовному делу обязателен для суда, рассматривающего дело о гражданско-правовых последствиях действий лица, в отношении которого вынесен приговор суда, по вопросам, имели ли место эти действия и совершены ли они данным лицом. Обстоятельства, подтвержденные нотариусом при совершении нотариального действия, не требуют доказывания, если подлинность нотариально оформленного документа не опровергнута в порядке, установленном статьей 186 настоящего Кодекса, или не установлено существенное нарушение порядка совершения нотариального действия.

В соответствии со ст. 69 АПК РФ обстоятельства, установленные вступившим в законную силу судебным актом арбитражного суда по ранее рассмотренному делу, не доказываются вновь при рассмотрении арбитражным судом другого дела, в котором участвуют те же лица. Вступившее в законную силу решение суда общей юрисдикции по ранее рассмотренному гражданскому делу обязательно для арбитражного суда, рассматривающего дело, по вопросам об обстоятельствах, установленных решением суда общей юрисдикции и имеющих отношение к лицам, участвующим в деле. Вступивший в законную силу приговор суда по уголовному делу обязателен для арбитражного суда по вопросам о том, имели ли место определенные действия и совершены ли они определенным лицом. Обстоятельства, подтвержденные нотариусом при совершении нотариального действия, не требуют доказывания, если подлинность нотариально оформленного документа не опровергнута в порядке, установленном статьей 161 настоящего Кодекса, или если нотариальный акт не был отменен в порядке, установленном гражданским процессуальным законодательством для рассмотрения заявлений о совершенных нотариальных действиях или об отказе в их совершении.

Таким образом, для облегчения процесса доказывания и увеличения шансов на выигрыш в делах, мы или наши оппоненты при первой возможности ссылаемся на преюдицию. Преюдиция позволяет не доказывать в последующих процессах уже установленные другим судом фактические обстоятельства.

Более того, устанавливать факты в каждом процессе можно с помощью определенных доказательств, что зачастую усложняет процесс доказывания. Если, к примеру, у Вас не хватает допустимых доказательств в арбитраже, но есть доказательства, которые примут в уголовном процессе либо в нем они могут быть найдены, то установление преюдициальных фактов таким образом облегчит Вам выигрыш в арбитраже. Сейчас этот подход активно используется в так называемых «банкротных» делах.

Лично для меня до настоящего времени огромный интерес представляет возможность использования установленного в особом порядке (ГПК РФ) факта, имеющего юридическое значение, в качестве преюдициального в уголовном процессе. Если у Вас, многоуважаемые коллеги, были интересные примеры на эту тему, то буду рад обсудить нюансы вопроса, как в комментариях к данной статье, так и в личке. Полагаю, что многим юристам различных специализаций такие обсуждения станут как интересными, так и полезными.

Безусловно отдельный интерес вызывает использование именно такой преюдиции, т.е. установленной в судебном акте иного вида судопроизводства, отличного от рассматриваемого, где можно использовать иные виды доказательств, способы оценки и т.д.

К примеру, при помощи коллег я успешно использовал созданную в гражданском процессе преюдицию для разрешения дела в уголовном процессе в пользу своего подзащитного.

В прошлогоднем гражданском процессе, наоборот, мой оппонент неудачно попыталась «вытащить» преюдицию из арбитражного процесса в части взыскания госпошлины с Должника и использовать её для взыскания госпошлины с Поручителя.

Надо сказать, что многие судьи весьма охотно «ведутся» на подобные ухищрения сторон, что не только затрудняет защиту интересов противоположной стороны, но приводит к вынесению судами незаконных и/или необоснованных решений.

В этом контексте хочется сказать, что стороны зачастую ссылаются на выгодные для себя выдержки из судебных решений, даже когда правовых оснований для применения преюдиции нет, т.е… пытаются использовать преюдицию там, где ей совсем не место. Главное в этом деле знать, какие аргументы можно предъявить такой стороне или как правильно самим использовать преюдицию.

Вот, к примеру, классическая ситуация: лицо выдает в качестве преюдициального не определенный факт, а правовую квалификацию отношений. Как правило, такая сторона обращает внимание только на совпадение участников дела, игнорируя тот факт, что у преюдиции, помимо субъективных, есть еще и объективные границы.

Рассмотрим в каких случаях оснований ссылаться на преюдицию нет и как убедить в этом суд. В зависимости от того, с какой стороны выступаете Вы, как представитель (защитник интересов), приведенные ниже доводы можете использовать и/или иметь в виду при разрешении дела (спора). Для простоты восприятия и изучения основные нюансы работы с преюдицией в данной статье рассмотрены на примерах одного вида судопроизводства-арбитражного процесса.

Случай 1: Преюдиция не затрагивает правовую оценку обстоятельств дела.

Первое, что нужно учитывать, работая с преюдицией: преюдициальными могут быть только фактические обстоятельства, но не их правовая оценка. АПК РФ прямо закрепляет, что не подлежат доказыванию именно обстоятельства, установленные судом по ранее рассмотренному делу (ч. 2 ст. 69). Эту позицию подтверждают и высшие инстанции (постановления Президиума ВАС РФ от 31.01.2006 № 11297/05, от 25.07.2011 № 3318/11; определения КС РФ от 06.11.2014 № 2528-О, ВС от 10.07.2018 № 307-АД18-976). При этом освобождение от доказывания фактических обстоятельств не исключает их различной правовой оценки в разных делах.

Преюдиция — процессуальный институт, относящийся к процессу доказывания. Доказательства предоставляются в целях подтверждения наличия или отсутствия именно фактов, на которых участники дела основывают свои доводы и возражения (ч.1 ст. 64 АПК РФ). Поскольку преюдиция освобождает от предоставления доказательств, то ее действие охватывает только фактические обстоятельства.

Вывод о незаключенности договора может быть обязательным для суда, рассматривающего более поздние дела, но не в силу преюдиции.

Также стоит обратить внимание, что доказывание — состязательная деятельность лиц, участвующих в деле. В отношении правовой квалификации стороны не могут состязаться (принцип jura novit curia; ч. 1 ст. 120 Конституции) — соответственно, преюдиция не может затрагивать правовую оценку обстоятельств.

Пример. Поставка определенного количества продукции в конкретную дату является вопросом факта. Поэтому в последующих спорах между покупателем и поставщиком последний вправе на основании ч. 2 ст. 69 АПК РФ не предоставлять суду доказательства поставки продукции, а просто сослаться на решение суда, в котором данное обстоятельство уже было установлено.

Однако, это не значит, что суд должен согласиться с ранее сделанным выводом о том, что поставщик надлежащим образом исполнил обязательства по договору. Такой вывод относится к правовой оценке фактических обстоятельств, которая принимается во внимание, но не обязательна для суда, рассматривающего более позднее дело.

Вывод о незаключенности договора также не может быть преюдициальным, поскольку является правовой оценкой, а не фактическим обстоятельством (постановления АС Западно-Сибирского округа от 26.06.2018 по делу № А75-13589/2017; 7ААС от 03.07.2014 по делу № А03-17911/2012).

Если бы суд, рассматривающий более позднее дело, был связан правовой оценкой фактических обстоятельств другого суда, он лишился бы значительной доли самостоятельности в оценке доказательств, предоставленной ему ч.1 ст. 75 АПК РФ.

Кроме того, такая ситуация означала бы, что определенные доказательства имеют для суда заранее установленную силу, а это недопустимо (ч.5 ст. 71 АПК РФ). Также существенно пострадало бы право, а точнее обязанность, суда самостоятельно установить подлежащие применению нормы права (п. 3 ч.4 ст. 170 АПК РФ).

Конституционный суд разъяснял, что ограничение действия преюдиции только фактическими обстоятельствами объясняется необходимостью соблюдения баланса между такими конституционно защищаемыми ценностями, как общеобязательность и непротиворечивость судебных решений, с одной стороны, и независимость суда и состязательность судопроизводства — с другой (определение КС РФ от 06.11.2014 № 2528-О).

Рекомендация. Если оппонент пытается навязать оценку доказательств или правовую квалификацию определенных отношений, ранее данную другим судом, надо указать ему и/или напомнить суду то, что преюдициальными могут быть только фактические обстоятельства. Оценка же данных доказательств и правовая квалификация отношений не могут быть преюдициальными: их производит суд по своему внутреннему убеждению. Преюдиция может освободить оппонента только от доказывания фактических обстоятельств.

Пытаясь возразить, оппонент может сослаться на абз. 3 п. 2 постановления Пленума ВАС РФ от 23.07.2009 № 57, который предусматривает возможность учета одним судом правовой оценки обстоятельств другим судом. В соответствии с данным разъяснением при рассмотрении дела о взыскании по договору суд учитывает оценку обстоятельств другим судом по ранее рассмотренному делу об оспаривании договора.

Однако эта позиция Пленума никак не опровергает вывод о том, что преюдициальными могут быть только фактические обстоятельства. Данное разъяснение вообще не связано с преюдициальностью, поскольку распространяется на ситуации, когда субъектный состав участников дел не совпадает. А для применения преюдиции необходимо совпадение лиц, участвующих в деле.

Кроме того, из данного разъяснения следует, что суд вправе по-своему оценить обстоятельства дела и не связан ранее данной оценкой. Поэтому правовая оценка обстоятельств не обязательна для судов, рассматривающих последующие дела между теми же лицами.

Сам по себе текст ранее принятого судебного акта — не основание для применения преюдиции.

Случай 2: Преюдициальными могут быть только те обстоятельства, которые суд исследовал ранее.

Преюдиция не только освобождает от доказывания определенных обстоятельств, но и запрещает сторонам оспаривать обстоятельства, установленные по ранее рассмотренному делу с идентичным составом участников. Таким образом, преюдиция ограничивает состязательность сторон в отношении доказывания уже исследованных фактов. В этом можно усмотреть обратную сторону принципа состязательности: лица, участвующие в деле, несут риск наступления последствий несовершения ими процессуальных действий.

Однако ограничение одного из фундаментальных принципов цивилистического процесса должно происходить с особой осторожностью. Именно поэтому преюдициальными могут являться только факты, которые стороны выносили на обсуждение суда и которые тот проверил. Факты, не пропущенные через фильтр суда, не являются преюдициальными и подлежат доказыванию на общих основаниях.

Президиум ВАС указывал, что если факт не был предметом разбирательства и не являлся предметом доказывания по делу, то он не имеет преюдициального значения для суда, рассматривающего другое дело по спору между теми же сторонами (постановление Президиума ВАС РФ от 17.06.1997 № 5016/96).

В соответствии с другой правовой позицией Президиума ВАС ч. 2 ст. 69 АПК запрещает именно переоценку доказательств, уже оцененных судом в рамках другого дела (постановление Президиума ВАС РФ от 25.03.2008 № 12664/07).

Из этой позиции можно сделать вывод, что если доказательства, подтверждающие определенный факт, ранее не оценивал суд, то нет никаких препятствий для их оценки в новом деле.

В связи с этим для применения ч. 2 ст. 69 АПК РФ необходимо, чтобы суд по ранее рассмотренному делу с участием тех же лиц уже оценивал рассматриваемые в новом деле доказательства и доводы сторон.

Так, в одном из дел суд указал, что преюдициальное значение судебного акта следует воспринимать с учетом особенностей ранее рассмотренного дела — предмета и основания заявленных требований, предмета доказывания, доводов участников спора, выводов суда по существу спора в связи с конкретными доказательствами, представленными участниками дела и исследованными и оцененными судом (постановление АС Поволжского округа от 11.02.2015 по делу № А55-9251/2014). Подобная позиция изложена и в других судебных актах (постановления 9ААС от 28.01.2015 по делу № А40-16941/14; АС Центрального округа от 27.12.2017 по делу № 14–5347/2017; АС Восточно-Сибирского округа от 20.10.2017 по делу № А19-19565/2014; АС Западно-Сибирского округа от 24.01.2018 по делу № А46-1949/2013).

Случай 3: Указание факта в мотивировочной части судебного акта недостаточно для вывода о его преюдициальности.

Даже если суд отразил конкретный факт в тексте решения, но данный факт не был предметом спора и не входил в предмет доказывания, он не может быть преюдициальным только в силу отражения его в мотивировочной части.

Пример. Одна из сторон предоставила суду проект решения, в который включила указание на установление судом определенных обстоятельств, которые не входили в предмет доказывания и вообще не обсуждались в процессе, но установление которых было бы выгодно этой стороне в другом процессе. Суд не придал значения такому указанию и сохранил его в финальном судебном акте. Будет ли сторона освобождена от доказывания этих обстоятельств в других процессах? С учетом позиции, выраженной в постановлении Президиума ВАС РФ от 17.06.1997 № 5016/96, нет: обстоятельства, хотя и отраженные в судебном акте, могут не иметь преюдициального значения, если они не исследовались и не оценивались.

Не подлежат доказыванию только обстоятельства, существование которых установлено с соблюдением закрепленного законом порядка, то есть основанные на всестороннем и полном исследовании доказательств, подтверждающих данный факт (постановление 9ААС от 27.08.2015 по делу № А40-41254/15).

Именно потому, что определенные обстоятельства уже устанавливал суд по одному делу, они не подлежат доказыванию в другом деле: зачем проводить двойную работу? Но если обстоятельство реально не устанавливалось в одном деле, то оно не может считаться доказанным в другом. В противном случае достоверным будет признаваться факт, ни разу не прошедший сквозь фильтр судов.

В одном из дел суд прямо указал, что один лишь текст ранее принятого судебного акта не может рассматриваться как основание, необходимое и достаточное для окончательного вывода о преюдиции. Обстоятельства, хотя и отраженные в судебном акте, могут не иметь преюдициального значения, если они не исследовались, не оценивались и не входили в предмет доказывания (постановление 9ААС от 28.01.2015 по делу № А40-16941/14). Аналогичную позицию занимали и другие суды (постановления ФАС Восточно-Сибирского округа от 14.03.2014 по делу № А78-5527/2012, АС Восточно-Сибирского округа от 20.10.2017 по делу № А19-19565/2014, АС Западно-Сибирского округа от 24.01.2018 по делу № А46-1949/2013).

Рекомендация. Если при рассмотрении более раннего дела суд включил в текст решения обстоятельства, которые не входили в предмет доказывания и в отношении которых стороны не предоставляли никаких доказательств, данные обстоятельства не будут являться преюдициальными. Если оппонент пытается освободиться от их доказывания в другом процессе, ссылаясь на один лишь текст судебного акта, принесите суду все процессуальные документы по ранее рассмотренному делу для демонстрации того, что данные обстоятельства не являлись предметом судебной проверки.

Случай 4: Признание иска, отдельных обстоятельств или заключение мирового соглашения не образуют преюдицию.

Арбитражный суд проверяет признание иска на предмет его противоречия закону или наличия нарушения прав третьих лиц. В связи с этим недобросовестный оппонент может убеждать суд, что факты, положенные в основу признанного ответчиком иска, также проверялись судом и являются преюдициальными.

Однако при принятии признания иска суд не рассматривает дело по существу и не устанавливает никаких фактических обстоятельств, кроме имеющих отношение к обстоятельствам правомерности признания иска, а также не исследует соответствующие доказательства. Если суд принимает признание иска, фактические обстоятельства спора по этому делу нельзя считать установленными и они не являются преюдициальными для последующих дел между указанными лицами (постановление Президиума ВАС от 25.05.2010 № 17099/09).

Обстоятельства, установленные в определении об утверждении мирового соглашения, также не являются преюдициальными, поскольку таким определением допускается компромисс сторон, а судебная оценка доказательств и установление обстоятельств дела не осуществляются (определение ВС от 15.10.2014 по делу № 308-ЭС14-91).

Также суды приходят к выводу, что обстоятельства, признанные стороной в порядке ч. 3.1 ст. 70 АПК РФ (молчаливое согласие), не могут быть преюдициальными, так как данные обстоятельства суд не устанавливает (постановление АС Московского округа от 11.09.2014 по делу № А40-61755/13). Поскольку суд не проверяет и обстоятельства, признанные сторонами на основании обоюдного согласия, то такие обстоятельства также не должны образовывать преюдицию.

Случай 5: Общеобязательность судебного акта не связывает третьих лиц фактическими обстоятельствами ранее рассмотренного дела.

У преюдициальности имеются субъективные границы: она распространяется только на лиц, участвовавших в ранее рассмотренном деле. Лица, которые не участвовали в ранее рассмотренном деле, установленными по такому делу обстоятельствами не связаны.

Пытаясь обойти субъективный критерий преюдиции, оппоненты иногда ссылаются на другое свойство судебного акта — его общеобязательность (ст. 16 АПК РФ).

Суд расценит сокрытие преюдициальных судебных актов как злоупотребление правом (постановление 2ААС от 21.04.2009 по делу № А17-4896/2008). Поэтому стройте позицию по делу с учетом всех имеющихся преюдициальных судебных актов.

В обоснование такой позиции часто приводится следующий пример, призванный продемонстрировать абсурдность противоположной позиции. Если суд установит недействительность сделки, то она будет недействительна для всех субъектов, вне зависимости от их участия в деле об оспаривании сделки. В противном случае лицо, не участвовавшее в деле о признании сделки недействительной, могло бы ссылаться на данный факт и указывать на действительность сделки в другом судебном процессе.

Однако, данный пример не подтверждает, что установленные фактические обстоятельства обязательны для лиц, не принимавших участия в деле, даже со ссылкой на общеобязательность судебных актов. Чтобы парировать данный аргумент, необходимо четко различать действие преюдиции и общеобязательности судебных актов.

Смысл общеобязательности состоит в обеспечении авторитета судебной власти и исполнимости принятых судебных актов. Общеобязательность — подчинение всех субъектов выводу суда, содержащемуся в резолютивной части судебного акта, применительно к определенному правоотношению (постановление ФАС Московского округа от 07.03.2012 по делу № А40-144731/10).

Но фактические обстоятельства, на основании которых суд вынес решение, связывают только лиц, принимавших участие в этом деле. Так, обстоятельства, установленные при рассмотрении дела по иску о праве на имущество, не имеют обязательного характера для лиц, не участвовавших в деле (п. 4 постановления Пленума ВС РФ № 10, Пленума ВАС РФ № 22 от 29.04.2010).

Такие лица вправе обратиться в суд с самостоятельным иском о праве на это имущество. Хотя при рассмотрении иска такого лица суд учитывает оценку обстоятельств, данную в ранее рассмотренном деле, новое лицо не связано установленными обстоятельствами и вправе предоставлять доказательства иных обстоятельств.

Таким образом, общеобязательность распространяется на действие резолютивной части решения, а преюдиция — мотивировочной части (постановление АС Дальневосточного округа от 20.03.2017 по делу № А59-6060/2015). Такое разделение процессуальных институтов поддержано окружными судами: «Обязательность есть действие судебного решения как приказа государственного властного органа и распространяется на всех субъектов, подчиненных единому правопорядку Российской Федерации. При этом обязательность — это действие резолютивной части решения, а преюдиция — мотивировочной части решения» (постановление ФАС СКО от 24.02.2011 по делу № А53-3601/2010, постановление АС ЗСО от 28.04.2015 по делу № А75-5364/2014).

Рекомендация. Если вы не участвовали в деле, на которое ссылается оппонент, обратите внимание, в какой части судебного акта содержатся обстоятельства, освободиться от доказывания которых он хочет. Фактические обстоятельства, отраженные в мотивировочной части судебного акта, подлежат доказыванию на общих основаниях.

Стоит учесть, что ссылка на общеобязательность судебного акта исправляет некоторые недостатки, свойственные преюдиции.

К примеру, нельзя со ссылкой на преюдициальность навязать суду правовую квалификацию отношений или оценку определенных доказательств. Но если правовая квалификация отношений приведена судом в резолютивной части ранее вынесенного решения, то такая квалификация обязательна для всех субъектов (постановление 9ААС от 05.11.2013 по делу № А40-103238/13).

Кроме того, общеобязательность судебного акта не имеет субъективных ограничений, свойственных преюдициальности, которая распространяется только на участников ранее рассмотренного дела.

Важно: Общеобязательность судебного акта распространяется на действие резолютивной части, а преюдиция — мотивировочной.

И последнее правило, которое надо помнить для любого случая: преодолеть преюдицию можно, только пересмотрев преюдициальное дело по вновь открывшимся обстоятельствам.

ВАС РФ указывал, что оценка судом обстоятельств по делу об оспаривании договора учитывается другим судом, рассматривающим дело о взыскании задолженности по договору. Однако суд, рассматривающий более позднее дело, вправе дать другую оценку этим же обстоятельствам (п. 4 постановления Пленума ВАС РФ от 23.07.2009 № 57). Схожая позиция закреплена в п. 4 постановления Пленума ВС РФ № 10, Пленума ВАС РФ № 22 от 29.04.2010.

Хотя в данном случае речь идет не о преюдиции, а просто о необходимости учета, причем не обязательного, выводов (а не фактов), сделанных по другому делу, некоторые суды считают, что данные разъяснения предоставляют возможность пересмотра преюдициальных фактических обстоятельств, установленных ранее.

Так, Арбитражный суд Московского округа со ссылкой на приведенные разъяснения пленумов указывает, что в ч. 2 ст. 69 АПК предусмотрена презумпция истинности фактов, установленных вступившим в законную силу судебным актом. Причем эта презумпция является опровержимой (постановление АС Московского округа от 04.12.2014 по делу № А40-71741/12). Для ее опровержения достаточно в более позднем процессе привести достоверные доказательства, опровергающие такую презумпцию.

Однако, в данном случае суды путают фактические обстоятельства и оценку, данную таким обстоятельствам. Оценка фактов принимается во внимание другим судом, но не обязательна для него. Суд, рассматривающий более позднее дело, вправе оценить преюдициальные фактические обстоятельства не так, как их оценил суд, вынесший преюдициальное решение. Таким образом, оценка обстоятельств может пересматриваться, сами обстоятельства — нет (постановление Президиума ВАС РФ от 25.03.2008 № 12664/07).

Единственным способом преодолеть преюдицию является пересмотр судебного акта по вновь открывшимся обстоятельствам (постановление КС от 21.12.2011 № 30-П; определения КС от 03.04.2012 № 662-О-Р; от 22.11.2012 № 2051–0). При этом новые доказательства к вновь открывшимся обстоятельствам не относятся.

Рекомендация. Не поддавайтесь на попытки оппонента доказать возможность преодоления преюдиции с помощью новых доказательств. Если нет других препятствий для применения преюдиции, то пересмотреть установленные в преюдициальном судебном акте факты можно только путем его пересмотра по вновь открывшимся обстоятельствам.

Кстати, обойти преюдицию можно также путем введения в процесс нового участника. Поскольку такое лицо не участвовало в ранее рассмотренном деле, оно не связано установленными в этом деле обстоятельствами и может предоставлять новые доказательства, опровергающие уже установленные фактические обстоятельства (п. 5 постановления Пленума ВАС РФ от 31.10.1996 № 13).

Вместе с тем, назвать этот способ преодолением преюдиции в строгом смысле её понятия нельзя, т.к. в данном случае преюдиция не применяется только в отношении нового участника спора.

Уважаемые коллеги прошу Вас делиться своим опытом или анализом практики по данному вопросу, весьма значимому не только только в процессуальном смысле, но и прежде всего в достижении целей Сторон в судах.

Суд указал на факты

Ольга Пискарева купила два земельных участка, построила на них нежилое здание и несколько других объектов и зарегистрировала право собственности. Позже оказалось, что земля принадлежит Самарской области. Это спустя некоторое время было подтверждено вступившим в силу решением суда по иску об истребовании участков из незаконного владения, в котором было указано: территория предоставлена в постоянное пользование школы-интерната .

Практика ВС рассказал, как вернуть ошибочный платеж

Заручившись этим решением, Минимущества области предъявило к Пискаревой иск, в котором потребовало снести постройку. Первая инстанция на заочном заседании решила, что требования обоснованные – ведь у Пискаревой не было прав на землю. Но в апелляции по делу приняли новое решение об отказе в сносе здания. Суд счел, что Пискарева в период строительства еще была собственником участков и о незаконности строений, исходя из этого, речь не идет. К тому же, отметили в апелляции, участки фактически не используются, а вопрос о сносе строений при рассмотрении первого иска об истребовании участков из незаконного владения не ставился.

Практика ВС обязал медучреждения отвечать за оформление бесплатных лекарств

Минимущества не согласилось с такой позицией и обжаловало ее в ВС (дело № 46-КГ 18-34). Там поддержали министерство. Верховный суд напомнил о преюдиции – ведь вступившим в силу судебным актом подтверждено, что Пискарева не имела права на участки, значит, постройка считается самовольной, сделал вывод ВС. При этом то, что участок не использовался, не имеет значения, а заявлять требование о сносе вместе с иском об изъятии земли необязательно: иск может быть отдельным.

В целом апелляция должна или обязать снести постройку, или признать право собственности. Но там сделали противоречивый вывод: с одной стороны, о необходимости восстановить права заявителя, что без сноса невозможно, с другой – о правомерности строения. Это противоречит выводам преюдициального судебного акта, указал ВС и направил дело на новое рассмотрение апелляции, где на этот раз должны принять во внимание преюдициальный судебный акт.

Когда преюдиция не работает

Постановление АС МО от 04.07.2017 № Ф05-7846/2017, дело № А41-39585/16

Истец: УК «Отрада»

Ответчик: Роспотребнадзор

Суть дела: Оспаривание предписания РПН со ссылкой на то, что СОЮ уже отменял постановление об административной ответственности за это нарушение

Позиция судов по преюдиции: речь идет не о преюдиции, а о презумпции истинности фактов, а она преодолима

Согласно позиции КС, «единственным способом опровержения преюдиции во всех видах судопроизводства должен признаваться пересмотр судебных актов по вновь открывшимся обстоятельствам». Виктория Богачева, юрист BGP Litigation BGP Litigation Федеральный рейтинг группа Антимонопольное право группа Арбитражное судопроизводство (крупные споры — high market) группа Банкротство группа Международные судебные разбирательства группа Международный арбитраж группа Налоговое консультирование группа Уголовное право 11 место По количеству юристов Профайл компании × , отмечает, что этот подход был закреплен и в практике арбитражных судов. «В постановлении от 20.11.2012 № 2013/12 по делу № А41-11344/11 Президиум ВАС отметил, что любой «судебный акт, который имеет свойство преюдициальности, является обязательным до тех пор, пока он не будет отменен в установленном законом порядке и все установленные в нем факты до их опровержения принимаются судом по другому делу», – напомнила она.

Есть и ряд дел, которые обосновывают исключения из позиции о преюдициальности. Так, суды могут указать на то, что речь идет не о преюдиции, а о «презумпции истинности фактов». «Такая презумпция истинности фактов является преодолимой, если заинтересованная сторона представила достаточные и достоверные доказательства, ее опровергающие. Также суды указывают, что она применима только к фактам, а не к правовым выводам суда, содержащимся в ранее принятом судебном акте. Положения ч. 2 ст. 69 АПК освобождают от доказывания фактических обстоятельств дела, но не исключают их иной правовой оценки, которая зависит от характера конкретного спора», – говорит Виктория Богачева.

Однако из правил преюдициальности есть исключения, напоминает Арам Григорян, юрист АБ Nektorov, Saveliev & Partners Nektorov, Saveliev & Partners Федеральный рейтинг группа Международный арбитраж группа Рынки капиталов группа Цифровая экономика группа Коммерческая недвижимость/Строительство группа Международные судебные разбирательства группа Арбитражное судопроизводство (крупные споры — high market) группа Корпоративное право/Слияния и поглощения × .

1

Дело №19-КГ17-17.
Апелляция: факты, установленные в другом деле, нельзя считать преюдициальными, так как к делу при новом разбирательстве привлечено третье лицо.
Верховный суд: если лицо, не участвовавшее в ранее рассмотренном судом деле, не оспаривает установленные факты и обстоятельства, то они обязательны для суда, рассматривающего новое дело с участием лиц, участвовавших в прошлом деле. Опровергать установленные факты новое лицо не может.

2

Дело №А40-152245/2014.
Суть дела: по иску о взыскании неустойки истец сослался на необходимость применения специальных норм о поставке товаров, предусмотренных для военных организаций. В обоснование он сослался на судебный акт по спору между теми же сторонами, в котором суд применил эти нормы.
Первая инстанция: требования удовлетворены с применением ч. 2 ст.69 АПК в части применения специальных норм.
Экономколлегия ВС: применение нормы ч. 2 ст. 69 АПК ошибочно.

Дело №А40-36007/15.
Суть дела: истец заявил требование о взыскании денежных средств по соглашению о новации.
Суд первой инстанции: отказал, сославшись на то, что соглашение о новации ранее было признано ничтожной сделкой в другом споре.
Суд кассационной инстанции: отменил решение, указав, что правовая квалификация соглашения о новации не имеет преюдициального значения и необязательная для суда.

Дело №А53-22107/2012.
Суть: спор о признании постройки самовольной.
Верховный суд: наличие вступившего в силу судебного акта о признании права собственности на объект недвижимости само по себе не имеет правового значения при рассмотрении в последующем иска о признании такого объекта самовольной постройкой и его сносе.

3

Позиция отражена в определении КС от 27.09.2016 № 1748-О, которое поставило точку в юридических спорах, связанных со сносом самовольных построек в Москве, получивших название «Ночь длинных ковшей».

4

Дело №А58-3515/08.
Первая инстанция: суд отказал истцу-налогоплательщику в признании недействительным решения налоговой о привлечении к административной ответственности.
Суды апелляционной и кассационной инстанций: удовлетворили иск, сочтя, что в другом деле ответчик признал исковые требования, суд принял признание иска, а значит, фактические обстоятельства установлены судебным актом.
Президиум ВАС: ч. 2 ст. 69 АПК понята неверно, в случае признания иска суд не исследует фактические обстоятельства спора и не рассматривает дело по существу.

Помимо этого, существует и ряд связанных с преюдицией проблем. Так, суды формально подходят к вопросу об отсутствии преюдициальности фактов, установленных судебным актом, который впоследствии был отменен в апелляции из-за отказа от иска или мирового соглашения.

С точки зрения закона действительно, если истец отказывается от иска либо стороны заключили мировое соглашение, то решение суда первой инстанции подлежит отмене, а производство – прекращению. Но свидетельствует ли это о том, что факты, установленные в первой инстанции, участники спора могут игнорировать?

Арам Григорян, юрист АБ Nektorov, Saveliev & Partners Nektorov, Saveliev & Partners Федеральный рейтинг группа Международный арбитраж группа Рынки капиталов группа Цифровая экономика группа Коммерческая недвижимость/Строительство группа Международные судебные разбирательства группа Арбитражное судопроизводство (крупные споры — high market) группа Корпоративное право/Слияния и поглощения ×

Отменяя судебный акт суда первой инстанции, апелляция не ликвидирует его как содержащий в себе судебную ошибку, отмечает Григорян. По его словам, в данном случае надо помнить о возможных злоупотреблениях: так, недобросовестная сторона спора может отказаться от иска, чтобы дезавуировать неудобные для себя факты.

Григорян также считает, что особым образом следует урегулировать преюдициальность фактов, установленных в рамках упрощенного производства, когда стороны ограничены в своих состязательных возможностях и судебное заседание не проводится. «Суд в некоторой степени ограничен в процессе поиска, исследования и оценки фактических обстоятельств дела», – поясняет юрист.

  • Верховный суд РФ

В 2014 году Татьяна Цыганова* продала дом. Чтобы его оплатить, покупатель взял кредит в Россельхозбанке на 2 млн руб. Банк, следуя условиям кредитного договора, перечислил деньги на расчетный счет клиентки.

Цыганова захотела снять средства. Но управляющий дополнительным офисом Калмыцкого регионального филиала Россельхозбанка Санал Дагинов заявил Цыгановой, что 2 млн руб. – крупная сумма, которую невозможно снять с одного расчетного счета. Он же предложил перечислить часть денег на другой счет, а оставшуюся сумму обналичить через кассу банка.

Практика Верховный суд напомнил о преюдиции

Цыганова прислушалась к совету управляющего. В тот же день в ее присутствии сотрудники банка оформили платежное поручение о перечислении 500 000 руб. на счет Тамары Григорьевой, подконтрольный Дагинову, и расходный кассовый ордер о снятии со счета Цыгановой 1,5 млн руб.

Но и тогда наличные не выдали. Дагинов заявил, что в кассе нет необходимого количества банкнот. Он предложил Цыгановой зайти за деньгами позже, а сам воспользовался расходным кассовым ордером и получил по нему 1,5 млн руб. В течение следующих двух дней управляющий через банкоматы обналичил оставшиеся 500 000 руб., которые Цыганова перевела на счет Григорьевой. А клиентка так и осталась без денег.

Спустя четыре года, в 2018-м, Дагинова осудили за махинации по ч. 4 ст. 159 УК на восемь лет (мошенничество в особо крупном размере с использованием служебного положения, дело № 1-34/2018). Обвинительный приговор был вынесен в особом порядке (с признанием вины).

Дождавшись обвинительного приговора, потерпевшая обратилась с иском к банку. Она потребовала взыскать в общей сложности около 3,7 млн руб., включая проценты за пользование чужими деньгами и штраф за неудовлетворение в добровольном порядке требований потребителя.

Неоцененные обстоятельства

Первая инстанция частично удовлетворила иск Цыгановой и взыскала с банка 3,65 млн руб. (дело № 2-511/2019). Элистинский городской суд Калмыкии признал, что приговор в отношении управляющего имеет преюдициальное значение для этого спора. В нем установлено, что деньги списались со счета потерпевшей в результате мошеннических действий Дагинова. Кредитная организация надлежащим образом не контролировала операции по счетам клиентов и необоснованно выдала деньги Цыгановой неуполномоченному лицу. Банк причинил женщине убытки, решил суд.

Апелляция с таким выводом не согласилась. По ее мнению, кредитная организация списала средства со счета Цыгановой по ее распоряжениям – на основании платёжного поручения и расходного кассового ордера, подписанных истицей, подчеркнул Верховный суд Калмыкии. Апелляция отклонила вывод первой инстанции о преюдициальном значении приговора по делу Дагинова, указав, что там не устанавливались обстоятельства списания денег со счёта Цыгановой без распоряжения клиента (дело № 33-587/2019).

Позицию Верховного суда Калмыкии разделил Четвертый кассационный СОЮ. Первая кассация отметила, что суд, рассматривая иск Цыгановой, вообще не должен принимать во внимание обстоятельства, установленные приговором, поскольку он был вынесен в особом порядке (дело № 88-403/2019).

Цыганова, не согласившись с определениями апелляции и первой кассации, обжаловала акты двух инстанций в Верховном суде. Тройка судей под председательством Сергея Асташова признала жалобу обоснованной (дело № 42-КГ20-1-К4).

«Тот факт, что приговор постановлен в особом порядке, не исключает обязанности суда принять его в качестве письменного доказательства и оценить указанные в нём обстоятельства наряду с другими доказательствами по делу», – отметил Верховный суд.

Верховный суд Калмыкии, указав, что приговор в особом порядке не имеет преюдициального значения для спора, не оценил обстоятельства совершения преступления, которые приводятся в приговоре, следует из определения ВС. Он устанавливает факт, что работник кредитной организации причинил убытки клиенту при оказании услуг. Это обстоятельство банк не опроверг, а сама апелляция не поставила его под сомнение. Вместе с тем, согласно п. 1 ст. 1068 ГК, юрлицо или гражданин должен возместить вред, причиненный работником при исполнении трудовых обязанностей, напомнила гражданская коллегия. ВС отменил определения апелляции и первой кассации и направил дело на новое рассмотрение в Верховный суд Калмыкии.

Преюдиция: когда и до каких пределов

«Практика применения приговора по уголовному делу как преюдиции для разрешения гражданских споров достаточно обширная», – говорит партнер юрфирмы INTELLECT INTELLECT Федеральный рейтинг группа Арбитражное судопроизводство (средние и малые споры — mid market) группа Цифровая экономика группа Интеллектуальная собственность группа ТМТ 16 место По количеству юристов 26 место По выручке на юриста (Больше 30 Юристов) 40 место По выручке Профайл компании × Дмитрий Загайнов. Если в уголовном процессе возникают сложности с определением размера ущерба, то суд, как правило, оставляет гражданский иск потерпевшего без рассмотрения, указывая на возможность подать заявление в общем исковом порядке, поясняет адвокат. В таком случае вступивший в законную силу приговор будет иметь преюдициальное значение.

Но встречаются и более сложные примеры применения преюдиции, отмечает Загайнов. Один из них как раз описан в определении Верховного суда: когда к ответственности привлекают организацию, в которой работал осужденный сотрудник, добавляет он.

При этом приговор как преюдиция в гражданском процессе имеет достаточно узкое применение. Для суда, рассматривающего гражданский спор, обязательны лишь два обстоятельства, установленные по итогам уголовного разбирательства, – имели ли место действия и совершены ли они данным лицом (ч. 4 ст. 61 ГПК). Эти факты всегда входят в предмет доказывания по уголовному делу, поясняет Антон Ильин, декан юридического факультета НИУ ВШЭ СПб, профессор.

Прочие обстоятельства, установленные приговором, не имеют заранее установленной силы в гражданском процессе, отмечает партнер Lidings Lidings Федеральный рейтинг группа Фармацевтика и здравоохранение группа Интеллектуальная собственность группа Арбитражное судопроизводство (средние и малые споры — mid market) группа ТМТ группа Трудовое и миграционное право группа Финансовое/Банковское право 5 место По выручке на юриста (Меньше 30 Юристов) 32 место По выручке 43 место По количеству юристов × Александр Попелюк.

Приговор не может, например, предрешать устанавливаемый в гражданском деле размер возмещения вреда, причиненного преступлением, говорит Мария Бояринцева, Адвокатское бюро «А2» Адвокатское бюро «А2» Федеральный рейтинг группа Коммерческая недвижимость/Строительство группа Арбитражное судопроизводство (крупные споры — high market) группа Управление частным капиталом группа Корпоративное право/Слияния и поглощения Профайл компании × . Этот вопрос, как указал КС в своем Определении от 11 февраля 2020 года № 297-О/2020, суд должен разрешить с помощью оценки доказательств, которые стороны представили по общим правилами доказывания.

Приговор в особом порядке: преюдиция или нет

В деле Цыгановой перед Верховным судом среди прочего встал вопрос, может ли приговор, вынесенный в рамках особого производства, обладать преюдициальным значением для гражданского разбирательства, говорит Михаил Гусев из юрфирмы Инфралекс Инфралекс Федеральный рейтинг группа Антимонопольное право группа Банкротство группа ГЧП/Инфраструктурные проекты группа Транспортное право группа Цифровая экономика группа Арбитражное судопроизводство (крупные споры — high market) группа Интеллектуальная собственность группа Коммерческая недвижимость/Строительство группа Корпоративное право/Слияния и поглощения группа Налоговое консультирование группа Налоговые споры 4 место По выручке на юриста (Больше 30 Юристов) 6 место По выручке 15 место По количеству юристов × . По его мнению, гражданская коллегия не дала прямого ответа на этот вопрос. Она лишь указала, что судам в любом случае следует принимать во внимание обстоятельства, отраженные в приговоре, который может учитываться в качестве письменного доказательства.

В то же время эксперты расходятся в оценке преюдициальности приговора, постановленного в особом порядке.

Приговор в особом порядке вообще не должен иметь преюдициального характера для гражданского процесса, поскольку при его вынесении не было судейского установления факта.

Антон Ильин, д. ю. н., профессор, декан юридического факультета НИУ ВШЭ СПб

При особом порядке судья не исследует и не оценивает доказательства, собранные по уголовному делу, в полном объеме, говорит Попелюк. На этом основании приговор, вынесенный в таком производстве, когда-то был исключен из ст. 90 УПК («Преюдиция»), добавляет он.

Преюдициальность приговора для уголовного дела действительно зависит от порядка его вынесения, но на гражданские споры такой подход не распространяется, уверен управляющий партнер юрфирмы Вестсайд Вестсайд Федеральный рейтинг группа Комплаенс группа Разрешение споров в судах общей юрисдикции группа Трудовое и миграционное право группа Управление частным капиталом группа Арбитражное судопроизводство (средние и малые споры — mid market) × Сергей Водолагин.

ГПК не проводит различия, постановили приговор в обычном или особом порядке. Вне зависимости от порядка, в котором проходило судебное заседание по уголовному делу, приговор имеет в гражданском деле преюдициальное значение.

Сергей Водолагин, управляющий партнер юридической фирмы «Вестсайд»

Такой же позиции придерживается Алена Зеленовская, Национальная Юридическая Служба АМУЛЕКС Национальная Юридическая Служба АМУЛЕКС Федеральный рейтинг группа Семейное/Наследственное право группа Уголовное право × . По ее словам, обстоятельства преступления, которые были выявлены в ходе предварительного расследования, отражаются в описательной части приговора. Когда он вступает в силу, эти обстоятельства считаются установленными судом. «Таким образом, не имеет значения, постановлен ли приговор в общем порядке или в особом», – подчеркивает Зеленовская.

С этим соглашается Гусев, добавляя, что аналогичный подход прослеживается в позициях Конституционного суда. Например, в Определении от 24 ноября 2016 года № 2485-О КС указал, что ч. 4 ст. 61 ГПК, которая регламентирует преюдициальность приговора, «не препятствует лицу, в отношении которого был вынесен обвинительный приговор, в том числе по итогам судебного разбирательства в особом порядке при согласии обвиняемого с предъявленным ему обвинением, защищать свои права и законные интересы, отстаивать свою позицию в рамках гражданского судопроизводства в полном объеме на основе принципов состязательности и равноправия сторон».

Преюдициальное значение приговора в особом порядке порой признают и суды общей юрисдикции. Например, Третий кассационный СОЮ, отказывая в удовлетворении жалобы на решения судов по делу № 88-3879/2020, отметил, что закон не содержит каких-либо изъятий насчет таких приговоров и не исключает их преюдициального характера. Такой же вывод содержится в определении Седьмого кассационного СОЮ по делу № 88-676/2019.

* – имя и фамилия изменены редакцией.

  • Верховный суд РФ

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *