Ст 123 УПК

Url Дополнительная информация:

Право на обжалование

— ч.1 123 УПК жалобу могут подавать участники производства

— ч.1 123 УПК жалобу могут подавать иные лица (чьи права затрагиваются)

Разумные сроки

— ч.2 123 УПК жалоба при нарушении разумных сроков в досудебной стадии

I). Обжалование в досудебной стадии

Два варианта обжалования: в суд (125 УПК) или к прокурору (124 УПК)

II). Обжалование в судебной стадии

9 судебных кругов уголовного процесса, все стадии, начиная с I инстанции

Статья 123 УПК. Право обжалования

1) Действия (бездействие) и решения органа дознания, дознавателя, начальника подразделения дознания, следователя, руководителя следственного органа, прокурора и суда могут быть обжалованы

Url Дополнительная информация:

— Глава 16 УПК обжалование действий суда и иных лиц

в установленном Уголовно-процессуальным кодексом порядке:

— участниками уголовного судопроизводства;

Url Дополнительная информация:

— п.5 Пленума № 1 иные лица имеющие право на обжалование

— а также иными лицами в той части, в которой производимые процессуальные действия и принимаемые процессуальные решения затрагивают их интересы.

Url Дополнительная информация:

— ч.3.1 61 УПК критерии разумного срока для досудебного производства

— ч.2.1 124 УПК указание конкретных действий по ускорению дела

СИТУАЦИИ из практики

Куда жаловаться на затягивание дала следователем ОВД ?

Затягивание расследования уголовного дела, как обжаловать ?

2) При нарушении разумных сроков уголовного судопроизводства в ходе досудебного производства по уголовному делу участники уголовного судопроизводства, а также иные лица, интересы которых затрагиваются, могут обратиться к прокурору или руководителю следственного органа с жалобой, которая должна быть рассмотрена в порядке и в сроки, установленные 124 УПК.

Так, например, в Обзоре судебной практики Санкт-Петербургского городского суда по рассмотрению жалоб в порядке ст. 125 УПК РФ за первое полугодие 2007 г., который был направлен судьям, утверждается со ссылкой на «правовую позицию Конституционного Суда РФ», что не подлежат рассмотрению в порядке ст. 125 УПК жалобы на «постановления следователя об отказе в удовлетворении различного рода ходатайств». По-видимому, авторы Обзора исходят из того факта, что отказ в удовлетворении ходатайств не выходит за рамки собственно процессуальных отношений, а допущенные при этом нарушения могут быть исправлены в ходе последующего судебного контроля, поэтому права на обжалование согласно названным выше решениям Конституционного Суда РФ и не возникает. При этом, однако, не принимается во внимание то, что после введения в действие УПК РФ ссылки на довольно ограниченные критерии допустимости обжалования в суд действий и решений следователей, дознавателей и прокуроров на досудебных стадиях, сформулированные Конституционным Судом в основном еще до принятия или вступления в силу УПК РФ, на наш взгляд, более не актуальны. Согласно ч. 2 ст. 79 ФКЗ от 21 июля 1994 г. N 1-ФКЗ «О Конституционном Суде Российской Федерации» юридическая сила постановления Конституционного Суда РФ о признании акта неконституционным не может быть преодолена лишь повторным принятием этого же акта. В данном же случае в первую очередь Постановлением Конституционного Суда РФ от 23 марта 1999 г. N 5-П, а вслед за ним и другими решениями по существу было признано неконституционным отсутствие в прежнем уголовно-процессуальном законе положений о праве обжалования в суд решений и действий, приводящих к нарушениям конституционных прав и свобод, и возложение задачи рассмотрения таких жалоб на прокуроров. Действующий УПК РФ не преодолевает это положение повторным запретом на обжалование, напротив, развивает позицию Конституционного Суда в демократическом направлении. Вряд ли правомерно предполагать, что ФКЗ «О Конституционном Суде Российской Федерации» может лишить законодателя права развивать законодательство по этому пути. В пункте 2 Постановления Конституционного Суда от 23 марта 1999 г. N 5-П говорится также и о том, что «суд при проверке в период предварительного расследования тех или иных процессуальных актов НЕ ДОЛЖЕН ПРЕДРЕШАТЬ ВОПРОСЫ, КОТОРЫЕ ВПОСЛЕДСТВИИ МОГУТ СТАТЬ ПРЕДМЕТОМ СУДЕБНОГО РАЗБИРАТЕЛЬСТВА ПО УГОЛОВНОМУ ДЕЛУ (выделено мной. — А.С.). Иное противоречило бы конституционному принципу независимости суда…» <1>. В Определении от 20 июня 2006 г. N 240-О в качестве примера решения, не подлежащего обжалованию в порядке ст. 125 УПК, приводится, в частности, «определение необходимости получения и исследования новых доказательств, т.е. решение тех вопросов, которые в дальнейшем, после передачи прокурором всех материалов с заключением в суд, могут стать предметом судебного разбирательства по пересмотру приговора» <2>. Однако с подобным толкованием вряд ли можно согласиться. Совершенно очевидно, что решение суда о необходимости удовлетворения ходатайств участников процесса, в первую очередь тех, которые касаются собирания и проверки доказательств, никоим образом неспособно предрешать вопросы, которые впоследствии могут стать предметом судебного разбирательства, ибо проверка законности и обоснованности отказа органов расследования в удовлетворении таких ходатайств никак не связана с предрешением вопросов, затрагивающих существо уголовного дела (вопрос об уголовной ответственности). С учетом сказанного особое значение приобретает открывающаяся для участников судопроизводства возможность обжаловать нарушения конституционного права, сформулированного в виде запрета на использование судебных доказательств, полученных с нарушением федерального закона (ч. 2 ст. 50 Конституции РФ). Практически, это означает, что любое следственное или иное процессуальное действие по собиранию и проверке доказательств может быть обжаловано в суд по мотивам нарушения при его проведении требований закона. Вместе с правом защитника собирать доказательства (ч. 3 ст. 86 УПК) и правом обжаловать в суд отказ органов предварительного расследования или прокурора в удовлетворении ходатайств, в том числе о собирании и приобщении к делу дополнительных доказательств (ст. 122 УПК), это в значительной степени способствует состязательному выравниванию положения сторон обвинения и защиты в области доказывания на предварительном расследовании. Однако часто прокуроры и судьи, участвующие в судебном заседании по проверке таких жалоб, полагают, что обжалование следственных действий и допустимости их результатов (полученных доказательств) в порядке ст. 125 незаконно, ссылаясь на положения ч. 4 ст. 88 УПК, в которой говорится о праве суда признать доказательства недопустимым по ходатайству сторон или по собственной инициативе. Статья 88, в свою очередь, содержит отсылку к ст. ст. 234, 235 УПК, где речь идет о предварительном слушании. Отсюда неверно, на наш взгляд, делать вывод, что суд вправе рассматривать этот вопрос только в ходе предварительного слушания. Во-первых, в ст. ст. 88, 234 — 235 имеется в виду рассмотрение вопроса о допустимости доказательств лишь по ходатайству сторон или по инициативе суда, а не в порядке их обжалования, т.е. в иной процессуальной ситуации и форме. Во-вторых, ч. 4 ст. 88 требует лишь использовать порядок признания недопустимыми доказательств, предусмотренный ст. ст. 234 — 235 УПК, но отнюдь не решать данный вопрос исключительно в стадии назначения судебного заседания в форме предания суду. Этот порядок, действительно, содержит ряд специальных норм, предназначенных для наиболее эффективного решения вопроса о допустимости доказательств (о распределении бремени доказывания допустимости доказательств, о возможности в ходе проверки допустимости доказательств допроса свидетелей, иной проверки доказательств и т.д.), однако эти нормы с успехом могут (и должны) применяться и при рассмотрении судьей жалоб, заявленных на предварительном расследовании, поскольку без них оценка оспариваемых доказательств может быть затруднена. В этой связи представляются неправомерными доводы некоторых судей о том, что признание незаконными и необоснованными следственных действий и полученных в ходе их результатов в порядке ст. 125 невозможно, поскольку это требует дополнительной проверки и оценки доказательств. Судебное заседание, в том числе предусмотренное комментируемой статьей, — всегда форма осуществления правосудия (п. 50 ст. 5 УПК), но может ли что-либо быть абсурднее отказа в правосудии на том лишь основании, что это требует проверки и оценки доказательств?!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *