Сестренка отсосала брату

С двоюродной сестрой на озере

Группа Инцест Наблюдатели По принуждению

У меня много сестёр, но сексуальное влечение было лишь к трём. Одну из которых зовут Арина. Про неё и пойдёт речь в этом рассказе.

Каждое лето я проводил в деревенском посёлке Расторгуево Ленинского района Московской области. Вот в один из таких жарких дней, к нам в гости нагрянули родственники. Среди них была моя дальняя старшая сестра Арина. После шумного застолья, мы все вместе решили идти на озеро. Я решил сразу переодеться. Когда все были готовы, двинулись в путь.

Солнце сильно пекло. Идти старались в тени. Арине было на тот момент 27 лет. Она была среднего роста, толстенькая брюнетка. Волосы чуть ниже плечей. Зелёные глаза. Под глазами веснушки. Грудь 4 размера. Одета она была в красный топик, который едва прятал грудь. Лифчика не было, поэтому сквозь топик, можно было разглядеть выпирающие соски. На ногах джинсовые бриджи выше колен и сланцы. Я шёл впереди. Путь был не близкий, и приходилось перебираться через густо растущую крапиву, и следить, чтобы случайно не задеть борщевик. Тропинка сузилась. По ней можно было идти лишь цепочкой по одному человеку. Слева заросли растений, справа река. Я, орудуя палкой, пробивал путь остальным. Тропинка вывела нас вновь на солнцепёк. Спрятаться было негде. Арина натянула панамку и очки. Теперь мы шли по дороге, заваленной белым камнем. Идти было неприятно. Камни впивались в подошву, а из-за жары, они к тому же были ещё и горячими. Этот участок мы прошли с удвоенной скоростью. Наконец, перед нами появилась протоптанная тропа, ведущая наверх под резким углом. Наверху уже виднелся отбойник и рёв мотора. Нам оставалось лишь подняться, перейти дорогу и свернув направо, дойти до пляжа. Помимо меня и Арины, с нами была ещё её мать Людмила (ещё та алкоголичка), мой друг Вячеслав и его жена Настя.

И вот, наконец, пляж. Мы расположились в трёх шагах от входа. Пока Слава и я расстилали покрывала на траве, наши спутницы, похватав сумочки, пошли в кабинку для переодевания. За то время, пока они переодевались, мы, в мужской компании, успели раздеться, пройтись по воде возле берега и выпить по 50 гр. Первой из кабинки вышла Настя, затем Людмила. Меня, послали проверить, где там Арина. Я, неохотно поднялся, и направился к кабинкам. Первые три были пустые. Очевидно, что Арина была в 4. Я постучался. Арина промолчала. Кабинки были построены так, что снизу были видны только стопы ног, стены со всех сторон касались крыши. Лишь с двух сторон были по три круглых отверстия, неизвестно для чего. Одна сторона выходила на пляж, и смотреть оттуда было не по себе. А вторая в сторону других кабинок. Здесь людей не было видно, и я обойдя кабинку, поднялся на мыски и заглянул в кабинку. Арина стояла ко мне спиной, абсолютно голая. Её движения мне были не видны. Но мне было достаточно того, что я смотрел на её попу, которая несмотря на излишний целлюлит, была очень аппетитной. Возможно потому, как мне очень нравятся пухлые девушки, намного больше чем стройные. Тут я почувстовал, что мой член начал напрягаться. А учитывая, что я нахожусь в обтягивающих плавках, это не хорошо. Я ещё раз постучав, со слова: «Выходи! Тебя заждались» пошёл к остальным.

Вскоре Арина вышла из кабинки. Я обомлел ещё больше. Розовый купальник видимо не ожидал, что ему придётся прикрывать такое объёмное тело. Лифчик с трудом сдерживал большую грудь, которая при каждом движении наровила выскочить. Про трусики я вообще молчу. Теперь, когда все в сборе, мы пропустили по бутылочки пива и пошли в озеро. Я плыл вслед за Ариной. Доплыв до середины, я окликнул её:

— Арин! А погнали на тот остров! — указывая рукой на лесной островок. Он был окружён трясиной, и больше напоминал аппендикс, нежели остров. Арина кивнула, и мы поплыли. За этим «островом», я знал, есть уютное местечко, где собираются только рыбаки и то, только по утрам. Миновав островок, мы подплыли к берегу. Здесь было тихо. Берег был невысокий, с хорошим подступом. Взобраться не составляло никакого труда. Небольшая поляна, граничила с высокой осокой, выше человеческого роста. Вдалеке виднелись трубы фабрики. Слева, сквозь листья деревьев мелькали проезжающие машины. Мы расположились поближе к осоке. Арина, оценив местность взглядом, попросила меня подождать, и направилась через осоку дальше. Я остался сидеть на траве, подставив солнцу спину. Сидел я минут 15. В конце концов мне стало интересно, куда ушла сестра. И когда любопытство одержало вверх, я направился за ней, по её следам. Я заметил, что тропинка начала расширяться. Всё больше и больше. Ощущение будто здесь стадо животных отдыхало. Вся осока была прижата к земле и от этого места, тянулась довольно широкая дорожка в сторону острова. Здесь же, я обнаружил, лежащий на земле верхнюю часть купальника Арины. По телу пробежала дрожь. Взяв лифчик, направился к острову.

Проходя вдоль высоко растущих сосен, и упавших берёз, я всё ближе подходил к заброшенному пионер-лагерю. Уже стал доноситься зверский мужской хохот. Вдруг я услышал, как что-то грохнулось, ужасный ор мужчин, и мимо меня в 10 метрах пробежала Арина. Следом за ней выбежали трое мужчин славянской внешности, но изрядно подпитые. Погоня продолжалась недолго. Я бежал за ними следом, держа дистанцию. Наконец погоня прекратилась на том, что один из мужиков, догнал Арину и повалил её на землю. Она отбивалась, брыкалась ногами, размахивала руками. Но это не помогало. Мужик сел на неё сверху так, что его член был в пяти сантиметрах от её рта. Она вертела головой. Но тот взяв её за волосы, грубо начал насаживать её ртом на свой член. На миг она перестала сопротивляться.

Тут подоспели и остальные. Они не стали ждать, когда их товарищ закончит. Один, который был ниже всех ростом и выбрит наголо, раздвинул Арине ноги, и стянул с себя штаны. Третий, держал ноги, чтобы она не могла пошевелиться. Я сидел в пяти метрах от них в кустах, и наблюдал за происходящим с левой стороны. Мужик, сидевший на её груди, привстал и уселся на её рот своей задницей. Арина мычала. Сношающий её мужик, грубо теребил её соски, и несколько раз сильно шлёпнул её по ягодицам. Затем вынув член, кончил ей на лобок. Отойдя от неё, уступил место третьему. Она уже не брыкалась. Просто лежала на грязной земле, и тяжело дышала. Я офигел, увидев размер елдака третьего парня. Даже на миг показалось что это всё сценарий какого-то постановочного изнасилования одной из порно-студий. Его член был не меньше 25 см. Он закинув её ноги себе на плечи, начал входить в неё, с каждым разном всё сильнее и глубже.

— Серый! Слезай с неё! — крикнул один из них, который уже оприходовал её в вагину.

— Сейчас! А ты сам попробуй! — ответил мужик, сидевший у неё на лице. Наконец он встал. Шлёпнув рукой по её красной щеке. Арина повернула голову в мою сторону. Из её рта текла сперма, и капала на землю. Серёга, оттолкнув насильника, который был уже на пике оргазма.

— Ты чего?! — возмутился тот.

— Мишань, успокойся. Успеешь ещё. Давай проверим её попу — ответил Серёга, и они дружно повернули её на живот.

— А ну, встань раком!! — грозно приказал Миша. Арина, медленно приподнялась на колени и выпучила задницу, уткнувшись лицом в землю. Серёга раздвинул ягодицы и осмотрел, затем повернувшись к парням объявил:

— Пацаны, попа девственная, кто первый? — все подняли руки.

— Отлично. Значит все по очереди. По старшинству. Я первый.

Серёга встал на колени и смазав слюной задний проход, начал входить. Арина взвизгнула. Миша не растерялся, и обойдя, подняв голову за волосы, сунул ей в рот член. Они сношали её с двух сторону, а третий, смотрел со стороны, гладил её по спине, дёргал за сиськи, щекотал. Наконец Серёга вынул член. Его место занял Рома (это был третий парень). Член Ромы был меньше, но его тактика была жёстче. Он имел её резкими рывками. То вынимал член, то вновь резко входил внутрь по самые яйца. И всё это продолжалось бы бесконечно, если бы ни отдыхающие, которые как и мы, решили посетить этот остров. Мужики, переглянувшись, быстро вскочили и разбежались. Арина лежала на животе. Я осторожно вылез из кустов. Она посмотрела на меня. Её глаза блестели. Сперма, пот и слёзы смешались и стекали вниз по щекам, по подбородку, по шее. Арина поняла, что я всё видел и не пыталась прикрыться. Я в немой сцене протянул ей лифчик. Она, посмотрев в мои глаза, осторожно приподнялась на колени… и стянула с меня плавки!!

Мой член был как камень. Хоть и не такой большой, как у одного из них. Арина обхватила его рукой и начал мастурбировать. Затем, взяла в ротик, и начала сосать. Это было просто превосходно. Такого кайфа я не ощущал уже давно. Чувствовал как мой член скользил по её язычку, по её губкам, иногда задевая зубки. Арина, изредка вынимала член изо рта, и проводила язычком по нему, от головки до яиц. Это было просто нечто. От такой ласки я кончил, угодив ей в глаз. Она ничего не сказала, лишь вытерла сперму руками и отправила себе в ротик.

Я помог ей подняться и одеться. Она умылась в озере. Когда она поднималась, я заметил, как из её очка выливается полупрозрачная жидкость. Подойдя к берегу, мы нырнули в озеро и поплыли к остальным. Досидев до 17 часов, мы начали выдвигаться домой.

Любовник
Долгожданная встреча
Генеральская дочь
Серая мышка
Эротическая сказка. Часть 1
Как я приобщал жену к свингу (продолжение)
Прекрасный сон
Это мог быть только сон
Люба
Влечение
Как в чате
Шалости с Гипнозом
Интернет-Вика 2: С коллегами в сауне
Рыжая
Наблюдая за…
Девушка и монстр
Милахи. Часть 4
Ты в моих снах
Массаж для тёти Марины. Часть 3: С тётей Мариной на пляже
Его мечты

Фильмография Саманты не столь внушительна, если сравнивать ее с послужным списком младшего брата. А ведь ее дебютом в кино стал довольно громкий проект – экранизация романа Джейн Остин «Гордость и предубеждение». Но стоит отметить, что Орландо является братом Саманты лишь по матери. Когда будущему актеру исполнилось тринадцать, он узнал, что его биологический отец – не тот человек, кого он привык называть папой, погибший за несколько лет до этого события, а опекун мальчика, с которым у его матери была многолетняя связь.

БРЭД И ДУГ ПИТТЫ

В отличие от своего старшего брата Дуг никогда не хотел выступать на сцене, а больше тяготел к точным наукам. Сейчас он руководит крупной компьютерной компанией Service World Computer Center, а в оставшееся время занимается фотографией и даже снимается в рекламе. В 2012 году на экраны вышел ролик с его участием, который мгновенно стал невероятно популярным. Правда, даже после столь успешного начала актерской карьеры Питт-младший без сожалений отказался от перспектив стать звездой и вернулся к жене и троим детям в свой небольшой городок в штате Миссури.

МЭГГИ И ДЖЕЙК ДЖИЛЛЕНХОЛ

Успех брата и сестры в кинобизнесе вполне соизмерим, вот только в отличие от Мэгги, которой редко достаются роли соблазнительниц, Джейк уже давно входит в список самых сексуальных мужчин Голливуда.

ХЛОИ, КИМ И КОРТНИ КАРДАШЬЯН

Не для кого не секрет, что из всех сестер, которые носят фамилию Кардашьян, Хлои единственная до сих пор не может построить нормальную личную жизнь. Поклонники самого популярного семейства Америки считают, что главная причина тому – это отнюдь не тяжелый характер звезды реалити, а тот факт, что в отличие от остальных членов клана ее нельзя назвать женственной и сексуально привлекательной.

БРЭДЛИ И ХОЛЛИ КУПЕР

Сложно поверить, но эти два человека действительно приходятся друг другу ближайшими родственниками. Старшая сестра актера Холли, в отличие от брата, избравшего публичную профессию, предпочитает работать с бумагами – Купер трудится в ипотечной компании.

ЛИЗА, ДЖУЛИЯ И ЭРИК РОБЕРТС

Не удивительно, что все трое детей из семьи Робертс пошли по стопам своих родителей и стали актерами. Но в отличие от своих более успешных родственников, Лиза редко снимается в главных ролях.

КРИСТИ И МЕГАН ФОКС

Как я совратил свою сестру

Мы с другом как обычно по выходным пошли отдыхать на природу с парой бутылочек пива. И как всегда, наш разговор быстро перешёл на обсуждение знакомых девушек. В этот раз, правда, всё пошло немного не так, как обычно.

— Слушай, — сказал Костя, мой друг, потягивая янтарный напиток из бутылки, – твоя младшая сестра, как я посмотрю, уже в настоящую девушку превратилась. Ещё год назад была девчонка девчонкой, а сегодня увидел её: Она у тебя настоящая красавица уже.

— Да, это ты прав — вырастет, придётся от неё толпы отгонять, — спокойно ответил я. Но друг продолжал:

— А мне кажется она уже вполне выросшая. За ней ещё не бегают?

— Ну, не замечал пока. Да и сестрёнка моя — домашняя девочка, особо нигде не гуляет.

— Слушай, друг, ты не обижайся, что я так о твоей сестре говорю, но фигурка у неё теперь — зашибись. И грудки уже вполне ничего так отросли. По моему, она уже вполне созрела.

— Да, я с тобой согласен, она уже ничего так сформировалась:

Пару минут мы просто пили пиво и молчали. Но потом друг опять заговорил о моей сестре.

— Слушай, ведь ты её брат, постоянно с ней вместе живёшь и всё такое: А ты её голой видел? — ошарашил меня своим вопросом Костя.

— Эмм: Как бы тебе сказать: Вообще-то видел:

— Недавно?

— Да, на прошлой неделе буквально.

— А при каких обстоятельствах?

— Нууууу: Я подглядываю за ней, когда она моется в ванной, — не понятно зачем совсем смутившись ответил я.

— Оооо! — восхитился мой друг, — И как она без одежды?

— Она очень красивая, — ответил я, надеясь прекратить на этом наш разговор, но Костя никак не успокаивался. Он залпом допил свою бутылку, посмотрел на меня восхищённым горящим взглядом и спросил:

— А: у неё уже есть волосики: на лобке?

— Да, уже есть немного, — опять же честно ответил я. С одной стороны говорить с другом об интимных подробностях собственной сестры было как-то: неправильно, а с другой — эти воспоминания всколыхнули во мне что-то странное, какое-то извращённое возбуждение которое я испытывал, припав к щёлке замочной скважины двери ванной, где ни о чём не подозревая купалась моя юная сестрёнка.

— Ух ты! — взвизгнул Костя, — А как ты думаешь, она уже: дрочит?

— Откуда мне знать?! — окончательно возмутился я, — Что за странные вопросы? Она же не моя девушка, а родная сестра!

— Нет, ну понимаешь: У меня, например, нет сестры: Да и братьев тоже нет, но это не имеет отношения к делу. Просто я не понимаю всех этих братских отношений. Если бы у меня дома было такое чудо как у тебя, я уже давно не выдержал бы и попытался её соблазнить: совратить:

— Вот именно что не понимаешь! — отрезал я, — Сестра — это сестра, она мой ближайший родственник, а инцест — это отвратительно и ужасно, книжки почитай.

— А зачем ты тогда за ней подглядываешь? — с ухмылкой заправского демона-искусителя спросил Костя.

— Нуу: Она же очень красивая! А любование красотой не имеет никакого отношения к инцесту. Я же не собираюсь её: трахать: — ответил я, и предательское воображение тотчас же нарисовало мне картину моей сестры, лежащей с широко разведёнными ножками и мной, потихоньку входящим в её разгорячённое влагалище.

— Хм: Я бы тоже с удовольствием поподглядывал бы за ней: И не только: Как же я тебе завидую! — окончил этим свою речь друг и откупорил ещё одну бутылку, — И всё таки, — опять начал он, — Разве не обидно? Ты жил с ней всю жизнь, смотрел как она росла, наслаждался её красотой, видел как с каждым днём она всё больше и больше из ребёнка превращается в настоящую девушку: А потом придёт кто-то совершенно чужой — и уведёт её к себе, разденет, возбудит и трахнет твою красавицу.

— Ха! Пусть только кто-нибудь попробует её трахнуть! Я ему сразу нос сломаю, если не хуже:

— А почему? Из ревности что ли?

— Да нееет, просто сестру положено защищать.

— Ну так она может сама захотела, она же наверное уже хочет этого:

— Не важно. Первый же, кто захочет поиметь мою сестру, пусть откладывает деньги на пластическую операцию.

— А вот если я, например, захочу заняться с ней сексом, ты мне позволишь?

— Нет конечно! — зло выпалил я.

— А знаешь почему? — всё с той же ухмылкой спросил Костя.

— Ну, почему же? — зло среагировал я.

— Да потому что тебе будет завидно! Да, завидно! Потому что подглядывая ты чётко знаешь, что максимум на что ты способен — насладиться красотой своей сестры. И то — тайком.

— На что же ты намекаешь?

— На то что я могу добиться гораздо большего, чем ты когда либо позволял себе мечтать!

— Ну и что ты хочешь этим сказать?

— Что пора бы тебе прекращать подглядывать и читать глупые книжки о «отвратительном и ужасном» инцесте, а начинать действовать и попробовать свою сестру первым а не страдать потом всю жизнь что какой-то урод лишил её девственности.

— Нет, ты всё-таки не понимаешь наших с ней отношений.

— Ты мне честно скажи, ты на неё дрочил?

— Ну: да, — признался я.

— Вот видишь, значит она тебя всё-таки возбуждает. Ты хочешь потрогать её грудки, потрогать её между ножек?

— Да, хочу конечно: Но всё-таки она мне сестра.

— Нет, не понимаю я всё-таки этих братьев-сестёр, — развёл руками Костя.

— Ну хорошо, допустим: Она же в жизни не захочет!

— А ты пробовал? Нет. Может она спит и видит, ждёт не дождётся когда же ты её наконец трахнешь!

— Ну не думаю как-то:

— А вот давай пойдём к тебе и проверим! Не бойся, я ничего делать не буду, просто хочу ещё раз взглянуть на твою сестричку.

— Ну давай, пошли.

Наши с Наташкой родители как всегда в выходные в последние три месяца, уехали на недавно приобретённый дачный участок — обустраивать его.

Поэтому моя сестра была дома абсолютно одна одинёшенька, когда я со своим другом, крайне решительно настроенные, завалились домой.

Наташка выбежала нам на встречу в своей традиционной летней одежде — свободной розовой кофточке, не доходящей до пупка и коротких трикотажных спортивных шортиках. При чём её уже достаточно неплохого размера округлые и твёрдые как яблочки грудки под кофточкой были свободны от всяческих бюстгальтеров и слегка подпрыгивали при каждом её шаге.

— Ой, какие гости! — обрадовалась сестрёнка, прижимаясь ко мне всем телом и весело чмокая в щёку, — А то мне тут так скучно в одиночестве: К тому же я собиралась пойти в душ, но увидела что ты забыл свои ключи и решила остаться подождать твоего возвращения, но раз ты уже тут — я пошла! — весело прощебетала она, и резво попрыгала по коридору в свою комнату за сменой белья и своим любимым полотенцем. По пути она обернулась и кинула в нашу сторону: — Я мигом, вы не скучайте, я помоюсь и буду вас кормить — меня как-никак мама за хозяйку оставила! — и скрылась в комнате. Мы с другом многозначительно переглянулись, а сестра за это время успела прошмыгнуть в ванную, заперлась там и включила воду.

— Слушай: — начал было друг, но я понял всё и так и сказал:

— Пошли, только быстро и тихо.

Мы скинули кроссовки и тихо, в одних носках приблизились к двери ванной. Я заглянул в замочную скважину первым. Надо отдать должное, расположение ванной было просто идеальным для подглядывания — прямо напротив щёлки. Я увидел, как сестра быстро скинула с себя всю одежду, попробовала рукой воду и залезла в ванну — стала под душ лицом прямо к двери, блаженно закрыла глазки, руками принялась тереть свои длинные каштановые волосы — предоставляя таким образом всё своё свежее, юное, девственное тело моим глазам. Я с трудом оторвался от великолепной картины, и махнул Косте, который с нетерпением занял моё место. Буквально тут же его челюсть просто таки отвисла до пола.

— Ну как тебе? — шёпотом спросил я.

— Слушай, я буквально не знаю что и сказать. Разве что — как ты до сих пор сдерживаешься?? Я бы уже давно не выдержал и: кхм: её. Она чудо!

— Тихо ты! — пригрозил я, — А то наше чудо ещё тебя услышит! И вообще — посмотрел и хватит с тебя, нечего на мою сестру так смотреть, ещё изнасилуешь её, — сказал я и оттолкнул Костю в сторону и припал как и прежде к щёлке.

Моя сестра как раз принялась намыливаться — своими полными пены руками она елозила по всему своему телу и невероятно эротично гладила при этом свои пускай небольшие ещё, но уже абсолютно правильной формы и невероятно красивые грудки.

— Ну, что она там делает? — изнемогал мой друг, — Уже дошла до: доооо: того самого?

— Да, — ответил я, когда сестричка, раздвинув ножки и наклонившись, принялась основательно намыливать у себя между ножек. Её рука долго сновала туда сюда, даже дольше чем надо. Кажется, Наташе это приносило очень приятные ощущения, — Смотри, — сдобрился я, и Костя тут же занял моё место.

— Оооо! — тихо практически простонал друг, — Да она же мастурбирует!

Я быстренько опять отогнал его и принялся смотреть. Сестра всё так же нежно тёрла себя между ножек, при этом на её личике ярко проявилось выражение какого-то уже совершенно неземного блаженства. Ещё через минуту её головка закинулась высоко вверх, ротик широко раскрылся и она скорее всего издала стон, который мы не услышали только благодаря шуму льющейся воды.

В первый раз в жизни увидев оргазм сестры, я отполз под невероятным впечатлением от двери, рядом с которой тут же замер Костя. Выражение абсолютного счастья и наслаждения на лице сестры никак не шло у меня из головы. Очень странно, что раньше сестра ни разу не мастурбировала в ванной и начала именно сегодня.

— Она заканчивает! — прошептал друг, и тут же шум моды прекратился. Мы быстро поднялись на ноги и ретировались в мою комнату, где я немедленно включил какой-то музыкальный клип, которых накачано у меня было огромное количество. Естественно, ни о чём другом кроме как о моей сестре, только что продемонстрировавшей нам всю свою красоту, все свои прелести, мы думать не могли. К тому же она должна была вот-вот выйти из ванной, и мы должны были как-то успокоиться, что бы не выглядеть неестественно.

Буквально через минуту к нам в комнату влетела не понятно от чего больше разгорячённая — от душа или мастурбации — Наташа, в похожей на прежнюю маечке и с огромным махровым полотенцем на голове.

— Ну, надеюсь вы тут без меня не сильно скучали? — задорно проворковала сестрёнка и уселась на диван прямо за нами. Мы дружно развернулись к ней лицами и так же дружно ответили:

— Неееет!

Сестру это развеселило. Она засмеялась, и повалилась на диван, задрыгав ножками в воздухе.

— Ой, у вас это так смешно получилось, — объяснила отсмеявшись моя сестрёнка, — Ну, я пойду принесу чего-нибудь вкусненького, — обнадёжила нас она, и унеслась куда-то по направлению к кухне. Мы с другом облегчённо вздохнули.

— Я думал, у меня сердце разорвётся, когда она вошла, — признался мне мой друг, — Ну, какие твои планы?

— Какие планы? — тупо спросил я.

— Ну как ты собираешься её совращать?

— Ой, ты её видел, она только физически уже развитая, а по уму ещё ребёнок ребёнком:

— Ну, мы видели в ванной какой она ребёнок!

В моём мозгу опять пронеслась картина испытывающей оргазм сестрёнки. Я аж замотал головой, что бы прогнать видение.

— Я думаю, надо её для начала как-то раскрепостить, — глубокомысленно выдал Костя, с видом учителя подняв вверх указательный палец.

— И как ты себе это представляешь?

— Ну может, дадим ей знать, что мы видели её в ванной?

— Ты что, с ума сошёл? Она же нас убьёт за это! Ты просто не знаешь мою сестру. И вообще, что значит «мы видели»?

— Ну как: Если ты её совратишь, ты что же, не позволишь мне, своему лучшему другу, тоже сделать это с ней?

— Что-то не вижу никакой связи: Эх, не надо было давать тебе увидеть её голой:

— Что сделано, то сделано, ты лучше думай, что будет делать теперь.

В этот момент вернулась сестра с огромным подносом всяческих фруктов. Она поставила это всё на стол рядом с нами, а сама, с чувством выполненного долга, завалилась на диван с яблоком.

— И чем вы занимаетесь? — спросила Наташа.

— Да так, клипы смотрим, — ответил я, робко окинув взглядом идеальное тело сестрёнки.

— Хе, не интересно: — ответила она, хрумкая яблоком.

— А что бы ты хотела делать? — спросил её Костя.

— Ну, может, поиграем во что-нибудь? — предложила сестра.

— И где же это ты видела, что бы взрослые мужики играли в игры с маленькой девочкой? — бросил я не подумав.

— Ой-ёй-ёй, – принялась издеваться надо мной сестра, — Да и мне уже не так уд мало лет!

— Ах ты маленькая негодница! — издевательски произнёс я прыгнув на диван рядом сней, принялся с ней драться, не по настоящему конечно же. Всё что я делал — это не давал ей встать с дивана, а она пыталась своими цепкими пальчиками ущипнуть меня посильней и вскочить. Надо отдать должное, в этой «драке» я абсолютно не задумываясь придавливал её своими лежащими на её грудках руками к дивану. Поняв это, я как бы случайно подвинул ладони так, что бы мои большие пальцы легли точно на её твёрдые сосочки. Я слегка пошевелил пальцами, помассировав таким образом соски сестры, и отпустил её.

Моя сестра тут же села, вся растрёпанная и весёлая и больно ущипнула меня за сосок. В ответ на это я резко протянул свою руку к её соску, но она с визгом прикрыла их ладошками, и тогда я, изменив траекторию полёта своей руки, приземлился ей прямо между ножек и ущипнул через тонкую ткань трусиков и шортиков сестру за половую губку.

Наташа взвизгнула ещё сильнее, пытаясь прикрыть не только свои соски, но и свои половые органы, и обиженно сказала:

— Это нечестно! Это слишком больно! Я тебя же не хватала там:

— Ладно, извини, — сказал я, поймав одобрительный взгляд друга.

— Ну что, больше не будешь издеваться над взрослыми? — спросил я.

— Нет, не буду. Над взрослыми — не буду! — ухмыльнувшись, двусмысленно ответила Наташа.

— Да ладно вам! — вмешался Костя, — Я знаю во что мы будем играть. Давайте играть в карты. Кто выигрывает — выбирает одного из проигравших и по желанию того или спрашивает его вопрос, на который тот должен ответить честно, или даёт ему задание — которое тот обязан выполнить.

— А, знаю эту игру! — весело согласилась сестра, — Мы в неё с девчонками с моего класса играли во время турпохода.

— Ну, тогда тащи карты! — сказал я, и Наташа умчалась на их поиски, — Что ты задумал? — спросил я друга.

— Ну, посмотрим, что получится.

В комнату залетела Наташа, держа в руке старую колоду игральных карт.

Мы все сели на диване — я и Костя на краешке, сестра, сложив ноги по турецки, в глубине между нами — так что образовался как бы треугольник, перетасовала карты и раздала нам.

В первый раз повезло, как не странно, именно Наташе. Она с видом победителя уставилась на меня и спросила:

— Вопрос или приказ?

— Вопрос, — выбрал я.

— Хехе: Крал ли ты когда-нибудь что-нибудь?

— Да, — сознался я.

— А что?

— Это уже второй вопрос, — обломал я сестру, и она, обидевшись, перетасовала карты и опять раздала нам.

На этот раз повезло мне. Я долго смотрел то на сестру, то на друга, как бы выбирая, кого спросить, и, естественно задал вопрос сестре:

— Правда или приказ?

— Уммм: Приказ! — ответила сестра, с видом, как будто бы ей удалось обмануть меня.

— Встань возле стенки на голову и стой так целую минуту, не смотря ни на что и не шевелясь.

Моей сестрёнке ничего не оставалось делать, как выполнять. Она подошла к стенке, опёрлась на руки и резко перевернулась, облокотив свои пятки о стену. Её лёгкая короткая маечка тут же упала вниз, оголив прекрасные грудки. Но сестра стояла положенные 60 секунд не шевельнувшись, только лицо её налилось красным то ли от стыда, то ли от прихлынувшей к голове крови.

По истечению времени она перевернулась, оправила свою майку и села играть с нами дальше. И на этот раз повезло тоже мне.

Я опять сделал вид, как будто собираюсь спросить Костю, но в последнюю секунду повернулся к Наташе и произнёс:

— Правда или приказ?

— Правда! — ответила наученная горьким опытом на этот раз сестра.

— Ну, держись! Ты: дрочила когда-нибудь? И если да, то когда в последний раз?

Сестра явно растерялась от этого вопроса, но делать было нечего, надо было отвечать, и отвечать правдиво.

— А это два вопроса! — попыталась отговориться она, но я её прервал:

— А вот и нет. Потому что если ответ на первый отрицательный, ты можешь не отвечать на второй, а если положительный — ты можешь ответить только на второй! — завёл я её в тупик своими размышлениями.

— Нууу: Ладно, отвечу: — Наташа потупила глазки, опять же покраснела и ответила, — Сегодня в ванной, — и тут же закрыла пылающее лицо руками и рассмеялась.

— Ну, давай продолжим? — спросил я и раздал карты.

Что характерно, выиграла опять Наташа.

— Ну, правда или приказ? — коварно спросила меня сестра.

— Эм: Приказ.

— Ну тогда: Встань тут, — сестра указала на стул, — Сними штаны и трусы и прокричи «кукареку» три раза!

Ужаснувшись извращённому приказу сестры, я принялся его выполнять. Я встал на стул, и стащил штаны. Мой член стоял как каменный. Я помедлил секунду, и спустил трусы тоже. Глаза сестрёнки буквально округлились при виде моего полностью боеготовного достоинства. Я же, быстро прокукарекав положенные три раза, натянул назад всю одежду, и сел на своё место.

Сестра опять раздала карты, и на этот раз выиграл, наконец, Костя. Он не теряя времени спросил у Наташи требуемый правилами вопрос, и она ответила «Приказ».

— Тогда, слушай мою команду. Я приказываю тебе: Снять маечку. Насовсем.

— Ну, вы и так уже всё видели, — ответила сестра, и стянула с себя маечку. Но тут же перекинув свои пышные и длинные волосы на перёд полностью прикрыла ими свои груди.

На следующем кругу нашей игры, повезло опять Косте. Но он не спросил Наташу. Он спросил меня. И получив в ответ «Правда», спросил:

— Трахал ли ты когда-нибудь девочку, и если да — то кого, если нет — то кого бы хотел?

При этом вопросе моя сестра просто зашлась хохотом.

— Нет, не трахал. Кого бы хотел: Я глубокомысленно посмотрел на не заметившую этого сестру и не решился ответить полностью честно. Вместо этого я сказал, — Наташку, из нашего класса.

Однако услышав своё имя, сестра на секунду встрепенулась, но быстро успокоилась дослушав до конца мой ответ.

— А я вот расскажу Наташке что ты её хочешь! — лукаво заметила сестра.

— А я вот расскажу маме что ты дрочишь в ванной! — парировал я, и, кажется, попал в яблочко.

— Ну ладно, будем держать секреты друг друга в тайне, — заговорчески прошептала сестрёнка.

И на следующий раз выиграл Костя. Он обратился к моей сестре с вопросом.

— Правда!

— А ты, отдавалась ли ты когда-нибудь мальчику, и если да то кому, если нет — то кому бы хотела отдаться?

— Нет. А хотела бы: Саше, — произнесла она моё имя, но тут же добавила с издевательской улыбкой, — Из моего класса.

Мы молча продолжили игру. Выиграл я. Сестра, выбрав «приказ» принялась ждать, что же я ей скажу сделать.

— Я приказываю тебе станцевать перед нами стриптиз, с полным раздеванием.

Что характерно, моя сестра даже не возразила. Она подошла к компу, включила медленную музыку, откинула за спину волосы, оголив таким образом свою грудь, и принялась плавно извиваться в танце. Она отвернулась от нас, и потихоньку, не прекращая танцевать, стянула с себя шортики. Ещё через некоторое время она опять повернулась к нам лицом и очень, очень медленно принялась стаскивать с себя и трусики. Сделав это и оставшись совершенно голой, она немедленно прикрыла свою щёлку ладошкой.

— Всё! — сказала она и раскланялась, принявшись натягивать назад свои трусики. Мы поаплодировали, и сестра залезла на своё место, не одев шортики. Только села на этот раз по японски, стиснув близко коленки.

Наша игра продолжилась. Следующим победителем стал Костя, и получив в ответ «приказ» сказал:

— Засунь руку себе под трусики, засунь палец в себя, вытащи его и оближи!

— Я: боюсь, я же девственница.

— Ну, совсем немножко! — потребовал Костя.

Наташа встала на колени, раздвинув ножки, одной рукой оттянула резинку, а вторую ввела под трусики. Мы увидели как, один палец продвинулся немного дальше и, достигнув входа во влагалище, сестричка чуть-чуть надавила им, вводя его буквально на сантиметр внутрь. Быстро вынула и погрузила в свой ротик.

— Продолжим? — удовлетворённо спросил Костя.

И мы продолжили. Что характерно, он опять победил. И опять спросил меня.

— Приказ, — гордо ответил я.

— Тогда: Тогда-тогда-тогда: Залезь под трусики своей сестры и ровно минуту ласкай её клитор! — выпалил горя глазами Костя.

— Это нечестно! Возмутилась было сестра, но повернулась ко мне, широко развела ножки и, стыдливо отвернувшись вбок, сказала, — На.

Я не мог поверить своему счастью. Я дрожащими руками прикоснулся к трусикам, отвёл их в сторону и положил свой палец на клитор покорно ждущей ласки сестры. Я аккуратно принялся шевелить пальцем. Кажется, прошла всего секунда, а Костя уже провозгласил: «Всё, минута прошла!». В этот момент я был готов его убить.

Продолжать играть мы не стали. Забросив карты, мы принялись по кругу задавать друг другу вопросы.

— Теперь я спрашиваю! — сказала сестра, — Саша, Правда или Приказ?

— Правда.

— Когда ты сказал про Наташу из своего класса: Ты честно имел её ввиду?

— Нет, — честно ответил я.

— Значит, ты соврал, и я могу спросить тебя ещё раз, — невозмутимо сказала моя сестра, — Правда или Приказ?

— Правда.

— Кого ты чаще всего себе представляешь, когда дрочишь? — выпалила сестра.

— Тебя, — честно ответил я, и тут же спросил:

— Правда или Приказ?

— Правда.

— Когда ты сказал про Сашу из своего класса, ты честно имела его в ввиду?

— Нет.

— Значит ты соврала:

— Да, спрашивай меня ещё раз!

— Правда или приказ?

— Приказ!

— Сними трусики и позволь мне: — я уловил молящий взгляд друга, — Мне и Косте поцеловать тебя там.

Наташа послушно и нетерпеливо скинула свою последнюю часть одежды и легла, предоставив себя в полное наше распоряжение.

Первым к её невероятно свежему бутону губами прикоснулся я. Я долго вылизывал её клитор, взасос целовал губки и даже чуть-чуть ввёл в неё свой язык. С большим трудом я оторвался от ароматнейшего интимного местечка моей сестры и позволил Косте проделать то же самое. Наташа расплылась в удовольствии и страстно задышала. Но вот уже и Костя оторвался от моей сестры и тут же спросил её:

— Правда или Приказ?

— Правда, — успокаивая своё дыхание но не меняя позы ответила сестра.

— Хотела бы ты, что бы твой брат лишил тебя девственности?

— ДА! — ответила сестра, и потянулась ко мне. Я обнял её, и поцеловал в сосочек. Она ответила стоном.

Я опустился ниже и принялся языком ласкать её клитор. На этот раз мне уже не требовалось останавливаться. Я хотел доставить ей столько удовольствия, сколько она никогда бы не смогла получить ни от кого другого. Я не помню, как оказался без трусов, я взял руку свой стоящий член и принялся нежно поглаживать им киску сестры. А потом, собравшись с духом, ввёл в неё член. Чуть-чуть обождав, я принялся давить. Член на редкость легко преодолел препятствие, и проскочил на полную длину внутрь. Я вывел его. Крови совсем не показалось — видимо девственная плева у моей сестры была совсем тонкой и маленькой. Увидев, что сестра не испытывает никакой боли, я продолжил. Я вошёл в неё и принялся совершать поступательные движения. Моя сестра обняла меня руками и тонко постанывала при каждом толчке. Ещё немного и я бы кончил внутрь, но меня вовремя остановил возглас заворожено смотрящего на нас Кости:

— Только не кончай в свою сестру!

Я тут же вышел и разразился фонтаном спермы прямо на невероятно прекрасные, ещё не окончательно сформировавшиеся грудки сестры. Сперма покрыла так же её животик и наполнила пупок.

Сестра тяжело дышала, но произнесла всё-таки с улыбкой:

— Ну вот, теперь опять в душ:

Но совершить это ей не дал Костя. Он спросил:

— Хочешь со мной? Ведь ты не испытала ещё оргазма.

— Да, — ответила сестра и вопросительно посмотрела на меня. Я утвердительно кивнул.

Тогда Костя, не теряя времени, подтащил сестру к себе таким образом, что она теперь лежала на самом краю дивана, свесив ноги вниз. Костя слегка приподнял бёдра моей сестры, благо она была очень миниатюрной и лёгкой, стоя вошёл в неё и принялся за своё дело.

Моя сперма медленно стекала с грудей вниз на шейку Наташи и на диван. Буквально через минуту моя сестрёнка забилась в оргазме, Костя опустил её на диван и разрядился своей дозой спермы на её тело. Сестра бессильно лежала, закинув руки и голову, и отходила от бурного оргазма. Когда все мы немного отдышались, я поспешил выпроводить Костю, который и так получил больше чем заслуживал, отнёс сестру в ванную, вымыл её, и занялся с ней сексом ещё раз, прямо там, под душем. Вытер, закутал в полотенце и отнёс в свою комнату. Где мы ещё раз занялись сексом. На этот раз спермы у меня уже не осталось совсем, и я ничуть не запачкал Наташу. Отдышавшись, я опять пальцами возбудил сестру и трахнул её, не выводя член во время моего оргазма, ибо спермы не осталось совсем. До конца дня мы занимались сексом ещё раза три.

А потом, не дождавшись запозднившихся родителей пошли спать, полностью выдохшиеся и уверенные, что в следующие выходные повторится то же самое.

Так случилось, что родные брат и сестра полюбили друг друга и стали жить как муж и жена. Прознав об этом, родители тут же изгнали грешников из дома, а односельцы устроили им настоящую травлю. Сейчас супруги живут в другом городе Харьковской области Украины, тщательно скрывая свое кровное родство, и растят маленького сына.

Он смерти искал от несчастной любви

Татьяне — 26, Андрей младше на два года, хотя внешне это вовсе незаметно. На новое место жительства они перебрались недавно и чувствуют себя тут вполне комфортно: не затворничают, дружат с соседями — в общем, всё, как у людей. Никому даже в голову не приходит, что эта милая семейная пара — родные брат и сестра.

Роман Тани и Андрея начался внезапно несколько лет назад в небольшом поселке городского типа, где они жили под одной крышей с родителями.

— Сколько себя помню, — говорит Татьяна, — у родителей отношения вечно не ладились. Отец часто закатывал скандалы, кричал на мать, иногда мог и руку приложить. Потом нашел другую женщину, дома стал появляться редко, всегда угрюмый и злой. Так и жили каждый своей жизнью, до нас с братом, по сути, никому не было дела, росли сами по себе.

Недостатка в ухажерах у Тани не было. Многие парни пытались приударить за симпатичной девчонкой, да только она всех отшивала. Не то чтоб цену себе не могла сложить, просто решила, что у нее в семье все будет по-другому, по любви, не как у родителей. Потому и замуж не пошла, когда объявился видный жених — не захотела связывать судьбу с первым встречным.

У Андрея была своя личная жизнь. Он встретил девушку своей мечты, влюбился в нее по уши. Даже собрался жениться, да только «добрые люди» упредили его о неверности невесты.

— Я поверить в это не мог, — говорит парень, — но на всякий случай решил проверить. Сказал, что уезжаю на два дня, а сам устроил засаду у ее дома. И увидел своими глазами то, чего видеть не хотел бы: она целовалась и обнималась с другим. Мне тогда не то что жениться, жить расхотелось! Ну, вернулся домой, убедился, что никого нет, залез в ванну и полоснул себя лезвием по венам.

Волею судьбы в тот вечер Татьяна вернулась с работы раньше обычного, вроде как почуяла неладное. Вытащила из ванны бледного брата, позвонила в скорую, перетянула вены жгутами.

Андрей потерял много крови, но врачи поспешили успокоить: ничего страшного, к счастью, на сей раз обошлось. А через пару дней, когда брата выписали из больницы, Таня решила поговорить с ним по душам, разузнать о причинах столь отчаянного поступка. И вдруг сдержанный обычно брат залился слезами, как ребенок. Татьяна опешила, попыталась успокоить Андрея, обняла, стала целовать. А он неожиданно ответил на ласку. Так у них всё случилось впервые.

Разгневанный папа выгнал из дома

— Конечно, для многих это страшный грех, извращение, — прячет глаза Татьяна. — Но мы совсем не чувствовали, что делаем что-то непристойное. Может, потому, что оба истосковались по настоящей любви и пониманию. При родителях и на людях мы, конечно, скрывали свои чувства, но каждую ночь Андрей перебирался ко мне в кровать. Я думала: боже, столько лет я искала любовь, а она была совсем рядом!

— Таня стала для меня больше, чем сестрой, и даже больше, чем просто женой, — говорит Андрей. — Мы стали одновременно и любовниками, и лучшими друзьями. Почти три года мы счастливо прожили втайне от всех. Мне ни с кем и никогда не было так хорошо и, наверное, уже не будет…

Однако же скрывать свои отношения от бдительных земляков становилось все труднее, особенно когда у Татьяны появился небольшой животик. Избавляться от ребенка, кстати, даже не думали. Да и таиться, как преступникам, Андрею с Таней изрядно надоело: ведь любовь же — не преступление! Потому, подготовившись как следует, они решились открыться родителям — не чужие ведь люди, поймут, простят.
Но вышло иначе. Услыхав новость, ошалевший от гнева отец стал обзывать их последними словами, несколько раз ударил Андрея, дал пощечину дочери. Мать даже не пыталась заступиться, она была в шоке и только причитала, закрыв руками лицо. После отец злобно заявил, что у него больше нет детей, и выгнал обоих на улицу прямо в домашней одежде.

— Нам пришлось найти и снять квартиру, — рассказывает Татьяна.

«И нечего тут уродов рожать!»

Весть о том, что Андрей обрюхатил родную сестрицу, быстро разнеслась по райцентру. Ее активно обсуждали в каждом дворе. Мужики по пьянке даже преподали Андрею урок семейного права — сломали два ребра и вывихнули челюсть. Потом Татьяну и Андрея без объяснения причин в одночасье уволили с работы, а продавщицы местных магазинов вдруг перестали отпускать им товар. Вдобавок еще гинеколог отказалась ставить Татьяну на учет: нечего, мол, тут уродов рожать!

— Мы знали, конечно, что будут сложности, — говорит Таня, — но никак не ожидали такой дикой реакции, такой злобы. Мы просто вынуждены были перебраться в другой город, где нас никто не знает…

На новом месте жизнь понемногу наладилась: получили комнату в общаге, обзавелись знакомыми, с соседями подружились, подыскали Андрею пристойную работу. Здесь никто их не попрекает и не осуждает. А самое главное — у них родился совершенно нормальный пацан весом 3,5 кг.

— Я была вне себя от счастья, когда врачи сказали, что наш ребенок абсолютно здоров, — делится Таня. — А ведь такими ужасами нас пугали! Выходит, это была просто брехня!..

По словам Татьяны и Андрея, они категорически не признаются педиатрам, что они брат и сестра — так-де лучше для всех, да и поспокойнее. А еще, как родители, все-таки очень боятся, что отклонения в развитии малыша могут, не дай боже, таки проявиться со временем, хотя об этом стараются не думать, чтоб не свихнуться рассудком.

Но жить порознь уже, наверное, не смогут никогда.

закон божий

Владимир Вигилянский, протоиерей, глава пресс-службы Патриарха Московского и всея Руси, публицист:

— Согласно канонам Православной церкви, венчание не разрешается между родственниками до шестой степени родства включительно. Так что мы отказываем в этом таинстве не только родным, но и двоюродным и даже троюродным братьям и сестрам.

А вот изначально брак между братьями и сестрами церковь не считала аморальным. Ведь все человечество сводилось сначала к одной семье, а потом к нескольким семьям, когда такие браки были не преступлением, а необходимостью. Сегодня же это греховный поступок.

комментарий специалиста

Анатолий Маковей, кандидат медицинских наук, врач-генетик высшей категории:

— К сведению Татьяны и Андрея, кровное родство — не только их проблема. За 24 года работы ко мне не раз обращались родственники, полюбившие друг друга. Вероятность рождения больного наследственной патологией ребенка в таком браке, увы, действительно очень высока. Потому таким парам просто необходимо обследоваться в специальном медико-генетическом центре, которые есть в каждой области. Опытные специалисты анализируют родословную и объясняют будущим родителям, находящимся в кровном родстве, как избежать возможных наследственных заболеваний.

звонок юристу

— В России Семейный кодекс запрещает заключение браков между единокровными и единоутробными братом и сестрой, — объясняет Георгий Тер-Акопов, адвокат московской коллегии адвокатов «Князев и партнеры». — Но при этом не предусмотрена уголовная ответственность за сексуальные отношения между ними (инцест). Это значит, что они могут жить без заключения брака и даже рожать детей, которых органы ЗАГС должны будут зарегистрировать. В данном случае речь идет только о нарушении морально-этических норм.

Семейные кодексы большинства стран в этом отношении похожи на российский.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *