Статья 331 ТК РФ

СТ 331 ТК РФ.

К педагогической деятельности допускаются лица, имеющие образовательный ценз, который определяется в порядке, установленном законодательством Российской Федерации в сфере образования.

К педагогической деятельности не допускаются лица:

лишенные права заниматься педагогической деятельностью в соответствии с вступившим в законную силу приговором суда;

имеющие или имевшие судимость, подвергавшиеся уголовному преследованию (за исключением лиц, уголовное преследование в отношении которых прекращено по реабилитирующим основаниям) за преступления против жизни и здоровья, свободы, чести и достоинства личности (за исключением незаконной госпитализации в медицинскую организацию, оказывающую психиатрическую помощь в стационарных условиях, и клеветы), половой неприкосновенности и половой свободы личности, против семьи и несовершеннолетних, здоровья населения и общественной нравственности, основ конституционного строя и безопасности государства, мира и безопасности человечества, а также против общественной безопасности, за исключением случаев, предусмотренных частью третьей настоящей статьи;

имеющие неснятую или непогашенную судимость за иные умышленные тяжкие и особо тяжкие преступления, не указанные в абзаце третьем настоящей части;

признанные недееспособными в установленном федеральным законом порядке;

имеющие заболевания, предусмотренные перечнем, утверждаемым федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим функции по выработке государственной политики и нормативно-правовому регулированию в области здравоохранения.

Лица из числа указанных в абзаце третьем части второй настоящей статьи, имевшие судимость за совершение преступлений небольшой тяжести и преступлений средней тяжести против жизни и здоровья, свободы, чести и достоинства личности (за исключением незаконной госпитализации в медицинскую организацию, оказывающую психиатрическую помощь в стационарных условиях, и клеветы), семьи и несовершеннолетних, здоровья населения и общественной нравственности, основ конституционного строя и безопасности государства, мира и безопасности человечества, а также против общественной безопасности, и лица, уголовное преследование в отношении которых по обвинению в совершении этих преступлений прекращено по нереабилитирующим основаниям, могут быть допущены к педагогической деятельности при наличии решения комиссии по делам несовершеннолетних и защите их прав, созданной высшим исполнительным органом государственной власти субъекта Российской Федерации, о допуске их к педагогической деятельности.

Комментарий к Ст. 331 Трудового кодекса РФ

1. Комментируемая статья содержит специальные требования для осуществления педагогической деятельности. Закон предусматривает, что к педагогической деятельности допускаются лица, имеющие образовательный ценз, и не допускаются лица, которые в качестве уголовного наказания лишены права заниматься педагогической деятельностью, имеют судимость за умышленные тяжкие и особо тяжкие преступления либо совершили отдельные виды преступлений, недееспособны и имеют отдельные виды заболеваний.

2. В соответствии с п. 21 ст. 2 Федерального закона от 29 декабря 2012 г. N 273-ФЗ «Об образовании в Российской Федерации» педагогическим работником является физическое лицо, которое состоит в трудовых, служебных отношениях с организацией, осуществляющей образовательную деятельность, и выполняет обязанности по обучению, воспитанию обучающихся и (или) организации образовательной деятельности. Педагогическая деятельность может осуществляться как в специальных образовательных учреждениях, так и индивидуально. По смыслу комментируемой статьи наличие образовательного ценза предусмотрено законом для заключения трудового договора, если в качестве работодателя выступают образовательные учреждения. Для заключения трудового договора с иными работодателями образовательный ценз не является обязательным. Например, в числе требований к работнику физическим лицом может быть предусмотрено наличие определенных умений или навыков, но не образовательного ценза.

3. Под образовательным цензом понимается наличие профессионального образования: начального, среднего или высшего, а также послевузовского профессионального. Образовательный ценз, как правило, не содержит уточнения о специальности или направлении профессиональной подготовки, за исключением работников образовательных учреждений среднего специального и общего образования. Образовательный ценз подтверждается документами государственного образца о соответствующем уровне образования и (или) квалификации. Понятие «образовательный ценз» не предусматривает дифференциации высшего профессионального образования по ступеням (бакалавр, дипломированный специалист, магистр).

4. Комментируемая статья не предусматривает принятия специального федерального закона, содержащего условия, по которым лица не допускаются к педагогической деятельности, а отсылает к запретам, которые уже установлены действующими федеральными законами либо могут быть приняты по отдельным вопросам. Перечень медицинских противопоказаний специально не утвержден, но некоторые запреты содержатся в законодательстве о психиатрической помощи.

Перечень заболеваний утверждается федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим функции по выработке государственной политики и нормативно-правовому регулированию в области здравоохранения. В настоящее время таким органом является Министерство здравоохранения РФ (п. 1 Положения о нем, утв. Постановлением Правительства РФ от 19 июня 2012 г. N 608).

5. Осуществление педагогической деятельности может быть запрещено приговором суда в случае вынесения основного или дополнительного наказания в виде лишения права заниматься определенной профессиональной или иной деятельностью (ст. 47 УК РФ). Лишение права заниматься определенной деятельностью устанавливается на срок от одного года до пяти лет в качестве основного вида наказания и на срок от шести месяцев до трех лет в качестве дополнительного вида наказания.

6. Педагогическая деятельность запрещается лицам, имеющим неснятую или непогашенную судимость за умышленные тяжкие и особо тяжкие преступления, предусмотренные УК РФ. Тяжкими преступлениями признаются умышленные деяния, за совершение которых максимальное наказание, предусмотренное УК РФ, не превышает 10 лет лишения свободы. Особо тяжкими преступлениями признаются умышленные деяния, за совершение которых УК РФ предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок свыше 10 лет или более строгое наказание (ст. 15 УК РФ).

В соответствии со ст. 86 УК РФ судимость погашается в отношении лиц, осужденных к лишению свободы за тяжкие преступления, по истечении шести лет, а в отношении лиц, осужденных за особо тяжкие преступления, — восьми лет после отбытия наказания. Судимость может быть снята и ранее указанных сроков. Если осужденный после отбытия наказания вел себя безупречно, то суд может по ходатайству осужденного снять с него судимость ранее истечения срока ее погашения.

7. Педагогическая деятельность запрещена лицам, имеющим или имевшим судимость, подвергающимся или подвергавшимся уголовному преследованию (за исключением лиц, уголовное преследование в отношении которых прекращено по реабилитирующим основаниям) за преступления против жизни и здоровья, свободы, чести и достоинства личности (за исключением незаконного помещения в психиатрический стационар, клеветы и оскорбления), половой неприкосновенности и половой свободы личности, против семьи и несовершеннолетних, здоровья населения и общественной нравственности, основ конституционного строя и безопасности государства, а также против общественной безопасности. В данном случае законодатель полностью исключил возможность занятия педагогической деятельностью указанных лиц, в том числе и в случаях, когда судимость уже снята или погашена.

В качестве критерия для установления запрета были избраны отдельные виды преступлений против несовершеннолетних, половой неприкосновенности и иные. Однако указанная формулировка оказалась чрезмерно широкой и позволяла охватывать в том числе и такие составы преступлений, которые не имеют никакого отношения ни к воспитательной, ни к образовательной деятельности. В связи с этим КС РФ Постановлением от 18 июля 2013 г. N 19-П признал положения абз. 3 ч. 2 ст. 331 ТК РФ не соответствующими Конституции РФ в той мере, в какой они вводят безусловный и бессрочный запрет на занятие педагогической деятельностью и в силу этого предполагают безусловное увольнение лиц, имевших судимость (а равно лиц, уголовное преследование в отношении которых прекращено по нереабилитирующим основаниям) за совершение иных преступлений, кроме тяжких и особо тяжких преступлений, а также преступлений против половой неприкосновенности и половой свободы личности, не предусматривая при этом необходимость учета вида и степени тяжести совершенного преступления, срока, прошедшего с момента его совершения, формы вины, обстоятельств, характеризующих личность, в том числе поведение лица после совершения преступления, отношение к исполнению трудовых обязанностей, а также иных факторов, позволяющих определить, представляет ли конкретное лицо опасность для жизни, здоровья и нравственности несовершеннолетних, чем несоразмерно ограничивают право таких лиц на свободное распоряжение своими способностями к труду и нарушают баланс конституционно значимых ценностей; а также предусматривают обязательное и безусловное прекращение трудового договора с работником, осуществляющим педагогическую деятельность, если это лицо подвергается уголовному преследованию — до разрешения уголовного дела по существу или до завершения производства по уголовному делу.

При этом КС РФ не исключил возможность установления запрета на занятие педагогической деятельностью для лиц, имевших судимость за совершение тяжких и особо тяжких преступлений, преступлений против половой неприкосновенности и половой свободы личности, а также лиц, имевших судимость за совершение иных преступлений, и лиц, уголовное преследование в отношении которых по обвинению в совершении указанных преступлений прекращено по нереабилитирующим основаниям, поскольку на основе оценки опасности таких лиц для жизни, здоровья и нравственности несовершеннолетних обеспечивается соразмерность введенного ограничения целям государственной защиты прав несовершеннолетних.

8. Недееспособность как препятствие к осуществлению педагогической деятельности в качестве самостоятельного основания встречается впервые. Поскольку признание гражданина недееспособным производится вследствие наличия психического расстройства, которое приводит к неспособности гражданина понимать значение совершаемых им действий и руководить ими (ст. 29 ГК РФ), постольку такое препятствие являлось подразумеваемым и, как правило, охватывалось перечнем медицинских заболеваний. Специального указания, запрещающего занятие педагогической деятельностью, в решении суда о признании гражданина недееспособным не требуется. Порядок и основания признания лица недееспособным устанавливаются гражданским (ст. 29 ГК РФ) и гражданско-процессуальным (гл. 31 ГПК) законодательством.

К педагогической деятельности допускаются лица, имеющие образовательный ценз, который определяется в порядке, установленном законодательством Российской Федерации в сфере образования.

К педагогической деятельности не допускаются лица:

  • лишенные права заниматься педагогической деятельностью в соответствии с вступившим в законную силу приговором суда;
  • имеющие или имевшие судимость, подвергавшиеся уголовному преследованию (за исключением лиц, уголовное преследование в отношении которых прекращено по реабилитирующим основаниям) за преступления против жизни и здоровья, свободы, чести и достоинства личности (за исключением незаконной госпитализации в медицинскую организацию, оказывающую психиатрическую помощь в стационарных условиях, и клеветы), половой неприкосновенности и половой свободы личности, против семьи и несовершеннолетних, здоровья населения и общественной нравственности, основ конституционного строя и безопасности государства, мира и безопасности человечества, а также против общественной безопасности, за исключением случаев, предусмотренных частью третьей настоящей статьи;
  • имеющие неснятую или непогашенную судимость за иные умышленные тяжкие и особо тяжкие преступления, не указанные в абзаце третьем настоящей части;
  • признанные недееспособными в установленном федеральным законом порядке;
  • имеющие заболевания, предусмотренные перечнем, утверждаемым федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим функции по выработке государственной политики и нормативно-правовому регулированию в области здравоохранения.

Лица из числа указанных в абзаце третьем части второй настоящей статьи, имевшие судимость за совершение преступлений небольшой тяжести и преступлений средней тяжести против жизни и здоровья, свободы, чести и достоинства личности (за исключением незаконной госпитализации в медицинскую организацию, оказывающую психиатрическую помощь в стационарных условиях, и клеветы), семьи и несовершеннолетних, здоровья населения и общественной нравственности, основ конституционного строя и безопасности государства, мира и безопасности человечества, а также против общественной безопасности, и лица, уголовное преследование в отношении которых по обвинению в совершении этих преступлений прекращено по нереабилитирующим основаниям, могут быть допущены к педагогической деятельности при наличии решения комиссии по делам несовершеннолетних и защите их прав, созданной высшим исполнительным органом государственной власти субъекта Российской Федерации, о допуске их к педагогической деятельности.

1. Преступлениями против военной службы признаются предусмотренные настоящей главой преступления против установленного порядка прохождения военной службы, совершенные военнослужащими, проходящими военную службу по призыву либо по контракту, а также гражданами, пребывающими в запасе, во время прохождения ими военных сборов.

2. Утратила силу.

3. Уголовная ответственность за преступления против военной службы, совершенные в военное время либо в боевой обстановке, определяется законодательством Российской Федерации военного времени.

Комментарий к Ст. 331 УК РФ

В русском писаном праве такое понятие, как воинские преступления, появляется еще в середине XVI в. В то же время научная разработка этого понятия в России начинается лишь в XIX в. Термин «воинское преступление» впервые был использован в Военно-уголовном уставе 1839 г. В ст. 2 этого устава указывалось, что преступления, совершаемые лицами военного ведомства, могут быть двух видов: «преступления собственно воинские и преступления общие, служащих по военному ведомству с лицами гражданского звания, учиненные независимо от порядка и обязанности службы».

1. Непосредственным объектом воинских преступлений является установленный в Вооруженных Силах, других войсках, воинских формированиях и органах порядок прохождения военной службы (воинский правопорядок), охраняемый статьями гл. 33 УК.

2. Объективная сторона преступлений против военной службы состоит в нарушении установленного порядка прохождения военной службы.

Охраняемый уголовным законом порядок прохождения военной службы подразделяется на порядок подчиненности и воинских уставных взаимоотношений (ст. ст. 332 — 336 УК), порядок пребывания на военной службе (ст. ст. 337 — 339 УК), порядок несения специальных видов военной службы (ст. ст. 340 — 344 УК), порядок сбережения военного имущества (ст. ст. 346 — 348 УК), правила безопасности использования военно-технических средств (ст. ст. 349 — 352 УК).

Военнослужащие, совершившие воинские преступления, осуждались в последние годы за уклонения от военной службы — 60 — 70%, нарушения уставных правил взаимоотношений между военнослужащими — 20 — 30%, а также за сопротивление, принуждение и насильственные действия в отношении начальника — 5 — 10%.

Нарушения порядка прохождения военной службы, не предусмотренные статьями гл. 33 УК, не являются воинскими преступлениями (к таким нарушениям, например, как это видно из п. 14 Постановления Пленума ВС РФ от 03.04.2008 N 3, относится самовольное оставление части или места службы военнослужащими, проходящими военную службу по призыву, продолжительностью не свыше двух суток, а проходящими военную службу по контракту — не свыше 10 суток. В таких случаях содеянное не является уголовно наказуемым, а признается грубым дисциплинарным проступком), а также деяния хотя формально и содержащие признаки того или иного воинского преступления, но подпадающие под признаки ч. 2 ст. 14 УК.

3. Субъектами преступлений против военной службы являются граждане Российской Федерации, имеющие статус военнослужащего (к ним относятся военнослужащие, проходящие военную службу по призыву либо по контракту), иностранные граждане, проходящие военную службу по контракту, а также граждане, находящиеся в запасе, во время прохождения ими военных сборов.

В ст. 3 Закона о воинской обязанности указывается, что правовой основой воинской обязанности и военной службы являются Конституция, указанный Федеральный закон, другие федеральные законы и иные нормативные правовые акты РФ, международные договоры РФ. Статьи 2, 32 указанного Закона устанавливают, что граждане проходят военную службу по призыву, а также в добровольном порядке (по контракту). Заключение контракта о прохождении военной службы, прекращение его действия, а также иные отношения, связанные с ним, регулируются указанным Федеральным законом, Положением о порядке прохождения военной службы, а также законодательными и иными нормативными правовыми актами, определяющими порядок прохождения военной службы и статус военнослужащих.

Из п. 5 ст. 34 Закона о воинской обязанности следует, что контракт о прохождении военной службы не может быть заключен с гражданами, в отношении которых вынесен обвинительный приговор и которым назначено наказание, в отношении которых ведется дознание либо предварительное следствие или уголовное дело в отношении которых передано в суд, с гражданами, имеющими неснятую или непогашенную судимость за совершение преступления, а также отбывавшими наказание в виде лишения свободы. Контракт не может быть заключен с гражданами, лишенными на определенный срок вступившим в законную силу решением суда права занимать воинские должности, в течение указанного срока.

В случае совершения воинских преступлений лицами, не достигшими установленного законом возраста для прохождения военной службы, оказавшимися на военной службе по ошибке или вследствие подлога документов, ответственность за преступления против военной службы исключается.

Не могут быть признаны субъектами воинских преступлений и лица, негодные или ограниченно годные к военной службе по состоянию здоровья (ст. ст. 23, 50, подп. «г» п. 1 ст. 51 Закона о воинской обязанности). В случае совершения такими лицами общественно опасного деяния, содержащего состав общеуголовного преступления, они подлежат ответственности за это преступление.

Гражданские лица, учащиеся суворовских и нахимовских училищ, кадетских корпусов не могут признаваться исполнителями воинских преступлений. Согласно ст. 34 УК такие лица могут быть признаны организаторами, подстрекателями либо пособниками в воинских преступлениях. Отдельные составы преступлений против военной службы предусматривают в качестве субъектов не всех, а лишь некоторую категорию военнослужащих. Например, в преступлениях против порядка несения специальных видов военной службы исполнителем преступления может быть только военнослужащий, который в установленном порядке исполняет или должен исполнять этот вид службы.

В Законе установлена ответственность за преступления против военной службы, совершаемые только в условиях мирного времени. В соответствии с ч. 3 комментируемой статьи уголовная ответственность за преступления против военной службы, совершенные в военное время либо в боевой обстановке, определяется законодательством РФ военного времени.

Уголовный кодекс регулирует также вопросы уголовной ответственности военнослужащих за общеуголовные и воинские преступления в зависимости от места их совершения.

В соответствии с ч. 2 ст. 12 УК военнослужащие воинских частей РФ, дислоцирующихся за пределами России, за преступления, совершенные на территории иностранного государства, несут уголовную ответственность по УК, если иное не предусмотрено международным договором РФ. Так, в соответствии со ст. 14 Соглашения между Российской Федерацией и Кыргызской Республикой 1993 г. «О порядке использования российских военных объектов на территории Кыргызской Республики и статусе военнослужащих Вооруженных Сил РФ в Кыргызской Республике» в случае совершения лицами, входящими в состав Вооруженных Сил РФ, преступлений против Российской Федерации, против членов их семей и по делам о воинских преступлениях применяется законодательство РФ .
———————————
СЗ РФ. 2004. N 42. Ст. 4088.

Как правило, международные договоры устанавливают следующий порядок:

— за преступления против Российской Федерации, против лиц, входящих в состав Вооруженных Сил РФ, или членов их семей, не являющихся гражданами иностранного государства, а также за воинские преступления и преступления, совершенные при исполнении служебных обязанностей, российские военнослужащие, находящиеся за границей, несут ответственность по законодательству своей страны;

— за преступления, совершенные вне пределов дислокации воинской части, носящие общеуголовный характер и совершенные в отношении граждан страны пребывания, военнослужащие несут уголовную ответственность по законодательству страны пребывания.

Лица, совершившие преступления на военном корабле или военном воздушном судне РФ, независимо от места их нахождения на основании ст. 11 УК несут ответственность по УК, так как военный корабль или военное воздушное судно под флагом РФ считается территорией РФ, где бы они ни находились.

С принятием КС РФ Постановления от 20.04.2009 N 7-П «По делу о проверке конституционности положения пункта 11 статьи 38 Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе» в связи с жалобой гражданина И.Н. Куашева» , в соответствии с которым признана противоречащей Конституции норма, содержащаяся в п. 11 ст. 38 Закона о воинской обязанности, особую актуальность приобретает проблема законодательного регулирования правового статуса военнослужащих, у которых срок военной службы по призыву либо по контракту истек, однако они не исключены из списков личного состава части.
———————————
СЗ РФ. 2009. N 19. Ст. 2390.

Принципиальное значение имеет решение этого вопроса при рассмотрении судами уголовных дел. Согласно комментируемой статье воинскими считаются преступления против установленного порядка прохождения военной службы, совершенные военнослужащими, проходящими военную службу по призыву либо по контракту, а также гражданами, пребывающими в запасе, во время прохождения ими военных сборов.

В соответствии с п. 2 ст. 2 Федерального закона от 27.05.1998 N 76-ФЗ «О статусе военнослужащих» граждане приобретают статус военнослужащих (т.е. совокупность прав и свобод, гарантированных государством, а также обязанностей и ответственности военнослужащих) с началом военной службы и утрачивают его с окончанием военной службы.
———————————
СЗ РФ. 1998. N 22. Ст. 2331; 2003. N 46 (ч. 1). Ст. 4437.

Только в этот период на гражданина могут быть возложены обязанности военной службы и он может быть привлечен к уголовной ответственности за их невыполнение, поэтому определение начала и окончания срока военной службы имеет определяющее значение в уголовном судопроизводстве по данной категории дел.

И если с началом срока военной службы вопросов у судей не возникает, то в связи с противоречивостью формулировок в Законе о воинской обязанности, определяющих окончание срока военной службы, при рассмотрении уголовных дел о воинских преступлениях возникают проблемы.

Суть их заключается в том, что ст. 38 этого Закона четко определяет сроки военной службы как по призыву, так и по контракту. Именно на такие сроки на граждан при призыве возлагаются, а при поступлении на военную службу по контракту граждане сами принимают на себя обязанности военной службы, за несоблюдение которых они могут нести уголовную ответственность.

В ст. 32 указанного Закона, в частности, закреплено, что в контракте о прохождении военной службы закрепляются добровольность поступления гражданина на военную службу и срок, в течение которого гражданин обязуется проходить военную службу, а условия контракта о прохождении военной службы включают в себя обязанность гражданина в течение установленного контрактом срока добросовестно исполнять все общие, должностные и специальные обязанности военнослужащих, установленные законодательными и иными нормативными правовыми актами РФ.

В случаях, когда истечение срока военной службы приходится на месяц, в котором нет соответствующего числа, указанный срок истекает в последний день этого месяца.

Каких-либо оснований, предусматривающих возможность продления гражданину установленного законом срока военной службы по призыву или по контракту, в действующем законодательстве РФ не имеется.

Указанное абсолютно конкретное и полностью соответствующее Конституции и всем другим законодательным нормам требование Закона о воинской обязанности подменяется, однако в том же Законе и других нормативных актах указание на то, что дата исключения из списков личного состава части в некоторых случаях может не совпадать с окончанием срока службы, таким образом фактически принудительно продлевает определенный Законом для граждан срок службы по призыву и срок, на который гражданин дал согласие проходить службу по контракту, без законодательного изменения самого срока службы.

К таким случаям п. 11 ст. 38 Закона о воинской обязанности и Положение о порядке прохождения военной службы относят случаи, когда военнослужащий находится на стационарном лечении; военнослужащий женского пола находится в отпуске по беременности и родам или в отпуске по уходу за ребенком; военнослужащий, проходящий военную службу по призыву, по его желанию остается в воинской части до дня отправки транспортного средства, осуществляющего индивидуальную или организованную перевозку военнослужащих, увольняемых в запас; военнослужащий участвует в походах кораблей; военнослужащий находится в плену, в положении заложника или интернированного; военнослужащий безвестно отсутствует — до признания его в установленном законом порядке безвестно отсутствующим или объявления его умершим; военнослужащий находится под следствием, а также в иных случаях, установленных Положением о порядке прохождения военной службы.

Большинство указанных случаев установлено в интересах военнослужащих и поэтому не нарушает их прав.

4. С субъективной стороны воинские преступления характеризуются как умыслом (прямым или косвенным), так и неосторожной формой вины в виде легкомыслия или небрежности.

В некоторых составах преступлений против военной службы в качестве обязательных признаков выделяются мотив и цель. Особенностью данных признаков субъективной стороны в воинских преступлениях является различный способ их отражения в законе.

В одних статьях (ст. ст. 334, 336, 338, 339 УК) они непосредственно указаны. В ст. 334 УК мотив отражен, например, с помощью обобщающего понятия «в связи с исполнением обязанностей военной службы».

В ряде статей главы 33 УК (ст. ст. 332, 333, 340, 341, 346 УК) отсутствует указание на мотив и цель. Например, в ст. 340 УК (нарушение правил несения боевого дежурства) цель не указывается. Однако в этом воинском преступлении она подлежит выяснению, так как может влиять на квалификацию содеянного.

5. Существенно изменены нормы о назначении и отбывании наказания в виде содержания в дисциплинарной воинской части. Это наказание впервые включено в УК в перечень уголовных наказаний и выделено в качестве самостоятельного вида наказания (п. «к» ст. 44). Данный вид наказания является более строгим, чем арест, и более мягким, чем лишение свободы на определенный срок. Оно может быть назначено на срок от трех месяцев до двух лет военнослужащим, проходящим военную службу по призыву, а также военнослужащим, проходящим военную службу по контракту на должностях рядового и сержантского состава, если они на момент вынесения судом приговора не отслужили установленного законом срока службы по призыву. Это наказание прямо предусмотрено в санкциях 18 статей гл. 33 УК (ст. ст. 332 — 337, 339 — 350). В соответствии со ст. 55 УК содержание в дисциплинарной воинской части может быть назначено военнослужащим и за совершение общеуголовных преступлений взамен лишения свободы на срок не свыше двух лет.

Уголовный кодекс (ч. 3 ст. 81) предусматривает, что военнослужащие, отбывающие содержание в дисциплинарной воинской части либо арест, освобождаются от дальнейшего отбывания наказания в случае признания их негодными к военной службе.

Поскольку отбытие наказания в виде направления в дисциплинарную воинскую часть связано с прохождением военной службы, то лицо, осужденное к этому наказанию, сохраняет статус военнослужащего с ограничениями, установленными уголовным и уголовно-исполнительным законодательством. Направление в дисциплинарную воинскую часть не может быть назначено подсудимому, который по состоянию здоровья не годен к военной службе либо к моменту вынесения приговора фактически отслужил установленный законом срок службы по призыву.

Статья 73 УК допускает условное осуждение к содержанию в дисциплинарной воинской части, когда суд придет к выводу о возможности исправления осужденного без отбывания наказания, а ст. 79 УК — условно-досрочное освобождение от отбывания наказания. Поскольку содержание в дисциплинарной воинской части применяется только к военнослужащим, проходящим военную службу, постольку отмена условного осуждения к содержанию в дисциплинарной воинской части или условно-досрочного освобождения от содержания в дисциплинарной воинской части (ч. 3 ст. 74 и п. «а» ч. 7 ст. 79 УК) в отношении лиц, уволенных к моменту принятия такого решения с военной службы, должна производиться судом по месту жительства осужденных. При этом суд, принявший решение об отмене условного осуждения к содержанию в дисциплинарной воинской части или условно-досрочного освобождения от содержания в дисциплинарной воинской части, заменяет содержание в дисциплинарной воинской части на другой, более мягкий вид наказания.

В соответствии со ст. 86 УК судимость лиц, отбывших наказание в виде содержания в дисциплинарной воинской части, погашается по истечении одного года после отбытия данного наказания.

Ограничение по военной службе (ст. 51 УК) как вид уголовного наказания на срок от трех месяцев до двух лет за преступления против военной службы предусмотрено в санкциях 16 статей гл. 33 УК (ст. ст. 332 — 334, 336 — 337, 339 — 349). Данное наказание может быть назначено военнослужащим, проходящим военную службу по контракту, и за совершение общеуголовных преступлений вместо исправительных работ на срок до двух лет. В соответствии с ч. 2 ст. 51 УК во время отбывания этого наказания осужденный военнослужащий не может быть повышен в должности, воинском звании, а срок наказания не засчитывается в срок выслуги лет для присвоения очередного воинского звания. Из денежного довольствия осужденного производятся удержания в доход государства в размере, установленном приговором суда, но не свыше 20%.

Ограничение по военной службе может быть назначено условно (ст. 73 УК). К лицам, отбывающим это наказание, может применяться условно-досрочное освобождение (ст. 79 УК).

При осуждении военнослужащего за совершение тяжкого или особо тяжкого преступления с учетом его личности суд может лишить его воинского звания и государственных наград (ст. 48 УК).

В соответствии со ст. 54 УК наказание в виде ареста на срок от одного до шести месяцев применяется к военнослужащим на общем основании, однако это наказание они отбывают на гауптвахте, сохраняя статус военнослужащего.

1. Педагогическая деятельность — это деятельность по обучению и воспитанию граждан, которая осуществляется педагогическими работниками в образовательных учреждениях различных типов и видов.

2. Типовые положения об образовательных учреждениях соответствующих типов и видов, устанавливающие образовательный ценз педагогических работников, утверждаются Правительством РФ. Так, в п. 62 Типового положения об общеобразовательном учреждении, утв. Постановлением Правительства РФ от 19 марта 2001 г. N 196 (СЗ РФ. 2001. N 13. Ст. 1252), установлено, что на педагогическую работу принимаются лица, имеющие необходимую профессионально-педагогическую квалификацию, соответствующую требованиям тарифно-квалификационной характеристики по должности и полученной специальности, подтвержденную документами государственного образца об уровне образования и (или) квалификации. Аналогичные нормативные положения содержатся в п. 40 Типового положения об образовательном учреждении для детей дошкольного и младшего школьного возраста, утв. Постановлением Правительства РФ от 19 сентября 1997 г. N 1204 (СЗ РФ. 1997. N 39. Ст. 4542).

В п. 46 Типового положения об образовательном учреждении начального профессионального образования, утв. Постановлением Правительства РФ от 14 июля 2008 г. N 521 (СЗ РФ. 2008. N 29. Ч. II. Ст. 3519), и в п. 42 Типового положения о дошкольном образовательном учреждении, утв. Постановлением Правительства РФ от 12 сентября 2008 г. N 666 (СЗ РФ. 2008. N 39. Ст. 4432), предусмотрено, что к педагогической деятельности в указанных образовательных учреждениях допускаются лица, имеющие среднее профессиональное или высшее профессиональное образование. Образовательный ценз данной категории педагогических работников подтверждается документами государственного образца о соответствующем уровне образования и (или) квалификации.

Согласно п. 88 Типового положения об образовательном учреждении высшего профессионального образования (высшем учебном заведении), утв. Постановлением Правительства РФ от 14 февраля 2008 г. N 71 (СЗ РФ. 2008. N 8. Ст. 731), п. 49 Типового положения об образовательном учреждении среднего профессионального образования (среднем специальном учебном заведении), утв. Постановлением Правительства РФ от 18 июля 2008 г. N 543 (СЗ РФ. 2008. N 30. Ч. II. Ст. 3631), п. 29 Типового положения об образовательном учреждении дополнительного профессионального образования (повышения квалификации) специалистов, утв. Постановлением Правительства РФ от 26 июня 1995 г. N 610 (СЗ РФ. 1995. N 27. Ст. 2580), к педагогической деятельности в образовательном учреждении повышения квалификации допускаются лица, имеющие высшее профессиональное образование. Образовательный ценз указанных лиц подтверждается документами государственного образца о соответствующем уровне образования и (или) квалификации.

Особые требования предъявляются к педагогическим работникам специальных (коррекционных) образовательных учреждений. Так, согласно п. 29 Типового положения о специальном (коррекционном) образовательном учреждении для обучающихся, воспитанников с ограниченными возможностями здоровья, утв. Постановлением Правительства РФ от 12 марта 1997 г. N 288 (СЗ РФ. 1997. N 11. Ст. 1326), образовательный процесс в коррекционном учреждении осуществляется специалистами в области коррекционной педагогики, а также учителями, воспитателями, прошедшими соответствующую переподготовку по профилю деятельности коррекционного учреждения.

3. Приговором суда педагогический работник может быть лишен права заниматься педагогической деятельностью. Лишение права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью состоит в запрещении занимать должности на государственной службе, в органах местного самоуправления либо заниматься определенной профессиональной или иной деятельностью.

Лишение права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью устанавливается УК на срок от одного года до 5 лет в качестве основного вида наказания и на срок от 6 месяцев до 3 лет — в качестве дополнительного (ч. 2 ст. 47).

Статьи 150 и 151 УК, посвященные вовлечению несовершеннолетнего в совершение преступления или в совершение антиобщественного действия, а также ст. 156 УК, устанавливающая наказание за неисполнение обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего, в качестве одной из санкций предусматривают лишение права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до 3 лет.

Однако согласно ч. 3 ст. 47 УК это наказание может назначаться в качестве дополнительного вида и в случаях, когда оно не предусмотрено соответствующей статьей Особенной части УК, если с учетом характера и степени общественной опасности совершенного преступления и личности виновного суд признает невозможным сохранение за ним права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью.

4. С педагогическими работниками, которым приговором суда запрещено заниматься педагогической деятельностью, трудовой договор прекращается на основании п. 4 ч. 1 ст. 83 Трудового кодекса.

5. Препятствием к осуществлению лицом педагогической деятельности является наличие неснятой и непогашенной судимости за умышленные тяжкие и особо тяжкие преступления.

Уголовный кодекс предусматривает четыре категории преступлений. В зависимости от характера и степени общественной опасности деяния, предусмотренные УК, подразделяются на преступления небольшой тяжести, преступления средней тяжести, тяжкие преступления и особо тяжкие преступления.

Преступлениями небольшой тяжести признаются умышленные и неосторожные деяния, за совершение которых максимальное наказание, предусмотренное УК, не превышает 2 лет лишения свободы.

Преступлениями средней тяжести признаются умышленные деяния, за совершение которых максимальное наказание, предусмотренное УК, не превышает 5 лет лишения свободы, и неосторожные деяния, за совершение которых максимальное наказание, предусмотренное УК, превышает 2 года лишения свободы.

Тяжкими преступлениями признаются умышленные деяния, за совершение которых максимальное наказание, предусмотренное УК, не превышает 10 лет лишения свободы.

Особо тяжкими преступлениями признаются умышленные деяния, за совершение которых УК предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок свыше 10 лет или более строгое наказание.

6. Не допускаются к педагогической деятельности лица, признанные недееспособными в установленном федеральным законом порядке. В ст. 29 ГК предусматривается, что гражданин, который вследствие психического расстройства не может понимать значения своих действий или руководить ими, может быть признан судом недееспособным в порядке, установленном гражданским процессуальным законодательством. Над указанным гражданином устанавливается опека. Согласно ч. 2 ст. 281 ГПК дело о признании гражданина недееспособным вследствие психического расстройства может быть возбуждено в суде на основании заявления членов его семьи, близких родственников (родителей, детей, братьев, сестер) независимо от совместного с ним проживания, органа опеки и попечительства, психиатрического или психоневрологического учреждения. Заявление о признании гражданина недееспособным подается в суд по месту жительства данного гражданина, а если гражданин помещен в психиатрическое или психоневрологическое учреждение — по месту нахождения этого учреждения.

В заявлении о признании гражданина недееспособным должны быть изложены обстоятельства, свидетельствующие о наличии у гражданина психического расстройства, вследствие чего он не может понимать значения своих действий или руководить ими (ч. 2 ст. 282 ГПК). Судья в порядке подготовки к судебному разбирательству дела о признании гражданина недееспособным при наличии достаточных данных о психическом расстройстве гражданина назначает для определения его психического состояния судебно-психиатрическую экспертизу. При явном уклонении гражданина, в отношении которого возбуждено дело, от прохождения экспертизы суд в судебном заседании с участием прокурора и психиатра может вынести определение о принудительном направлении гражданина на судебно-психиатрическую экспертизу (ст. 283 ГПК). Заявление о признании гражданина недееспособным суд рассматривает с участием самого гражданина, заявителя, прокурора, представителя органа опеки и попечительства. Гражданин, в отношении которого рассматривается дело о признании его недееспособным, должен быть вызван в судебное заседание, если это возможно по состоянию здоровья гражданина (ч. 1 ст. 284 ГПК). Заявитель освобождается от уплаты издержек, связанных с рассмотрением заявления о признании гражданина недееспособным. Суд, установив, что лицо, подавшее заявление, действовало недобросовестно в целях заведомо необоснованного ограничения или лишения дееспособности гражданина, взыскивает с такого лица все издержки, связанные с рассмотрением дела (ч. 2 ст. 284 ГПК).

Решение суда, которым гражданин признан недееспособным, является основанием для назначения ему опекуна органом опеки и попечительства (ст. 285 ГПК).

7. Перечень заболеваний, при наличии которых лица не допускаются к педагогической деятельности, который должен утверждаться федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим функции по выработке государственной политики и нормативно-правовому регулированию в области здравоохранения, в настоящее время не принят. До принятия указанного перечня следует руководствоваться Перечнем заболеваний, представляющих опасность для окружающих, утв. Постановлением Правительства РФ от 1 декабря 2004 г. N 715 (СЗ РФ. 2004. N 49. Ст. 4916).

На практике к числу заболеваний, препятствующих занятию педагогической деятельностью, относят острые и хронические заразные заболевания, в т.ч. туберкулез (открытая форма) и сифилис (на период лечения).

8. Согласно Перечню медицинских психиатрических противопоказаний для осуществления отдельных видов профессиональной деятельности и деятельности, связанной с источником повышенной опасности (утв. Постановлением Совета Министров — Правительства РФ от 28 апреля 1993 г. N 377 «О реализации Закона Российской Федерации «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании» (САПП РФ. 1993. N 18. Ст. 1602)), общими медицинскими психиатрическими противопоказаниями для осуществления работниками учебно-воспитательных учреждений, дошкольных учреждений, домов ребенка, детских домов, школ-интернатов, интернатов при школах педагогической деятельности являются хронические и затяжные психические расстройства с тяжелыми, стойкими или часто обостряющимися болезненными проявлениями. Выраженные формы пограничных психических расстройств рассматриваются в каждом случае индивидуально.

9. Для выявления заболеваний, препятствующих осуществлению педагогической деятельности, работники образовательных организаций всех типов и видов обязаны проходить предварительные при поступлении на работу и периодические медицинские осмотры, что предусмотрено ст. 51 Закона об образовании и п. 22 Перечня работ, при выполнении которых проводятся предварительные и периодические медицинские осмотры (обследования), утв. Приказом Минздравсоцразвития России от 16 августа 2004 г. N 83 (БНА РФ. 2004. N 38).

Медицинские обследования педагогических работников проводятся за счет средств учредителя соответствующего образовательного учреждения.

10. При выявлении заболеваний, препятствующих осуществлению педагогической деятельности, педагогические работники подлежат в соответствии со ст. 73 ТК переводу с их письменного согласия на другую имеющуюся у работодателя работу, не противопоказанную им по состоянию здоровья. Если педагогический работник, нуждающийся в соответствии с медицинским заключением во временном переводе на другую работу на срок до 4 месяцев, отказывается от перевода либо соответствующая работа у работодателя отсутствует, то работодатель обязан на весь указанный в медицинском заключении срок отстранить педагогического работника от работы с сохранением места работы (должности). Если в соответствии с медицинским заключением педагогический работник нуждается во временном переводе на другую работу на срок более 4 месяцев или в постоянном переводе, то при его отказе от перевода либо отсутствии у работодателя соответствующей работы трудовой договор прекращается в соответствии с п. 8 ч. 1 ст. 77 ТК.

11. В соответствии со ст. 15 Федерального закона от 25 июля 2002 г. N 114-ФЗ «О противодействии экстремистской деятельности» (СЗ РФ. 2002. N 30. Ст. 3031) в целях обеспечения государственной и общественной безопасности по основаниям и в порядке, которые предусмотрены федеральным законом, лицу, участвовавшему в осуществлении экстремистской деятельности, по решению суда может быть ограничен доступ к определенной деятельности и, в частности, к работе в образовательных учреждениях.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *