Разрешено все что не запрещено

В российском частном праве широко декларируется утверждение «разрешено все, что не запрещено». В действительности судебная практика зачастую идет по пути ограничений: «Разрешено то, что предписано законом». Иными словами, все, что явно не разрешено, – запрещено. Однако нынешнее положение вещей требует большей свободы, чем дает сложившаяся судебная практика и привычное толкование норм ГК РФ. Кроме того, нередко встречаются ситуации, когда условия соглашения недостаточно ясны, когда ущемляются интересы одной стороны или один из контрагентов злоупотребляет свободой договора. Все эти проблемы постарался разрешить Пленум ВАС РФ в Постановлении № 16. Суть документа сводится к расширению свободы при заключении договоров. Так, устанавливается ряд критериев, когда правило, предписанное законом, можно изменить или отменить договором. Соблюдая их, стороны смогут по своему усмотрению вносить изменения в нормы, которые до этого использовались единообразно. В частности, появляется возможность устанавливать такие значимые для бизнеса условия, как полное возмещение убытков заказчиком при его отказе от договора возмездного оказания услуг, возможность фиксировать критерии существенности нарушения в договорах поставки, привязывать сроки выполнения работ к получению предоплаты. Причем вариантов изменений и модификаций правовых норм достаточно много. Красной нитью по тексту Постановления № 16 проходит мысль о необходимости судам при разрешении споров опираться прежде всего на смысл правовой нормы, ориентироваться на существо нормы и цель регулирования, а не только на законодательную формулировку. Таким образом, высшие арбитры фактически меняют подход к толкованию условий договора, выходя за рамки буквального понимания норм права. Надо сказать, что данный подход вполне оправдан, ведь законодательство несовершенно, а формулировки норм не всегда удачны. И если суды, рассматривая дела, будут исходить из дословного понимания закона, то решения вполне могут оказаться несправедливыми. В то же время на Западе уже давно признается, что в некоторых случаях возможно отступление от буквы закона, от результатов грамматического толкования нормы в пользу духа закона. И такой подход продуктивно работает во многих европейских странах. Теперь подобная практика будет приживаться и на российской почве. Кроме проблемы целевого толкования правовых норм, в Постановлении № 16 затронуты следующие вопросы: о разрешительных и запретительных нормах (п. 1–4); о правилах применения правовых норм к непоименованным договорам (п. 5 Постановления № 16); о применении примерных условий (стандартной документации), которые разработаны саморегулируемыми организациями и опубликованы в печати (п. 7 Постановления № 16); о несправедливых договорных условиях (п. 9, 10 Постановления № 16); о толковании условий договора судом (п. 11 Постановления № 16). Запретительные и разрешительные нормы «Запретительными» (императивными) считаются такие нормы, которые не допускается изменять соглашением сторон. «Разрешительные» (диспозитивные) нормы – те, которые прямо разрешают сторонам установить в договоре отличные от них условия. До принятия документа разрешительные нормы в большинстве случаев распознавались по фразе «если иное не предусмотрено договором». Остальные нормы признавались императивными. В европейском праве норма является императивной в двух случаях: либо когда в тексте закона об этом прямо говорится (например, «соглашение об ином недействительно»), либо когда для суда очевидно, что норма подразумевается императивной. Пленум ВАС РФ последовал примеру европейского права и указал случаи, когда нормы признаются запретительными: если они содержат явно выраженный запрет на установление соглашением сторон иного правила. Примерами прямого запрета могут служить следующие положения: указание, что такое соглашение ничтожно, запрещено или не допускается (п. 2 ст. 461, п. 2 ст. 977 ГК РФ); указание на право сторон отступить от содержащегося в норме правила только в ту или иную сторону (п. 2 ст. 759, п. 2 ст. 973 ГК РФ); недвусмысленное выражение запрета в норме иным образом; если, исходя из целей законодательного регулирования, это необходимо для: защиты особо значимых охраняемых законом интересов слабой стороны договора (в сделках с потребителями, с монополистами и т.д.), интересов третьих лиц или публичных интересов; недопущения грубого нарушения баланса интересов сторон; недопущения искажения существа юридической конструкции, когда запрещающий характер нормы вытекает из существа законодательного регулирования; недопущения злоупотреблений свободой договора. Тесты на определение запретительности нормы работают даже тогда, когда в ней есть явный атрибут разрешительности («если иное не предусмотрено договором»). К сведению Свернуть Слабой считается сторона, которая имеет меньше возможностей (ресурсного, экономического, иного характера) для реализации своего права, а также обладает меньшим набором ресурсов для защиты своих прав. Пленум ВАС РФ приводит несколько примеров норм, которые отвечают критериям запретительности (п. 3 Постановления № 16): п. 2 ст. 610 ГК РФ о праве каждой из сторон договора аренды, заключенного на неопределенный срок, отказаться от него; п. 1 ст. 463 ГК РФ о праве покупателя отказаться от исполнения договора купли-продажи, если продавец не передает покупателю проданный товар, и др. Когда не находится оснований для признания нормы запретительной, суду остается признать ее разрешительной. Если норма не запрещает сторонам включить в договор условие, отличное от содержащихся в ней правил, и отсутствуют описанные выше критерии императивности, стороны вправе изменить соглашением правила, установленные в норме, либо полностью исключить их применение. Такая норма будет разрешительной, а условия договора нельзя будет признать недействительными, как нарушающие требования закона (п. 2 ст. 168 ГК РФ). Например, ст. 475 ГК РФ о последствиях передачи покупателю товара ненадлежащего качества не исключает права сторон своим соглашением предусмотреть иные последствия этого нарушения, в том числе по-иному определить критерии существенности недостатков товара или дополнить те права, которые предоставляются данной статьей покупателю. Пожалуй, самый ценный пример, приведенный в п. 4 Постановления № 16, – это решение застарелой проблемы о праве заказчика отказаться от договора оказания услуг (ст. 782 ГК РФ). Высшие арбитры решили, что стороны вправе согласовать иной режим определения последствий отказа от договора или иной порядок осуществления права на отказ, чем предусмотрено ст. 728 ГК РФ. Контрагенты могут установить, что убытки возмещают обе стороны, а не только исполнитель; заменить возмещение убытков или фактически понесенных расходов уплатой фиксированной суммы. К слову, не так давно Президиум ВАС РФ приходил к выводу об императивости ст. 782 ГК РФ (постановление от 07.09.2010 № 2715/10), однако теперь суд считает эту норму разрешительной. Еще одна ситуация. Согласно п. 1 ст. 476 ГК РФ продавец отвечает за недостатки товара, если покупатель докажет, что они возникли до его передачи. Следуя предписаниям высших арбитров, стороны могут: исключить ответственность; установить, что покупатель освобождается от обязанности доказывать причины возникновения недостатков; предусмотреть, что продавец отвечает за случайно возникшие недостатки. Получается, что теперь стороны с большей уверенностью могут менять подобные правила, если при этом не нарушаются перечисленные в Постановлении № 16 критерии императивности. Риск признания договора недействительным будет минимальным. До принятия Постановления № 16 на практике все было просто, ясно и однозначно. Если условие договора предписано нормой права, которая применяется в том случае, когда стороны в своем соглашении не установили иное, то это норма разрешительная (абз. 2 п. 4 ст. 421 ГК РФ). Если содержание условия договора предписано законом или иными нормативными правовыми актами – норма запретительная, и данное условие не может быть изменено по соглашению сторон (абз. 1 п. 4 ст. 421, п. 1 ст. 422 ГК РФ). Здесь нужно вспомнить о том, что в законодательстве существуют правила, предназначенные защищать особо охраняемые интересы. Так, запрещено использовать свои права исключительно с целью причинить вред другому лицу, совершать действия в обход закона с противоправной целью или злоупотреблять правом, т.е. действовать заведомо недобросовестно (п. 1 ст. 10 ГК РФ). В ст. 169 ГК РФ предусмотрены последствия сделки, совершенной с целью, заведомо противной основам правопорядка или нравственности. Она признается ничтожной. Статья 16 Закона РФ от 07.02.1992 № 2300-1 «О защите прав потребителей» направлена на защиту слабой стороны – потребителя. Она запрещает навязывать ненужный товар, т.е. обуславливать приобретение одних товаров (работ, услуг) обязательным приобретением других. Целый Федеральный закон – от 26.07.2006 № 135-ФЗ «О защите конкуренции» – защищает публичные интересы в предпринимательской области. Антимонопольный орган и суд имеют широкие полномочия для борьбы со злоупотреблениями договорной свободой. Например, по решению суда договор, нарушающий антимонопольные требования, может быть признан недействительным в части или полностью (подп. «б» п. 6 ч. 1 ст. 23). Как видно, применение оборота «для защиты особо значимых охраняемых законом интересов» в Постановлении № 16 обусловлено наличием в законодательстве РФ правил, которые охраняют эти самые интересы. С введением данного оборота появляется большая свобода при согласовании условий договора. В нормах с нечеткой правовой природой, ранее использовавшихся однозначно императивно, теперь есть шанс отыскать диспозитивность.

Сущность субъективного права гражданина или юрлица заключается в гарантированной возможности совершать «определенные действия» и защите их прав законодательством.

Защита»законных интересов» прямо не прописана в законодательстве, а упоминается в юридических текстах и некоторых нормах, как существование таких законных интересов и ассоциируется с возможностью пользоваться конкретным социальным благом и обращаться за защитой своих законных интересов в компетентные органы в целях удовлетворения своих желаний и потребностей, не противоречащих общественным интересам и законодательству исходя из принципа «разрешено все, что не запрещено законом».

Эта возможность предусмотрена: (не ограничиваясь изложенным)

— Ст. 2 АПК РФ «задачами судопроизводства в арбитражных судах являются: 1) защита нарушенных или оспариваемых прав и законных интересов лиц, осуществляющих предпринимательскую и иную экономическую деятельность… и далее по тексту»

— Ст.22 Налогового Кодекса РФ «1.Налогоплательщикам (плательщикам сборов) гарантируется административная и судебная защита их прав и законных интересов»

— Ст. 7 Семейного кодекса РФ «Осуществление членами семьи своих прав и исполнение ими своих обязанностей не должны нарушать права, свободы и законные интересы других членов семьи и иных граждан» и некоторыми другими нормами права.

В последние годы в судебной практике в связи с расширением действия принципа провозглашенного еще первым президентом СССР «разрешено все, что не запрещено законом» статус законных интересов резко возрос. Одновременно лицо, эксплуатируя возможностьбезнаказанно пользоваться тем, что не запрещено законом и понимая, что сегодня закон он не нарушает, а завтра все может быть??? требует от компетентных органов защиты своих законных интересов.

В результате на практике не запрещено законом, а значит разрешено:

1. Построить на деньги ТСЖ многоквартирный дом и не заплатить ни копейки налогов,

2.Уведомить кредиторов о банкротстве должника за пределами 30- ти суток с даты опубликования сообщения о введении наблюдения и включить их в 3ю очередь реестра кредиторов с перспективой возврата долга не более 1%.

3.Не оплачивать задолженность по исполнительному листу, если должник официально не трудоустроен или ООО не осуществляет свою деятельность и наложить арест не на что,

4.Не платить алименты на содержание ребенка, если официального дохода нет,

5.Не оплачивать коммунальные платежи, если живешь, но не являешься собственником жилья и пр..

Вариантов не прописанных в законодательстве много и везде конкретный клиент требует защитить их законные интересы по зарабатыванию «бабла» или разработать такую юридическую конструкцию (ии), которая принесет еще больше прибыли.

Ответ очевиден: если правоприменителю законом предоставлено право выбора из нескольких вариантов принятия решения наиболее соответствующего конкретной жизненной ситуации и применяемой норме права, то он волен вынести решение!

Как результат: Им дозволено Все, что не запрещено законом, Мы разработаем правовые схемы оптимизации их бизнеса и представим их законные интересы в суде и добьемся ! добьемся ведь? желаемого результата, а Правоприменитель примет законное решение наиболее соответствующее конкретной жизненной ситуации. Красиво?

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *