Приватизационные чеки ваучеры

Более 20-ти лет назад с развалом СССР в России запустили в оборот первые ваучеры. Многие наши соотечественники практически сразу же решили продать ваучер 1992 года, цена на который была достаточно высокой.

Однако это не являлось самым оптимальным решением использования приватизационных чеков. Выгодно вложить в перспективные акции Норникеля, московскую недвижимость и прочие активы смогли немногие. Практически все россияне, кто разбогател на ваучерах, имеют собственный фонды в России, банковские счета и прочий капитал, позволяющий им мелькать на страницах Forbes.

Президентский указ о введении процедуры чековой приватизации был подписан 14 августа 1992 года. Независимо от возраста, все граждане страны имели право на получение ваучера с номинальной стоимостью в 10 тысяч рублей. Выдавать их начали в октябре того же года, но не все люди понимали:

зачем им нужны данные ценные бумаги;

куда их девать;

в какую организацию вложить;

на что обменять, чтобы не пострадать от инфляции.

При этом государство выдавало специальную памятку, позволявшую разобраться, сколько акций газпрома давали за ваучер. Полученную долю «народного» имущества каждый человек мог:

обменять на акции организации, в которой работал;

принять участие в чековом аукционе;

вложить средства в чековые инвестиционные фонды.

Определенная на ваучеры 1992 года стоимость являлась чисто формальной, поскольку экономика была подвержена инфляционным воздействиям. Даже в памятке к чекам указывалось, что деньги обесцениваются, а имущество будет приносить доход.

Однако население страны в своем большинстве не понимало:

кто придумал данную реформу;

какая цель преследуется государством;

почему выдается именно такое количество ваучеров;

как установили их номинальную стоимость.

Миллионам собственников, которых намеревалось получить правительство, предлагалось передать 35% имущества от существовавших 250-ти тысяч государственных предприятий. Вся собственность оценивалась в 100 миллиардов долларов, что и обусловило стоимость ваучера в 10 тысяч рублей. При расчете оценка предприятий была взята из результатов 1984 года, а не по рыночной стоимости 1992 года. Фактически уже на следующий год за ваучер нельзя было даже купить велосипед, не говоря об объявленной изначально возможности стать владельцем автомобиля «Волга».

Некоторые россияне интересуются, если у них сохранились ваучеры, что с ними делать сейчас. Таких наших соотечественников, которые ничего не сделали со своими чеками, по оценкам экспертов, было около 6%. Свыше трети владельцев (34%) практически сразу же продали свои ценные бумаги. Еще четверть (25%) потеряли свои средства, вложив ваучеры в инвестиционные фонды, которые оказались финансовыми пирамидами. Подарили свои ваучеры родителям или родственникам около 11% их владельцев. Лишь 15% чеков были вложены в отечественные предприятия, позволив получателям ваучеров стать акционерами.

Если Вы не задаетесь вопросом, сколько стоит ваучер 1992 года у коллекционеров, и получаете хороший процент, значит с большой вероятностью стали обладателями ценных бумаг Газпрома и РАО «ЕЭС». Однако в то время таких людей, которые смогли бы рассмотреть перспективное направление, были считанные единицы.

Акции Газпрома вообще являются показательным примером увеличения благосостояния, особенно если человек проживал в газодобывающих регионах. Распределение акций осуществлялось, исходя из средней численности населения в регионе. Жители столицы могли обменять ваучер на 50 акций, Санкт-Петербурга – на 65. Зато в Республике Марий Эл и Перми давали 5900 и 6000 акция соответственно. Купившие и сохранившие их до настоящего времени могут считать себя долларовыми миллионерами.

Огромное состояние на ваучерах смогли лишь те люди, которые осуществляли их скупку. В силу незнания основ рыночной экономики таких людей было крайне мало. По оценкам экспертов «Forbes» только 64 долларовых миллиардера из России сделали свой капитал на приватизации. Из них 28 человек являлись руководителями высшего звена на крупных российских предприятиях.

Большая часть отечественных предприятий была приватизирована с использованием не вполне легальных схем, что до настоящего времени вызывает определенное недовольство в нашей стране. Однако возврата назад уже не будет. Следует лишь отметить, что воспользоваться ваучерной приватизацией смогли исключительно умные люди, сумевшие спрогнозировать дальнейшее развитие ситуации и разбогатеть.

Вот он, ваучер. Людям дали подержать в руках то, что они заработали. А потом — отняли.

Часто вспоминаю девяностые годы, этот идиотский референдум, это «да-да-нет-да», ставшее «мемом» без Интернета; растаскивание огромной страны под успокоительные мантры о том, что, дескать, страну не растаскивают, а лишь меняют порядок хозяйствования. Помню восторженный визг во славу того, что каждому гражданину России (каждому-каждому, понятно?) полагается частичка коллективной социалистической собственности. И частичка эта составляет аж 10 000 рублей для каждого: включая стариков и новорождённых! На наши деньги это около миллиона рублей!

А ещё всем дарят по ваучеру, на котором тоже почему-то написано, что он стоит 10 000 рублей.

И вот держал простой человек этот ваучер (его ещё называли приватизационным чеком) и думал: «Десять тыщ! Да это ж Волгу купить можно!».

Однако, связь между частичкой Родины в 10000 рублей и ваучером; зачем он нужен и как его применить — людям как-то не объяснили.

Вопросы начались уже тогда, когда люди, у которых не получилось купить на пару ваучеров Волгу, или хотя бы телевизор, пытаясь эти ваучеры продать, наталкивались на нежелание перекупщиков давать за них больше 2000 рублей даже после того, как эти рубли порядком обесценились и на них едва ли можно было что-то купить.

Но не беда! Можно было ваучеры вложить во всякие акционерные общества, куда Лёня Голубков с просто-марией призывал идти всех владельцев ваучеров, пока за них давали хоть какие-то деньги.

И люди вкладывали: Хопёр-Инвест, Русский Дом Селенга, МММ (куда ж без него), Сибирь-Гермес-Дон и прочие автомотовелофото. И только много лет спустя я начал осознавать, что среди всех этих Рогов-и-Ко не было ни Газпрома, ни Роснефти, ни Башнефти, ни РусАла, ни НорНикеля – никаких акционерных обществ, которые сейчас существуют и акционерами которых сейчас так приятно быть.

Никто из моих знакомых не догадался сложится ваучерами (ведь это приватизационные чеки!) и приватизировать… Ну например магазин на первом этаже дома! А ведь тысяч сорока хватило бы для приватизации по балансовой стоимости внушительной торговой площади. А что, так можно было? Да, оказывается, можно.

И только теперь приходит понимание того, что все эти «Рога и Ко» даже и не собирались по этим, с позволения сказать, акциям выплачивать дивиденды.

Кроме Мавроди. Только он выплатил дивиденды пару раз, оказавшись самым честным из всех ЭТИХ (гвоздей им в ицих).

Единственной задачей этих рогокопытных контор с громкими названиями было забрать у людей ваучеры и приватизировать на них крупные предприятия, естественно, представив кучу отнятых ваучеров своим личным активом, о происхождении которого не было принято спрашивать. Хотя конечно, «все всё понимали».

И правоохранительные органы едва ли что-то могли сделать. Вот представьте себе, приходит гражданин Н в опорный пункт милиции и пишет заявление. Вложил, мол, ваучеры в АО «Рога и Ко», а оно куда-то исчезло. Прошу разыскать и взыскать. Наверняка люди приходили. И писали. И где теперь эти все заявления? Думаю, все всё понимают.

И теперь нас убеждают, что нельзя пересматривать результаты приватизации. Как в неписанном кодексе карточных игр: «карты розданы, игра сыграна». Но стоит понимать, что все «неписанные законы» выдумываются негодяями, чтобы оправдать свои бесчеловечные поступки и в сочетании с силой притушить недовольство общества и дистанцировать общество от обманутого. Внушить обществу, а порой и обманутому ложное чувство справедливости происходящего. Только в рассматриваемом нами случае подобные «игры» регламентируются вовсе не неписанными блатными законами, а уже вполне записанным уголовным кодексом Российской федерации. И согласно УК РФ это называется мошенничеством в особо крупном размере.

И вот что теперь с этим делать?

Приватизационный чек – государственная ценная бумага на предъявителя, которая давала владельцу право на участие в приватизации в 1992-1994 годах. За российскими приватизационными чеками закрепилось неофициальное название «ваучер».

Они выпускались на основании указа президента России от 14 августа 1992 года «О введении в действие системы приватизационных чеков в РФ».

Каждый чек имел номинал 10 тыс. неденоминированных рублей. Эта цифра была вычислена следующим образом: все имущество, подлежавшее приватизации, было оценено и разделено на количество граждан, которые должны были принять в ней участие.

Выпуск приватизационного чека в неименной, предъявительской форме стал результатом компромисса: считалось, что так удастся уменьшить возможность давления директоров предприятий на своих сотрудников.

Граждане могли использовать приватизационные чеки двумя способами.

Во-первых, проводились специализированные чековые аукционы, на которых акции предприятий обменивались на ваучеры. Курс такого обмена определялся количеством заявок и отличался в разных регионах. Так, в Москве за один приватизационный чек на аукционе можно было получить 50 акций ОАО «Газпром», а в Московской области – 300 акций.

Во-вторых, приватизационные чеки можно было инвестировать в специализированные чековые инвестиционные фонды. Такие фонды в дальнейшем были преобразованы в акционерные инвестиционные фонды. Наибольшей популярностью пользовались «МН-фонд», «Гермес-союз», «Меридиан» (ранее — Первый инвестиционный ваучерный фонд), ИК «Русс-инвест» (ранее — «МММ-инвест»), Энерготрансбанк (ранее — Народный чековый инвестиционный фонд) и др.

По сведениям ФСФР, часть этих фондов прекратила свою деятельность. Однако некоторые существуют и сегодня. Например, акции «Меридиана», «Русс-инвеста» покупаются и продаются на бирже ММВБ-РТС.

Несмотря на неоднозначное отношение к программе приватизации, общепризнано, что приватизационные чеки стали одной из первых ценных бумаг, которые обращались на зарождавшемся фондовом рынке в России. И многие инвестиционные компании начинали свою деятельность с торговли ваучерами.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *