Ст 52 СК

1. Запись родителей в книге записей рождений, произведенная в соответствии с пунктами 1 и 2 статьи 51 настоящего Кодекса, может быть оспорена только в судебном порядке по требованию лица, записанного в качестве отца или матери ребенка, либо лица, фактически являющегося отцом или матерью ребенка, а также самого ребенка по достижении им совершеннолетия, опекуна (попечителя) ребенка, опекуна родителя, признанного судом недееспособным.

2. Требование лица, записанного отцом ребенка на основании пункта 2 статьи 51 настоящего Кодекса, об оспаривании отцовства не может быть удовлетворено, если в момент записи этому лицу было известно, что оно фактически не является отцом ребенка.

3. Супруг, давший в порядке, установленном законом, согласие в письменной форме на применение метода искусственного оплодотворения или на имплантацию эмбриона, не вправе при оспаривании отцовства ссылаться на эти обстоятельства.

Супруги, давшие согласие на имплантацию эмбриона другой женщине, а также суррогатная мать (часть вторая пункта 4 статьи 51 настоящего Кодекса) не вправе при оспаривании материнства и отцовства после совершения записи родителей в книге записей рождений ссылаться на эти обстоятельства.

  • Статья 51. Запись родителей ребенка в книге записей рождений

1. Запись родителей в книге записей рождений, произведенная в соответствии с пунктами 1 и 2 статьи 51 настоящего Кодекса, может быть оспорена только в судебном порядке по требованию лица, записанного в качестве отца или матери ребенка, либо лица, фактически являющегося отцом или матерью ребенка, а также самого ребенка по достижении им совершеннолетия, опекуна (попечителя) ребенка, опекуна родителя, признанного судом недееспособным.

2. Требование лица, записанного отцом ребенка на основании пункта 2 статьи 51 настоящего Кодекса, об оспаривании отцовства не может быть удовлетворено, если в момент записи этому лицу было известно, что оно фактически не является отцом ребенка.

3. Супруг, давший в порядке, установленном законом, согласие в письменной форме на применение метода искусственного оплодотворения или на имплантацию эмбриона, не вправе при оспаривании отцовства ссылаться на эти обстоятельства.

Супруги, давшие согласие на имплантацию эмбриона другой женщине, а также суррогатная мать (часть вторая пункта 4 статьи 51 настоящего Кодекса) не вправе при оспаривании материнства и отцовства после совершения записи родителей в книге записей рождений ссылаться на эти обстоятельства.

Комментарий к Статье 52 СК РФ

1. Комментируемая статья предоставляет право на оспаривание отцовства и материнства. Это право может быть осуществлено только в судебном порядке. Пункт 1 комментируемой статьи определяет круг лиц, имеющих право требовать оспаривания произведенной записи родителей в книге записей рождений, к которым относят: а) лицо, записанное в качестве отца или матери ребенка; б) лицо, фактически являющееся отцом или матерью ребенка; в) самого ребенка по достижении им совершеннолетия; г) опекуна (попечителя) ребенка; д) опекуна родителя, признанного судом недееспособным.

Согласно п. 1 комментируемой статьи, запись родителей в книге записей рождений может быть оспорена при условии, что она внесена в соответствии с требованиями п. п. 1 и 2 ст. 51 СК РФ, в следующих случаях: а) когда лица, записанные в качестве матери и отца, состоят в браке; б) когда родители ребенка не состоят в браке, а запись об отце ребенка была произведена на основании добровольного признания отцовства; в) когда запись отца ребенка, не состоящего в браке с матерью, была произведена с согласия органов опеки и попечительства на основании его заявления в орган загса о добровольном признании своего отцовства в случае смерти матери ребенка, признания ее недееспособной, невозможности установления ее местонахождения или в случае лишения ее родительских прав; г) когда запись об отце ребенка была произведена на основании решения суда.

Дела данной категории рассматриваются в рамках искового производства. Необходимо учитывать, что п. 1 комментируемой статьи не ограничивает каким-либо сроком право на оспаривание в судебном порядке произведенной записи об отце (матери) ребенка. Вместе с тем в случае оспаривания записи об отце (матери), произведенной в отношении ребенка, родившегося до 1 марта 1996 г., дает разъяснение п. 10 Постановления Пленума Верховного Суда РФ N 9, суду необходимо иметь в виду, что в силу ч. 5 ст. 49 КоБС такая запись могла быть оспорена в течение года с того времени, когда лицу, записанному в качестве отца или матери ребенка, стало или должно было стать известным о произведенной записи. В этой связи Конституционный Суд РФ отказал в удовлетворении жалобы В.В. Воробьева, который считал, что п. 10 Постановления Пленума Верховного Суда РФ N 9 противоречит ст. ст. 15 (ч. 3), 19 (ч. ч. 1 и 2), 23 (ч. 1), 45 (ч. 1), 46 (ч. 1) и 55 (ч. 3) Конституции РФ, а также международным принципам защиты права на уважение частной и семейной жизни. В обоснование своего отказа Конституционный Суд РФ пояснил, что, в соответствии с п. 2 ст. 168 СК РФ, КоБС, включая его ст. 49, признан утратившим силу с 1 марта 1996 г., содержавшееся в ч. 5 ст. 49 КоБС положение о том, что лицо, записанное в качестве отца или матери ребенка, вправе оспорить произведенную запись в течение года с того времени, когда ему стало или должно было стать известным о произведенной записи, в СК РФ не воспроизведено. Пункт 1 ст. 169 СК и п. 10 Постановления Пленума Верховного Суда РФ N 9 лишь конкретизируют общий принцип действия нового закона во времени <1>.

———————————

<1> Определение Конституционного Суда РФ от 19 июня 2007 г. N 450-О-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Воробьева Виктора Васильевича на нарушение его конституционных прав частью пятой статьи 49 Кодекса о браке и семье РСФСР и пунктом 1 статьи 169 Семейного кодекса Российской Федерации» // Конституционное правосудие в странах СНГ и Балтии. 2007. N 22.

Однако Европейский суд по делу Шофмана признал, что годовой срок, установленный ч. 5 ст. 49 КоБС, для оспаривания отцовства с момента рождения ребенка нарушает право на частную жизнь мужа, который не является биологическим отцом. Правила указанной статьи, отметил Европейский суд, адекватно защищают интересы мужа, который сомневается в своем отцовстве с момента рождения ребенка, но не предусматривает возможности для мужей, в силу уважительных причин проживающих отдельно, установить биологическую реальность более чем через год после рождения ребенка <1>.

———————————

<1> Обзор решений Европейского суда по правам человека по российским жалобам за ноябрь 2005 года // СПС «Гарант».

2. Пункт 2 комментируемой статьи ограничивает требования лица, записанного отцом ребенка, если в момент записи ему было известно, что оно фактически отцом ребенка не является. Защищая права и законные интересы ребенка, законодатель устанавливает, что такое требование не может быть удовлетворено. В то же время при рассмотрении дел об оспаривании записи об отце (матери) ребенка необходимо иметь в виду, что предусмотренное п. 2 ст. 52 СК РФ правило о невозможности удовлетворения требования лица, записанного отцом ребенка на основании п. 2 ст. 51 СК РФ, об оспаривании своего отцовства, если в момент записи этому лицу было известно, что оно не является отцом ребенка, не исключает его права оспаривать произведенную запись по мотивам нарушения волеизъявления (например, если заявление об установлении отцовства было подано под влиянием угроз, насилия либо в состоянии, когда истец не был способен понимать значение своих действий или руководить ими) (п. 10 Постановления Пленума Верховного Суда РФ N 9).

Следует отметить, что правила, ограничивающие права лица, записанного в качестве отца ребенка, распространяются не только на случаи, когда ребенок родился вне брака, согласно п. 2 ст. 51 СК РФ, но и на случаи рождения ребенка в браке, о чем свидетельствует п. 2 ст. 48 СК РФ.

3. Ограничение права требования оспаривания отцовства содержит и п. 3 комментируемой статьи. Закон устанавливает, что супруг, давший в порядке, установленном законом, согласие в письменной форме на применение метода искусственного оплодотворения или на имплантацию эмбриона, не вправе при оспаривании отцовства ссылаться на эти обстоятельства. Императивно установленные правила направлены, во-первых, на защиту прав и законных интересов ребенка, а во-вторых, на защиту личных неимущественных прав матери ребенка (сохранение врачебной тайны, право на частную жизнь, личную, семейную тайну).

Аналогичные правила установлены и в отношении применения программы суррогатного материнства: ни супруги, давшие согласие на имплантацию эмбриона другой женщине и записанные в качестве родителей ребенка, ни суррогатная мать не вправе, оспаривая отцовство (материнство), ссылаться на то, что ребенок был рожден путем применения указанного метода.

Другой комментарий к Ст. 52 Семейного кодекса Российской Федерации

1. Запись родителей (состоящих в браке между собой и не состоящих) в книге записей рождений может быть оспорена только в судебном порядке по требованию:

  • лица, записанного в качестве отца или матери ребенка;
  • лица, фактически являющегося отцом или матерью ребенка;
  • самого ребенка по достижении им совершеннолетия (ст. 49 СК РФ);
  • опекуна (попечителя) ребенка, опекуна родителя, признанного судом недееспособным.

Оспаривание отцовства, реже — материнства возможно в тех случаях, когда в книге записей рождений отцом (матерью) записано не то лицо, которое фактически им (ею) является. На практике такие факты встречаются, например, тогда, когда муж не является отцом ребенка (например, из-за нахождения в момент зачатия ребенка в длительной командировке или невозможности быть отцом по состоянию здоровья), хотя и записан им <1>. В соответствии с Постановлением Пленума Верховного Суда РФ от 25 октября 1996 г. N 9 (ред. от 06.02.2007) «О применении судами Семейного кодекса Российской Федерации при рассмотрении дел об установлении отцовства и о взыскании алиментов» требования об исключении записи об отце, произведенной в актовой записи о рождении в соответствии п. 1 и 2 ст. 51 СК РФ (на основании записи о браке родителей ребенка или на основании добровольного или судебного установления отцовства лица), и внесении новых сведений об отце (т.е. об установлении отцовства другого лица), если между заинтересованными лицами (например, между матерью ребенка, лицом, записанным в качестве отца, и фактическим отцом ребенка) отсутствует спор по этому вопросу, поскольку в силу п. 3 ст. 47 ГК РФ аннулирование записи акта гражданского состояния полностью либо в части может быть произведено только на основании решения суда <2>.

———————————

<1> Пчелинцева Л.М. Указ. соч.

<2> Бюллетень ВС РФ. 1997. N 1.

В соответствии с п. 3 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 25 октября 1996 г. N 9 (ред. от 06.02.2007) «О применении судами Семейного кодекса Российской Федерации при рассмотрении дел об установлении отцовства и о взыскании алиментов» в случае рождения ребенка у родителей, не состоящих в браке между собой, и при отсутствии совместного заявления родителей вопрос о происхождении ребенка разрешается судом в порядке искового производства <1>.

———————————

<1> Там же.

Суд также вправе в порядке искового производства установить отцовство по заявлению лица, не состоящего в браке с матерью ребенка, в случае, когда мать ребенка умерла, признана недееспособной, невозможно установить место ее нахождения, либо она лишена родительских прав, если орган опеки и попечительства не дал согласие на установление отцовства этого лица в органе загса только на основании его заявления (ч. 1 п. 4 ст. 48 СК РФ).

Поскольку законом не установлен срок исковой давности по делам данной категории, отцовство может быть установлено судом в любое время после рождения ребенка. При этом необходимо учитывать, что в силу п. 4 ст. 48 СК РФ установление отцовства в отношении лица, достигшего возраста 18 лет, допускается только с его согласия, а если оно признано недееспособным, — с согласия его опекуна или органа опеки и попечительства.

2. При рассмотрении дел об оспаривании необходимо иметь в виду, что предусмотренное п. 2 ст. 52 СК РФ правило о невозможности удовлетворения требования лица, записанного отцом ребенка на основании п. 2 ст. 51 СК РФ (т.е. по заявлению, поданному совместно этим лицом и матерью ребенка или по заявлению лица), об оспаривании своего отцовства, если в момент записи этому лицу было известно, что оно не является отцом ребенка, не исключает его права оспаривать произведенную запись по мотивам нарушения волеизъявления (например, если заявление об установлении отцовства было подано под влиянием угроз, насилия либо в состоянии, когда истец не был способен понимать значение своих действий или руководить ими).

К примеру, если гражданин П. подал заявление о признании его отцом ребенка гражданки Н., не зарегистрированной с ним в браке, зная, что он не является биологическим отцом ребенка, то впоследствии суд не сможет удовлетворить его требование об оспаривании отцовства, поскольку на момент подачи заявления гражданину П. было известно о том, что он не является отцом ребенка. Однако если гражданин П. сможет доказать, что заявление было подано под влиянием угроз, насилия либо в состоянии, когда П. не был способен понимать значение своих действий или руководить ими (например, сильное алкогольное или наркотическое опьянение), суд обязан будет рассмотреть его иск и, в случае подтверждения его слов, удовлетворить требование об оспаривании отцовства.

3. Предусмотренная в п. 3 комментируемой статьи ситуация является частным случаем более общего правила, когда лицо в момент записи его отцом знает, что оно на самом деле таковым не является (п. 2 ст. 52 СК РФ). Если супруг дает свое согласие на применение метода искусственного оплодотворения или на имплантацию эмбриона, при котором он может не являться генетическим отцом (и чаще им не является), то совершенно очевидно, что в момент регистрации ребенка он знает, что не является его «кровным» отцом, и поэтому в данном случае никакого нарушения его права не происходит. В целях максимального обеспечения правовой определенности в семейных отношениях такое лицо не вправе оспаривать свое отцовство по этому основанию. Это не исключает, однако, возможности оспаривать отцовство в общем порядке по иным основаниям <1>.

———————————

<1> Королев Ю.А. Указ. соч. С. 52.

Не допускается также возможность оспаривания записи о родителях ни супругами (или одним из них), давшими свое согласие на имплантацию эмбриона другой женщине в целях его вынашивания (п. 4 ст. 51 СК РФ), ни самой женщиной, родившей ребенка (суррогатной матерью), на основании того, что ребенок был рожден с применением методов искусственной репродукции человека

Если вам нужна помощь Адвоката

Cвязаться с адвокатом:

Официальный текст:
Статья 52. Оспаривание отцовства (материнства)
1. Запись родителей в книге записей рождений, произведенная в соответствии с пунктами 1 и 2 статьи 51 настоящего Кодекса, может быть оспорена только в судебном порядке по требованию лица, записанного в качестве отца или матери ребенка, либо лица, фактически являющегося отцом или матерью ребенка, а также самого ребенка по достижении им совершеннолетия, опекуна (попечителя) ребенка, опекуна родителя, признанного судом недееспособным.

2. Требование лица, записанного отцом ребенка на основании пункта 2 статьи 51 настоящего Кодекса, об оспаривании отцовства не может быть удовлетворено, если в момент записи этому лицу было известно, что оно фактически не является отцом ребенка.
3. Супруг, давший в порядке, установленном законом, согласие в письменной форме на применение метода искусственного оплодотворения или на имплантацию эмбриона, не вправе при оспаривании отцовства ссылаться на эти обстоятельства.
Супруги, давшие согласие на имплантацию эмбриона другой женщине, а также суррогатная мать (часть вторая пункта 4 статьи 51 настоящего Кодекса) не вправе при оспаривании материнства и отцовства после совершения записи родителей в книге записей рождений ссылаться на эти обстоятельства.
Комментарий юриста:
В данной статье, по сути дела, речь идет не об оспаривании отцовства (материнства) как такового, а об оспаривании записи в качестве отца (матери) ребенка в книге актов гражданского состояния и соответственно в свидетельстве о рождении несовершеннолетнего. Основания для такого оспаривания могут быть самыми различными: бесспорное бесплодие мужчины (женщины), отсутствие мужа в период зачатия ребенка и т.п. Никаких сроков для оспаривания этой записи не существует. Но если ребенок родился до 1 марта 1996 года, суду необходимо учитывать, что в силу части 5 статьи 49 КоБС такая запись могла быть оспорена в течение года с того времени, когда лицу, записанному в качестве отца или матери ребенка, стало или должно было стать известным о произведенной записи (абзац 2 пункта 10 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 25.10.1996 № 9).
Даже если по поводу достоверности записи об отце (матери) ребенка в названных документах между лицами, записанными в качестве родителей, и настоящим родителем спора нет, все равно никакие перемены в свидетельстве о рождении ребенка в административном порядке произойти не могут, поскольку такая запись порождает серьезные правовые последствия. Поэтому оспаривание состоявшейся записи происходит в судебном порядке. Но даже если по делу нет спора, все равно дела об оспаривании отцовства (материнства) мировому судье не подсудны (часть 1 статьи 23 Гражданского Процессуального Кодекса). Районный суд, рассматривающий заявление об оспаривании отцовства (материнства), руководствуется статьей 308 Гражданского Процессуального Кодекса, в которой говорится, что в заявлении должно быть указано, в чем заключается неправильность записи в акте гражданского состояния.
А в соответствии со статьей 309 Гражданского Процессуального Кодекса решение суда, которым установлена неправильность записи в акте гражданского состояния, служит основанием для исправления или изменения такой записи органом ЗАГС.
В качестве заявителя по таким делам могут выступать:
— лица, записанные в качестве отца или матери ребенка;
— фактический отец либо фактическая мать ребенка;
— достигший совершеннолетия ребенок;
— опекун (попечитель) несовершеннолетнего;
— опекун родителя, признанного судом недееспособным.
В соответствии с разъяснением, содержащимся в абзаце 4 пункта 9 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 25.10.1996 № 9, при рассмотрении заявления, оспаривающего отцовство (материнство), суду следует учитывать правило статьи 57 Семейного кодекса о праве ребенка выражать свое мнение. Однако, во-первых, в данной статье есть оговорка: обязателен учет мнения ребенка, достигшего возраста 10 лет; во-вторых, речь идет всего лишь об учете мнения, а не его правовой силе; в-третьих, допустимо исключение из этого правила в случаях, противоречащих интересам несовершеннолетнего. При решении вопроса о достоверности записи об отцовстве (материнства), как правило, сложно определить, в чем же заключаются интересы ребенка. Тем более что он согласно пункту 1 статьи 7 Конвенции о правах ребенка имеет право, насколько это возможно, знать своих родителей.
Еще одним препятствием для удовлетворения судом заявления, оспаривающего отцовство (материнство), служит ссылка заявителя на то, что ему в момент записи было известно, что он фактически не является отцом ребенка. Однако это правило имеет исключение, сформулированное в пункте 10 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 25.10.1996 № 9 следующим образом: не исключается право заявителя оспаривать произведенную запись «по мотивам нарушения волеизъявления (например, если заявление об установлении отцовства было подано под влиянием угроз, насилия либо в состоянии, когда истец не был способен понимать значение своих действий или руководить ими»). Но понятие «нарушение волеизъявления» не следует понимать слишком широко. Речь может идти о состоянии, позволяющем признать заявителя недееспособным. Однако судить об этом трудно, поскольку пункт 5 статьи 50 Закона об актах гражданского состояния допускает заочную подачу совместного заявления об установлении отцовства.
Тогда состояние лица, изложившего свою просьбу об оспаривании отцовства (материнства), определяется с использованием доказательств по делу. Не исключаются также случаи введения заявителя в заблуждение (обмана), когда заявитель проникается уверенностью, что именно он отец ребенка. Родительские права и обязанности, возникшие в результате применения метода искусственного оплодотворения, полностью приравниваются к правам и обязанностям биологических родителей. Никаких отступлений на этот счет нет. Каждому из таких супругов принадлежит равное право (и обязанность) в отношении ребенка, рожденного с использованием метода искусственного оплодотворения, они оба и каждый в отдельности обладают правом защищать своего ребенка, и обязаны это делать. Осуществление ими родительских прав и обязанностей происходит по правилам, предусмотренным статьей 65 Семейного кодекса.
И отцу, и матери, записанным в качестве таковых в свидетельстве о рождении ребенка, принадлежит право на общение с ребенком, если он имеет другое место жительства; свое родительское право каждый из них вправе защищать в соответствии со статьей 68 Семейного кодекса. Любой из названных родителей может быть лишен родительских прав или ограничен в родительских правах со всеми вытекающими отсюда правовыми последствиями. Вот почему супруг, давший согласие на применение метода искусственного оплодотворения или на имплантацию эмбриона, или ставший родителем с помощью суррогатной матери, не вправе при оспаривании отцовства (надо полагать, и материнства) ссылаться на эти обстоятельства.
Но если формальная сторона искусственного Оплодотворения, имплантации выполнена с нарушением пункта 4 статьи 51 Семейного кодекса, думается, возникает ситуация, требующая аннулирования произведенной записи о родителях. А ребенок в таких случаях передается на попечение органов опеки и попечительства. Когда же нарушаются требования, касающиеся договора о вынашивании, то он может быть признан недействительным, после чего ребенок остается у биологической матери, а в случае ее отказа от ребенка он попадает в категорию лишившихся родительского попечения и подлежит устройству органами опеки и попечительства.

В том случае, если в судебном порядке удалось оспорить отцовство, и решением суда из актовой записи о рождении исключены сведения об отце, с точки зрения закона указанное обстоятельство, казалось бы, должно служить вновь открывшимся обстоятельством для пересмотра судебного акта о взыскании алиментов.

Согласно ст. 392 ГПК РФ под вновь открывшимися обстоятельствами понимаются относящиеся к делу фактические обстоятельства, объективно имевшие место на время рассмотрения дела и способные повлиять на существо принятого судебного постановления, о которых не знал и не мог знать заявитель, а также суд при вынесении пересматриваемого постановления.

Применительно к судебному решению о взыскании алиментов подтверждением того, что установленный факт аннулирования в судебном порядке не имел места на момент вынесения указанного решения, является содержащаяся в п. 2 ст. 52 СК РФ норма, в которой специально подчеркнуто, что требование лица, записанного отцом ребенка на основании п. 2 ст. 51 СК РФ, об оспаривании отцовства не может быть удовлетворено, если в момент записи этому лицу было известно, что оно фактически не является отцом ребенка.

Иными словами, оспаривание лицом, записанным отцом ребенка, своего отцовства, в первую очередь основано на его незнании действительных обстоятельств происхождения ребенка на момент внесения сведений об отце в актовую запись о рождении.

То есть тот факт, что истец не знал и не мог знать на момент обращения с иском, что он не является отцом ребенка, и зафиксирован в судебном решении об оспаривании отцовства.

Тем не менее, суды общей юрисдикции не признают аннулирование актовой записи об отце ребенка в качестве вновь открывшегося обстоятельства для пересмотра судебного акта, устанавливающего алиментную обязанность.

Мотивируют они это достаточно абсурдными аргументами.

Судебные инстанции полагают, что вышеописанные обстоятельства не применимы к спорам об алиментах в связи с презумпцией отцовства, а являются основанием для предъявления самостоятельных требований об освобождении от уплаты алиментов.

При этом указанную презумпцию отцовства судьи понимают каким-то странным образом, считая, видимо, что лицо, оспорившее свое отцовство, остается таковым до момента исключения соответствующей актовой записи, и перестает им быть лишь с момента ее аннулирования.

Однако исключение записи об отцовстве является лишь юридическим закреплением отсутствия родственных отношений между истцом и несовершеннолетним ребенком, а правовой смысл вынесенного судебного решения в том и заключается, что оно фиксирует тот очевидный факт, в силу которого истец отцом ребенка в силу установленных обстоятельств не был изначально.

П. 2 ст. 48 СК РФ установлена опровержимая презумпция отцовства, а именно: в силу указанной нормы закона отцом ребенка признается супруг (бывший супруг) матери, если не доказано иное. В данном пункте ст. 48 СК РФ сделана отсылка к ст. 52 СК РФ, согласно п. 1 которой запись родителей в книге записей рождений, произведенная в соответствии с п.п. 1 и 2 ст. 51 СК РФ, может быть оспорена только в судебном порядке, в том числе по требованию лица, записанного в качестве отца ребенка.

Таким образом, повторимся, оспаривание лицом, записанным отцом ребенка, своего отцовства, в первую очередь основано на его незнании действительных обстоятельств происхождения ребенка на момент внесения сведений об отце в актовую запись о рождении.

Что же касается мнения судей о том, что аннулирование записи об отце ребенка является основанием для предъявления самостоятельных требований об освобождении от уплаты алиментов, то оно глубоко ошибочно.

Как устанавливает п. 1 ст. 119 СК РФ, освобождение лица, обязанного уплачивать алименты, от их уплаты, возможно в судебном порядке только в том случае, если при отсутствии соглашения об уплате алиментов после установления в судебном порядке размера алиментов изменилось материальное или семейное положение алиментообязанного лица, которое должно обратиться в суд с соответствующей просьбой.

Как видно из указанной нормы закона, право на освобождение от алиментной обязанности не обусловлено устранением обязанности как таковой, а связано лишь с изменением материального или семейного положения.

Вступление же решения суда об оспаривании отцовства в законную силу устраняет правовую связь между отцом и ребенком как таковую, в связи с чем единственным следствием такого решения является устранение любых последствий, связывающих лиц, ранее считавшихся кровными родственниками, – в первую очередь, обязанности по содержанию ребенка.

Таким образом, принципиально неверным является понимание исключения записи об отцовстве как момента времени, с которого отец ребенка перестает им быть.

Судебное решение, устанавливающее, что истец не является и никогда не являлся отцом несовершеннолетнего ребенка, означает отсутствие обязанности по содержанию данного ребенка, предусмотренной ст. 80 СК РФ, когда-либо (т.е. ретроспективно), не только с момента исключения записи об отцовстве.

Тем не менее, судебная практика, основанная на изложенной здесь правовой позиции, автору неизвестна. Суды, отказывая в законных требованиях «не отцов», неформально ссылаются на то, что от положительных решений по таким искам «пострадают» дети.

Детей, настоящих биологических отцов которых в подобной ситуации знают, в лучшем случае, их матери, безусловно, стоит пожалеть, однако с правовой точки зрения при чем здесь те, кто не приходится им родителями?

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *