Сделки совершенные под влиянием обмана

1. Сделка, совершенная под влиянием насилия или угрозы, может быть признана судом недействительной по иску потерпевшего.

2. Сделка, совершенная под влиянием обмана, может быть признана судом недействительной по иску потерпевшего.

Обманом считается также намеренное умолчание об обстоятельствах, о которых лицо должно было сообщить при той добросовестности, какая от него требовалась по условиям оборота.

Сделка, совершенная под влиянием обмана потерпевшего третьим лицом, может быть признана недействительной по иску потерпевшего при условии, что другая сторона либо лицо, к которому обращена односторонняя сделка, знали или должны были знать об обмане. Считается, в частности, что сторона знала об обмане, если виновное в обмане третье лицо являлось ее представителем или работником либо содействовало ей в совершении сделки.

3. Сделка на крайне невыгодных условиях, которую лицо было вынуждено совершить вследствие стечения тяжелых обстоятельств, чем другая сторона воспользовалась (кабальная сделка), может быть признана судом недействительной по иску потерпевшего.

4. Если сделка признана недействительной по одному из оснований, указанных в пунктах 1-3 настоящей статьи, применяются последствия недействительности сделки, установленные статьей 167 настоящего Кодекса. Кроме того, убытки, причиненные потерпевшему, возмещаются ему другой стороной. Риск случайной гибели предмета сделки несет другая сторона сделки.

Комментарий к статье 179 ГК РФ

1. Все пять сделок, предусмотренные комментируемой статьей, на первый взгляд серьезно отличаются друг от друга. Основания их признания совершенно различны. Одни из них относятся к мотивам совершения сделки (угроза, насилие) и характеризуются отсутствием собственной (внутренней) воли, другие — к несоответствию воли волеизъявлению в сделке (обман, злонамеренное соглашение представителя, кабальная сделка). Объединить их вместе позволили два обстоятельства. Первое: все эти пять различных оснований могут приниматься во внимание при одном общем условии — каждое из них должно быть необходимой причиной совершения сделки. Без этого соответствующие сделки не были бы совершены. Второе — общие последствия признания таких сделок недействительными.

Первая особенность позволяет не принимать во внимание ни сами условия сделки, ни порядок ее совершения, ни, наконец, форму сделки. Они могут быть вполне законны. Главное заключается в том, под влиянием чего была совершена сделка. Во всех пяти случаях одна из сторон является потерпевшей от виновных противоправных действий другой стороны. Эти противоправные действия оказали решающее влияние на совершение сделки другой стороной.

Необходимо обратить внимание в этой связи на то обстоятельство, что данная норма содержит только гражданско-правовую квалификацию этих противоправных действий. Она не затрагивает ни уголовной, ни административной, ни иной ответственности, которая может наступать в подобных случаях для лиц, совершивших такие действия. И обман, и насилие, и угроза, да и остальные действия при определенных условиях дают право на применение мер, предусмотренных уголовным либо административным законодательством.

Каждая из следующих сделок может быть признана недействительной, если она совершена:

во-первых, под влиянием обмана;

во-вторых, под влиянием насилия;

в-третьих, под влиянием угрозы;

в-четвертых, под влиянием злонамеренного соглашения представителя одной стороны с другой стороной;

в-пятых, вследствие тяжелых обстоятельств на крайне невыгодных для себя условиях (кабальная сделка).

Действие комментируемой статьи распространяется на сделки любых участников — как физических, так и юридических лиц.

2. Обман представляет собой умышленное введение стороны в заблуждение. Он приобретает юридическое значение тогда, когда к нему прибегают как к средству склонить другую сторону к совершению сделки. Заинтересованная в совершении сделки сторона преднамеренно создает у потерпевшего не соответствующее действительности представление о характере сделки, ее условиях, личности участников, предмете, других обстоятельствах, влияющих на его решение. Обман может заключаться и в утверждениях об определенных фактах, и в умолчании, намеренном сокрытии фактов и обстоятельств, знание о которых отвратило бы потерпевшего от совершения сделки.

Например, лицо представляет в банк поддельные либо иные не соответствующие действительности документы, свидетельствующие о праве на получение вклада по наследству (ошибочное решение суда о признании иждивенцем наследодателя), или представляет поддельный документ, удостоверяющий полномочия на совершение сделки, и т.д.

Тем не менее обманом, влекущим признание сделки недействительной, не может считаться отказ от совершения заранее обещанного противоправного действия, не относящегося к самой сделке: обмен квартиры под обещание жениться (выйти замуж), продажа автомобиля под обещание «помочь с арендой» помещения и т.п. Не может считаться обманом в смысле комментируемой статьи и отказ от выполнения обещанных, но не согласованных в установленной форме условий сделки (отказ доставить купленный товар, отчужденный без обязательства доставки). В этом случае можно требовать либо признания договора не заключенным, либо расторжения заключенного договора, либо, наконец, привлечения к ответственности за невыполнение обязанностей по договору.

3. Насилием в смысле комментируемой статьи считается непосредственное физическое воздействие на личность участника сделки — либо непосредственно на сторону, если ею является гражданин, либо на представителей (работников) и органы юридического лица. Они могут выражаться в нанесении побоев, телесных повреждений, убийствах, причинении физических страданий, ограничении либо лишении свободы передвижения.

Насилие может выражаться далее в воздействии на имущество стороны — уничтожение либо повреждение имущества, захват его.

Насилие может осуществляться как по отношению к стороне в сделке, так и по отношению к близким стороне лицам (детям, родителям, супругу), к ее контрагентам либо аффилированным лицам. В этих случаях для стороны по сделке речь идет о причинении нравственных страданий, потере клиентов, акционеров, дочерних обществ и т.п.

Насилие не обязательно должно быть уголовно наказуемым, но всегда противоправным. Употребление власти начальником по отношению к подчиненному для принуждения его к совершению сделки есть также разновидность насилия (объявление взыскания, понижение в должности, лишение вознаграждения и т.д.). Отказ в продлении аренды за неперечисление средств в избирательный фонд главы администрации также относится к разновидности такого насилия.

Насилие направлено не на получение согласия на совершение сделки, которого быть не может, а на понуждение к совершению действий, которые бы создавали видимость такого согласия. Для насильника важно получить подпись под договором, подпись под заявлением, актом, иными документами, необходимыми для того, чтобы сделка считалась совершенной.

4. Угроза также может считаться основанием недействительности сделки, если она стала причиной несоответствия воли, выраженной в сделке, подлинной воле лица, совершившего ее. Угроза представляет собой психическое воздействие на волю лица с целью принудить его к совершению сделки под страхом применения физического насилия, причинения нравственных страданий, распространения сведений, порочащих деловую репутацию, оглашения сведений о финансовом положении либо совершения какого-либо иного противоправного действия.

Угроза отличается от насилия, во-первых, тем, что представляет собой только «психическое воздействие», воздействие на сознание, но не на личность и не на имущество; во-вторых, угроза может относиться к любым последствиям — как неправомерным, так и правомерным. Судом была квалифицирована как недействительная сделка продажи квартиры, к которой продавца принуждали угрозой убийства (Определение Судебной коллегии по гражданским делам ВС РФ от 29.08.1971). Угроза лишить наследства не делает законным заключение брака. Она неправомерна, таким образом, сама по себе, поскольку направлена на принуждение к совершению сделки. Однако, в-третьих, угроза должна носить реальный, а не предположительный характер. Лицо, совершающее сделку под угрозой, должно сознавать возможность ее исполнения. Наконец, в-четвертых, угроза должна быть «существенной» или «значительной», исходя из значимости тех ценностей, которым она создавала опасность.

5. Под злонамеренным соглашением представителя одной стороны с другой стороной понимается сговор представителей сторон, направленный против интересов представляемой стороны. Эта сделка может быть квалифицирована как особый случай обмана — обман представителем представляемого лица по сговору с другой стороной. В результате этого сговора сторона либо лишается того, что она должна была бы иметь при надлежащем использовании представителем имеющегося у него полномочия (продажа по заведомо заниженной цене либо покупка по заведомо завышенной цене), либо приобретает дополнительные обременения (покупка дома с нанимателями). Не имеет значения цель, с какой совершался такой сговор, получили ли какую-либо выгоду от этого представитель и другая сторона.

Следует учитывать, что нарушение представителем своих обязанностей перед доверителем, а также превышение им своих полномочий не должно рассматриваться в качестве основания признания сделки недействительной (ст. 183 ГК).

6. Стечение тяжелых обстоятельств вынуждает лицо действовать не вполне по своей воле, поскольку эти обстоятельства не всегда предоставляют ей возможность выбора. Тяжелая болезнь, банкротство, увольнение с работы и тому подобные причины заставляют быть менее разборчивым в выборе покупателей, продавцов, кредиторов и т.д. Вместе с тем само по себе стечение тяжелых обстоятельств не является основанием для признания сделки недействительной. Обязательным признаком такой сделки должны быть крайне невыгодные условия сделки. Такие сделки, например, совершали вынужденные переселенцы и беженцы, продававшие принадлежавшие им квартиры (дома) за цену, едва покрывавшую расходы на переезд к новому месту жительства. Вторым обязательным условием такой сделки является недобросовестное поведение другой стороны: зная о стечении тяжелых обстоятельств, она умышленно совершает сделку на крайне невыгодных для этой стороны условиях.

Характер действий недобросовестной стороны при этом не должен приниматься во внимание. Она может действовать активно, но может просто «давать согласие» на совершение сделки. Не требуется доказывать и факт получения этим лицом особой выгоды от такой сделки.

Кабальные сделки могут совершаться как в отношении граждан, так и в отношении юридических лиц. Такой характер может быть присущ, например, кредитным сделкам, в которых проценты значительно превышают и сумму кредита, и темпы инфляции, и обычный для таких сделок банковский доход.

Однако доказывание кабальности сделок как для физических, так и для юридических лиц сопряжено со значительными трудностями. Лица могут сознательно совершать сделки на невыгодных для себя условиях, в том числе и в условиях стечения тяжелых обстоятельств, в предвидении еще больших потерь, которые они могут понести, если воздержатся от совершения сделок. Одно дело, когда лицо распродает имущество за долги, либо для лечения, либо для оплаты вынужденного переезда, и совсем другое, когда оно берет взаймы сегодня под грабительские проценты, опасаясь их скачка в ближайшем будущем либо скачка цен на товары, для приобретения которых берется кредит.

7. Характер сделок, предусмотренных комментируемой статьей, предопределяет и их последствия. Поскольку в сделке имеется сторона, действовавшая противоправно, и потерпевшая сторона, то важное значение приобретают меры штрафного характера, меры ответственности, применяемые к нарушителю за совершение таких действий. Потерпевшему возвращается все полученное от него другой стороной. Если нельзя возвратить в натуре, то стоимость возмещается в деньгах. То же, что получено потерпевшим от другой стороны (либо причитающееся с нее), взыскивается в доход Российской Федерации. Эти меры в гражданском праве именуются односторонней реституцией. Одна сторона, потерпевший, при этом возвращается в первоначальное положение, все же переданное другой стороной либо причитающееся с нее конфискуется.

Все сделки, указанные в данной статье, являются оспоримыми. Лица, их совершающие, вправе, но не обязаны требовать признания их недействительными. Суд, рассматривающий дело, должен принимать решение о недействительности таких сделок с учетом всех обстоятельств, поскольку закон не обязывает его к такому решению во всех случаях. Суд может, в частности, и отказать в удовлетворении иска по такому основанию, если выяснится необратимость исполнения сделки, отпадение условий недействительности (последующее одобрение сделки потерпевшей стороной), и в других случаях, когда результаты сделки оказываются в интересах потерпевшего лица.

Другой комментарий к статье 179 Гражданского Кодекса РФ

1. В настоящей статье рассматриваются пять юридических составов недействительных сделок:

— сделки, совершенные под влиянием обмана;

— сделки, совершенные под влиянием насилия;

— сделки, совершенные под влиянием угрозы;

— сделки, совершенные под влиянием злонамеренного соглашения представителя одной стороны с другой стороной;

— кабальные сделки (сделки, совершенные вследствие стечения тяжелых обстоятельств).

2. Норма п. 1 ст. 179 ГК РФ была предметом рассмотрения Конституционным Судом РФ <1>. По мнению заявителя, положение, согласно которому сделка, совершенная под влиянием обмана, насилия, угрозы, злонамеренного соглашения представителя одной стороны с другой стороной, может быть признана судом недействительной по иску потерпевшего, противоречит ст. ст. 2, 8 (ч. 2), 17 (ч. 3), 35 (ч. 2), 40 (ч. 2) и 45 (ч. 1) Конституции РФ, поскольку позволяет признавать недействительной сделку купли-продажи и в том случае, когда она совершается под влиянием обмана, не исходящего от добросовестного приобретателя — участника сделки.

Однако, как отметил Конституционный Суд РФ, отказывая в принятии жалобы к рассмотрению, «по своему содержанию п. 1 ст. 179 ГК Российской Федерации сам по себе направлен на защиту права граждан на свободное волеизъявление при осуществлении правомочия распоряжения своим имуществом и не может рассматриваться как нарушающий конституционные права и свободы. Кроме того, как следует из материалов жалобы, оспариваемая норма была применена в отношении договора поручения купли-продажи квартиры, стороной которого заявитель не являлся. Договор купли-продажи квартиры с участием заявителя был признан недействительным и в отношении его были применены последствия недействительности сделки в соответствии с п. 2 ст. 167 ГК РФ».

3. Сделка, совершенная под влиянием обмана. Как отмечал Г.Ф. Шершеневич, «обман является намеренным возбуждением в другом лице ложного представления. Поэтому сделка, совершенная под влиянием обмана, обсуждается по тем же началам, как и сделка, совершенная под влиянием заблуждения, с тем только отличием, что к обманутому следует предъявлять менее строгие требования, чем к заблуждающемуся, потому что интерес его контрагента менее заслуживает защиты. Обман подрывает силу сделки, если она заключена под его влиянием» <1>. Итак, обман — это умышленное введение стороны в заблуждение относительно обстоятельств, имеющих значение для заключения сделки, с целью склонить другую сторону к ее совершению. При этом обман может иметь место как в форме действия, так и в форме бездействия.

———————————
<1> Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права. М.: Статут, 2005. Т. 1. С. 202.

Гражданский кодекс РФ предоставляет право оспорить сделку, совершенную под влиянием обмана, только потерпевшему.

Отличием обмана от заблуждения является то, что он может касаться любых обстоятельств (в том числе мотивов совершения сделки), влияющих на решение о заключении сделки, а не только тех, которые в силу закона или характера сделки имеют существенное значение.

Юридический состав сделки, совершенной под влиянием обмана, насилия, угрозы, злонамеренного соглашения представителя заемщика с займодавцем или стечения тяжелых обстоятельств, предусмотрен ГК РФ в отношении договора займа.

Согласно п. 2 ст. 812 ГК РФ если договор займа должен быть совершен в письменной форме (ст. 808 Кодекса), его оспаривание по безденежности путем свидетельских показаний не допускается, за исключением случаев, когда договор был заключен под влиянием обмана, насилия, угрозы, злонамеренного соглашения представителя заемщика с займодавцем или стечения тяжелых обстоятельств.

При этом последствия такой сделки, предусмотренные п. 3 ст. 812 ГК РФ, не совпадают с последствиями, указанными в комментируемой статье. Если в процессе оспаривания заемщиком договора займа по его безденежности будет установлено, что деньги или другие вещи в действительности не были получены от займодавца, договор займа считается незаключенным. Когда деньги или вещи в действительности получены заемщиком от займодавца в меньшем количестве, чем указано в договоре, договор считается заключенным на это количество денег или вещей. В комментируемой статье говорится о недействительности сделки, последствия которой предусмотрены в п. 2 этой статьи. В связи с этим право выбора вида иска и, соответственно, последствий должно принадлежать истцу.

4. Сделка, совершенная под влиянием угрозы или насилия, — это сделка, в которой принуждение к ее совершению заключается в оказании на потерпевшего воздействия, направленного на то, чтобы вынудить его поступить в соответствии с волей принуждающего. Действия виновного могут быть выражены в форме психического воздействия на принуждаемого — угрозе или в форме физического воздействия — насилии. Насилие выражается в неправомерных деяниях, в частности в причинении телесных повреждений, нанесении побоев, ограничении либо лишении свободы передвижения, причинении вреда имуществу и т.д.

Для признания сделки недействительной насилие и угроза должны быть непосредственной причиной совершения сделки, они также должны быть серьезными, осуществимыми и противозаконными. Кроме того, в отношении угрозы необходимы доказательства ее реальности. Необходимо доказать, что сделка совершена потерпевшим именно потому, что угроза данным действием (бездействием) заставила заключить данную сделку.

В части угрозы, как отмечают суды, она должна представлять собой предупреждение о возможном, не основанном на законе, посягательстве на права и законные интересы потерпевшего. Так, было отказано в иске о признании недействительным договора купли-продажи доли в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью, поскольку в предъявленном истцом письме не содержатся угрозы в том смысле, как это понимается ст. 179 ГК РФ, а имеется лишь предложение об уступке доли в уставном капитале ООО в обмен на снятие материальных претензий к истцу в связи с ущербом обществу, который причинил сам истец <1>.

5. Сделка, совершенная под влиянием злонамеренного соглашения представителя одной стороны с другой стороной. О.С. Иоффе выделял следующие признаки сделок, заключенных под влиянием злонамеренного соглашения представителя одной стороны с другой стороной:

1) волеизъявление представителя не соответствует воле представляемого;

2) об этом несоответствии знает контрагент, вступающий с представляемым в правоотношение посредством представителя;

3) представитель и контрагент входят в сговор, ставящий своей целью обеспечение их интересов за счет интересов представляемого <1>.

———————————
<1> См.: Иоффе О.С. Советское гражданское право. М.: Юрид. лит., 1967. С. 284.

Злонамеренное соглашение представителя одной стороны с другой имеет место при наличии их умышленного сговора и при возникновении вследствие этого неблагоприятных последствий для представляемого. Не имеет значения, получил ли участник такого сговора какую-либо выгоду от совершения сделки или она была совершена с целью нанесения ущерба одной из сторон.

При рассмотрении подобной сделки ФАС Уральского округа в Постановлении от 19 января 2005 г. N Ф09-4482/04-ГК установил, что сделка являлась крупной и при ее совершении не были соблюдены требования ст. ст. 77 — 79 Федерального закона от 26 декабря 1995 г. N 208-ФЗ «Об акционерных обществах». В протоколе собрания учредителей ЗАО подпись одного из учредителей, обладающего 50% акций, была подделана.

В договоре было определено, что стоимость имущества была оплачена покупателем полностью до подписания договора. Между тем в материалах дела доказательства оплаты проданного объекта отсутствовали.

Учитывая, что действительная воля ЗАО была искажена умышленным сговором представителей сторон и истцу был причинен вред, суд удовлетворил иск.

В данном деле доказанным был лишь факт подделки подписи одного из учредителей на протоколе общего собрания. При этом суд применил не нормы ст. 168 ГК РФ, а нормы ст. 179 Кодекса. Однако из Постановления суда не видно, какие именно доказательства подтверждали факт злонамеренного сговора, и не было доказано, что представитель потерпевшей стороны знал о факте подделки подписи <1>.

Понятие «представитель» в настоящей статье рассматривается в широком смысле. Имеются в виду не только лица, действовавшие в качестве договорных или законных представителей как физических, так и юридических лиц, но также и органы юридического лица, в частности руководитель, действующий без доверенности от имени юридического лица.

6. Кабальная сделка. Статья 33 ГК РСФСР 1922 г. определяла кабальную сделку следующим образом. Если лицо под влиянием крайней нужды вступило в явно невыгодную для себя сделку, суд по требованию потерпевшей стороны или подлежащих государственных органов и общественных организаций может либо признать сделку недействительной, либо прекратить ее действие на будущее время.

Для кабальной сделки характерны следующие признаки:

— она совершена потерпевшим лицом на крайне невыгодных для него условиях;

— совершена вынужденно — вследствие стечения тяжелых обстоятельств, а другая сторона в сделке сознательно использовала эти обстоятельства. Однако легкомыслие или неопытность потерпевшего, а также незнание нормативных правовых актов, коммерческий просчет, риск предпринимателя, незнание рыночной конъюнктуры не имеют значения.

Контрагент сознательно воспользовался для обогащения тяжелым положением другой стороны, что также должно быть доказано. Обычная «неэквивалентность» сделки не влечет признание ее автоматически кабальной, например договор мены, по которому передаются товары разной стоимости. В некоторых случаях законодатель предусматривает специальные юридические составы, например, согласно п. 2 ст. 44 СК РФ суд может признать брачный договор недействительным полностью или частично по требованию одного из супругов, если условия договора ставят этого супруга в крайне неблагоприятное положение.

Только при наличии в совокупности указанных признаков сделка может быть оспорена по мотиву ее кабальности; самостоятельно каждый из признаков не является основанием для признания сделки недействительной по указанному мотиву. При этом в п. 1 ст. 179 ГК РФ говорится не об одном тяжелом обстоятельстве, а о стечении тяжелых обстоятельств, под воздействием которых лицо совершило сделку, и не о простой невыгодности совершенной сделки, а о «крайне невыгодных условиях». Об этом свидетельствует и судебная практика <1>.

———————————
<1> Определение ВАС РФ от 2 февраля 2009 г. N 574/09 по делу N А40-1919/08-47-21.

Заключить кабальную сделку может любое лицо, как физическое, так и юридическое.

Примеры кабальных сделок достаточно многообразны. Это сделки, предусматривающие чрезвычайно высокие проценты по сравнению со ст. 395 ГК РФ как за пользование денежными средствами, так и в качестве меры гражданско-правовой ответственности.

При расторжении договора аренды в соглашении между сторонами предусматривалось, что арендатор обязуется уплатить арендодателю штрафные санкции в размере 100 тыс. долларов США в рублях по курсу Центрального банка России на день осуществления платежа в неопределенный срок. При этом было установлено, что в случае своевременной уплаты штрафных санкций в целях передачи арендованных помещений и имущества арендодателю в надлежащем состоянии арендатор имеет право беспрепятственного вывоза собственного имущества и круглосуточного прохода в арендованные помещения в течение срока, указанного в п. 2 соглашения. Суд апелляционной инстанции установил, что оспариваемым соглашением предусмотрено право истца на беспрепятственный вывоз собственного имущества и круглосуточного прохода в арендованные помещения только в случае уплаты ответчику 100 тыс. долларов США, что Постановлением ФАС Московского округа от 30 декабря 2008 г. N КГ-А40/12186-08 по делу N А40-68853/07-63-554 было признано сделкой, совершенной на крайне невыгодных для истца условиях, чем ответчик воспользовался, и правомерно удовлетворил исковые требования.

Постановлением ФАС Центрального округа от 5 марта 2009 г. N Ф10-455/09 по делу N А35-3576/08-С13 был признан кабальным договор аренды, совершенный в период тяжелого финансового положения арендодателя на крайне невыгодных для него условиях. Как установлено судом, сделка по передаче комбайна ответчику совершена при проведении процедуры наблюдения, и суд пришел к выводу, что о финансовом состоянии кооператива ответчику было известно, поскольку стороны находятся в одном населенном пункте, сведения о должнике являются общедоступными, публикуются в печати.

В качестве основания для отказа в признании сделки кабальной, в частности договора займа, суды принимают пользование в течение длительного времени полученными денежными средствами, частичный возврат истцу суммы займа, отсутствие возражений против условий договора (Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 18 января 2005 г. N А19-7825/04-10-Ф02-5713/04-С2).

Истцами по сделкам, указанным в настоящей статье, могут выступать лишь потерпевшие. В правоприменительной практике немало случаев отказа в удовлетворении иска в связи с тем, что истец не является таковым. Так, Постановлением ФАС Дальневосточного округа от 23 августа 2005 г. N Ф03-А51/05-1/1997 <1> было отказано в удовлетворении иска, поскольку истец не доказал свою заинтересованность в оспаривании договора купли-продажи судна, а также те обстоятельства, на которых основан его довод о недействительности указанной сделки.

———————————
<1> Экономическое правосудие на Дальнем Востоке. 2005. N 5.

7. Перечисленные в настоящей статье сделки являются оспоримыми. Согласно п. 9 Постановления Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 12, 15 ноября 2001 г. N 15/18 «О некоторых вопросах, связанных с применением норм Гражданского кодекса Российской Федерации об исковой давности» к требованиям о признании недействительной оспоримой сделки не применяются общие правила, установленные ст. 200 ГК РФ о начале течения срока исковой давности.

В силу п. 2 ст. 181 ГК РФ срок давности по указанным искам следует исчислять со дня прекращения насилия или угрозы, под влиянием которых была совершена такая сделка (п. 1 ст. 179 Кодекса), либо со дня, когда истец узнал или должен был узнать об иных обстоятельствах, являющихся основанием для признания сделки недействительной.

8. Статья 179 УК РФ некоторые из указанных в настоящей статье действий виновного в совершении сделки лица рассматривает как преступные деяния. Так, принуждение к совершению сделки или к отказу от ее совершения под угрозой применения насилия, уничтожения или повреждения чужого имущества, а равно распространения сведений, которые могут причинить существенный вред правам и законным интересам потерпевшего или его близких, при отсутствии признаков вымогательства наказывается ограничением свободы на срок до трех лет, либо арестом на срок от трех до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до двух лет со штрафом в размере до 80 тыс. рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до шести месяцев либо без такового. То же деяние, совершенное с применением насилия или организованной группой, наказывается лишением свободы на срок от пяти до 10 лет.

Публикации подготовлена с использованием норм закона по состоянию норм закона на 15.12.2013

Сделка, совершенная под влиянием заблуждения

В соответствии с базисными положениями российского закона, сделка может быть признана недействительной как совершенная под влиянием заблуждения, если истцом будет доказано, что при заключении договора им была допущена техническая ошибка. В этом случае заблуждавшаяся сторона обязана возместить другой стороне причиненный ей реальный ущерб, если только не будет доказано, что другая сторона знала или должна была знать о наличии заблуждения.

Пример: государственное учреждение разместило лот о проведении торгов на покупку дорогостоящего технического оборудования с ценой контракта 1,5 млн.руб. В данных торгах из-за технической ошибки победила организация, предложившая цену 1.4 руб.

Перечень обстоятельств, оцениваемый законом как существенные заблуждения, содержится в части 2 статьи 178 ГК РФ, но он носит лишь общий характер. Так, заблуждение может касаться личности другой стороны сделки и являться основанием для признания сделки недействительной.

Например, при заключении сделки аренды земли одна заблуждающаяся сторона заключила контракт с иным предприятием, имеющим идентичное наименование, но отличный ОГРН. Такая сделка может быть признана недействительной, поскольку заблуждение относительно личности стороны сделки имело существенное значение при заключении сторонами спорного договора.

В тоже время, заблуждение относительно правовых последствий сделки не является основанием для признания ее недействительной.

Пример, гражданин передал в качестве уставного вклада в общество принадлежащий ему автомобиль, который в силу закону стал предметом пользования данного общества. Гражданин не сможет признать эту сделку недействительной под предлогом того, что он не знал о таких правовых последствиях.

Не может быть признана недействительной сделка, если сторона объективно не могла заблуждаться относительно обстоятельства ее совершения, качества приобретаемого предмета, иными словами, если «заблуждающаяся» сторона не проявила должной осмотрительности при совершении сделки, не изучила всех её деталей.

Сделка, совершенная под влиянием обмана

В правовом понимании обман – это умолчание об обстоятельствах, о которых добросовестная сторона должна была сообщить при совершении сделки.

Пример, гражданин А. продал гражданину Б. автомобиль, которой он ранее приобрел у частного лица. Во время владения гражданин А узнал, что автомобиль находится в розыске, как ранее угнанный у законного владельца. Совершение такой сделки может быть признано совершенной под влиянием обмана.

Сделка, совершенная под влиянием обмана, может быть признана недействительной, только если обстоятельства, относительно которых потерпевший был обманут, находятся в причинной связи с его решением о заключении сделки. Если гражданин обратился в суд с требованием признать сделку купли-продажи недействительной на том основании, что продавец сообщил ему неверный адрес и номер телефона, то суд не удовлетворит подобные требования, поскольку эти сведения не имеют существенного значения для принятия решения о покупке товара.

Судебная практика также свидетельствует о том, что сделка, совершенная органом юридического лица от имени последнего, может быть признана недействительной как совершенная под влиянием злонамеренного соглашения представителя одной стороны с другой стороной.

Пример, ООО обратилось в арбитражный суд с иском к ЗАО о признании договора поставки недействительным, заключенным в результате злонамеренного соглашения между директором ООО и ЗАО.

Закон предусматривает, что при решении вопроса об ответственности директора за недобросовестные действия, он выступает в качестве самостоятельного субъекта ответственности, а именно за убытки, причиненные юридическому лицу. Таким образом, если злонамеренное соглашение приводит к убыткам для этого юридического лица, оно может быть признано недействительным.

Кабальная сделка

В соответствии со статьей 179 ГК РФ кабальной сделкой является сделка, заключенная на крайне невыгодных условиях, например, явное превышение цены договора. В тоже время высокая цена не всегда может быть признана достаточным основанием для признания сделки недействительной.

Вместе с тем наличие этого обстоятельства не является обязательным для признания недействительной сделки, совершенной под влиянием обмана, насилия, угрозы или злонамеренного соглашения представителя одной стороны с другой стороной.

Предприниматель, занимающийся грузоперевозками, после совершения ДТП, во избежание банкротства с целью приобретения нового автомобиля был вынужден заключить договор займа денежных средств под 100% годовых, что по сути является для него крайне невыгодной сделкой. Судебная практика показывает, что суд может признать подобный договор недействительным на основании статьи 179 ГК РФ.

Сделка, совершенная под влиянием насилия

Стоит отметить, что для признания сделки совершенной под влиянием насилия или угрозы применения насилия заинтересованная сторона не обязана доказывать наличие уголовного дела по данному факту, поскольку закон подобных требований не предъявляет.

Рассмотрим примеры судебной практики, содержащиеся в информационном письме Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 10 декабря 2013 г. №162. В случае признания арбитражным судом заявления участника ООО о выходе из состава участников недействительным ввиду оказания на него угрозы насилия со стороны других участников, такое лицо считается не вышедшим из состава ООО, и оно вправе требовать возмещения причиненных ему убытков. Данная правовая позиция строится на том, что признание заявления истца о выходе из состава участников общества недействительным означает, что сделка не привела к правовым последствиям, на которые была направлена (выход из состава участников ООО), а в соответствии со статьей 179 ГК РФ потерпевший вправе на основании статьи 1064 ГК РФ требовать возмещения причиненных ему убытков.

Пример: ООО обратилось в суд с иском к ИП о признании недействительным договора купли-продажи нежилого помещения, как заключенным под влиянием угрозы, а именно ИП угрожал ООО тем, что в случае отказа от сделки обратится в органы прокуратуры в целях информирования об уклонении ООО от уплаты налогов.

При рассмотрении дела, суд апелляционной инстанции сослался на то, что хотя угроза ИП и заключалась лишь в возможности совершения действий, являющихся правомерными, воля ООО при заключении оспариваемой сделки тем не менее была в значительной степени деформирована поступившей угрозой, а это в свою очередь является достаточным обстоятельством для признания сделки недействительной на основании статьи 179 ГК РФ. Поскольку не желаемые потерпевшей стороной правовые последствия совершения оспариваемой сделки наступили в результате угрозы, а не самостоятельного свободного волеизъявления, требования истца о признании такой сделки недействительной и применении последствий ее недействительности подлежат удовлетворению.

В другом деле ИП обратился в арбитражный суд с иском к ЗАО о признании недействительным договора купли-продажи принадлежавшего предпринимателю пакета голосующих акций ОАО на основании статьи 179 ГК РФ как заключенного под влиянием угрозы и о применении последствий недействительности сделки. В данном случае ЗАО в течение длительного срока предлагало ИП продать акции ОАО. Получив отказ от ИП, ЗАО совершило ряд сделок по скупке дебиторской задолженности ИП, после чего угрожало ИП обращением в суд с требованием о взыскании задолженности. Впоследствии ЗАО обратилось в суд и добилось наложения ареста на акции ОАО. ИП был вынужден согласиться с требованием ЗАО и продать акции ОАО. В последствии, погасив дебиторскую задолженность перед ЗАО, предприниматель обратился в суд иском о признании договора купли-продажи акции ОАО недействительным, как совершенным под влиянием угрозы. Суд, удовлетворил исковые требования и признал спорный договор купли-продажи акций недействительным, постановив, что при заключении спорной сделки МП был лишен возможности в полной мере самостоятельно устанавливать свои права и обязанности своей волей и в своем интересе (пункт 2 статьи 1 ГК РФ).

ВАС РФ разъяснил особенности оспаривания сделок, совершенных под влиянием существенного заблуждения, обмана, угрозы, насилия и неблагоприятных обстоятельств (информационное письмо Президиума ВАС РФ от 10.12.2013 N 162).

ВАС РФ дал разъяснения в Обзоре практики применения арбитражными судами статей 178 и 179 Гражданского кодекса Российской Федерации, утвержденном Информационным письмом Президиума ВАС РФ от 10.12.2013 N 162 (далее — Обзор, утвержденный Информационным письмом N 162). Рекомендации касаются норм о недействительности сделок, совершенных под влиянием существенного заблуждения (ст. 178 ГК РФ), а также сделок, совершенных под влиянием обмана, насилия, угрозы или неблагоприятных обстоятельств (ст. 179 ГК РФ).

Положения названных статей Гражданского кодекса РФ изменились с 1 сентября 2013 г. в связи с принятием Федерального закона от 07.05.2013 N 100-ФЗ. В результате этого некоторые выводы арбитражных судов получили закрепление на законодательном уровне, другие, напротив, утратили актуальность и теперь расходятся с действующим Гражданским кодексом РФ. ВАС РФ разъяснил, в частности, в каких случаях, помимо перечисленных в ст. 178 ГК РФ, заблуждение стороны сделки можно считать существенным, а также в каких случаях сделка считается кабальной, а угроза — достаточной для того, чтобы сделку, совершенную под ее влиянием, признали недействительной.

Подробнее об изменении положений ст. ст. 178 и 179 ГК РФ см. КонсультантПлюс: Правовые новости. Специальный выпуск «Изменения положений Гражданского кодекса РФ о сделках, представительстве, решениях собраний, исковой давности и др. (Федеральный закон от 07.05.2013 N 100-ФЗ)».

1. Выбор между требованием о признании сделки недействительной на основании ст. ст. 178 или 179 ГК РФ и другими способами защиты принадлежит стороне, чье право нарушено

Нередко основанием оспаривания сделок является заблуждение или обман стороны относительно качеств предмета сделки, например если покупатель заблуждался или был обманут по поводу приобретенного товара. В таком случае возникает вопрос конкуренции способов защиты нарушенного права: требовать признания сделки недействительной (ст. ст. 178, 179 ГК РФ) или применения последствий передачи товаров ненадлежащего качества? ВАС РФ разъяснил, что выбор принадлежит заблуждавшейся (обманутой) стороне. Данный подход представляется оправданным, поскольку рассматриваемые сделки являются оспоримыми, то есть могут сохранять юридическую силу, если не будут признаны судом недействительными. Логично предоставить потерпевшей стороне право выбора — сохранить сделку и применить обязательственно-правовые способы защиты или потребовать признания сделки недействительной. Однако важно помнить, что сторона, которая добилась признания недействительности сделки вследствие заблуждения, не только должна вернуть (и получить) все исполненное по сделке, но и в некоторых случаях обязана возместить другой стороне реальный ущерб (п. 6 ст. 178 ГК РФ).

До изменения ст. 178 ГК РФ (до 1 сентября 2013 г.) в том случае, если сторона заблуждалась относительно обстоятельств, не перечисленных в этой статье, следовало предъявлять требования, вытекающие из нарушения обязательства, например требование о применении последствий передачи товара ненадлежащего качества (ст. 475 ГК РФ). В признании сделки недействительной, как совершенной под влиянием заблуждения, суды в таких случаях отказывали.

Об этом свидетельствуют примеры практики судов общей юрисдикции и арбитражных судов (Определения ВС РФ от 04.10.2011 N 81-В11-4, ВАС РФ от 29.10.2012 N ВАС-11960/12, Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 14.01.2003 N Ф04/189-1157/А46-2002).

Об иных правах покупателя при передаче ему некачественного товара, кроме предусмотренных п. 1 и п. 2 ст. 475 ГК РФ, см. Путеводитель по судебной практике. Купля-продажа. Общие положения. Вопросы судебной практики по толкованию и применению ст. 475 ГК РФ.

О требованиях к качеству нового товара и применении последствий, предусмотренных ст. 475 ГК РФ в случае поставки товара ненадлежащего качества, см. Путеводитель по договорной работе. Поставка. Рекомендации по заключению договора.

2. Приведены не перечисленные в ст. 178 ГК РФ обстоятельства, при которых заблуждение может быть основанием недействительности сделки

Сделка, совершенная под влиянием заблуждения, может быть признана недействительной по иску заблуждавшейся стороны. Обязательным условием для признания сделки недействительной является существенный характер заблуждения. В п. 2 ст. 178 ГК РФ приведен открытый перечень обстоятельств, при которых заблуждение предполагается достаточно существенным. ВАС РФ разъяснил, при каких еще обстоятельствах, помимо перечисленных в данной норме, заблуждение может признаваться существенным, а при каких, напротив, не может.

Изменение ст. 178 ГК РФ открывает более широкие возможности для оспаривания сделок, совершенных под влиянием заблуждения. До 1 сентября 2013 г. список обстоятельств, при которых заблуждение признавалось существенным, был значительно уже и являлся закрытым. Как следствие, арбитражные суды и суды общей юрисдикции отказывали в признании сделки недействительной, если сторона ссылалась на заблуждение по поводу обстоятельств, не включенных в абз. 2 п. 1 ст. 178 ГК РФ в прежней редакции.

Суды полагали, что «неправильное представление о любых других обстоятельствах, помимо перечисленных в законе, не может быть признано заблуждением и не может служить основанием для признания сделки недействительной».

+ Судебная практика:

ВАС РФ подчеркнул, что в новой редакции ст. 178 ГК РФ перечень таких обстоятельств носит примерный характер.

Об отличии понятия и содержания существенного заблуждения в действующей и прежней редакциях ст. 178 ГК РФ см. Правовые новости. Специальный выпуск «Изменения положений Гражданского кодекса РФ о сделках, представительстве, решениях собраний, исковой давности и др. (Федеральный закон от 07.05.2013 N 100-ФЗ)».

2.1. Допущение стороной технической ошибки при заключении договора может быть основанием признания сделки недействительной

Пункт 1 Обзора, утвержденного Информационным письмом N 162

Такая ошибка может быть допущена, в частности, в отношении суммы, составляющей цену договора. Например, при заключении договора сторона ошибочно указала одну цену, а реально подразумевала другую. В Обзоре, утвержденном Информационным письмом N 162, приведен пример технической ошибки в отношении цены контракта, заключенного с обществом, выигравшим торги в форме открытого аукциона. В извещении о проведении торгов начальная максимальная цена контракта была обозначена как «2.7 млн руб.», тогда как победившее на торгах общество предложило поставить товары всего за «2.3 руб.», то есть более чем в миллион раз дешевле. В этом случае суд признал, что общество допустило техническую ошибку.

Отметим, что в арбитражной практике ранее существовал подход, согласно которому допущение участником аукциона технической ошибки при подаче предложения о цене контракта (которая явно меньше, чем начальная максимальная цена контракта) не может рассматриваться как основание для признания сделки недействительной по ст. 178 ГК РФ (см., например, Определение ВАС РФ от 30.09.2010 N ВАС-13020/10).

Это связано, в частности, с тем, что до 1 сентября 2013 г. определенный в ст. 178 ГК РФ перечень случаев, когда заблуждение являлось существенным, был закрытым и включал лишь заблуждение:

— относительно природы сделки;

— относительно тождества предмета;

— относительно таких качеств предмета, которые значительно снижают возможности его использования по назначению.

Теперь в подп. 1 п. 2 ст. 178 ГК РФ указано, в частности, что очевидные описка, опечатка также могут признаваться существенным заблуждением. Это открытый перечень, поэтому указание ВАС РФ на техническую ошибку не противоречит смыслу п. 2 ст. 178 ГК РФ. Интересно, что в Обзоре, утвержденном Информационным письмом N 162, ВАС РФ не пояснил, каково соотношение технической ошибки и опечатки.

2.2. Заблуждение относительно отдельных качеств стороны сделки может быть основанием недействительности, если они имели существенное значение для другой стороны при заключении договора

Пункт 2 Обзора, утвержденного Информационным письмом N 162

Одним из оснований признания сделки недействительной теперь является заблуждение в отношении лица, с которым сторона вступает в сделку (подп. 4 п. 2 ст. 178 ГК РФ). ВАС РФ разъясняет, что основанием недействительности может стать заблуждение не только относительно личности контрагента в целом, но даже относительно его отдельных качеств. Такие качества должны иметь существенное значение для другой стороны. Например, наличие у поставщика исключительного права на импорт товаров в РФ имеет существенное значение для покупателя. Отсутствие такого права может повлечь повышенные риски, наложение обеспечительных мер на товары, снижение скорости реализации товаров.

3. Разъяснены основания отказа в признании сделки недействительной, как совершенной под влиянием заблуждения

Среди таких оснований ВАС РФ назвал случаи, когда сторона, оспаривающая сделку, при ее заключении:

— заблуждалась относительно правовых последствий заключения сделки (п. 3 Обзора, утвержденного Информационным письмом N 162);

— не заблуждалась относительно обстоятельства, на основании которого теперь оспаривает сделку (п. 4 Обзора, утвержденного Информационным письмом N 162);

— не проявила обычную для деловой практики осмотрительность (п. 5 Обзора, утвержденного Информационным письмом N 162).

Все эти основания отказа в признании сделки недействительной следуют из смысла ст. 178 ГК РФ, однако прямо в ней не названы.

Об основаниях, по которым сделка, совершенная под влиянием заблуждения, должна быть или может быть признана действительной, см. Правовые новости. Специальный выпуск «Изменения положений Гражданского кодекса РФ о сделках, представительстве, решениях собраний, исковой давности и др. (Федеральный закон от 07.05.2013 N 100-ФЗ)».

3.1. Заблуждение относительно правовых последствий сделки не является основанием ее недействительности

Пункт 3 Обзора, утвержденного Информационным письмом N 162

ВАС РФ разграничил природу сделки и ее правовые последствия.

Если сторона имела неправильное представление о том, какие права и обязанности возникнут по сделке (заблуждалась относительно правовых последствий), этого недостаточно для признания сделки недействительной. Однако если сторона пыталась заключить одну сделку, а в итоге вследствие заблуждения заключила другую (заблуждалась относительно природы сделки), то сделка может быть признана недействительной.

Таким образом, ВАС РФ фактически указал, что под природой сделки понимается ее тип. Такой подход в целом согласуется с распространенной в судебной практике позицией.

+ Судебная практика

В других случаях арбитражные суды под природой сделки понимали:

Заблуждение относительно природы сделки является существенным и выступает основанием для признания ее недействительной (подп. 3 п. 2 ст. 178 ГК РФ; аналогичная норма содержалась и в абз. 2 п. 1 ст. 178 ГК РФ в прежней редакции). Однако в Гражданском кодексе РФ значение данного термина не раскрыто.

В правовой литературе под юридической природой сделки понимается, в частности, совокупность свойств (признаков, условий), характеризующих ее сущность. Установление природы сделки позволяет отличать один тип сделки от другого <*> .

3.2. Сделка не может быть признана недействительной, если при ее заключении сторона не заблуждалась относительно обстоятельств, на основании которых теперь оспаривает сделку

Пункт 4 Обзора, утвержденного Информационным письмом N 162

Если стороны ранее заключали договор по поводу этого же предмета, а в новом договоре качества предмета были указаны неверно, можно считать, что сторона осведомлена о действительном положении дел и не заблуждается. Формальное отражение в договоре информации о предмете еще не говорит о том, что одна из сторон не понимает реального положения дел.

Президиум ВАС РФ привел следующий пример. Арендатор повторно заключил договор аренды одного и того же помещения. В договоре была указана общая площадь объекта, но на практике использовать можно было лишь половину. Суд установил, что арендатор ранее уже арендовал данный объект и был осведомлен о его реальной полезной площади. При таких обстоятельствах существенное заблуждение относительно действительных качеств предмета сделки (арендуемого объекта) отсутствует.

О последствиях расхождения характеристик объекта аренды, согласованных в договоре, с характеристиками фактически переданного в аренду объекта см. Путеводитель по судебной практике. Аренда. Общие положения. Вопросы судебной практики по толкованию и применению ст. 607 ГК РФ.

О последствиях несоответствия сведений, указанных в кадастровом паспорте, иных документах на объект аренды (состояние, площадь, месторасположение и др.), фактическим характеристикам этого объекта см.: Путеводитель по договорной работе. Аренда зданий и сооружений. Рекомендации по заключению договора.

С 1 сентября 2013 г. изменились положения ст. 178 ГК РФ о том, заблуждение по поводу каких именно качеств предмета сделки может послужить основанием для признания ее недействительной. Ранее существенным считалось заблуждение только по поводу тех качеств, которые значительно снижают возможность использования предмета сделки по назначению. Теперь принимается во внимание заблуждение относительно любых качеств, которые в обороте рассматриваются как существенные (подп. 2 п. 2 ст. 178 ГК РФ). Таким образом, новая редакция ст. 178 ГК РФ предоставляет более широкие возможности для оспаривания сделок по данному основанию, поскольку в обороте существенными могут признаваться различные качества, их перечня в законе нет.

Ранее под существенным заблуждением относительно качеств предмета сделки, которые значительно снижают возможность его использования по назначению, арбитражные суды, в частности, понимали:

— заблуждение арендодателя относительно технического состояния арендованного имущества при продаже его арендатору. В действительности имущество находилось в лучшем состоянии, чем предполагал арендодатель (см. Постановление ФАС Дальневосточного округа от 17.06.2003 N Ф03-А37/03-1/1338);

— заблуждение стороны относительно технического состояния объекта недвижимости. Состояние объекта было таково, что произошло обрушение объекта. «Информированность истца о наличии здания на момент совершения договора не исключает в то же время заблуждения истца относительно технических свойств здания — в данном случае таких свойств, от которых зависит само существование объекта договора» (см. Постановление ФАС Московского округа от 11.08.2006 N А40-77921/05-50-650).

3.3. Сделка не может быть признана недействительной, как совершенная под влиянием заблуждения, если истец не проявил обычную для деловой практики осмотрительность

Пункт 5 Обзора, утвержденного Информационным письмом N 162

Примером неосмотрительности может служить ситуация, когда истец после заключения договора аренды нежилого помещения выяснил из выписки из ЕГРП, что упомянутое помещение не может быть использовано в соответствии с назначением, указанным в договоре. Сторона не была лишена возможности узнать о состоянии, расположении и иных особенностях названного помещения до заключения договора, поэтому оснований для признания договора недействительной сделкой суд не нашел.

О последствиях расхождения описаний объекта в договоре аренды и документах учета см. Путеводитель по судебной практике. Аренда. Общие положения Вопросы судебной практики по толкованию и применению ст. 607 ГК РФ.

О последствиях проявления неосмотрительности арендатора в отношении качеств объекта аренды при заключении договора см.:

— Путеводитель по договорной работе. Аренда. Общие положения. Рекомендации по заключению договора.

— Путеводитель по договорной работе. Аренда зданий и сооружений. Рекомендации по заключению договора.

4. Чрезмерное превышение цены договора относительно других договоров такого вида может свидетельствовать о заключении сделки на крайне невыгодных условиях

Чрезмерная цена сделки не является обязательным обстоятельством для признания ее недействительной, как совершенной под влиянием обмана, насилия, угрозы, злонамеренного соглашения представителя одной стороны с другой.

В примере, приведенном в Обзоре, утвержденном Информационным письмом N 162, крайне невыгодные для заемщика условия выражались не только в завышенной цене договора. Суд учел также размер процентной ставки по договору займа и срок, на который такой договор был заключен. Кроме того, заимодавец не доказал, что такие невыгодные для заемщика условия были обусловлены какими-либо особенностями именно этой сделки.

О последствиях установления завышенной процентной ставки за пользование суммой займа см. Путеводитель по судебной практике. Заем. Вопросы судебной практики по толкованию и применению ст. 809 ГК РФ.

Арбитражные суды в качестве обстоятельств, подлежащих установлению для признания сделки недействительной, как кабальной, называют:

— нахождение лица, совершающего сделку, в тяжелых обстоятельствах;

— совершение сделки на крайне невыгодных для стороны условиях;

— причинно-следственную связь между стечением у стороны тяжелых обстоятельств и совершением сделки на крайне невыгодных для нее условиях;

— осведомленность другой стороны о перечисленных обстоятельствах и использование их к своей выгоде.

Суды указывают, что каждый из признаков сам по себе не является основанием для признания сделки недействительной, как кабальной. Для признания сделки кабальной необходимо одновременное наличие всех вышеперечисленных обстоятельств.

+ Судебная практика:

5. Разъяснены основания и последствия недействительности сделки, совершенной под влиянием угрозы

5.1. Если заявление участника о выходе из ООО признается недействительным, как односторонняя сделка, совершенная под влиянием угрозы, участник считается не вышедшим из общества

Пункт 13 Обзора, утвержденного Информационным письмом N 162

ВАС РФ рассматривает возможность оспаривания односторонних сделок, совершенных под влиянием угрозы, на примере оспаривания заявления участника о выходе из ООО. В этом случае факт угрозы может быть подтвержден, в частности, письмами других участников общества в адрес участника и свидетельскими показаниями.

Обычно для подтверждения факта угрозы суды используют свидетельские показания. Понятие угрозы определяется судами следующим образом:

— противоправное психическое воздействие на другую сторону, заключающееся в предупреждении о причинении ему или его близким существенного вреда в будущем, во избежание чего потерпевший вынужден совершить сделку (Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 05.10.2009 N А11-9877/2008);

— психологическое воздействие на волю лица посредством заявлений о причинении ему какого-либо зла в будущем, если оно не совершит сделку (Постановление ФАС Поволжского округа от 21.10.2008 N А06-1125/08-9).

Ранее суды отмечали, что угроза может считаться основанием недействительности сделки, если она стала причиной несоответствия воли, выраженной в сделке, подлинной воле лица, ее совершившего (см. Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 14.10.2008 N А31-4888/2007-22). Данное разъяснение не противоречит выводам, содержащимся в Обзоре, утвержденном Информационным письмом N 162.

О квалификации заявления участника о выходе из ООО как односторонней сделки см. Путеводитель по корпоративным спорам. Вопросы судебной практики: Выход участника из общества с ограниченной ответственностью.

5.2. Сторона, оспорившая сделку, совершенную под влиянием угрозы, вправе требовать возмещения убытков по общим правилам, установленным для возмещения вреда

Пункт 13 Обзора, утвержденного Информационным письмом N 162

В ст. 179 ГК РФ указано, что при признании сделки недействительной, помимо применения общих последствий недействительности (реституция по ст. 167 ГК РФ), должны быть возмещены убытки потерпевшего. ВАС РФ разъяснил, что в этом случае возмещение убытков происходит согласно ст. 1064 ГК РФ. Эта статья определяет, в частности, общие правила возмещения вреда, причиненного личности и имуществу гражданина, а также вреда, причиненного имуществу юридического лица.

Убытки подлежат возмещению при условии представления суду доказательств их наличия и обоснования их размера. Доказательствами причиненного реального ущерба могут служить, например, оплаченные счета на оказанные услуги частного охранного предприятия за соответствующий период.

5.3. Угроза осуществить право является основанием для признания сделки недействительной, если под влиянием этой угрозы сторона совершила сделку, не связанную с указанным правом

Пункт 14 Обзора, утвержденного Информационным письмом N 162

Сделка может быть признана недействительной, если она заключена не в результате самостоятельного свободного волеизъявления, а под влиянием угрозы, выражавшейся в возможности совершения другой стороной правомерных действий, и повлекла нежелательные для потерпевшего последствия.

Угроза правомерными действиями может выражаться, например, в сообщении намерений:

— обратиться в органы прокуратуры в целях информирования об уклонении стороны от уплаты налогов в случае отказа от заключения сделки. Если воля стороны при заключении сделки была в значительной степени деформирована этой угрозой, это является достаточным обстоятельством для признания сделки недействительной по ст. 179 ГК РФ;

— обратиться в суд с правомерным требованием о взыскании задолженности и наложении обеспечительных мер на имущество истца, если он не заключит сделку.

Ранее в судебной практике встречалось мнение, согласно которому угроза представляет собой нереализованное обещание совершить действие, которое может быть как неправомерным, так и правомерным. Не является угрозой уже реализованное обещание, например, правомерное обращение в органы прокуратуры с заявлением о возбуждении уголовного дела в отношении руководства компании-должника за уклонение от исполнения решения арбитражного суда (см. Постановление ФАС Северо-Западного округа от 11.09.2003 N А26-980/03-15).

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *