Региональный закон

К региональному законодательству (официально — «законодательству субъектов РФ») относят не только конституции республик в составе РФ или уставы (положения) других субъектов РФ, но и подзаконные акты, изданные исполнительной властью регионов (указы и распоряжения президентов республик и губернаторов, постановления региональных правительств).

На этом региональном уровне системы законодательства мы сталкиваемся с еще большим количеством проблем, в числе которых соответствие региональных законов федеральным; разграничение предметов регулирования законов и подзаконных нормативно-правовых актов; так называемое «встречное» (или опережающее) законотворчество субъектов РФ по вопросам совместного ведения; качество регионального законодательства; использование субъектами РФ права законодательной инициативы на федеральном уровне.

Во многом эти проблемы проистекают, как ни парадоксально, из самой Конституции РФ, ст. 71 которой закрепляет вопросы, находящиеся в исключительном ведении РФ; ст. 72 — вопросы, находящиеся в совместном ведении РФ; а ст. 73 относит вопросы «остаточной» компетенции к ведению субъектов РФ.

Конституция РФ закрепляет принцип приоритета федерального законодательства перед региональным. По вопросам совместного ведения РФ и субъектов РФ субъекты РФ принимают законы и иные нормативные акты в соответствии с федеральными (п. 2 ст. 76). Законы и иные нормативно-правовые акты субъектов РФ, принятые по вопросам совместного ведения, не могут противоречить федеральным законам. В случае же возникновения противоречий между ними действует федеральный закон (п. 5 ст. 76).

В Конституции РФ также содержится некоторая оговорка относительно «остаточной» компетенции. В случае противоречия нормы время в РФ действуют основы законодательства о культуре, об охране здоровья граждан, основы лесного законодательства.

Этот вид кодификационных актов теряет свое значение, несмотря на важность содержащихся в них положений. Отнесение того или иного закона к разряду кодификационных определяется его содержанием, объемом и сферами регулирования им общественных отношений, направленностью на объединение действующих норм и одновременное внесение нормативных новелл. Представляется, что именно кодификационные акты, отражающие федеративный характер государства, должны получить дальнейшее развитие в России и стать рамочными законами (хотя отечественная юриспруденция не оперирует подобным понятием).

Конституция РФ разграничивает вопросы, относящиеся к исключительному ведению Федерации (ст. 71) и к совместному ведению Федерации и ее субъектов. По первой группе вопросов принимаются только федеральные законы, по второй — федеральные законы и законы субъектов РФ. В настоящее время в отечественном законодательстве формально нет рамочных законов, хотя некоторые, по сути, являются таковыми исходя из их содержания.

Учитывая федеративную форму государственного устройства и огромное разнообразие субъектов федерации, принятие рамочных законов представляется необходимым.

Устанавливая общие принципы и условия для всех субъектов РФ, они позволяют учитывать региональные и местные особенности, экономические, социально-политические, демографические, культурологические и иные факторы и традиции. Детальное регулирование Центром в сочетании с недостаточной самостоятельностью регионов и мест — одна из основных причин неэффективности законодательства.

В соответствии с логикой построения системы законодательства обычные законы, кодексы и кодифицирующие акты обладают одинаковой юридической силой, так как принимаются парламентом в установленном порядке простым большинством голосов. Однако между ними существуют «горизонтальные» связи, которые не сводятся к иерархическим и субординационным. Несмотря на одинаковую юридическую силу указанных актов, в кодексах закрепляются положения о приоритете содержащихся в них норм. Кодифицирующие акты не столь категоричны на этот счет. Некоторые (например, Закон «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации») не содержат вообще никаких положений о месте данных актов в системе законодательства. Федеральный закон «Об образовании», напротив, закрепляет положение о том, что другие законы и иные нормативные правовые акты РФ и субъектов РФ в области образования должны приниматься в соответствии с этим законом (п. 1 ст. 3).

Отсутствие в кодификационных актах положений о закреплении приоритета их норм вносит хаос в федеральное законодательство и федерального закона норме регионального, принятого в соответствии со ст. 73, действует норма регионального закона (ч. 6 ст. 76).

Основным стержнем всех противоречий является ст. 72 Конституции РФ, содержащая перечень вопросов, относящихся к совместному ведению. В настоящее время она стала своего рода тормозом дальнейшего развития федеративных отношений, особенно в области законодательства. Ст. 72 Конституции РФ не содержит принципов разграничения «совместного ведения», поэтому при конструировании очередного законопроекта, регулирующего вопросы совместного ведения, разработчики каждый раз сталкиваются с этой проблемой. Мало помогает и принятый в 1999 г. Федеральный закон «О принципах и порядке разграничения предметов ведения и полномочий между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти субъектов Российской Федерации», содержание которого едва ли длиннее его названия.

Фактически ни Конституция РФ, ни упомянутый закон не предусматривают какого-либо специального порядка рассмотрения и принятия законов, регулирующих вопросы совместного ведения. Более того, не закреплен и порядок учета мнения субъектов РФ по законопроекту.

Справедливости ради стоит отметить, что Регламент Правительства Российской Федерации предусматривает согласование проектов своих актов по предметам совместного ведения РФ и субъектов РФ (ч. 2 п. 35). Это означает, что законодательные предложения правительства, перед тем как они направляются в Государственную Думу, проходят согласование с органами власти субъектов РФ.

Вопрос о разграничении полномочий между центром и регионами неоднократно в различных аспектах рассматривался Конституционным Судом РФ. Можно перечислить огромное число постановлений Конституционного Суда РФ, в которых рассматривается вопрос о соответствии Конституции РФ многих актов субъектов РФ, регулирующих как вопросы совместного ведения, так и вторгающиеся в компетенцию центра. О важности проблемы свидетельствует также Указ Президента РФ от 10 августа 2000 г. №I486, предписывающий создание федерального банка нормативных правовых актов субъектов РФ — федеральный регистр нормативных правовых актов субъектов РФ (п. 1) с целью обеспечения верховенства Конституции РФ и федеральных законов в РФ Российская газета 2000. 16 авг..

Вопрос соответствия — несоответствия регионального законодательства федеральному во многом связан и с так называемым «опережающим законотворчеством». В то время как проблема соответствия нижестоящих актов вышестоящим еще как-то решается, вопрос о непосредственном разграничении полномочий по-прежнему остается острым.

Пока же проблема разграничения полномочий решается при проектировании законов в каждом конкретном случае. Причем, если при разработке проекта инициаторы предусматривают разграничение полномочий центра и регионов, то при дальнейшем процессе обсуждения эти положения зачастую размываются, становятся неопределенными и расплывчатыми. В тех же случаях, когда предусматривается финансирование из бюджета определенного уровня, как правило, нечетко определяются и источники финансирования. Такие ситуации и приводят к упрекам в том, что региональное законодательство вторично и дублирует федеральное. Многие региональные законы страдают декларативностью в силу того, что в них отсутствует механизм реализации закрепленных норм, хромает законодательная техника См.: Козулин А.И. О некоторых аспектах качества регионального закона// Государство и право 2000. №6. С. 78-84.

Бессистемность, хаотичность, «мелкотемье» федеральных законов приводят к тому, что субъекты РФ принимают собственные нормативно-правовые акты, регулирующие вопросы, по которым еще не приняты акты на федеральном уровне. Конституционный суд РФ неоднократно подчеркивал, что субъекты РФ обладают правом осуществлять собственное правовое регулирование по вопросам совместного ведения, но эти акты должны быть приведены в соответствие с впоследствии принятым федеральным законом.

Однако на практике регионы, активно осуществляющие» опережающее законотворчество», не всегда спешат привести свои нормативно-правовые акты в соответствие с принятым позднее федеральным законом, тем более, что он не всегда оказывается качественней и эффективнее регионального. Другие регионы, напротив, не спешат принимать собственные законы, даже если регулирование тех или иных общественных отношений необходимо, аргументируя это отсутствием федерального закона.

Вопрос соответствия — несоответствия нижестоящих актов вышестоящим не порождал бы таких проблем, если бы существовал механизм учета мнения субъектов РФ и корректировки актов федерального уровня в соответствии с ним. Перераспределение полномочий при федеративной форме устройства сверху вниз ни в коей мере не должно отрицать использования законодательного опыта регионов.

Конституцией РФ закреплены такие механизмы, как право законодательной инициативы законодательных (представительных) органов субъектов РФ (п. 1 ст. 104), представительство субъектов РФ в Совете Федерации, использование права законодательной инициативы депутатов Государственной Думы, поскольку они, так или иначе, представляют интересы своих избирателей в регионах. Однако эти механизмы оказываются недействующими по ряду объективных и субъективных причин.

Субъекты РФ редко используют право законодательной инициативы как со стороны своих законодательных (представительных) собраний, так и через членов Совета Федерации. Это можно объяснить рядом причин. Во-первых, регионы не располагают соответствующими кадровыми, материальными и финансовыми ресурсами разработки проекта надлежащего качества. Во-вторых, регионы не спешат выходить с инициативами, чтобы не возбуждать вопроса о соответствии законодательства различных уровней.

В-третьих, играет роль политический фактор. В личных беседах чиновники говорят о том, что представителям в Совете Федерации не всегда «удобно» и «по чину» выдвигать инициативы в верхней палате Интервью с членами Правительства Республики Татарстан проводились в ходе проекта»Оценка мер социальной защиты малообеспеченных семей с детьми в Республике Татарстан» под эгидой Международной организации труда в Москве (2001). Возможно, что с новациями в Совете Федерации это положение изменится. В-четвертых, многие сетуют на то, что процесс прохождения и обсуждения законопроекта в Государственной Думе долгий, затянутый, что приходится долго ждать результата.

В регионах, как и на федеральном уровне, не разграничены предметы регулирования законодательной и исполнительной властями. Поэтому не понятно, по какому принципу те или иные вопросы должны регулироваться органами законодательной или исполнительной власти. Это обстоятельство позволяет им уходить от проблемы соответствия федеральным законам.

Последняя редакция Статьи 76 Конституции РФ гласит:

1. По предметам ведения Российской Федерации принимаются федеральные конституционные законы и федеральные законы, имеющие прямое действие на всей территории Российской Федерации.

2. По предметам совместного ведения Российской Федерации и субъектов Российской Федерации издаются федеральные законы и принимаемые в соответствии с ними законы и иные нормативные правовые акты субъектов Российской Федерации.

3. Федеральные законы не могут противоречить федеральным конституционным законам.

4. Вне пределов ведения Российской Федерации, совместного ведения Российской Федерации и субъектов Российской Федерации республики, края, области, города федерального значения, автономная область и автономные округа осуществляют собственное правовое регулирование, включая принятие законов и иных нормативных правовых актов.

5. Законы и иные нормативные правовые акты субъектов Российской Федерации не могут противоречить федеральным законам, принятым в соответствии с частями первой и второй настоящей статьи. В случае противоречия между федеральным законом и иным актом, изданным в Российской Федерации, действует федеральный закон.

6. В случае противоречия между федеральным законом и нормативным правовым актом субъекта Российской Федерации, изданным в соответствии с частью четвертой настоящей статьи, действует нормативный правовой акт субъекта Российской Федерации.

Комментарий к Ст. 76 КРФ

1. Часть 1 комментируемой статьи закрепляет основы федерального правового регулирования по предметам ведения Российской Федерации. Установлено, что по этим предметам ведения (см. комм. к ст. 71) или, иначе говоря, в этих пределах принимаются федеральные конституционные законы и федеральные законы. В данном случае конкретизируются предмет ведения и полномочия Российской Федерации, названные в п. «а» ст. 71 Конституции, и приводятся формы важнейших федеральных правовых актов. Кроме названных правовых актов по этим предметам ведения принимаются: в связи с внесением изменений в Конституцию — особый правовой акт, именуемый «Закон Российской Федерации о поправке к Конституции» (Постановление Конституционного Суда РФ от 31 октября 1995 г. N 12-П по делу о толковании ст. 136 Конституции РФ//СЗ РФ. 1995. N 45. Ст. 4408), а также во всех других случаях — указы и распоряжения Президента РФ, постановления и распоряжения Правительства РФ, постановления палат Федерального Собрания (ст. 90, ч. 2 ст. 102, ч. 2 ст. 103, 115, п. «а» ч. 2 ст. 125 Конституции).

Федеральные конституционные законы и федеральные законы не должны противоречить Конституции (ч. 1 ст. 15). Вместе с тем они имеют верховенство на всей территории страны. Иные акты, входящие в правовую систему Российской Федерации (за исключением Закона о поправке к Конституции), издаются в соответствии с этими законами.

Федеральные конституционные законы принимаются по вопросам, предусмотренным Конституцией (ч. 1 ст. 108). Согласно Конституции, путем их издания: осуществляется принятие в Российскую Федерацию и образование в ее составе нового субъекта (ч. 2 ст. 65), изменение статуса субъекта Федерации (ч. 5 ст. 66); утверждается описание и порядок официального использования государственных флага, герба и гимна Российской Федерации (ч. 1 ст. 70); определяются порядок проведения общероссийского референдума (п. «в» ст. 84), режим военного положения (ч. 1, 2 ст. 56), обстоятельства и порядок введения чрезвычайного положения, статус Уполномоченного по правам человека (п. «д» ч. 1 ст. 103), порядок деятельности Правительства РФ (ч. 2 ст. 114); устанавливается судебная система (ч. 3 ст. 118), полномочия, порядок образования и деятельности Конституционного Суда РФ, Верховного Суда РФ, Высшего Арбитражного Суда РФ и иных федеральных судов (ч. 3 ст. 128), порядок созыва Конституционного Собрания (ч. 2 ст. 125). В иных случаях издаются федеральные законы.

Понятие «федеральный закон» иногда употребляется в Конституции не в специальном смысле (как акт, отличающийся от федерального конституционного закона), а в общеродовом, собирательном значении, охватывающем все виды федеральных законов. Именно в этом качестве упоминается федеральный закон в ч. 2 ст. 4, ч. 3 ст. 55, п. «а» ст. 71, ч. 3 ст. 90, п. «а» ч. 2 ст. 125 и в некоторых других статьях Конституции.

Федеральные конституционные законы и федеральные законы имеют прямое действие на всей территории Российской Федерации. Подобное согласуется с положениями Конституции о суверенитете Российской Федерации, который распространяется на всю ее территорию (ч. 1 ст. 4), обеспечивает единство экономического, политического и правового пространства.

Юридическое содержание прямого действия федеральных законов заключается в том, что они не нуждаются в подтверждении со стороны каких-либо органов государственной власти и местного самоуправления и применяются непосредственно всеми субъектами права. На это обращалось внимание в Постановлении Конституционного Суда от 30 сентября 1993 г. N 18-П (ВКС. 1994. N 6). В нем, в частности, отмечалось, что федеральные законы, принятые в сфере ведения Российской Федерации, действуют непосредственно и подлежат применению на всей ее территории; распространение действия этих законов на территории республик специальным законодательным актом республик противоречит понятию исключительного федерального ведения. В последующем Конституционный Суд, дополняя сказанное, с позиций принципа верховенства Конституции и федеральных законов констатировал, что субъект Федерации не может изменять установленные Конституцией приоритеты действия законов и иных федеральных нормативных актов, ограничивать их применение, приостанавливать их действие, вводить какие-либо связанные с действием этих актов процедуры и механизмы разрешения коллизий, правовых споров, не предусмотренные Конституцией России и федеральными законами (Определение от 27 июня 2000 г. N 92-О//СЗ РФ. 2000. N 29. Ст. 3117).

Прямое действие федеральных законов, принятых по предметам ведения Российской Федерации, не исключает издания подзаконных актов Президентом и Правительством РФ, федеральными министерствами и ведомствами. При этом, однако, данные акты не могут противоречить законам и отменять их. Суды, установив при рассмотрении дела несоответствие акта государственного или иного органа закону, принимают решения в соответствии в законом (ч. 2 ст. 120 Конституции).

Порядок принятия, подписания, обнародования и вступления в силу федеральных конституционных законов и федеральных законов устанавливается Конституцией (см. комм. к ст. 105-108) и ФЗ от 14 июня 1994 г. «О порядке опубликования и вступления в силу федеральных конституционных законов, федеральных законов, актов палат Федерального Собрания» (СЗ РФ. 1994. N 8. Ст. 801). В частности, как определено названным ФЗ, федеральные конституционные законы и федеральные законы подлежат официальному опубликованию в течение семи дней после дня их подписания Президентом (ст. 3) и вступают в силу одновременно на всей территории Российской Федерации по истечении десяти дней после дня их официального опубликования, если самими законами не установлен другой порядок вступления их в силу (ст. 6).

2. Часть 2 комментируемой статьи регламентирует отношения, связанные с правовым регулированием в сфере совместного ведения Российской Федерации и ее субъектов. Данную сферу можно характеризовать как такой круг вопросов (см. комм. к ч. 1 ст. 72), за решение которых несут ответственность Российская Федерация и образующие ее субъекты. Это означает, что правовое регулирование по данным вопросам осуществляется в особом правовом режиме. Конституционный Суд, касаясь указанной проблемы, пришел к выводу о том, что выработка правовых норм здесь должна строиться на основе достижения баланса интересов Российской Федерации и ее субъектов, взаимоуважения и взаимной ответственности с обязательным использованием согласительных процедур (Постановление Конституционного Суда РФ от 10 сентября 1993 г. N 12-П // ВКС. 1994. N 4-5).

В упоминавшемся выше Постановлении Конституционного Суда от 30 сентября 1993 г. N 18-П обращалось внимание федеральных органов государственной власти на необходимость разработки механизма согласования правового регулирования по вопросам совместного ведения Российской Федерации и ее субъектов. В настоящее время данные отношения регулируются статьей 26.4 ФЗ от 6 октября 1999 г. «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации» (СЗ РФ. 1999. N 42. Ст. 5005).

ФЗ от 6 октября 1999 г. определяет также, что:

— субъекты Федерации вправе осуществлять собственное правовое регулирование по предметам совместного ведения до принятия федеральных законов. После принятия соответствующего федерального закона законы и иные нормативные правовые акты субъектов Федерации приводятся в соответствие с данным федеральным законом в течение трех месяцев;

— по вопросам совместного ведения, решение которых отнесено указанным Законом к полномочиям органов государственной власти субъекта Федерации (ч. 2 ст. 26.3), данные органы власти имеют право принимать законы, иные нормативные правовые акты, в том числе региональные программы субъектов Федерации, вне зависимости от наличия в федеральных законах положений, устанавливающих указанное право (ч. 3.1 ст. 26.3);

— по вопросам совместного ведения, решение которых отнесено указанным Законом к полномочиям органов государственной власти субъектов Федерации (ч. 2 ст. 26.3), могут приниматься федеральные законы, которые, однако, не должны включать положения, определяющие объем и порядок осуществления расходов из бюджета субъекта Федерации, необходимых для исполнения соответствующих полномочий региональными органами власти (ч. 3 ст. 26.3).

Конституционный Суд, касаясь рассматриваемых отношений, дополнительно к вышеназванным правовым позициям также констатировал:

— ч. 2 ст. 76 Конституции регулирует не вопрос о том, вправе ли федеральные органы государственной власти издавать нормативные акты подзаконного характера, а вопрос о том, как действует федеральный закон и как он соотносится с актами, принимаемыми субъектами Федерации (Постановление от 9 января 1998 г. N 1-П//СЗ РФ. 1998. N 3. Ст. 429);

— вопросы совместного ведения могут регулироваться не только федеральным законом, но и иными федеральными нормативными правовыми актами (по смыслу Постановления от 27 января 1999 г. N 2-П//СЗ РФ. 1999. N 6. Ст. 866);

— установления федерального законодателя действуют непосредственно и не нуждаются в подтверждении в законодательстве субъектов Федерации (по смыслу Постановления от 9 июля 2002 г. N 12-П//СЗ РФ. 2002. N 28. Ст. 2909);

— признание за субъектами Федерации права осуществлять опережающее правовое регулирование по предметам совместного ведения не дает им автоматически полномочий по решению в полном объеме вопросов, имеющих универсальное значение как для законодателя в субъектах Федерации, так и для федерального законодателя и в силу этого подлежащих регулированию федеральным законом (Постановление от 15 декабря 2003 г. N 19-П//СЗ РФ. 2003. N 52. Ч. 2. Ст. 5101).

3. Часть 3 комментируемой статьи выделяет федеральные конституционные законы как обладающие более высокой юридической силой в сравнении с обычными федеральными законами; последние не могут противоречить федеральным конституционным законам. Иная субординация — внутри систем каждого из названных видов законов — не предусмотрена. Это подтвердил Конституционный Суд. В Определении от 5 ноября 1999 г. N 182-О (СЗ РФ. 1999. N 52, Ст. 6460) он констатировал: «в ст. 76 Конституции не определяется и не может определяться иерархия актов внутри одного их вида, в данном случае — федеральных законов. Ни один федеральный закон в силу ст. 76 Конституции не обладает по отношению к другому федеральному закону большей юридической силой. Правильный же выбор на основе установления и исследования фактических обстоятельств и истолкование норм, подлежащих применению в конкретном деле, относятся не к ведению Конституционного Суда РФ, а к ведению судов общей юрисдикции и арбитражных судов».

Соответствие федеральных законов федеральным конституционным законам обеспечивается посредством принципа правоприменения, согласно которому суд, установив при рассмотрении дела несоответствие акта государственного или иного органа, а равно должностного лица Конституции, федеральному конституционному закону, федеральному закону и другим нормативным правовым актам, принимает решение в соответствии с правовыми положениями, имеющими наибольшую юридическую силу (ч. 3 ст. 5 ФКЗ от 31 декабря 1996 г. «О судебной системе Российской Федерации»//СЗ РФ. 1997. N 1. Ст. 1).

4. Часть 4 комментируемой статьи содержит ряд важных положений о правовом регулировании субъектов Федерации. Во-первых, называются пределы такого регулирования; это та часть отношений и вопросов (они обозначаются в конкретных федеральных законах), которая находится вне пределов ведения Федерации и совместного ведения Федерации и ее субъектов. Во-вторых, устанавливается, что данным правом в равной степени наделяются все субъекты Федерации: республики, края, области, города федерального значения, автономная область и автономные округа. В-третьих, фиксируется, что субъекты Федерации осуществляют собственное правовое регулирование по вопросам, находящимся в их ведении, или, говоря иначе, они самостоятельны в принятии необходимых правовых актов по этим вопросам, обладают правом регулировать указанные отношения полностью, исчерпывающим образом; принятые в таких случаях акты субъектов Федерации не требуют подтверждения федеральными органами (Постановление Конституционного Суда от 7 июня 1993 г. N 14-П//ВКС. 1994. N 4-5). В-четвертых, определяется правовая система актов субъектов Федерации, которые принимают законы (их упоминание придает использованию этой правовой формы обязательность, особое юридическое значение, в том числе в смысле государственной защиты) и иные нормативные акты (в ФЗ от 6 октября 1999 г. «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации» (СЗ РФ. 1999. N 42. Ст. 5005) дополнительно названы, например, такие акты, как постановления законодательного органа (ч. 3 ст. 5), указы (постановления) и распоряжения высшего должностного лица (руководителя высшего исполнительного органа государственной власти) субъекта Федерации (ч. 1 ст. 22)). В-пятых, «собственное правовое регулирование» отношений, о которых идет речь в ч. 4 комментируемой статьи, дополняет регулирование, осуществляемое субъектом Федерации по вопросам совместного ведения Федерации и ее субъектов. В-шестых, если субъект Федерации не реализует предоставленные ему нормотворческие полномочия, то непосредственно применяются федеральные нормы, а также федеральный законодатель в случае необходимости сам может осуществить правовое регулирование в соответствующей сфере (Постановление Конституционного Суда от 3 ноября 1997 г. N 15-П//СЗ РФ. 1997. N 45. Ст. 5241).

5. В ч. 5 комментируемой статьи закрепляется гарантия верховенства федеральных законов на территории Российской Федерации (см. комм. к ч. 2 ст. 4). Одновременно устанавливается, что законы и иные нормативные правовые акты субъектов Федерации не могут противоречить федеральным законам, принятым по предметам ведения Федерации и по предметам совместного ведения Федерации и ее субъектов. В случае если законы и другие правовые акты субъектов Федерации, а также иные правовые акты, изданные в Российской Федерации, вступают в противоречие с федеральным законом, действует федеральный закон.

Названные законы и все иные акты, изданные в Российской Федерации, не должны противоречить Конституции (ч. 1 ст. 15 Конституции). Субъекты Федерации в нормотворческой деятельности обязаны руководствоваться федеральными нормативными актами, принятыми в развитие федеральных законов или при их отсутствии, например указами Президента РФ, а также исходить из норм договоров о разграничении предметов ведения и полномочий, заключенных в порядке ч. 3 ст. 11 Конституции. Последнее требование в равной мере может быть адресовано и другому участнику таких договоров — федеральным органам государственной власти.

Надзор за соответствием законам правовых актов, издаваемых субъектом Федерации, возложен на прокуратуру (ст. 1 Закона РФ от 17 января 1992 г. «О прокуратуре Российской Федерации», в ред. от 17 ноября 1995 г.//СЗ РФ. 1995. N 47. Ст. 4472). Прокурор вправе опротестовывать данные правовые акты, противоречащие Конституции и федеральным законам, обращаться в суд с заявлением о проверке соответствия закона субъекта Федерации федеральному закону. При этом, как подчеркнул Конституционный Суд, реализация указанного полномочия прокурором (обращение в суд) не должна приводить к подмене функций органов законодательной власти (Постановление от 11 апреля 2000 г. N 6-П//СЗ РФ. 2000. N 16. Ст. 1774).

В приведенном Постановлении Конституционный Суд, обосновывая право суда общей юрисдикции осуществлять проверки закона субъекта Федерации на предмет его соответствия федеральному закону, очертил границы такого нормоконтроля. В частности, было обращено внимание на то, что общие суды не могут аннулировать закон, а вправе лишь признать его недействующим и, следовательно, с момента вступления решения суда в силу не подлежащим применению. Лишение же акта юридической силы возможно только по решению самого законодательного органа, издавшего акт, или в предусмотренном Конституцией порядке конституционного судопроизводства.

ФЗ «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации» (ст. 9, 19) в целях обеспечения законности предоставляет право Президенту требовать от законодательного органа и высшего должностного лица субъекта Федерации приведения принятых ими нормативных правовых актов в соответствие с Конституцией и федеральными законами (наличие рассогласованности должно подтверждаться решением суда). В случае если требование Президента в установленные сроки не исполняется, законодательный орган может быть распущен, а полномочия высшего должностного лица субъекта Федерации досрочно прекращены. Названные законоположения были признаны Конституционным Судом не противоречащими Конституции РФ (Постановление от 4 апреля 2002 г. N 8-П//СЗ РФ. 2002. N 15. Ст. 1497).

Правовые акты органов государственной власти субъектов Федерации и должностных лиц, нарушающие права и свободы граждан, их объединений, могут быть обжалованы в суд (статья 46 Конституции России).

6. Часть 6 комментируемой статьи фиксирует гарантии верховенства закона и иного нормативного правового акта субъекта Федерации, принятого им в рамках полномочий собственного правового регулирования (т.е. вне пределов ведения Российской Федерации и совместного ведения Российской Федерации и ее субъектов), в соотношении с федеральным законом. Установлено: если возникают противоречия между ними, то действует нормативный правовой акт субъекта Федерации. Такой подход согласуется со ст. 73 Конституции (см. комм. к ст. 73), находит поддержку в решениях Конституционного Суда (например, его Постановление от 3 июня 1993 г. N 13-П//ВКС. 1994. N 4-5).

Вместе с тем ФЗ «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации» (ч. 3 ст. 3) установил порядок разрешения коллизий в подобных случаях. В частности, он определил: если орган государственной власти субъекта Федерации полагает, что федеральный закон не соответствует Конституции, нормативный правовой акт федерального органа государственной власти не соответствует положениям Конституции, федеральных законов или договоров о разграничении полномочий, устанавливающим разграничение предметов ведения и полномочий между федеральными органами государственной власти и органами государственной власти субъектов Федерации, спор о компетенции либо вопрос о соответствии федерального закона Конституции, соответствии нормативного правового акта федерального органа государственной власти Конституции федеральным законам или договорам о разграничении полномочий разрешается соответствующим судом. До вступления в силу решения суда о признании федерального закона или отдельных его положений не соответствующими Конституции, нормативного правового акта федерального органа государственной власти или отдельных его положений не соответствующими Конституции, федеральным законам или договорам о разграничении полномочий принятие законов и иных нормативных правовых актов субъекта Федерации, противоречащих соответствующим положениям федерального закона, нормативного правового акта федерального органа государственной власти, не допускается.

Контроль за актами, принятыми субъектом Федерации в порядке ч. 6 комментируемой статьи, находится в компетенции конституционных (уставных) судов субъектов Федерации, проверяющих их на предмет соответствия своей конституции (уставу) (ч. 1 ст. 27 ФКЗ от 31 декабря 1996 г. «О судебной системе Российской Федерации»//СЗ РФ. 1997. N 1. Ст. 1), а также судов общей юрисдикции, осуществляющих в установленных пределах нормоконтроль с позиций федерального закона. Конституционный Суд не уполномочен проверять данные законы в порядке абстрактного нормоконтроля (п. «б» ч. 2 ст. 125 Конституции), но он вправе это делать, если имеет место жалоба на нарушение конституционных прав и свобод граждан, чьи права и свободы нарушены законом, примененным или подлежащим применению в конкретном деле (Определение Конституционного Суда от 31 мая 1999 г. N 60-О//СЗ РФ. 1999. N 23. Ст. 2891).

Сейчас мы являемся свидетелями интенсивных темпов законотворческой деятельности субъектов Федерации. Получив по Конституции РФ право на издание собственных законов, субъекты начали активно его реализовывать. «Накопление» законов в субъектах идет очень быстро. Общее число действующих на сегодняшний день региональных законов превышает 19 тысяч.

Законы субъектов РФ — нормативно-правовые акты высшей юридической силы, принятые законодательным (представительным) органом государственной власти субъекта РФ по предметам ведения субъекта федерации и по предметам совместного ведения Федерации.

К основным разновидностям З.С. РФ относятся: конституции республик; уставы краев, областей, городов федерального значения, текущие законы, принимаемые по предметам ведения субъектов РФ. (например, закон Белгородской области от 19.12.2005. № 11 «О статусе депутата Белгородской областной думы», закон Белгородской области от 24.07.2002. № 35 «Об административных правонарушениях на территории Белгородской области»,

ВЫВОД: Закон — это нормативный правовой акт высшей юридической силы, который принимается в особом процессуальном порядке высшим законодательным представительным органом государственной власти или непосредственно народом в порядке референдума, призванный регулировать важнейшие, базовые общественные отношения.

Вопрос 3. Система подзаконных нормативных правовых актов

Важным и наиболее многочисленным видом источников права в Российской Федерации являются подзаконные правовые акты по различным аспектам государственного управления. Обязательным условием их принятия является соот­ветствие действующим в стране законам.

Подзаконный акт — это нормативный правовой акт, принимаемый уполномоченным субъектом на основании, в соответствии и во исполнение закона.

Акты Президента РФ

Указы Президента– решения нормативного и ненормативного характера, принимаемые главой Российского государства в пределах его компетенции по наиболее важным вопросам.

В ст. 90 говорится о том, что Президент РФ издает указы и распоряжения (последние отличаются ненормативным характером).

По юридической силе указы Президента РФ подразделяются на нормативные и правоприменительные. Нормативные указы содержат нормы права и регулируют разнообразные сферы общественной жизни, имеют общеобязательный характер, а правоприменительные указы носят индивидуально-разовый характер и принимаются по конкретным вопросам управленческой деятельности (например, указ Президента РФ о назначении на должность какого-либо министра, о присвоении звания или награждении орденом и пр.).

Указ Президента РФ от 9.03.2004. № 314 «О системе и структуре федеральных органов исполнительной власти».

Указ Президента РФ от 24.09.2007. № 1274. «Вопросы структуры федеральных органов исполнительной власти».

Распоряжения Президента (как уже отмечено) ненормативны и прини­маются по различного рода оперативным вопросам государственного уп­равления (например, о создании всевозможного рода рабочих комиссий, о выделении средств из резервного фонда на те или иные нужды и пр.).

Следующую ступень в иерархии подзаконных нормативно-правовых актов как источников права в Российской Федерации занимают акты Правительства РФ, издаваемые им на основании и во исполнение Конституции РФ, федеральных законов и нормативных указов Президента РФ.

В соответствии со ст. 115 Конституции РФ Правительство РФ издает постановления и распоряжения на основании и во исполнение Конституции РФ, федеральных законов, нормативных указов Президента РФ.

Распоряжения Правительства обычно содержат конкретные предписания, т.е. являются актами индивидуального характера.

Постановления издаются по наиболее важным вопросам хозяйственного и культурного строительства. Они, как правило, имеют общий характер, содержат нормы права и потому являются источниками права. Такие критерии установлены Федеральным конституционным законом «О Правительстве Российской Федерации».

Постановления Правительства РФ принимаются в соответствии с его компетенцией, определенной Федеральным конституционным законом «О Правительстве Российской Федерации» (ст. ст. 13 — 21), а также по иным полномочиям, осуществляемым в соответствии с Конституцией по предметам ведения Российской Федерации и совместного ее ведения с субъектами Федерации.

Постановления Правительства могут приниматься на заседаниях Правительства, а также на заседаниях Президиума Правительства. Постановления, принятые Президиумом Правительства, могут быть отменены Правительством Российской Федерации.

Постановления Правительства РФ можно охарактеризовать следующи­ми присущими им признаками:

1) отражение многопрофильности деятельности и межотраслевой ха­рактер;

2) высшая мера нормативности в системе исполнительной власти в Рос­сийской Федерации;

3) прямая связь с законом и строгая подзаконность;

4) общеобязательность действия на всей территории России.

Постановления Правительства РФ, если они противоречат Конституции РФ и федеральным законам, могут быть отменены Президентом РФ.

Постановления Правительства РФ подписываются Председателем Правительства РФ и подлежат официальному опубликованию не позднее 15 дней со дня их принятия.

За правительственными постановлениями в череде источников права подзаконного характера следуют ведомственные нормативно-правовые акты, издаваемые министерствами и ведомствами Российской Федерации во ис­полнение положений и норм, содержащихся в федеральных законах, указах Президента и правительственных постановлениях.

Содержание ведомственных нормативных актов во многом определяется их формой. В соответствии с Постановлением Правительства РФ от 13 августа 1997 года № 1009 (с последующими изменениями и дополнениями) в настоящее время органы исполнительной власти издают: приказы, постановления, распоряжения, правила, инструкции и положения. Издание нормативных правовых актов в виде указаний, писем и телеграмм не допускается.

Наиболее распространенным видом ведомственных нормативно-право­вых актов является приказ. Приказами опосредуется различная по своему характеру деятельность, ими утверждаются, а тем самым и придается соот­ветствующая юридическая сила другим нормативно-правовым актам, ис­ходящим от того или иного министерства или ведомства.

Помимо приказов, положений и инструкций руководство министерств и ведомств Российской Федерации издает также всевозможные указания, информационные письма, телеграммы и пр. Эти документы издаются с целью разъяснения порядка применения тех или иных норм законодательства, их единообразного применения территориальными органами, новых норм не содержат и, следовательно, в число источников права не входят.

С 15 мая 1992 г. Указом Президента Российской Федерации введена государственная регистрация нормативных актов министерств и ведомств, затрагивающих права и законные интересы граждан или носящих межведомственный характер. Государственная регистрация таких актов возложена на Министерство юстиции Российской Федерации. Не прошедшие государственную регистрацию ведомственные акты не влекут правовых последствий, как не вступившие в силу. На указанные акты нельзя ссылаться при разрешении конкретных правовых споров.

Нормативные акты министерств, государственных комитетов и ведомств Российской Федерации могут быть отменены Правительством Российской Федерации.

Аналогичным образом (в строго иерархическом подчинении) строится и система нормативно-правовых актов субъектов Российской Федерации.

Решения и постановления региональных органов государственной власти (например, областных представительных, законодательных структур — Саратовской областной Думы, Астраханского областного Представительного Собрания).

Решения, распоряжения, постановления региональных органов государственного управления (например, областных глав администраций, губернаторов и пр.).

Нормативные акты органов местного самоуправления. Эти акты принимаются в пределах компетенции названных структур и действуют на территории соответствующих городов, районов, сел, поселков, микрорайонов и т.п.

Особенностью этих актов является их территориальная ограниченность и принятие только по вопросам, касающимся управления муниципальной собственностью, формирования, утверждения и исполнения местного бюд­жета, установления местных налогов и сборов и т.п.

В то же время эти решения являются обязательными для исполнения всеми расположенными на соответствующей территории предприятиями, учреждениями и органи­зациями независимо от их ведомственной принадлежности, а также долж­ностными лицами и гражданами.

Локальные нормативные акты. Это нормативные предписания, принятые на уровне конкретного предприятия, учреждения и организации и регулирующие их внутреннюю жизнь (например, правила внутреннего трудового распорядка).

Дата добавления: 2017-02-25; просмотров: 11078 | Нарушение авторских прав | Изречения для студентов

К данным актам относятся конституции (уставы) субъектов Российской Федерации, их законы. Конституции (уставы) субъектов Федерации принимаются ими самостоятельно и закрепляют основные элементы правого статуса субъекта Федерации. Республики являются государствами в составе России и по этой причине имеют право принять свою Конституцию. Иные субъекты Федерации принимают уставы.

В настоящее время действующее законодательство предоставляет субъекту право самостоятельно определять структуру конституции (устава). В некоторых субъектах они в большей степени повторяют федеральную конституцию. Другой вариант структуры конституций (уставов) субъектов предполагает наличие лишь тех положений, без которых основной закон обойтись не сможет, и которые помогают решить вопросы, не урегулированные федеральным законодательством. В отечественной науке существует точка зрения, что «слепое копирование Конституции Российской Федерациисубъектами Федерации, относится к недостатку нормотворческого процесса».

Закон субъекта Российской Федерации – нормативный правовой акт, принимаемый непосредственно российскими гражданами проживающими на территории субъекта Федерации или законодательным (представительным) органом субъекта Российской Федерации в соответствии с Конституцией России, федеральными конституционными законами и федеральными законами, конституцией или уставом субъекта Федерации и регулирующий основные вопросы государственного, экономического и социального развития, находящиеся в введении субъекта Федерации. Нормы законов субъектов Федерации закрепляют основные принципы организации государственной и общественной жизни субъекта и повышают регулятивный потенциал конституций (уставов).

Родовое понятие «закон субъекта Российской Федерации» находит выражение в различных юридических формах. В конституциях ряда республик установлен такой вид акта, как конституционный закон. Например, ст. 53 Конституции Республики Саха (Якутия) предусматривает принятие в особом порядке конституционного закона о порядке деятельности Государственного Собрания и его палат. Подавляющая часть законов субъектов именуются «законами».

Во многих субъектах получила такая форма закона, как кодекс. Кодекс представляет собой единый законодательный акт, в котором объединены и систематизированы нормы права, регулирующие определенную область общественных отношений. Основными критериями кодексов являются высокая юридическая целостность и внутренняя согласованность, стабильность и устойчивость содержащихся в них норм, а также широкий круг регулируемых отношений. Кодекс делает возможным установление связи между его содержанием и регулируемыми им отношениями, что обеспечивает Кодексу высокую юридическую силу.

Практика разработки, принятия избирательных кодексов получила распространение в последнее десятилетие, хотя вопрос о кодификации законодательства, регулирующего отдельные сферы общественных отношений, ставился учеными давно. В Республике Башкортостан принято шестнадцать кодексов, действует кодекс Свердловской области об административной ответственности, избирательные кодексы Тюменской, Белгородской, Свердловской и Воронежской областей.

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

Лучшие изречения: На стипендию можно купить что-нибудь, но не больше. 8970 – | 7232 – или читать все.

Сейчас мы являемся свидетелями интенсивных темпов законотворческой деятельности субъектов Федерации. Получив по Конституции РФ право на издание собственных законов, субъекты начали активно его реализовывать. «Накопление» законов в субъектах идет очень быстро. Общее число действующих на сегодняшний день региональных законов превышает 19 тысяч.

Законы субъектов РФ – нормативно-правовые акты высшей юридической силы, принятые законодательным (представительным) органом государственной власти субъекта РФ по предметам ведения субъекта федерации и по предметам совместного ведения Федерации.

К основным разновидностям З.С. РФ относятся: конституции республик; уставы краев, областей, городов федерального значения, текущие законы, принимаемые по предметам ведения субъектов РФ. (например, закон Белгородской области от 19.12.2005. № 11 «О статусе депутата Белгородской областной думы», закон Белгородской области от 24.07.2002. № 35 «Об административных правонарушениях на территории Белгородской области»,

ВЫВОД: Закон – это нормативный правовой акт высшей юридической силы, который принимается в особом процессуальном порядке высшим законодательным представительным органом государственной власти или непосредственно народом в порядке референдума, призванный регулировать важнейшие, базовые общественные отношения.

Вопрос 3. Система подзаконных нормативных правовых актов

Важным и наиболее многочисленным видом источников права в Российской Федерации являются подзаконные правовые акты по различным аспектам государственного управления. Обязательным условием их принятия является соот­ветствие действующим в стране законам.

Подзаконный акт – это нормативный правовой акт, принимаемый уполномоченным субъектом на основании, в соответствии и во исполнение закона.

Акты Президента РФ

Указы Президента– решения нормативного и ненормативного характера, принимаемые главой Российского государства в пределах его компетенции по наиболее важным вопросам.

В ст. 90 говорится о том, что Президент РФ издает указы и распоряжения (последние отличаются ненормативным характером).

По юридической силе указы Президента РФ подразделяются на нормативные и правоприменительные. Нормативные указы содержат нормы права и регулируют разнообразные сферы общественной жизни, имеют общеобязательный характер, а правоприменительные указы носят индивидуально-разовый характер и принимаются по конкретным вопросам управленческой деятельности (например, указ Президента РФ о назначении на должность какого-либо министра, о присвоении звания или награждении орденом и пр.).

Указ Президента РФ от 9.03.2004. № 314 «О системе и структуре федеральных органов исполнительной власти».

Указ Президента РФ от 24.09.2007. № 1274. «Вопросы структуры федеральных органов исполнительной власти».

Распоряжения Президента (как уже отмечено) ненормативны и прини­маются по различного рода оперативным вопросам государственного уп­равления (например, о создании всевозможного рода рабочих комиссий, о выделении средств из резервного фонда на те или иные нужды и пр.).

Следующую ступень в иерархии подзаконных нормативно-правовых актов как источников права в Российской Федерации занимают акты Правительства РФ, издаваемые им на основании и во исполнение Конституции РФ, федеральных законов и нормативных указов Президента РФ.

В соответствии со ст. 115 Конституции РФ Правительство РФ издает постановления и распоряжения на основании и во исполнение Конституции РФ, федеральных законов, нормативных указов Президента РФ.

Распоряжения Правительства обычно содержат конкретные предписания, т.е. являются актами индивидуального характера.

Постановления издаются по наиболее важным вопросам хозяйственного и культурного строительства. Они, как правило, имеют общий характер, содержат нормы права и потому являются источниками права. Такие критерии установлены Федеральным конституционным законом «О Правительстве Российской Федерации».

Постановления Правительства РФ принимаются в соответствии с его компетенцией, определенной Федеральным конституционным законом «О Правительстве Российской Федерации» (ст. ст. 13 – 21), а также по иным полномочиям, осуществляемым в соответствии с Конституцией по предметам ведения Российской Федерации и совместного ее ведения с субъектами Федерации.

Постановления Правительства могут приниматься на заседаниях Правительства, а также на заседаниях Президиума Правительства. Постановления, принятые Президиумом Правительства, могут быть отменены Правительством Российской Федерации.

Постановления Правительства РФ можно охарактеризовать следующи­ми присущими им признаками:

1) отражение многопрофильности деятельности и межотраслевой ха­рактер;

2) высшая мера нормативности в системе исполнительной власти в Рос­сийской Федерации;

3) прямая связь с законом и строгая подзаконность;

4) общеобязательность действия на всей территории России.

Постановления Правительства РФ, если они противоречат Конституции РФ и федеральным законам, могут быть отменены Президентом РФ.

Постановления Правительства РФ подписываются Председателем Правительства РФ и подлежат официальному опубликованию не позднее 15 дней со дня их принятия.

За правительственными постановлениями в череде источников права подзаконного характера следуют ведомственные нормативно-правовые акты, издаваемые министерствами и ведомствами Российской Федерации во ис­полнение положений и норм, содержащихся в федеральных законах, указах Президента и правительственных постановлениях.

Содержание ведомственных нормативных актов во многом определяется их формой. В соответствии с Постановлением Правительства РФ от 13 августа 1997 года № 1009 (с последующими изменениями и дополнениями) в настоящее время органы исполнительной власти издают: приказы, постановления, распоряжения, правила, инструкции и положения. Издание нормативных правовых актов в виде указаний, писем и телеграмм не допускается.

Наиболее распространенным видом ведомственных нормативно-право­вых актов является приказ. Приказами опосредуется различная по своему характеру деятельность, ими утверждаются, а тем самым и придается соот­ветствующая юридическая сила другим нормативно-правовым актам, ис­ходящим от того или иного министерства или ведомства.

Помимо приказов, положений и инструкций руководство министерств и ведомств Российской Федерации издает также всевозможные указания, информационные письма, телеграммы и пр. Эти документы издаются с целью разъяснения порядка применения тех или иных норм законодательства, их единообразного применения территориальными органами, новых норм не содержат и, следовательно, в число источников права не входят.

С 15 мая 1992 г. Указом Президента Российской Федерации введена государственная регистрация нормативных актов министерств и ведомств, затрагивающих права и законные интересы граждан или носящих межведомственный характер. Государственная регистрация таких актов возложена на Министерство юстиции Российской Федерации. Не прошедшие государственную регистрацию ведомственные акты не влекут правовых последствий, как не вступившие в силу. На указанные акты нельзя ссылаться при разрешении конкретных правовых споров.

Нормативные акты министерств, государственных комитетов и ведомств Российской Федерации могут быть отменены Правительством Российской Федерации.

Аналогичным образом (в строго иерархическом подчинении) строится и система нормативно-правовых актов субъектов Российской Федерации.

Решения и постановления региональных органов государственной власти (например, областных представительных, законодательных структур – Саратовской областной Думы, Астраханского областного Представительного Собрания).

Решения, распоряжения, постановления региональных органов государственного управления (например, областных глав администраций, губернаторов и пр.).

Нормативные акты органов местного самоуправления. Эти акты принимаются в пределах компетенции названных структур и действуют на территории соответствующих городов, районов, сел, поселков, микрорайонов и т.п.

Особенностью этих актов является их территориальная ограниченность и принятие только по вопросам, касающимся управления муниципальной собственностью, формирования, утверждения и исполнения местного бюд­жета, установления местных налогов и сборов и т.п.

В то же время эти решения являются обязательными для исполнения всеми расположенными на соответствующей территории предприятиями, учреждениями и органи­зациями независимо от их ведомственной принадлежности, а также долж­ностными лицами и гражданами.

Локальные нормативные акты. Это нормативные предписания, принятые на уровне конкретного предприятия, учреждения и организации и регулирующие их внутреннюю жизнь (например, правила внутреннего трудового распорядка).

Дата добавления: 2017-02-25 ; просмотров: 9304 | Нарушение авторских прав

2. Высшее должностное лицо субъекта Российской Федерации (руководитель высшего исполнительного органа государственной власти субъекта Российской Федерации) обязано (обязан) обнародовать закон субъекта Российской Федерации, удостоверив обнародование закона путем его подписания или издания специального акта, либо отклонить закон в срок, который устанавливается конституцией (уставом) и законом субъекта Российской Федерации и не должен превышать четырнадцать календарных дней с момента поступления указанного закона.
3. В случае отклонения высшим должностным лицом субъекта Российской Федерации (руководителем высшего исполнительного органа государственной власти субъекта Российской Федерации) закона субъекта Российской Федерации указанный закон может быть одобрен в ранее принятой редакции большинством не менее двух третей голосов от установленного числа депутатов.
4. Закон субъекта Российской Федерации, одобренный в ранее принятой редакции, не может быть повторно отклонен высшим должностным лицом субъекта Российской Федерации (руководителем высшего исполнительного органа государственной власти субъекта Российской Федерации) и подлежит обнародованию в срок, установленный конституцией (уставом) и законом субъекта Российской Федерации.
5. Конституция (устав) и закон субъекта Российской Федерации вступают в силу после их официального опубликования. Законы и иные нормативные правовые акты субъекта Российской Федерации по вопросам защиты прав и свобод человека и гражданина вступают в силу не ранее чем через десять дней после их официального опубликования.
6. Конституция Российской Федерации, федеральные законы, конституция (устав) и законы субъекта Российской Федерации подлежат государственной защите на территории субъекта Российской Федерации.

Как им это удаётся и что неплохо было бы «взять на карандаш» федеральным министерствам?

На что тратят миллиарды

Правильный тон порой задают сами главы регионов.

Так, глава Ямала Дмитрий Артюхов (самый молодой на сегодня губернатор) не стал ограничиваться кабинетной работой. Он несколько дней объезжал вверенную ему территорию на «Ладе» (и обошёлся при этом без личного водителя) да ещё вёл в соцсетях репортаж о том, что видит и чем недоволен. Местные жители инициативу главы региона оценили и достаточно откровенно высказывались о проблемах. Чиновники теперь нервно строят предположения, кому устроят разнос.

Публикация от Дмитрий Артюхов (@artyukhov_da) 12 Авг 2019 в 6:33 PDT

Учитель — в законе…

Местная власть, если захочет, может работать очень продуктивно, а не раздражать народ фразами про «макарошки» и кто кого просил рожать.

Так, Ульяновская обл. стала первой, которая предлагает принять региональный закон о статусе педагога. Как подчеркнула министр просвещения РФ Ольга Васильева, побывавшая в конце августа на образовательном форуме в Ульяновске, это может стать основой для федерального закона. «Ведь он даёт определённый стимул для развития в профессии, мотивирует на освоение новых компетенций», — отметила министр.

Проект закона о статусе педагогических работников Ульяновской обл. был подготовлен в мае этого года. В частности, он предполагает учительские звания — «педагог-наставник», «педагог-методист» и «педагог-исследователь» — с существенной денежной выплатой, дополнительные меры стимулирования, связанные с аттестацией и повышением квалификации. Если раньше материальное поощрение получали учителя, подготовившие победителей и призёров всероссийских олимпиад и соревнований, то сейчас это будет касаться и тех, чьи воспитанники стали лучшими на областном уровне. Отдельно выделяется статус педагога-наставника, которым устанавливается ежемесячная доплата в 1170 руб. в течение периода наставничества. Ульяновские педагоги могут получить такой закон уже к Дню учителя 5 октября.

Садовод — с льготами

Сельское хозяйство — сфера, крайне важная для Кировской обл. Регион производит много зерновых, овощей, мяса и молока. Поэтому формы поддержки сельхозпроизводителей ежегодно пересматриваются. Одной из форм помощи были налоговые льготы: с автомобилей, работающих в аграрных фирмах, уплачивалось лишь 50% транспортного налога. Депутаты областного Заксобрания, защищающие интересы аграриев, предложили увеличить налог до 100% для легковых авто, а грузовики, обеспечивающие до 70% перевозок в сельском хозяйстве, наоборот, полностью освободить от налога. В апреле этот законопроект отклонили: региональный дорожный фонд от такого нововведения рискует недополучить 1,3 млрд руб. Но депутаты-инициаторы снова подняли вопрос на летних сессиях Заксобрания. На этот раз законопроект одобрили. По предварительным подсчётам, сумма льгот для сельскохозяйственных фирм составит минимум 20 млн руб.

А в Татарстане из бюджета республики третий год выделяют по 550 млн руб. в помощь садоводам. На эти деньги за пределами товариществ ремонтируют дороги, электросети, водопроводы, площадки для сбора и вывоза ТБО. За три года привели в порядок 125 км ЛЭП, 100 км подъездных дорог к СНТ, 385 площадок для сбора мусора, пробурили 86 скважин, установили 120 трансформаторных подстанций, уложили 25 км внешних водопроводных сетей. Её действие решили продлить до 2021 г.

С 2018 г. в республике работает ещё одна программа, рассчитанная на обустройство инфраструктуры уже внутри садоводческих товариществ. За ремонт аллей, водопроводов и электросетей в границах СНТ республика платит частично — если вложатся сами дачники. На каждый их рубль бюджет даёт два.

«Наливайкам» — бой!

А ещё Татарстан настаивает на возвращении регионам права ограничивать продажу алкоголя в общепите и даже внёс в Госдуму такой законопроект. Когда такое право у регионов было, республика ввела запрет на продажу алкоголя, в том числе пива, в торговых точках, вход в которые «организован со стороны двора многоквартирного дома», и пабах площадью менее 50 кв. м. По данным МВД по РТ, отмена «наливаек» дала большой эффект. Правонарушения в состоянии алкогольного опьянения в республике сократились со 114 тыс. в 2014 г. до 86 тыс. в 2016 г. Этот запрет действует в республике до сих пор.

Борется с этой проблемой и Нижний Новгород. Заксобрание Нижегородской обл. внесло в региональный КоАП статьи о запрете размещать распивочные в жилых домах. Запрет действует уже несколько лет. С 2016 г. штрафы для нарушителей: 2–5 тыс. руб. — для граждан, 100–150 тыс. руб. — для юрлиц. На первых этажах эти «наливайки» сменили парикмахерские, химчистки, аптеки. Вместе с рюмочными ушли в прошлое пьяные драки у входа и тёмные личности, которые клянчат деньги на поправку здоровья.

Школьнику — стакан…

В Иркутской обл. с января 2020 г. каждому ученику начальной школы планируют ежедневно бесплатно выдавать стакан молока. Для этого в регионе создают программу «Школьное молоко». Инициативу осенью 2018 г. выдвинули чиновники регионального правительства, они считают, что это положительно повлияет на здоровье младшеклассников и поддержит рублём местных производителей, ведь молоко будут закупать у аграриев Приангарья.

По информации Министерства образования Иркутской обл., начинать свой школьный день стаканом молока смогут 14,5 тыс. детей. Каким должен быть режим питания школьников? Подробнее

Бабушке — дрова…

Отопительный сезон в Кировской обл. редко проходит без проблем — жители деревень часто остаются без дешёвых дров. В 2018 г. в Афанасьевском районе удалось одобрить лишь 400 заявлений на получение древесины по сниженной цене. А в январе, чтобы попасть в МФЦ и подать заявление, люди начали занимать места в очереди с 5 часов утра. Бороться есть за что: цена за куб дров по заявке — порядка 20 руб., а средняя рыночная уже подошла к 500—1500 руб. Поэтому власти ищут возможности поддержки населения. В 2019 г. подняли цены на «деловую» древесину высоких категорий, а на сосну, кедр, лиственницу, ель, пихту и берёзу, которые и нужны для отопления, ставки снизились.

Льготники, живущие в домах с печным отоплением, смогут ежегодно получать по 15 кубов дров, заключив договор в районном отделе Минлесхоза Кировской обл. Установлены и понижающие коэффициенты для Героев СССР и РФ, ветеранов и инвалидов ВОВ, многодетных семей, малоимущих граждан и «детей войны».

Малышам — приданое

С инициативой вручать подарки семьям с новорождёнными мэр Москвы Сергей Собянин выступал неоднократно. В конце 2017 г. эта инициатива была закреплена постановлением Правительства Москвы. Изначально приданое вручалось детям, чьи родители зарегистрированы в столице. Но с конца 2018 г. такой подарок положен всем новорождённым, чьё место рождения — Москва. На эти цели выделено 2,5 млрд руб.

Вопрос-ответ Подарочный набор для новорождённого в Москве. Инфографика

Подарок для новорождённого москвича включает в себя вещи, которые понадобятся родителям в первые месяцы жизни малыша. Департамент труда и соцзащиты даже проводил опросы и консультировался у специалистов, чтобы этот набор оказался максимально полезным. В него входят одежда, аксессуары для кормления и купания, игрушки, пелёнки, средства гигиены и постельное бельё — всего 44 предмета. Молодым родителям больше всего по душе пришёлся демисезонный комбинезон на три первых месяца жизни. В Липецкой обл. многодетные семьи могут получить до 1,4 млн руб. на строительство своего дома. Такой законопроект приняли 1 августа областные депутаты. Все эти годы многодетным семьям бесплатно выделяли землю под застройку, но в чистом поле: без дорог, газа и воды. Да и денег на строительство у многодетных часто не было. Теперь же они могут рассчитывать на финансовую помощь из бюджета. Размер субсидии зависит от числа детей. Так, семьи с тремя детьми получат 810 тыс. руб., а с семью — 1 млн 458 тыс. руб.

В Коми республиканские власти будут выделять по 1 млрд руб. в год на помощь семьям с детьми. С 1 января 2020 г. за рождение первого ребёнка здесь будут выплачивать региональный семейный капитал в размере 150 тыс. руб. «Выплата на первенца поможет молодым родителям в решении многих вопросов, в том числе такого насущного, как улучшение жилищных условий, — говорит глава Минтруда Коми Илья Семяшкин. — На предоставление новой выплаты из бюджета республики в год будем направлять 300 млн руб.».

В Башкирии придумали свою программу для обеспечения жильём нуждающихся — «Жилстройсбережения». Житель республики, признанный нуждающимся в жилье по одной из категорий, открывает пополняемый вклад в одном из банков-партнёров. Счёт можно открыть на 3 или 6 лет и пополнять на 3, 5 или 10 тыс. руб. ежемесячно. Из республиканского бюджета каждому участнику программы выделяется треть его ежемесячного платежа, но не более 3000 руб. По окончании срока накопленные средства становятся первоначальным взносом на ипотеку, а банк предоставляет ипотечный кредит под 6% годовых. Почему депутаты предлагают несбыточные законы? Подробнее

А с 2016 г. здесь реализуется Программа поддержки местных инициатив. Население на сходе определяется с проектом — ремонтом, строительством или благоустройством, собирает средства — до 10% от стоимости проекта, часть выделяют местные предприниматели, а остальное — по 1 млн руб. — правительство республики.

Не замечают или не хотят замечать?

Почему хорошие, работающие региональные законы не удаётся адаптировать для всей страны, «АиФ» рассказал генеральный директор Института региональных проблем Дмитрий Журавлёв.

Нужен пинок

— Я считаю, что идея адаптировать какие-то региональные законы для федерального уровня хорошая. Более того, существует механизм для продвижения законодательных инициатив регионов. Причём не только через верхнюю палату парламента, за счёт сенаторов от субъектов, но и через нижнюю. То есть региональные парламенты могут вносить в Госдуму свои законодательные инициативы. Но, для того чтобы этот механизм заработал в полную силу, необходим дополнительный пинок.

Я прекрасно понимаю, что, когда в Госдуму вносят откуда-то снизу какой-то документ, у аппарата механически возникает отторжение: у нас столько работы, а тут ещё вы припёрлись со своим законом. Я считаю, в данном случае может сработать только требование в обязательном порядке рассматривать за одну сессию энное количество законодательных инициатив регионов. Это решается простым внесением поправки в регламент Госдумы. Плюс обязать сенаторов и депутатов от регионов поддерживать эту инициативу. Правда, и этого может не хватить. Потому что депутаты такую инициативу могут принять к рассмотрению, а потом напишут на полстранички отрицательное заключение и, счастливые, уйдут работать дальше.

Проблема не в том, что законы регионов чем-то плохи, хотя инициативы с мест бывают часто недоработаны. Ведь и законопроекты депутатов Госдумы не всегда являются, мягко говоря, вершиной законотворчества. Но от парламентариев аппарату ГД деваться некуда, они регулярно заходят и интересуются: где мой закон, что вы с ним сделали? А региональные заксобрания далеко, их можно посылать без зазрения совести: мол, документ плохо проработан и поэтому не годится.

Не в теории, а на практике

Да, некоторые региональные законы настолько специфичны, что применить их для всей России не получится. Но для этого в аппарате Госдумы тысяча человек и сидит, чтобы отделять непереносимые региональные инициативы от вполне адаптируемых и здравый региональный опыт доводить до федерального уровня.

Хотя дело не только в аппарате. Я понимаю всю хитрость депутатов Госдумы. Если регионалы начнут свои законы издавать, что останется от приоритетности федеральной законодательной инициативы? Но эта опасность мнимая: голосовать-то всё равно будет Дума. Так что главная задача — заставить Госдуму всерьёз рассматривать региональные инициативы. Тогда и местные депутаты, увидев, что их труд не пропадает зря, начнут чаще предлагать перенести что-то дельное на федеральный уровень.

А это, я считаю, может быть вся социальная сфера. Всё, что касается рядового человека, можно смело вытаскивать из региональных законодательств. Потому что региональные чиновники и депутаты в любом случае ближе к людям и их проблемам, чем федеральные. Пока последние мыслят с глобальным размахом, регионалы в ежедневном режиме решают проблемы.

Например, неплоха кировская идея с комплексным капремонтом — когда не каждый подрядчик делает что-то своё, а фирма, «зашедшая» на ремонт конкретного дома, работает по всем проблемным для жильцов направлениям. На местах уже понимают, как его правильно делать, не в теории, а на практике. И точно разбираются в этом лучше федеральных парламентариев и экспертов. Другой вопрос, надо ли было вообще вводить этот капремонт, но это уже не обсуждается.

И льготы по налогам инвалидам можно давать не только в Иркутской обл., где новые правила освободили от транспортного налога инвалидов-колясочников, которые ездят на машине мощностью двигателя до 175 «лошадей». Но такая законодательная инициатива никогда не пройдёт в Госдуме. И не потому, что парламентарии плохие, просто, когда дело касается денег, включается самое сильное министерство России. Это не ФСБ, а Минфин. От них отрицательный отзыв будет не на полстранички, а на 50 листах.

Именно поэтому не делают единых стандартов, например, школьного питания по всей стране с тем же бесплатным стаканом молока, как в Иркутске. Всё упирается в деньги.

Какой министр главный?

Отсюда, кстати, вытекает ещё одна проблема: пропорции бюджета между Федерацией и регионами. Сегодня у нас соотношение бюджета: 60% — федеральный, 30% — региональный и 10% — местный. А основная социальная нагрузка лежит как раз на местных бюджетах. В результате им всё время не хватает денег, и федеральный центр вынужден давать дотации регионам, а те — районам. Зачем мы себя обманываем? Всё равно школы и больницы должны работать. А значит, деньги придётся давать. Так почему бы не дать каждому уровню доходы бюджета от налогов в таком объёме, в каком ему определены социальные обязательства перед своим населением. И тогда можно говорить о том, чтобы адаптировать на всю Россию закон какого-нибудь региона, связанный с бюджетным финансированием.

Но… федеральные законодательные органы боятся потерять свою значимость, а Минфин почему-то оказался главным министерством в стране. Когда министру финансов жалко денег — это нормально, у него такая работа. Но не должно последнее слово всё время оставаться за ним в социальном государстве.

Не молчите!

Закон даёт возможность Регионам делать для своих жителей что-то полезное.

Алексей Ульянов, правозащитник (Волгоград):

— Сегодня есть коридорчик, позволяющий эффективно реализовать общественные инициативы на местном законодательном уровне. Этот коридорчик заложен в федеральный закон.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *