Слабая сторона договора

Сильная сторона договора часто навязывает обременительные условия своим контрагентам, которые не обладают реальным выбором. Такое поведение, как правило, формально не противоречит правовым нормам, однако является несправедливым.

ВАС в постановлении Пленума от 14.03.2014 № 16 «О свободе договора и ее пределах» (далее – Постановление ВАС № 16), а затем и законодатель в ст. 428 ГК разработали действенные правила защиты слабой стороны договора от навязывания ей несправедливых условий. Рассмотрим, как суды применяют данные нормы на практике.

Какие условия договора считаются несправедливыми

Несправедливыми принято считать формально законные, но явно обременительные для одной из сторон и существенным образом нарушающие баланс интересов сторон условия договора. Вместе с тем, одно и то же условие, исходя из характеристики контрагентов и фактических обстоятельств дела, можно считать несправедливым и наоборот.

Субъективный характер данной категории предполагает пристальную оценку судом всех обстоятельств дела, а также детальный анализ спорного условия в контексте всех положений договора.

Статья 428 ГК называет следующие явно обременительные условия для одной из сторон договора:

✓исключение или ограничение ответственности другой стороны за нарушение обязательств;

✓лишение стороны прав, обычно предоставляемых по договорам такого вида.

В целом условие будет явно обременительным тогда, когда сторона договора, исходя из своих разумно понимаемых интересов, не приняла бы его при наличии возможности участвовать в определении условий договора.

Пример из практики. Хранитель потребовал через суд взыскать с поклажедателя 13,8 млн руб. платы за хранение угля.

Суд первой инстанции указал, что плата за хранение превышает рыночную стоимость поклажи более чем в семь раз, а это свидетельствует о неразумности требований истца и наличии в его действиях злоупотребления правом. Удовлетворяя иск частично, суд определил рыночную стоимость услуг по хранению угля, исходя из условий договора истца с другим поклажедателем.

Апелляция согласилась с выводом первой инстанции о наличии в действиях истца признаков злоупотребления правом с учетом разъяснений Постановления ВАС № 16. По мнению суда, истец не опроверг доводы ответчика об отсутствии у него реальной возможности заключить договор хранения угля с иным лицом и определения в договоре иной стоимости услуг по хранению. (постановление АС Западно-Сибирского округа от 14.01.2015 по делу № А27-15903/2013)

Когда сторона договора признается слабой

Слабой стороной договора является лицо, находящееся в условиях неравенства переговорных возможностей и вынужденное присоединиться к предложенным условиям. Помимо этого в ходе судебного разбирательства суд устанавливает уровень профессионализма сторон в соответствующей сфере, конкуренцию на соответствующем рынке, наличие у присоединившейся стороны реальной возможности вести переговоры или заключить аналогичный договор с третьими лицами на иных условиях и т.д. (п. 10 Постановления ВАС № 16)

Исходя из этого, важное значение имеет доказывание неравенства переговорных возможностей. Именно это свидетельствует о наличии слабой стороны и навязывании ей явно обременительных условий, что говорит о злоупотреблении правом и недобросовестности сильной стороны.

Неравенство переговорных возможностей свидетельствует об отсутствие реальной возможности согласовать иные условия договора, участвовать в его формировании. В подтверждение этих обстоятельств слабая сторона договора должна представить соответствующие доказательства. При этом стоить учитывать, что суды предъявляют достаточно высокие требования к доказыванию, учитывая принцип свободы договора и то, что сторонами спора являются предприниматели. Доказательством предпринимаемых попыток изменить содержание условия, предложенного контрагентом, могут стать протоколы разногласий при заключении договора и предшествующая заключению договора переписка сторон.

Примеры из практики. Суд отказал в требовании изменить условие договора субаренды, поскольку истец (сторона, считающая себя слабой) не представил доказательств явного неравенства переговорных возможностей и отсутствия возможности заключить договор на иных условиях, отличных от указанных в договоре. (постановление АС Западно-Сибирского округа от 04.10.2016 по делу № А27-26177/2015)

В другом деле арендатор обратился в суд с требованием расторгнуть договор аренды, заключенный на длительный срок без права на досрочное расторжение по инициативе арендатора. Из материалов дела следовало, что проект договора аренды подготовил арендодатель (ответчик); ведение переговоров относительно условий договора не осуществлялось. В итоге суд встал на сторону арендатора. (постановление АС Поволжского округа от 21.09.2017 по делу № А72-33/2017)

Заключение госконтракта в рамках процедуры, предусмотренной Федеральным законом от 05.04.2013 № 44-ФЗ, подтверждает, что слабая сторона не могла влиять на его условия, поскольку проект договора направляет заказчик.

Пример из практики. Общество — победитель госзакупки в соответствии с условиями закупки обязано было заключить с покупателем договор поставки только на предложенных последним условиях. Таким образом, проект договора, входящий в состав документации о запросе предложений, являлся для общества обязательным.

При этом для поставщика предусматривалось обязательное условие о его ответственности перед покупателем, в десять раз превышающую ответственность покупателя перед поставщиком.

В связи с этим суды пришли к выводам, что стороны поставлены в неравное положение, нарушен баланс интересов сторон, для одной из сторон эти условия являются явно обременительными и несправедливыми. Повлиять на их изменение такая сторона при заключении договора не могла. (постановление АС Западно-Сибирского округа от 26.06.2018 по делу № А67-6744/2017)

Помимо установления того, что слабая сторона предпринимала попытки вести переговоры и вносить изменения в предложенный проект договора, суд также устанавливает, имелась ли у соответствующей стороны реальная возможность заключить аналогичный договор с третьими лицами на иных условиях. При этом важно установить наличие конкуренции на соответствующем рынке. Предприниматель зачастую не может выбрать иного контрагента, поскольку рынок не является конкурентным.

Пример из практики. Общество-покупатель обратилось в суд с иском к поставщику о взыскании 909,5 тыс. руб. убытков (реального ущерба), причиненных установлением монопольно высокой цены на поставку газа. Покупатель ссылался на предпринятые меры по обращению к другим поставщикам газа, которые отказались заключить подобный договор в связи с отсутствием свободных ресурсов.

Представленные в обоснование этого довода доказательства остались без оценки судов. Между тем они могут свидетельствовать в пользу довода истца об отсутствии у него альтернативы при выборе поставщика, и, следовательно, изначальной слабости переговорной позиции истца по сравнению с позицией ответчика. (постановление АС Западно-Сибирского округа от 03.08.2016 по делу № А46-10433/2015)

Как защититься от навязанных договорных условий

Защиту от несправедливых договорных условий можно получить в отношении любого договора, проект которого был предложен одной из сторон и содержал в себе условия, явно обременительные для ее контрагента и существенным образом нарушающие баланс интересов сторон, если контрагент был поставлен в положение, затрудняющее согласование иного содержания отдельных условий договора. (п. 3 ст. 428 ГК, п. 9 Постановления ВАС № 16)

Слабая сторона договора вправе обратиться в суд с иском и потребовать изменить или расторгнуть договор. (п. 2 ст. 428 ГК) Помимо этого защититься от несправедливого договорного условия можно путем возражения против применения такого условия в ходе судебного разбирательства по данному договору. Правовой основой возражения будут ст. 10 или 169 ГК. Такой вывод основан на положениях п. 4 ст. 1 ГК, согласно которой никто не вправе извлекать преимущество из своего недобросовестного поведения, а навязывание несправедливого условия является злоупотреблением.

Если суд признает конкретное условие несправедливым, то изменит или расторгнет договор, который будет считаться действовавшим в измененной редакции либо соответственно не действовавшим с момента его заключения.

Пример из практики. Общество обратилось в арбитражный суд с иском к администрации города о взыскании убытков в размере 5,6 млн руб. Общество оказывало услуги по городским пассажирским перевозкам, часть расходов на которые должно было возмещать муниципальное образование за счет бюджетных субсидий.

Администрация города отказалась возмещать часть расходов, которые превышают размер субсидий, установленных в соглашении между обществом и администрацией.

Суды установили, что общество не могло влиять на спорное условие соглашения, поскольку не принимает участие в установлении пределов бюджетных ассигнований и лимитов бюджетных обязательств. Наоборот, именно администрация участвует в формировании бюджета и самостоятельно вносит в соглашение условие об ограничении своей ответственности пределами заложенной в бюджете субсидии.

Суды удовлетворили требования, указав, что общество при заключении договора было поставлено в положение, затрудняющее согласование иного содержания спорного условия соглашения. Заключение соглашения в предложенной администрацией редакции являлось для него вынужденным. Обременительный характер спорного условия явствует из размера не возмещенных обществу расходов, определенного по результатам судебной экспертизы. (постановление 8ААС от 22.02.2018 по делу № А75-5681/2017)

Стандарт доказывания несправедливости условий договора

Суды стараются аккуратно применять положения законодательства о несправедливых договорных условиях и редко ограничивать свободу договора, сторонами которого являются предприниматели. Стандарт доказывания по такой категории споров достаточно высокий. Зачастую слабая сторона с ним не справляется, что влечет отказ в удовлетворении заявленных требований.

В признании условий несправедливыми и применении соответствующих последствий будет отказано, если истец (слабая сторона) не докажет, что:

✓при подписании договора заявлял о несогласии со спорными условиями;

✓при заключении договора не мог влиять на содержание договора и принял его условия путем присоединения к предложенному ответчиком проекту;

✓при заключении договора он был поставлен в положение, затрудняющее согласование иного содержания спорного условия;

✓заключение договора в предложенной контрагентом редакции являлось для него вынужденным;

✓спорное условие носит обременительный характер.

В ином случае защититься от несправедливого условия не получится. (постановления АС Московского округа от 12.12.2017 по делу № А40-240352/2016, АС Центрального округа от 15.06.2017 по делу № А48-3070/2016, АС Волго-Вятского округа от 27.09.2018 по делу № А29-16579/2017, АС Западно-Сибирского округа от 05.09.2017 по делу № А67-34/2017)

Если истцу были предоставлены все права, обычно предоставляемые по договорам такого вида, а также если спорные условия носят симметричный характер (например, обе стороны вправе взыскать одинаковую неустойку с другой стороны за нарушение условий договора), суд также откажется признать условие несправедливым.

Вывод. Подтвердить несправедливость условий договора позволят следующие обстоятельства:

✓проект договора направлен контрагентом и в результате заключен на его условиях;

✓все попытки внести изменения в условия предложенного проекта договора не увенчались успехом, либо компания в силу иных причин не могла вести переговоры относительной условий договора;

✓невозможность заключить аналогичный договор с третьими лицами на иных условиях, совершение попыток заключить аналогичный договор с иными лицами;

✓условия договора являются явно обременительными и существенным образом нарушают баланс интересов сторон;

✓контрагент является профессиональным участником рынка либо монополистом.

Споры, в которых суды аннулировали несправедливые договорные условия

Оспаривание условия кредитного договора о неустойке (постановление АС Волго-Вятского округа от 16.09.2016 по делу № А38-5264/2015) Общество-заемщик оспорило в суде ряд условий кредитного договора с банком. Суды первой и апелляционной инстанций указали, что общество в отличие от банка не является профессиональным участником рынка банковских услуг, не принимало участия в составлении текста кредитного договора. При этом общество было поставлено в положение, существенно затрудняющее согласование иного содержания отдельных условий договора, что является выражением неравенства переговорных условий.
Оспаривание условий договора аренды о размещении рекламы и сроке предупреждения о намерении расторгнуть договор (постановление АС Западно-Сибирского округа от 13.05.2016 по делу № А46-6695/2015) Арендатор через суд потребовал расторжения договора аренды нежилого помещения. Удовлетворяя заявленные требования, суды исходили из явного неравенства переговорных возможностей сторон. Суды установили, что для арендатора существенное значение имела возможность размещать наружную рекламу для привлечения потенциальных покупателей. В отсутствие возможности заключить договор на иных условиях, предприниматель вынужден был согласиться на предложенную редакцию арендодателя, в том числе на применение к арендным отношениям правил для арендаторов помещений в торговом комплексе. Согласно данным правилам размещение рекламных конструкций возможно лишь с письменного согласия арендодателя.

Кроме того, суды установили, что арендатор был против включения в договор пунктов о составе арендной платы и сроке предупреждения о намерении расторгнуть договор. Однако он вынужден был заключить договор на предложенных арендодателем условиях, поскольку в противном случае сделка могла не состояться.

При этом суды отклонили довод арендодателя о том, что арендатор не представил доказательств, подтверждающих наличие с его стороны возражений на включение в текст договора спорных пунктов, поскольку арбитражный процесс строится на состязательности сторон и их добросовестности. С учетом того, что указанные обстоятельства ответчик не опроверг, оснований для непринятия позиции истца и признания ее недостоверной у судов не имелось.

Оспаривание условий договора подряда об оплате расторжения договора (постановление АС Дальневосточного округа от 20.02.2018 по делу № А59-4868/2016) По условиям договора подряда генподрядчик не оплачивает подрядчику сумму в размере 7 процентов от стоимости выполненных работ (гарантийное удержание) при расторжении договора по любым основаниям, предусмотренным законодательством и самим договором.

Генподрядчик воспользовался данным правом и удержал с подрядчика 2,9 млн руб. Подрядчик не согласился с этим и через суд потребовал взыскать с генподрядчика эту сумму в качестве неосновательного обогащения.

Суды пришли к выводу, что спорные условия договора не предполагали какой-либо взаимосвязи между действиями подрядчика, качеством его работ и иными зависящими от подрядчика обстоятельствами. Они фактически поставили возможность получения удерживаемых генподрядчиком и принадлежащих подрядчику средств (оплаты за выполненные работы) в зависимость от одностороннего произвольного волеизъявления генподрядчика. При этом редакция спорных пунктов была предложена генподрядчиком, который отказался в ходе согласования условий договора от их изменения либо корректировки.

Суды подчеркнули, что данным условием истец не только ограничивает законное право ответчика на отказ от исполнения договора или его расторжение, но и одновременно извлекает преимущество из своего поведения. При расторжении (прекращении) договора по любым основаниям генподрядчик получает сверх результата выполненных работ денежные средства в размере 7 процентов от стоимости работ, либо вынуждает подрядчика продолжить исполнять договор на обременительных для него условиях. Между тем сам генподрядчик вправе отказаться от исполнения договора или расторгнуть его.

Оспаривание условия договора об оказании юридических услуг о размере вознаграждения (постановление 15ААС от 21.09.2018 по делу № А32-9515/2018) Индивидуальный предприниматель оспорил в суде условие договора об оказании юридических услуг. Суд первой инстанции отказал в удовлетворении заявленных требований.

Апелляция не согласилась с выводами нижестоящего суда в связи со следующим. Суд указал, что истец является инвалидом II группы бессрочно по общему заболеванию и не обладает юридическими знаниями. Ответчик, в свою очередь, является профессиональным юристом и сам предложил проект договора. При этом договор включал в себя неочевидные для юридически неграмотной и слабой стороны и одновременно несправедливые условия об обязанности оплатить 1/3 долю от размера присужденной судом общей юрисдикции денежной суммы. Истец полагал, что размер платы за юридические услуги исчисляется от фактически взысканной в будущем суммы, что оказалось неверным. По мнению апелляции, спорный пункт договора является для инвалида — слабой стороны — несправедливым, а следовательно, подлежит признанию недействительным с применением ст. 10 ГК.

Оспаривание условия договора аренды об уплате штрафа за односторонний отказ от договора (постановление АС Волго-Вятского округа от 29.02.2016 по делу № А82-15959/2014) Арендатор оспорил в суде условие договора аренды об удержании депозита при расторжении договора по инициативе арендатора в качестве штрафа.

Суды учли, что договор предусматривал возврат депозита в случае расторжения договора в связи с виновными действиями арендодателя. Однако право арендатора инициировать расторжение договора расценивается существенным нарушением его условий. Соответственно имело место нарушение баланса интересов сторон, поскольку право на расторжение договора не может быть существенным нарушением обязательственных отношений.

Автор статьи: Евгений Коновалов, младший юрист международ­ной юридическо­й фирмы INTEGRITES.

Добросовестное исполнение гражданами договорных обязательств, запрет на извлечение преимущества из недобросовестного поведения как основополагающие принципы гражданского законодательства.

Концепцией развития гражданского законодательства Российской Федерации было отмечено, что развитие экономики и становление гражданского общества требуют использовать все возможные меры и средства гражданского законодательства, чтобы обеспечить добросовестное и надлежащее осуществление гражданских прав и исполнение гражданских обязанностей. С этой целью в Концепции был предложен широкий спектр мер, направленных на укрепление нравственных начал гражданско-правового регулирования, введение в гражданское законодательство принципа добросовестности в качестве одного из наиболее общих и важных принципов гражданского права, конкретизация лишаемых правовой защиты «иных форм злоупотребления правом» Таким образом, с 1 марта 2013 г. вступили в силу соответствующие поправки в Гражданский кодекс РФ.

Практически любой гражданин в своей повседневной жизни заключает тот или иной договор. Договор купли-продажи недвижимости, договор страхования, договор займа денежных средств, договор аренды жилого помещения, договор на оказание услуг и т.д. Иногда мы подписываем договор не глядя, иногда вчитываемся в каждый пункт и задаем вопросы. Но не каждый из нас в полной мере осознает ответственность, которая возникает в момент заключения договора. Прежде всего, это регламентируемые общими нормами Гражданского кодекса РФ, принципы добросовестного исполнения своих обязательств и запрет на извлечение преимущества из своего недобросовестного поведения, запрет на злоупотребление правом. Как юрист, разъясняю, что общие нормы, как правило, не прописываются в договоре, но они действуют априори и несут в себе значительную юридическую нагрузку.

«При установлении, осуществлении и защите гражданских прав и при исполнении гражданских обязанностей участники гражданских правоотношений должны действовать добросовестно» (п.3 ст.1 ГК РФ).

«Никто не вправе извлекать преимущество из своего незаконного или недобросовестного поведения» (п.4 ст.1 ГК РФ).

«Не допускаются осуществление гражданских прав исключительно с намерением причинить вред другому лицу, действия в обход закона с противоправной целью, а также иное заведомо недобросовестное осуществление гражданских прав (злоупотребление правом)» (ст.10 ГК РФ).

«При установлении, исполнении обязательства и после его прекращения стороны обязаны действовать добросовестно, учитывая права и законные интересы друг друга, взаимно оказывая необходимое содействие для достижения цели обязательства, а также предоставляя друг другу необходимую информацию».(п.3 ст. 307 ГК РФ).

«Обязательства должны исполняться надлежащим образом в соответствии с условиями обязательства и требованиями закона, иных правовых актов, а при отсутствии таких условий и требований — в соответствии с обычаями или иными обычно предъявляемыми требованиями» (ст.309 ГК РФ).

А теперь все по порядку.

Что такое договор?

Договор это соглашение двух или более сторон. Заключая договор, любая сторона наделяет себя правами и принимает на себя определенные договором обязанности.

Из договора возникают обязательства. Обязательство это обязанность одного лица совершить в пользу другого лица определенное действие, как то: передать имущество, выполнить работу, оказать услугу, внести вклад в совместную деятельность, уплатить деньги и т.п., либо воздержаться от определенного действия.

Каждая сторона договора вправе полагаться на то, что договор будет исполнен надлежащим образом. В силу закона, добросовестность участников гражданских правоотношений и разумность их действий предполагаются (п.5 ст.10 ГК РФ).

Так, например, продавец недвижимости обязан сообщить покупателю обо всех известных ему недостатках недвижимости, в том числе о скрытых дефектах, а также о произведенных перепланировке и переоборудовании в недвижимости. В противном случае у продавца возникает ответственность в соответствии со ст.557 ГК РФ. Кроме того, умолчание об обстоятельствах, о которых продавец должен сообщить при той добросовестности, которая от него требуется по условиям оборота, может повлечь признание сделки недействительной по иску покупателя в соответствии со ст.179 ГК РФ. Продавец обязан сообщить покупателю об имеющихся обременениях права собственности (кредит банка, обеспеченный залогом недвижимости, наличие арендаторов, нанимателей), а также о наличии судебного спора, предметом которого является недвижимость.

Особо стоит подчеркнуть ответственность сторон сделки по купле-продаже недвижимости с занижением цены объекта недвижимости. Сделка с заниженной стоимостью (с целью уклонения от уплаты налога) попадает под признаки сделки, совершенной с целью, заведомо противной основам правопорядка (ст.169 ГК РФ), а также является притворной сделкой, т.е. сделкой, совершенной с целью прикрыть другую сделку, в том числе сделку на иных условиях (ст.170 ГК РФ) Указанные сделки признаются ничтожными, т.е. не влекущими правовых последствий.

Что касается действий в «обход закона», ГК РФ не раскрывает содержания этого термина. Тем не менее, судебной практикой квалифицируются как действия в обход закона требования о признании права собственности на нежилое помещение, которое в действительности является жилым, с целью обойти процедуру перевода жилого помещения в нежилое; требования о признании права собственности на самовольную постройку в случае неполучения (и непринятия мер к получению) застройщиком разрешения на строительство.

Каковы последствия недобросовестного поведения стороны?

Постановлением Пленума Верховного Суда РФ от 23.06.2015 N 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» были даны следующие разъяснения. «Если будет установлено недобросовестное поведение одной из сторон, суд в зависимости от обстоятельств дела и с учетом характера и последствий такого поведения отказывает в защите принадлежащего ей права полностью или частично, а также применяет иные меры, обеспечивающие защиту интересов добросовестной стороны или третьих лиц от недобросовестного поведения другой стороны (пункт 2 статьи 10 ГК РФ), например, признает условие, которому недобросовестно воспрепятствовала или содействовала эта сторона соответственно наступившим или не наступившим (пункт 3 статьи 157 ГК РФ); указывает, что заявление такой стороны о недействительности сделки не имеет правового значения (пункт 5 статьи 166 ГК РФ)».

Злоупотребление правом при совершении сделки нарушает запрет, установленный ст. 10 ГК РФ, поэтому такая сделка признается недействительной на основании ст. 10 и 168 ГК РФ. («Обзор судебной практики Верховного Суда Российской Федерации N 1 (2015)» (утв. Президиумом Верховного Суда РФ 04.03.2015).

Если злоупотребление правом повлекло нарушение права другого лица, такое лицо вправе требовать возмещения причиненных этим убытков. (п.4 ст.10 ГК РФ).

Примеры из судебной практики.

1. Суд, удовлетворяя иск М. о признании права собственности на жилое помещение, отметил, что истцом добросовестно исполнены обязательства по предварительному договору, однако он лишен возможности самостоятельно оформить право собственности на приобретенное им жилое помещение по не зависящим от него обстоятельствам, т.е. из-за неисполнения сторонами Инвестиционного контракта принятых на себя обязательств. (Апелляционное определение Московского городского суда от 20.01.2015 по делу N 33-1390).

2. Истец, требуя признания сделки недействительной, утверждал, что ей не был известен смысл подписанной ею доверенности на регистрацию договора, т.к. она не владеет испанским языком. Суд, отказывая истцу в удовлетворении исковых требований, указал, что утверждение истца носит надуманный характер, поскольку в силу ч. 3 ст. 1 ГК РФ при установлении, осуществлении и защите гражданских прав и при исполнении гражданских обязанностей участники гражданских правоотношений должны действовать добросовестно. Статьей 9 ГК РФ предусмотрено, что граждане и юридические лица по своему усмотрению осуществляют принадлежащие им гражданские права. При таких обстоятельствах, не владея в достаточной мере испанским языком, истец не лишена была возможности заявить нотариусу об этом и отказаться от подписи в документе, однако не сделала этого. В нотариальном переводе доверенности указано, что Б.О. владеет испанским языком, текст доверенности ею прочитан. Истец в течение длительного времени проживала в Испании, обучалась на курсах испанского языка. (Апелляционное определение Московского городского суда от 20.06.2014 по делу N 33-20254).

3. А.Т. обратилась в суд с иском к А.В. о признании утратившим право пользования жилым помещением, снятии с регистрационного учета.

Удовлетворяя исковые требования, суд исходил из того, что ответчик добровольно после расторжения брака покинул жилое помещение, истцом не чинились ему препятствия в проживании в спорном жилом помещении, учел длительность отсутствия А.В. в спорной комнате и признал его утратившим право пользования жилым помещением, снял с регистрационного учета.

А.В. вместе с апелляционной жалобой представил справку ОАО «***» от 11.11.2014 года, согласно которой принадлежащий ему сотовый номер обслуживается в рамках заключенного договора на оказание услуг связи с 04.11.2001 года по настоящее время, что подтверждает доводы ответчика о том, что истец, злоупотребляя правом, не сообщила номер телефона, который с указанного периода не менялся, достоверно был известен истцу, с данного номера он поддерживает отношения и общается с дочерью, которая проживает с истцом. Указанные обстоятельства лишили его возможности представить свои возражения на иск, а также представить доказательства, имеющие существенное значения для дела, которые истец скрыла от суда, что повлекло вынесение незаконного и необоснованного решения.

На основании Распоряжения Префекта САО г. Москвы А.Т. на семью из двух человек (она и дочь) предоставлена двухкомнатная квартира по адресу: *** с обязательством А.Т. сняться с регистрационного учета вместе с дочерью по прежнему месту жительства в течение двух недель с момента оформления права собственности А.Т., *** на жилое помещение и зарегистрироваться по новому месту жительства. В соответствии с вышеуказанным Распоряжением на прежней площади (в комнате коммунальной квартиры) остается проживать А.В., который очередником округа не является.

А.Т. зарегистрировала право собственности на вновь приобретенное жилое помещение, что подтвердила в суде апелляционной инстанции, однако, обязательство о снятии с регистрационного учета не исполнила, пояснила, что приобретенную квартиру сдает внаем другим лицам.

Учитывая изложенные обстоятельства, с учетом положений ст.1 и ст.10 ГК РФ, судебная коллегия приходит к выводу о том, что жилищные права А.Т. ответчиком не нарушены, предъявляя к нему настоящий иск, истец злоупотребила своим правом, которое при указанных обстоятельствах не подлежит защите, в связи с чем решение суда подлежит отмене с вынесением нового решения об отказе А.Т. в удовлетворении исковых требований к А.В. о признании его утратившим право пользования жилым помещением, снятии с регистрационного учета. (Апелляционное определение Московского городского суда от 20 февраля 2015 г. по делу N 33-4181).

4. Я. Г.В. предъявил иск о признании недействительным согласия, которое он дал своей супруге на продажу земельного участка и расположенного на нем здания магазина, а также о признании недействительной сделки по продаже указанного имущества, полагая, что продажа Я.Т.Ф. упомянутого недвижимого имущества по цене более чем в двадцать девять раз ниже установленной рыночной стоимости, о размере которой последняя не могла не знать, нарушает права истца как ее супруга.

Я.Г.В. ссылался на то, что он как супруг продавца спорного имущества, на которое распространяется режим совместной собственности, вправе был рассчитывать на разумную компенсацию за это имущество, законно предполагая добросовестное поведение лиц при совершении сделок с таким имуществом.

Заведомо недобросовестное осуществление гражданских прав (злоупотребление правом) в силу положений статьи 10 Гражданского кодекса Российской Федерации не допускается, а в случае установления судом такого характера обстоятельств в действиях стороны в гражданском правоотношении подлежат применению предусмотренные законом иные меры с учетом характера и последствий допущенного злоупотребления.

Удовлетворяя исковые требования, суд первой инстанции пришел к выводу о том, что истец, дав согласие своей супруге на отчуждение спорных объектов недвижимости, вправе был рассчитывать, что данное имущество будет продано именно по рыночной стоимости. При этом, как указал суд, отчуждение Я.Т.Ф. спорных объектов недвижимости по цене более чем в двадцать девять раз ниже его рыночной стоимости нарушает права ее супруга. Такая сделка совершена с нарушением закона, в связи с чем в силу статьи 168 Гражданского кодекса Российской Федерации является недействительной. (Определение Верховного суда РФ от 17 марта 2015 г. N 18-КГ15-17).

5. Банк обратился в суд с иском о признании недействительными договоров купли-продажи долей общества, заключенных компанией (продавец) с фирмой и гражданином (покупатели), и о применении последствий недействительности данных сделок в виде признания права компании на 100-процентную долю в уставном капитале общества.

Суд первой инстанции отказал в удовлетворении исковых требований, указав на недоказанность факта совершения оспариваемых сделок с намерением причинения вреда.

Соглашаясь с выводом суда первой инстанции, суд апелляционной инстанции отметил, что отсутствие добросовестности покупателей при определении ими цены договоров не может являться основанием для признания данных договоров недействительными.

Арбитражный суд округа оставил названные судебные акты без изменения.

Судебная коллегия Верховного Суда Российской Федерации отменила указанные судебные акты, дело направила на новое рассмотрение в суд первой инстанции по следующим основаниям.

В ситуации, когда лицо, оспаривающее совершенную со злоупотреблением правом сделку купли-продажи, представило достаточно серьезные доказательства и привело убедительные аргументы в пользу того, что продавец и покупатель при ее заключении действовали недобросовестно, с намерением причинения вреда истцу, на ответчиков переходит бремя доказывания того, что сделка совершена в интересах контрагентов, по справедливой цене, а не для причинения вреда кредитору путем воспрепятствования обращению взыскания на имущество и имущественные права по долгам. (Определение ВС РФ от 15 декабря 2014 г. по делу N 309-ЭС14-923)

Позвоните сейчас и получите
предварительную консультацию: 8-912-351-26-42
8 (3532) 26-16-01

В настоящее время меняется концепция подхода к условиям и толкованию положений договора в гражданском праве. Как ситуацию можно рассматривать в рамках проведения и формирования проекта контракта по Закону 44-ФЗ.

При необходимости проведения закупки заказчик разрабатывает проект контракта и включает в него условия, на которых будет выстраивать взаимоотношения с потенциальным контрагентом.

Закон 44-ФЗ нам говорит, что можно оспорить любое положение документации о закупке и проект контракта в антимонопольном органе.

Однако, практика складывается таким образом, что антимонопольная служба зачастую принимает решение, основываясь только лишь формальными признаками.

Следовательно, если прямые нарушения отсутствуют, то жалоба будет признана необоснованной.

Антимонопольная служба не берет на себя ответственность принимать решения в случае таких оценочных категорий, как разумность, соразмерность и т.д.

В качестве примера можно привести следующее:

1) В проекте контракта указан срок поставки: 3 дня с момента заключения контракта.

Объем поставки может быть огромен и, фактически, поставить может организация, которая знала о тендере до размещения информации о закупки и условия были согласованы с заказчиком.

2) Оплата с отсрочкой до 180 дней и т.д.

Формально заказчик прав, выставляя свои условия, при наличии которых участник размещения заказа может участвовать или не участвовать, самостоятельно оценивая собственные предпринимательские риски.

Вполне логично возникает вопрос о свободе договора, ее пределах и других оценочных категориях.

В данном случае документацию и проект контракта можно оспорить в арбитражном суде, конечно, с обязательным заявлением и получением обеспечительных мер.

При подготовке иска можно сослаться, кроме фактических обстоятельств, на Постановление Пленума ВАС РФ от 14 марта 2014 г. N 16 «О свободе договора и ее пределах».

В силу п. 9 Постановления Пленума ВАС РФ от 14 марта 2014 г. N 16 при рассмотрении споров, возникающих из договоров, включая те, исполнение которых связано с осуществлением всеми его сторонами предпринимательской деятельности, судам следует принимать во внимание следующее.

В тех случаях, когда будет установлено, что при заключении договора, проект которого был предложен одной из сторон и содержал в себе условия, являющиеся явно обременительными для ее контрагента и существенным образом нарушающие баланс интересов сторон (несправедливые договорные условия), а контрагент был поставлен в положение, затрудняющее согласование иного содержания отдельных условий договора (то есть оказался слабой стороной договора), суд вправе применить к такому договору положения пункта 2 статьи 428 ГК РФ о договорах присоединения, изменив или расторгнув соответствующий договор по требованию такого контрагента.

В то же время, поскольку согласно пункту 4 статьи 1 ГК РФ никто не вправе извлекать преимущество из своего недобросовестного поведения, слабая сторона договора вправе заявить о недопустимости применения несправедливых договорных условий на основании статьи 10 ГК РФ или о ничтожности таких условий по статье 169 ГК РФ.

В рамках ч. 2 ст. 428 ГК РФ присоединившаяся к договору сторона вправе потребовать расторжения или изменения договора, если договор присоединения хотя и не противоречит закону и иным правовым актам, но лишает эту сторону прав, обычно предоставляемых по договорам такого вида, исключает или ограничивает ответственность другой стороны за нарушение обязательств либо содержит другие явно обременительные для присоединившейся стороны условия, которые она исходя из своих разумно понимаемых интересов не приняла бы при наличии у нее возможности участвовать в определении условий договора.

Исходя из п. 10 Постановления Пленума ВАС РФ от 14 марта 2014 г. N 16 при рассмотрении споров о защите от несправедливых договорных условий суд должен оценивать спорные условия в совокупности со всеми условиями договора и с учетом всех обстоятельств дела. Так, в частности, суд определяет фактическое соотношение переговорных возможностей сторон и выясняет, было ли присоединение к предложенным условиям вынужденным, а также учитывает уровень профессионализма сторон в соответствующей сфере, конкуренцию на соответствующем рынке, наличие у присоединившейся стороны реальной возможности вести переговоры или заключить аналогичный договор с третьими лицами на иных условиях и т.д.

Вместе с тем при оценке того, являются ли условия договора явно обременительными и нарушают ли существенным образом баланс интересов сторон, судам следует иметь в виду, что сторона вправе в обоснование своих возражений, в частности, представлять доказательства того, что данный договор, содержащий условия, создающие для нее существенные преимущества, был заключен на этих условиях в связи с наличием другого договора (договоров), где содержатся условия, создающие, наоборот, существенные преимущества для другой стороны (хотя бы это и не было прямо упомянуто ни в одном из этих договоров), поэтому нарушение баланса интересов сторон на самом деле отсутствует.

Таким образом, бороться с навязываем заказчиками невыгодных условий контракта необходимо, иначе последствия при невозможности аккуратно выполнять свои обязательства будут плачевными в виде штрафов, неустоек, односторонних расторжений с включением в РНП.

В гражданском обороте имеют место различные формы сделок. Одни из них являются правомерными, другие – нет. В частности, к последним относится кабальная сделка. Что это такое?

Кабальная сделка: ГК РФ

В ст. 179 сформулировано общее понятие такого договора. Кабальной считается сделка, которую одна сторона заключает на невыгодных условиях для себя. Такое может произойти при стечении сложных обстоятельств, которыми воспользовался второй участник договора. Кабальная сделка ГК РФ определяется как оспоримая. Однако для аннулирования потерпевшему необходимо доказать два факта. В первую очередь ему нужно предоставить подтверждения тому, что это действительно были кабальные условия сделки. Кроме этого, потерпевший должен доказать, что он на момент заключения договора находился в тяжелой, сложной ситуации, которой воспользовалась в своих интересах другая сторона.

Исключения

Многие формы сделок можно оспорить. Однако основания для этого различны. Не являются кабальными сделки, которые совершены по легкомыслию, под воздействием азарта, при неграмотности, неопытности, недостаточной информированности, в результате спора на имущество или деньги и некоторые другие. Они оспариваются по иным статьям, если относятся к таким категориям, как обман, мошенничество или введение в заблуждение.

Признание сделки кабальной

Важным обстоятельством выступает факт того, что потерпевший участник сам предлагает заключить договор или принимает предложение другого лица, понимая, что это будет невыгодно. Существуют следующие признаки кабальной сделки:

  • Лицо заключает договор в стесненных или тяжелых жизненных обстоятельствах, которые вынуждают его не считаться с собственными интересами.
  • Человек понимает, что условия сделки невыгодны для него, но идет на них осознанно. В данном случае отсутствует обман, применение физического воздействия, введение в заблуждение и другие относящиеся к иным случаям основания.
  • Между изложенными выше пунктами прослеживается связь, при которой одно исходит из другого.
  • Другое лицо знало о сложном положении потерпевшей стороны, но воспользовалось ситуацией в личных корыстных целях.

Тяжелые обстоятельства

Кабальная сделка совершается в сравнительно короткий период. Этот временной отрезок крайне ограничен. В связи с тяжелым положением человек в течение этого периода должен изыскать средства и способы решить конкретный вопрос. Другими словами, кабальная сделка имеет место тогда, когда субъект вследствие ограниченности времени не может найти другое лицо для заключения договора на более выгодных условиях. Этот факт доказывает отсутствие криминального характера соглашения и принуждения со стороны второго участника к его подписанию. В ст. 179 не приводится перечень обстоятельств, которые можно считать стесненными или сложными. К ним в общем смысле можно отнести арест имущества, неплатежеспособность на конкретный момент, долги, болезнь и прочее.

«Невыгодность»

Вторая сторона – ответчик – считает, как правило, что оказывает потерпевшему необходимую ему на конкретный момент помощь, указывая на то, что последний знал и понимал, что это кабальная сделка. Иск пострадавшего, по его мнению, считается выражением неблагодарности за полученную в сложной ситуации помощь. В этой связи при определении «невыгодности» используется денежный эквивалент. По нему, наряду с прочими обстоятельствами, квалифицируется кабальная сделка. Судебная практика использует денежный показатель, иллюстрирующий, что имущество было передано за стоимость, в несколько раз меньшую ее рыночной цены. Срок давности, в течение которого кабальная сделка может быть оспорена, — 1 год.

Пояснения ВАС

В проекте, опубликованном в 2013 году, поясняют критерии, по которым определяется кабальная сделка. Судебная практика не считает обязательным одновременное присутствие невыгодности заключения договора и соглашения на основе насилия и обмана. В данном случае достаточно существенной разницы между ценой, по которой куплено имущество, и его рыночной стоимостью. ВАС приводит пример кабальной сделки. Ею может считаться договор займа либо кредита, в котором процентная ставка существенно завышена, при том, что кредитор не в состоянии доказать обоснованность ее начисления.

Группа риска

Кабальная сделка, как правило, совершается теми людьми, у которых случается в семье несчастье. Желая спасти близкого человека, который тяжело болен и которому нужна срочная операция или дорогостоящие медикаменты, люди идут на продажу своего имущества – автомобилей, драгоценностей, недвижимости за сумму, в несколько раз меньшую их реальной стоимости. Многие граждане сегодня живут на скромную зарплату. Смерть родственника – это не только горе, но и затраты на погребение. Не всегда у людей есть накопления, чтобы достойно проводить близкого в последний путь.

Недостаточность средств и толкает на заключение кабальных сделок. В некоторых случаях человека ставят перед фактом о наличии больших долгов у его родственников. Этим, собственно, и пользуются кредиторы, которые забирают имущество в счет погашения обязательств. От кабальных сделок страдают и вынужденные переселенцы и беженцы. Когда на территории их родины начинаются вооруженные конфликты, им приходится менять место жительства, продавая свое имущество почти за бесценок и в течение короткого времени. Высок риск заключения таких невыгодных договоров в деловых кругах. Например, когда бизнесмену грозит банкротство, он принимает предложения конкурентов выкупить его предприятие на невыгодных условиях.

Договор между юрлицами

Сделку, заключенную между организациями, достаточно тяжело признать кабальной. В качестве сложного обстоятельства в таких случаях выступает тот факт, что у предприятия не было иных способов решения проблемы, кроме заключения невыгодного договора. Если же будет доказано, что у организации были другие выходы, но она ими не воспользовалась, сделка кабальной признана не будет. Это значит, что оспорить или посчитать ее недействительной нельзя. При совершении сделки, приведшей к банкротству либо вынужденному присоединению к более крупной компании, потерпевшая сторона, которая сможет доказать, что условия соглашения были кабальными, может требовать компенсацию за понесенный ущерб. Это право закреплено в ст. 53, п. 3

Гражданского кодекса. Иногда предприниматели осознанно заключают невыгодные договоры не из-за того, что находятся в сложном положении, а вследствие боязни, что экономическая ситуация может ухудшиться. Однако такой вариант не относится к кабальным сделкам. Также к данной категории нельзя относить договоры, при заключении которых бизнес сильно пострадал, но это произошло вследствие просчета предпринимателя. Никто не мог предполагать, что наступят такие последствия, а вторая сторона, в свою очередь, не может считаться заинтересованной в возможности использовать сложившуюся ситуацию в корыстных интересах.

Чем грозит недействительность договора?

Последствия кабальной сделки выражаются в том, что в случае доказанности невыгодности ситуации стороны возвращаются в исходное состояние. При этом каждый участник соглашения должен будет вернуть все, что он получил. Сделка может быть также расторгнута на будущее. Действия, которые были осуществлены до момента оспаривания, не будут считаться незаконными. В таком случае каждый участник останется в том положении, в котором находился на момент принятия решения судом. При этом реституции в исходное положение не произойдет. Еще одним последствием кабальной сделки может выступать односторонний возврат в первоначальное состояние. Такая реституция применяется только к участнику, который воспользовался сложной ситуации второго. В этом случае средства ответчика будут конфискованы в пользу государства.

Дополнительные сведения

Выше были приведены случаи, когда сделка не может быть признана кабальной. Кроме указанных, в список можно включить договоры, которые заключены, когда человек пребывал в болезненном состоянии и мог неверно что-то понять либо истолковать. В таком случае целесообразнее ссылаться на ст. 177. Кабальной сделкой не будет считаться брачный контракт, признанный недействительным по ст. 44, п. 2 СК, даже если после этого возникнет невыгодность для одного из супругов.

Некоторые исторические факты

Статья о признании сделок кабальными была введена в отечественное законодательство в 1922 году. На тот момент в России завершалась Гражданская война. Экономическая ситуация в стране была крайне сложной: царили голод и разруха, на улицах было огромное число беспризорников, повысилась преступность. В процессе формирования новой Конституции в нее был введен пункт, устанавливавший условия, при которых сделка будет считаться кабальной и подлежит расторжению. Недействительность договора устанавливалась в случае, если он был подписан лицом, находящимся в состоянии крайней нужды и под угрозой гибели от голода. Последующее совершенствование произошло в период «оттепели». В 1964 году кабальная сделка считалась невыгодным соглашением, заключенным при стесненных обстоятельствах. Впоследствии формулировка несколько раз изменялась. Однако можно проследить закономерность во всех трактовках. Она состоит в наличии невыгодности договора под влиянием сложных жизненных факторов. Можно предположить, что в таких ситуациях все достаточно ясно, и соглашение подлежит расторжению. Однако во многих случаях такое действие может нарушить права и интересы ответчика, причем несмотря на то, что его поведение квалифицируется как недобросовестное. На практике сегодня достаточно сложно доказать кабальность сделки.

Стороны свободны в заключении договора (ст. 421 ГК РФ). Добросовестность и разумность их действий предполагаются ч. 5 ст. 10 ГК РФ.

Согласно ст. 431 ГК РФ, при толковании условий договора судом принимается во внимание буквальное значение содержащихся в нем слов и выражений. Таким образом, сделка есть сделка.

Если договор подписан, нечего пенять на мелкий шрифт, большую неустойку и штрафы.

Что говорит закон

Однако закон предусматривает защиту слабой стороны договора от злоупотреблений, допущенных контрагентом.

Основополагающим фактором, влияющим на достижение цели гражданского судопроизводства – защиты прав и законных интересов заинтересованных субъектов (ст. 2 ГПК РФ), выступает добросовестное поведение участников.

Согласно ч. 3 ст. 17 Конституции РФ при осуществлении прав гражданином не должны нарушаться права и свободы других лиц, иными словами, реализация прав должна быть правомерной.

Схожая формулировка закреплена в ч. 1 ст. 10 ГК РФ, согласно которой недопустимы реализация прав с целью причинения вреда другому лицу, а также недобросовестное осуществление гражданских прав – злоупотребление правом.

Согласно ст. 179 ГК РФ может быть оспорена сделка, совершенная под влиянием обмана, угрозы или насилия, а также сделка на крайне невыгодных условиях, которую лицо было вынуждено совершить вследствие стечения тяжелых обстоятельств, чем другая сторона воспользовалась.

Нормы Закона о защите конкуренции дают основания для оспаривания несправедливых договорных условий, навязываемых в результате злоупотребления доминирующим положением.

Кроме того, в ч. 3 ст. 1 ГК РФ указано, что не только реализация прав, но также и их защита должны осуществляться добросовестно. Применительно к процессуальному законодательству это ст. 35 ГПК РФ, ст. 41 АПК РФ.

Таким образом, свобода договора ограничена обязанностью сторон договора действовать добросовестно. Кроме того, такое ограничение действует в исключительных случаях при наличии процедурных нарушений на стадии заключения договора.

Защита слабой стороны договора от злоупотреблений, допущенных контрагентом, – одно из оснований для вторжения суда в свободу сторон и иного, по своему усмотрению, трактования положений договора.

Защита слабой стороны в сделке осуществлялась изначально относительно стороны, присоединившейся к договору присоединения (ст. 248 ГК РФ).

Пленум ВАС РФ в постановлении от 14.03.2014 г. № 16 «О свободе договора и ее пределах» расширил область применения статьи и указал, что в тех случаях, когда будет установлено, что договор содержал в себе условия, являющиеся явно обременительными для ее контрагента и существенным образом нарушающие баланс интересов сторон, а контрагент оказался слабой стороной договора, суд вправе применить к такому договору положения п. 2 ст. 428 ГК РФ о договорах присоединения, изменив или расторгнув соответствующий договор по требованию такого контрагента.

Уже в 2015 году указанная позиция ПП ВАС РФ от 14.03.2014 г. № 16 была отражена в п. 3 ст. 248 ГК РФ. Таким образом, защита слабой стороны должна распространяться на все случаи, когда условия договора определены одной из сторон, а контрагенту из-за неравенства переговорных возможностей трудно изменить редакцию договора.

Признаки защита слабой стороны договора от злоупотреблений

Два важных признака характеризуют институт защиты слабой стороны:

1. Содержательный – явная обременительность условий договора для акцептующей стороны.

Обременительные условия – условия, возлагающие на присоединяющуюся сторону неразумные ограничения, которые существенным образом нарушают соотношение между правами и обязанностями сторон по договору в пользу стороны, разработавшей проект договора, что создает для нее существенное преимущество.

2. Процедурный – недобросовестность в процедуре согласования гражданских прав и обязанностей при заключении договора, проявляющаяся в навязывании стороной, разработавшей проект договора, условий, не соответствующих разумным интересам контрагента.

Только при доказанности обоих признаков договорное условие может быть признано несправедливым судом.

Обстоятельства процедуры согласования условий сделки, не соответствующие разумным интересам контрагента:

  • неравенство переговорных возможностей,
  • уровень профессионализма сторон в соответствующей сфере,
  • было ли присоединение к предложенным условиям вынужденным,
  • наличие конкуренции на соответствующем рынке,
  • наличие у присоединившейся стороны реальной возможности вести переговоры или заключить аналогичный договор с третьими лицами на иных условиях и т. д.

Рассмотрим главные из них на конкретных примерах и отметим, что суд в большинстве случаев обратит на них внимание лишь при их совокупности. Например, отношения вкладчика и банка, или должника и кредитной организации в договорах кредитования.

Очевидно, что банк – профессионал в сфере кредитования (банковской сфере), а лицо, пользующееся банковскими продуктами, нет. Банк предлагает готовый текст договора заемщику, который подписывает его безоговорочно. Обсуждению подлежат лишь сумма кредита и срок кредитования.

Слабая сторона сделки не может повлиять на содержание ее условий. У клиента нет реальной возможности вести переговоры или предложить иные условия, например, относительно размера штрафных санкций.

В постановлении Арбитражного суда Центрального округа от 23.05.2018 г. № Ф 10-1145/2018 по делу № А 23-3396/2017 суды пришли к выводу о том, что банк злоупотребил своим положением как сильной стороны договора.

Похожа ситуация и при заключении муниципальных и государственных контрактов на торгах.

Участник не может повлиять на условия договоров, заключенных по результатам конкурсов или аукционов. Включение в проект договора явно несправедливого условия, оспаривание которого осложнено законодательством о контрактной системе, ставит заказчика в более выгодное положение и позволяет ему извлечь необоснованное преимущество (постановление Арбитражного суда Уральского округа от 30.04.2019 г. № Ф 09-1011/19 по делу № А 60-47265/2018, постановление Арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 11.04.2017 г. по делу № А 19-6126/2015, постановление Арбитражного суда Центрального округа от 27.03.2019 г. № Ф 10-668/2019 по делу № А 84-2141/2018).

Нередко одна из сторон предлагает уже подготовленный ею текст договора без возможности внесения изменений в его содержание. Отрицается сам факт переговорного процесса. Контрагент, который в силу различных причин не может заключить аналогичный договор с другой организацией, вынужден безоговорочно подписать договор, даже если какие-то его положения явно для него не выгодны.

Обширная судебная практика имеется по искам Водоканала к абонентам, когда при отсутствии приборов учета Водоканал производит расчет объема потребления воды методом пропускной способности. Довольно часто суды признают правоту Водоканала. Однако не все судьи подходят к рассмотрению дел формально.

Руководствуясь п. 8 ПП ВАС РФ от 14.03.2014 г. № 16 «О свободе договора и ее пределах» в некоторых случаях суды приходят к выводу, что, применяя метод пропускной способности, Водоканал действует в целях получения необоснованной выгоды за счет абонента (постановление Арбитражного суда Волго-Вятского округа от 24.01.2019 г. № Ф 01-6446/2018 по делу № А 29-15893/2017).

Слабой стороной могут быть и юридические лица. Как видно из приведенных примеров, слабой стороной могут быть признаны, в том числе лица, осуществляющие предпринимательскую деятельность. На это было указано в пп. 9, 10 ПП ВАС РФ от 14.03.2014 г. № 16 «О свободе договора и ее пределах».

К юридическим лицам институт защиты слабой стороны применяется в том числе, когда такое юридическое лицо заключает договоры не в связи с осуществлением своей профессиональной предпринимательской деятельности.

Так, организация-перевозчик при заключении договора перевозки груза является сильной стороной, однако при заключении договора лизинга, кредита или страхования – слабой (п. 11 ПП ВАС РФ от 14.03.2014 г. № 16 «О свободе договора и ее пределах»).

Отдельно поименован слабой стороной гражданских правоотношений потребитель. Согласно ст. 16 закона РФ «О защите прав потребителей», условия договора, ущемляющие права потребителя по сравнению с правилами, установленными законами или иными правовыми актами Российской Федерации в области защиты прав потребителей, признаются недействительными.

Способы защиты слабой стороны

  • Изменение или расторжение договора судом по требованию слабой стороны. Такой договор будет считаться измененным или расторгнутым с момента его заключения. Истец при этом вправе заявить требование о взыскании убытков, причиненных недобросовестным поведением стороны (ст. 15 ГК РФ).
  • Признание отдельных положений договора недействительными по правилам ст. 10 и п. 1 ст. 168 ГК РФ или неподлежащими применению, если договор может быть сохранен без такого условия. В случае признания условия недействительным применению подлежат последствия, предусмотренные ст. 167 ГК РФ (постановление Арбитражного суда Центрального округа от 27.03.2019 г. № Ф 10-668/2019 по делу № А 84-2141/2018).

Противоречие отдельных положений договора требованиям закона говорит о ничтожности таких положений. Ничтожные положения договора не применимы с момента заключения сделки и не требуют отдельного признания их ничтожными. Сторона, чьи права нарушены, вправе требовать применения последствий недействительности ничтожной сделки (ч. 1, 2 ст. 166 ГК РФ).

Открытым остается вопрос о пределах защиты слабой стороны и злоупотреблении таким институтом защиты. С одной стороны, для применения механизма защиты необходимо подтвердить обширный круг обстоятельств, с другой, потребители довольно легко пользуются и, на мой взгляд, злоупотребляют своим положением слабой стороны.

При написании статьи были использованы материалы, размещенные по следующим ссылкам:

, , , , , , Подробнее >>>

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *