Судебная практика неосновательное обогащение

Законы и кодексы » Земельный кодекс Российской Федерации » Глава XVII. Земли особо охраняемых территорий и объектов » Статья 94. Понятие и состав земель особо охраняемых территорий » Дело NФ08-3391/2017 по делу N А63-5852/2016. О взыскании неосновательного обогащения за пользование земельным участком.

АРБИТРАЖНЫЙ СУД СЕВЕРО-КАВКАЗСКОГО ОКРУГА

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 30 мая 2017 г. по делу N А63-5852/2016

История рассмотрения дела

Резолютивная часть постановления объявлена 30 мая 2017 года.

Полный текст постановления изготовлен 30 мая 2017 года.

Арбитражный суд Северо-Кавказского округа в составе председательствующего судьи Мещерина А.И., судей Волкова Я.Е. и Епифанова В.Е., в отсутствие истца — управления имущественных отношений администрации города-курорта Железноводска (ИНН 2627011630, ОГРН 1022603427494), ответчика — общества с ограниченной ответственностью «Орфей» (ИНН 2627021557, ОГРН 1062647004001), извещенных о времени и месте судебного заседания, рассмотрев кассационную жалобу общества с ограниченной ответственностью «Орфей» на решение Арбитражного суда Ставропольского края от 24.11.2016 (судья Орловский Э.И.) и постановление Шестнадцатого арбитражного апелляционного суда от 22.02.2017 (судьи Джамбулатов С.И., Жуков Е.В., Сомов Е.Г.) по делу N А63-5852/2016, установил следующее.

Управление имущественных отношений администрации города-курорта Железноводска (далее — управление) обратилось в арбитражный суд с исковым заявлением к ООО «Орфей» (далее — общество) о взыскании 142 226 рублей 24 копеек неосновательного обогащения за пользование земельным участком в период с 01.01.2011 по 31.12.2015 и 36 276 рублей 68 копеек процентов за пользование чужими денежными средствами, начисленных с 01.01.2011 по 31.12.2015.

Решением Арбитражного суда Ставропольского края от 24.11.2016, оставленным без изменения постановлением Шестнадцатого арбитражного апелляционного суда от 22.02.2017, исковое заявление удовлетворено частично. С общества в пользу управления взыскано 62 493 рубля 87 копеек основного долга и 6899 рублей 65 копеек процентов за пользование чужими денежными средствами. В удовлетворении остальной части иска отказано. Суды пришли к выводу о том, что на стороне общества возникло неосновательное обогащение в виде сбереженной платы за фактическое использование земельного участка, которое на основании статьи 1102 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — Гражданский кодекс) подлежит взысканию в пользу истца. При расчете размера платы за пользование участком судебные инстанции применили Порядок определения размера арендной платы, а также порядок, условия и сроки внесения арендной платы и предоставления отсрочки (рассрочки) уплаты арендных платежей в пределах текущего финансового года за использование земельных участков, находящихся в собственности города-курорта Железноводска Ставропольского края, утвержденный решением Думы города-курорта Железноводска от 29.04.2011 N 27-IV (далее — Порядок N 27-IV). При определении площади, за использование которой следует вносить арендную плату, суды исходили из того, что спорный земельный участок сформирован для эксплуатации здания и на нем отсутствуют иные объекты недвижимости. Образование земельного участка, на котором расположено здание или сооружение, предполагает включение в его состав не только площади застройки, но и территории, необходимой для эксплуатации этого здания (сооружения). Размер неосновательного обогащения определен истцом с учетом доли ответчика в праве собственности на здание. В удовлетворении требований управления, рассчитанных за период с 01.01.2011 по 22.05.2013, суды отказали, поскольку истец пропустил срок исковой давности. С учетом частичного удовлетворения иска о взыскании основного долга суд первой инстанции произвел перерасчет подлежащих уплате процентов за пользование чужими денежными средствами ( пункт 2 статьи 1107 Гражданского кодекса).

В кассационной жалобе общество, ссылаясь на неправильное применение норм материального права, а также на несоответствие сделанных судами выводов представленным в дело доказательствам, просит отменить решение от 24.11.2016 и постановление от 22.02.2017, принять по делу новый судебный акт, применив для расчета неосновательного обогащения ставку арендной платы, равную ставке земельного налога ( пункт 8 Порядка N 27-IV), а также значение площади участка, занятого зданием, равное 598,25 кв. м (площадь по периметру здания и отмостка 1 метр). Податель жалобы указывает, что договор аренды данного участка в установленном порядке не заключен. Фактически общество пользовалось только земельным участком, непосредственно расположенным под объектом недвижимости. Кроме того, земельный участок расположен в границах округа горно-санитарной охраны курорта Железноводск, входит в состав земель особо охраняемых территорий и объектов. Согласно пункту 8 Порядка N 27-IV ставка арендной платы в процентах принимается равной ставке земельного налога за земельные участки, входящие в состав земель особо охраняемых территорий и объектов.

Отзыв на кассационную жалобу в суд не поступил.

Общество представило ходатайство о рассмотрении жалобы в отсутствие своего представителя, которое рассмотрено и удовлетворено судом.

Изучив материалы дела и доводы жалобы, Арбитражный суд Северо-Кавказского округа полагает, что решение и постановление следует оставить без изменения.

Как видно из материалов дела, обществу на праве общей долевой собственности (1/4 доли) принадлежит административное здание с подвалом (литера «Б») общей площадью 877,4 кв. м, расположенное по адресу: Ставропольский край, город Железноводск, ул. Ленина, 173. Государственная регистрация права собственности произведена в установленном порядке 27.08.2007 (т. 1, л.д. 19, 20, 77).

Сведения о земельном участке из земель населенных пунктов с кадастровым номером 26:31:010209:20 (уточненная площадь 1537 кв. м), предназначенном для размещения производственного здания и расположенного по адресу: г. Железноводск, ул. Ленина, 173, внесены в государственный кадастр недвижимости 16.08.2004. Земельный участок находится в границах второй и третьей зон округа горно-санитарной охраны курорта Железноводск (т. 1, л.д. 70-73, 78-82).

Соглашения об условиях договора аренды земельного участка с кадастровым номером 26:31:010209:20 управление и собственники здания не достигли (проект договора подписан с протоколом разногласий; т. 1, л.д. 11-17, 83-86).

Управление, полагая, что на стороне общества возникло обогащение в виде неосновательно сбереженной арендной платы за пользование участком, обратилось с исковым заявлением в арбитражный суд.

В соответствии с подпунктом 7 пункта 1 статьи 1 Земельного кодекса Российской Федерации (далее — Земельный кодекс) любое использование земли осуществляется за плату, за исключением случаев, установленных федеральными законами и законами субъектов Российской Федерации (платность использования земли). Согласно пункту 1 статьи 65 Земельного кодекса формами платы за использование земли являются земельный налог (до введения в действие налога на недвижимость) и арендная плата.

Как следует из материалов дела, общество, является собственником объекта недвижимости, расположенного на спорном земельном участке, договор аренды данного участка в установленном порядке не заключен, основания для отнесения ответчика к плательщикам земельного налога отсутствуют.

В постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 17.12.2013 N 12790/13 сформулирована правовая позиция, согласно которой в подобных случаях имеет место фактическое пользование земельным участком, поэтому правовым основанием для взыскания с фактических пользователей земельных участков неосновательно сбереженных ими денежных средств являются статья 1102 Гражданского кодекса и статьи 35 , 36 и 65 Земельного кодекса.

Согласно правовому подходу, приведенному в определении Верховного Суда Российской Федерации от 14.11.2014 N 305-ЭС14-442, если лицо неосновательно сберегло денежные средства, подлежащие уплате за пользование земельным участком, оно обязано возвратить собственнику земли неосновательное обогащение в размере, равном арендной плате, на основании норм главы 60 Гражданского кодекса.

В отсутствие доказательств внесения платы за пользование участком ответчик неосновательно сберег денежные средства, поэтому в силу статей 1102 и 1105 Гражданского кодекса у него возникла обязанность возвратить собственнику земли неосновательное обогащение в размере, равном арендной плате, подлежащей определению в соответствии с действующими нормативными правовыми актами (пропорционально размеру принадлежащей обществу доли в праве на здание).

Исходя из содержания пункта 3 статьи 39.7 Земельного кодекса, пункта 3 статьи 65 Земельного кодекса (в редакции до 01.03.2015), стоимость аренды государственной (муниципальной) земли относится к категории регулируемых цен ( статья 424 Гражданского кодекса), поэтому арендная плата за пользование таким объектом должна определяться с учетом применимой в соответствии с действующим законодательством ставки арендной платы.

В связи с установленными основаниями для отнесения земельного участка к муниципальной собственности суды правомерно применили при расчете размера неосновательного обогащения за его использование методику и ставки, определенные Порядком N 27-IV ( пункт 2 статьи 1105 Гражданского кодекса).

В соответствии с пунктом 4 Порядка N 27-IV годовой размер арендной платы за земельный участок определяется путем умножения базового размера арендной платы на площадь земельного участка по каждому виду разрешенного использования. Согласно пункту 3 Порядка N 27-IV базовые размеры арендной платы за земельный участок устанавливаются по видам функционального использования и по видам разрешенного использования земель в рублях и рассчитываются путем умножения ставки арендной платы в процентах, установленной в приложении N 1 к Порядку N 27-IV, или в пункте 8 Порядка N 27-IV, на удельный показатель кадастровой стоимости одного квадратного метра земельного участка, указанный в кадастровом паспорте.

Суд первой инстанции применил при расчете действующие в спорный период базовые размеры арендной платы, установленные для случаев использования земельных участков для размещения производственных и административных зданий, а также утвержденные значения показателей кадастровой стоимости спорного земельного участка.

Аргумент ответчика о необходимости применения ставки арендной платы, предусмотренной для земельных участков, входящих в состав земель особо охраняемых территорий и объектов ( пункт 8 Порядка N 27-IV в соответствующей редакции), отклоняется. Суд первой инстанции правомерно исходил из того, что курортным статусом обладает город Железноводск, являющийся населенным пунктом, в границах округа горно-санитарной охраны курорта, установленных постановлением Совета Министров РСФСР от 09.07.1985 N 300, а в отдельную категорию выделены земли особо охраняемых территорий и объектов ( подпункт 4 пункта 1 статьи 7 , статья 94 Земельного кодекса ), что соответствует содержанию рассматриваемого нормативного правового акта. Анализ положений пунктов 3 , 4 и 8 Порядка N 27-IV (в применимой редакции) позволяет сделать вывод о том, что в данном случае (участок, находящийся в границах города-курорта, используется для размещения производственного здания) применяется базовый размер арендной платы с учетом вида разрешенного использования участка — размещение производственного здания (т. 1, л.д. 78).

Довод о необходимости применения при расчете неосновательного обогащения значения площади используемого ответчика участка, равного 598, 25 кв. м, рассмотрен и правомерно отклонен судебными инстанциями.

По смыслу статей 33 , 35 и 36 Земельного кодекса (в редакции, действовавшей в период возникновения спорных отношений) следует, что предоставление земельного участка, занятого объектом недвижимости, должно осуществляться таким образом, чтобы собственник этого объекта имел возможность осуществлять его обслуживание и эксплуатацию, то есть в границы передаваемого земельного участка должны входить как часть, которая занята недвижимостью, так и часть, необходимая для ее использования.

При этом площадь используемого земельного участка формируется из двух составляющих: площади участка, соответствующей площади здания или сооружения, и площади участка, прилегающей к объекту по его периметру, размеры которого определяются утвержденными в установленном порядке нормами отвода земель для конкретных видов деятельности или в соответствии с правилами землепользования и застройки, землеустроительной, градостроительной и проектной документации ( пункт 3 статьи 33 Земельного кодекса).

Исследовав представленные в дело доказательства, суд первой инстанции пришел к правомерному выводу о том, что площадь земельного участка, фактически занятая принадлежащим обществу объектом недвижимости и необходимая для его обслуживания, составляет 1537 кв. м, из чего и следует производить расчет неосновательного обогащения.

Правила статьи 199 и пункта 2 статьи 1107 Гражданского кодекса судебные инстанции применили верно.

С учетом изложенного суды пришли к обоснованному выводу о наличии оснований для частичного удовлетворения иска и взыскали с ответчика 62 493 рубля 87 копеек неосновательного обогащения и 6899 рублей 65 копеек процентов за пользование чужими денежными средствами.

При разрешении спора судебные инстанции всесторонне, полно и объективно исследовали имеющиеся в деле доказательства, установили фактические обстоятельства и пришли к правильным выводам. Арбитражный суд Северо-Кавказского округа не находит оснований для отмены решения и апелляционного постановления по доводам жалобы.

Нарушения норм процессуального права, предусмотренные частью 4 статьи 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее — Кодекс), при разрешении спора не установлены.

Расходы по уплате государственной пошлины, понесенные при обращении в суд округа, относятся на общество ( статья 110 Кодекса).

Руководствуясь статьями 274 , 284 — 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Арбитражный суд Северо-Кавказского округа

постановил:

решение Арбитражного суда Ставропольского края от 24.11.2016 и постановление Шестнадцатого арбитражного апелляционного суда от 22.02.2017 по делу N А63-5852/2016 оставить без изменения, кассационную жалобу — без удовлетворения.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия и может быть обжаловано в Судебную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в срок, не превышающий двух месяцев со дня его принятия, в порядке, предусмотренном статьей 291.1 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

В то же время абсурдно поддерживает решение первой инстанции.
УСТАНОВИЛА:
ООО ТПП «Корс» в лице конкурсного управляющего Комарова П.Е. обратилось в суд с иском к Родину Я.В. о взыскании суммы неосновательного обогащения.
Требования мотивированы тем, что решением Арбитражного суда Удмуртской Республики от 19.02.2019 года данное общество признано несостоятельным (банкротом), введена процедура конкурсного производства сроком до 19.02.2020 года. Конкурсным управляющим было установлено, что ответчик в период с 27.10.2016 года по 15.11.2016 года получил от истца переводами на его счет со счета ООО ТПП «Корс» денежные средства в общей сумме 3 410 259 руб. Однако документы, подтверждающие основания возникновения платежей (договор на оказание услуг, акт выполненных работ, иная первичная документация) у конкурсного управляющего отсутствует. Просит взыскать с ответчика сумму неосновательного обогащения в размере 3 410 259 руб.
В судебном заседании представитель истца конкурсный управляющий ООО ТПП «Корс» Комаров П.Е. исковые требования поддержал, просил удовлетворить их в полном объеме. Суду пояснил, что он не может утверждать о наличии либо отсутствии отношений между ООО ТПП «Корс» и Родиным Я.В. по гражданско-правовым договорам, указанным в основании платежа по представленным им платежным поручениям, а также об исполнении этих договоров, поскольку ему такие документы переданы не были.
Представитель ответчика Новоселов Е.В. в судебном заседании просил отказать в иске на основании п. 4 ст. 1109 ГК РФ, представил письменные возражения на исковое заявление, в которых указал, что истец, зная об отсутствии обязательств между ним и ответчиком, совершал неоднократные перечисления денежных средств на расчетный счет ответчика. Неоднократность перечислений исключает возможность ошибки в действиях истца и свидетельствует о намеренном перечислении денежных средств в отсутствие обязательств. Таким образом данное имущество возврату не подлежит. Также пояснил, что Родин Я.В. не являлся ни работником, ни контрагентом ООО ТПП «Корс», никаких работ и услуг не оказывал, никаких договоров, смет и обязательств не было. Факт перечисления на счет Родина Я.В. денежных средств, а также получение досудебной претензии, не оспаривается.
В судебное заседание ответчик Родин Я.В. не явился, будучи уведомленным о времени и месте его проведения надлежащим образом, представил заявление о рассмотрении дела в его отсутствие.
На основании ст. 167 ГПК РФ суд рассмотрел дело в отсутствии ответчика, и постановил вышеуказанное решение.
В апелляционной жалобе ответчик Родин Я.В. просит решение отменить, поскольку судом допущено неправильное применение норм материального права, выводы суда первой инстанции, изложенные в решении, не соответствуют обстоятельствам дела, являются противоречивыми. Указывает, что истец свои требования основывал именно на том, что денежные средства ООО ТПП «Корс» перечислялись ответчику без оснований, то есть юридическое лицо осуществляло перевод денежных средств, достоверно зная об отсутствии обязательств между ним и Родиным Я.В. Речи о каком-либо заблуждении истца быть не может в силу того, что истец является юридическим лицом. В свою очередь, неоднократность перечислений (7 платежных поручений с различными назначениями платежа) исключает возможность ошибки в действиях истца и свидетельствует о намеренном перечислении денежных средств в отсутствие обязательств. Таким образом, ООО ТПП «Корс» знало и не могло не знать на момент совершения платежей об отсутствии обязательств между ним и ответчиком. Указывает, что истец и ответчик не оспаривали факт перечисления денежных средств в отсутствии обязательств между ними, истец указывал на данное обстоятельство и в исковом заявлении, в связи с чем немотивированным является вывод суда о том, что доказательств осведомленности истца, требующего возврата имущества, об отсутствии обязательств перед ответчиком суду представлено не было. Представителем ответчика в судебном заседании суда первой инстанции также было заявлено о том, что истцом выбран неверный способ защиты своего права, что не нашло отражения в судебном решении. Полагает, что обстоятельствами дела и позицией сторон по делу подтверждается, что денежные средства со счета истца были перечислены ответчику без законных оснований, в связи с чем имеет место причинение вреда ООО ТПП «Корс» контролирующим лицом (директором или иным лицом). Таким образом, конкурсному управляющему надлежало предъявить требования о субсидиарной ответственности к данному лицу, которое без законных оснований распорядилось имуществом общества.
Возражений на апелляционную жалобу не поступило.
В судебном заседании суда апелляционной инстанции представитель ответчика Новоселов Е.В. доводы апелляционной жалобы поддержал в полном объеме, пояснил, что в данном случае отсутствуют основания для взыскания неосновательного обогащения на основании п. 4 ст. 1109 ГК РФ.
В соответствии со статьей 167 ГПК РФ суд апелляционной инстанции рассмотрел дело в отсутствие неявившихся истца, ответчика, надлежащим образом извещенных о времени и месте судебного заседания.
Согласно пункту 1 статьи 327.1 ГПК РФ суд апелляционной инстанции проверяет законность и обоснованность решения суда первой инстанции в пределах доводов, изложенных в апелляционной жалобе.
Изучив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, суд апелляционной инстанции находит решение суда законным, обоснованным, постановленным с правильным применением норм материального и процессуального права.
Как установлено судом и следует из материалов дела, решением Арбитражного суда Удмуртской Республики от 19.02.2019 года по делу № А71-12693/2018 ООО ТПП «Корс» признано несостоятельным (банкротом) и в отношении него введена процедура конкурсного производства. Конкурсным управляющим утвержден Комаров П.Е. (л.д.20-21).
В обоснование заявленных требований о взыскании с ответчика неосновательного обогащения истец указывает, что в рамках конкурсного производства установлено неоднократное списание денежных средств в общей сумме 3 410 259 руб. со счета ООО ТПП «Корс» на расчетный счет ответчика Родина Я.В., денежные средства перечислены истцом в отсутствие правовых оснований.
В подтверждение истцом в материалы дела представлены платежное поручение № от 27.10.2016 года, платежное поручение № от 28.10.2016 года, платежное поручение № от 07.11.2016 года, платежное поручение № от 07.11.2016 года, платежное поручение № от 09.11.2016 года, платежное поручение № от 10.11.2016 года, платежное поручение № от 15.11.2016 года, о перечислении денежных средств ответчику всего на сумму 3 410 259 руб. (л.д.10-16).
В платежных поручениях № №, № приведено основание платежа – гражданско-правовой договор с физическим лицом на выполнение работ (услуг) № от 05.09.2016г. В платежном поручении № основание платежа – гражданско-правовой договор с физическим лицом на выполнение работ (услуг) № от 09.11.2016 года. В платежном поручении № основание платежа – оплата сметы № от 05.09.2016 года на закупку стройматериалов.
Получение денежных средств по данным платежным поручениям ответчиком не оспаривается.
Данные обстоятельства установлены в судебном заседании пояснениями сторон, представленными доказательствами и сторонами в целом не оспариваются.
Разрешая спор и удовлетворяя исковые требования, суд первой инстанции руководствовался ст. ст. 1102, 1109 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее – ГК РФ), и исходил из того, что ответчиком не предоставлено относимых, допустимых и достоверных доказательств в соответствии со ст. 56 ГПК РФ совершения между сторонами какой-либо сделки, доказательств возврата указанной суммы истцу, а также передачи указанной суммы ответчику в качестве дарения. Материалами дела не установлено и ответчиком не доказано, что передача денежных средств в его пользу произведена добровольно и намеренно при отсутствии какой-либо обязанности со стороны передающего либо с благотворительной целью.
Таким образом, суд, установив наличие у ответчика неосновательного обогащения, факт сбережения ответчиком имущества за счет истца без правовых оснований, как это предусмотрено ст. 1102 ГК РФ, пришел к выводу о том, что исковые требования о взыскании неосновательного обогащения являются законными и обоснованными и подлежат удовлетворению – в общей сумме 3 410 259 руб.
Данные выводы суда, по мнению судебной коллегии, являются правильными, основанными на собранных по делу и верно оцененных доказательствах, соответствуют нормам действующего законодательства.
Разрешая спор, суд первой инстанции верно установил имеющие значение для дела фактические обстоятельства и дал им надлежащую юридическую оценку в соответствии с нормами материального права, правильный анализ которых изложен в решении суда.
Согласно ч. ч. 1, 2 ст. 1102 ГК РФ лицо, которое без установленных законом, иными правовыми актами или сделкой оснований приобрело или сберегло имущество (приобретатель) за счет другого лица (потерпевшего), обязано возвратить последнему неосновательно приобретенное или сбереженное имущество (неосновательное обогащение), за исключением случаев, предусмотренных ст. 1109 настоящего Кодекса. Правила, предусмотренные настоящей главой, применяются независимо от того, явилось ли неосновательное обогащение результатом поведения приобретателя имущества, самого потерпевшего, третьих лиц или произошло помимо их воли.
По смыслу указанных норм, обязательства из неосновательного обогащения возникают при одновременном наличии трех условий: факт приобретения или сбережения имущества, приобретение или сбережение имущества за счет другого лица и отсутствие правовых оснований неосновательного обогащения, а именно: приобретение или сбережение имущества одним лицом за счет другого лица не основано ни на законе, ни на сделке.
По требованию о взыскании неосновательного обогащения истец должен доказать факт приобретения ответчиком имущества за счет истца. Ответчик должен доказать, что имущество за счет истца он приобрел при наличии к тому предусмотренных законом или сделкой оснований.
Предъявляя требования о взыскании неосновательного обогащения, истец указал, что названная выше сумма перечислена ответчику безосновательно, в отсутствие отношений между ООО ТПП «Корс» и Родиным Я.В. по гражданско-правовым договорам, указанным в основании платежа по представленным им платежным поручениям, поскольку ему такие документы переданы не были.
Возражая против иска, ответчик утверждал, что истец при перечислении денежных средств действовал целенаправленно, сознательно, неоднократно, добровольно и при отсутствии договорных отношений, о чем был осведомлен.
Поскольку бремя доказывания наличия законных (договорных) оснований для приобретения и последующего удержания имущества возложено на приобретателя, именно ответчик должен был представить суду доказательства законности получения денежных средств в указанной сумме.
Однако бесспорных доказательств, с достаточностью и достоверностью свидетельствующих о перечислении денег истцом ответчику безвозмездно, или на условиях благотворительности, безвозвратности, либо что на момент перечисления денежных средств лицо, требующее возврата имущества, знало об отсутствии обязательства, ответчиком не представлено.
У судебной коллегии нет оснований переоценивать выводы суда первой инстанции о том, что получение денежных средств ответчиком имело место в отсутствие у сторон каких-либо обязательственных отношений, и того, что ответчик не представил доказательств, подтверждающих наличие законных оснований для удержания денежных средств.
Исходя из установленных обстоятельств, следует, что на стороне ответчика возникло неосновательное обогащение, в связи с чем, суд пришел к правильному выводу о том, что истцом представлены доказательства, подтверждающие факт обогащения ответчика за счет средств истца на требуемую сумму.
Ссылка подателя апелляционной жалобы на то, что воля истца на перевод денег именно ответчику подтверждается неоднократным перечислением, отмену решения суда не влекут, поскольку неоднократные переводы сами по себе о намерении одарить ответчика, совершить в его пользу благотворительность, не свидетельствуют. При этом доказательства получения денежных средств на законных основаниях, в дар, в счет благотворительности, ответчиком не представлены.
Доводы ответчика о том, что денежные средства ООО ТПП «Корс» перечислялись ответчику без оснований, то есть юридическое лицо осуществляло перевод денежных средств, достоверно зная об отсутствии обязательств между ним и Родиным Я.В. на основании п. 4 ст. 1109 ГК РФ, материалами дела не подтверждены.
Согласно п. 4 ст. 1109 ГК РФ не подлежат возврату в качестве неосновательного обогащения денежные суммы и иное имущество, предоставленные во исполнение несуществующего обязательства, если приобретатель докажет, что лицо, требующее возврата имущества, знало об отсутствии обязательства либо предоставило имущество в целях благотворительности.
Названная норма подлежит применению только в том случае, если передача денежных средств или иного имущества произведена добровольно и намеренно при отсутствии какой-либо обязанности со стороны передающего (дарение) либо с благотворительной целью. Таким образом, лицо, совершая действия по предоставлению имущества, должно выразить волю, которая явно указывает на то, что у приобретателя после передачи имущества не возникает каких-либо обязательств, в том числе из неосновательного обогащения.
Таким образом, лицо, совершая действия по предоставлению имущества, должно выразить волю, которая явно указывает на то, что у приобретателя после передачи имущества не возникает каких-либо обязательств, в том числе из неосновательного обогащения.
Из содержания п. 4 ст. 1109 ГК РФ следует, что бремя доказывания факта направленности воли потерпевшего на передачу имущества в дар или предоставления его с целью благотворительности лежит на приобретателе (ответчике).
Ответчик, не оспаривая получение спорной денежной суммы, не представил относимых, допустимых и достоверных доказательств, подтверждающих, что истец оказывал ему какую-либо материальную помощь, либо у них возникли отношения из гражданско-правовых договоров.
Более того, в суде ответчик настаивал на том, что спорные денежные суммы были переданы ему не во исполнение договорных обязательств сторон, а именно безвозмездно, однако, изложенное не нашло своего подтверждения ни в суде первой, ни в суде апелляционной инстанции.
При указанных обстоятельствах, судебная коллегия полагает, что доказательства, свидетельствующие о передаче спорной суммы ответчику бескорыстно, на благотворительной основе, в качестве материальной помощи, отсутствуют. Таким образом, оснований для применения пункта 4 статьи 1109 ГК РФ к существующим отношениям сторон не имеется.
Доводы жалобы о том, что денежные средства со счета истца были перечислены ответчику без законных оснований, в связи с чем имеет место причинение вреда ООО ТПП «Корс» контролирующим лицом (директором или иным лицом) и таким образом, конкурсному управляющему надлежало предъявить требования о субсидиарной ответственности к данному лицу, которое без законных оснований распорядилось имуществом общества, основаны на неправильном понимании норм действующего законодательства и не могут быть приняты во внимание.
В соответствии с положениями п. 1 ст. 9 ГК РФ, устанавливающего, что граждане и юридические лица по своему усмотрению осуществляют принадлежащие им гражданские права, выбор одного из предусмотренных законом способов защиты нарушенного права принадлежит тому лицу, чье право нарушено.
Истцом выбран способ защиты права в виде взыскания неосновательного обогащения, который соответствует как нормам ГК РФ, так и Федерального закона от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)», положениями которого предусмотрена обязанность конкурсного управляющего принимать меры по защите имущества должника, а также по поиску, выявлению и возврату имущества должника.
Обоснованность поданного иска в данном случае достоверно подтверждена доказательствами, исследованными судом в их совокупности и системной взаимосвязи.
При указанных обстоятельствах, учитывая, что в силу статей 2 — 4 ГПК РФ целью гражданского судопроизводства является защита нарушенных или оспариваемых прав, свобод и законных интересов граждан и организаций, принимая во внимание предоставленный стороной истца расчет, суд пришел к обоснованному выводу о взыскании с ответчика в пользу истца сумму неосновательного обогащения в размере 3 410 259 руб.
Таким образом, при разрешении дела судом не допущено нарушений в применении норм материального и процессуального права. Выводы суда основаны на правильном установлении значимых для дела обстоятельств и подтверждены исследованными доказательствами. Правоотношения сторон и закон, подлежащий применению, определены судом первой инстанции правильно. Доводы апелляционной жалобы не содержат каких-либо новых обстоятельств, которые не были бы предметом исследования суда первой инстанции, сводятся к несогласию с выводами суда и с оценкой доказательств, направлены на их пересмотр судом апелляционной инстанции, для чего основания отсутствуют. Оснований к отмене решения по доводам жалобы не имеется.
Руководствуясь ст. 328 ГПК РФ, судебная коллегия
ОПРЕДЕЛИЛА:
Решение Увинского районного суда Удмуртской Республики от 14 ноября 2019 года оставить без изменения, апелляционную жалобу ответчика Родина Я. В. – без удовлетворения

Семинарское занятие (2часа)

Вопросы:

1. Понятие обязательств вследствие неосновательного обогащения (кондикционных обязательств).

2. Соотношение понятий «неосновательное приобретение» и «неосновательное сбережение».

3. Субъект и объект кондикционного обязательства.

4. Соотношение кондикционных обязательств с другими требованиями о защите гражданских прав.

5. Случаи, в которых неосновательное обогащение не подлежит возврату.

6. Объем обязательств неосновательно обогатившегося лица.

7. Возмещение затрат по содержанию имущества, подлежащего возврату.

Практическое занятие (2 часа)

Задача № 1.

ООО «Шелест» обратилось в Арбитражный суд с иском о взыскании с экспедитора ЧП Вахомского сумм, перечисленных ему ранее по договору транспортной экспедицией, на основании ст. 1102 ГК РФ.

В ходе судебного разбирательства было установлено, что договор был расторгнут по требованию клиента. В соответствии с условием договора одностороннее его расторжение допускалось. До расторжения договора ООО «Шелест» перечислило экспедитору денежные средства в счет оплаты будущих услуг, однако эти услуги Вахомским не были оказаны.

Ответчик не оспаривал факт получения оплаты, однако отказался удовлетворять требования ООО, ссылаясь при этом на п. 4 ст. 453 ГК РФ, в соответствии с которым стороны не вправе требовать возвращения того, что было исполнено ими по обязательству до момента расторжения договора, если иное не установлено законом или соглашением сторон. Также Вахомский полагал, что на основании абз. 2 ст. 806 ГК РФ при одностороннем отказе от исполнения договора транспортной экспедиции сторона, заявившая об отказе, имеет право требовать только возмещения убытков, вызванных расторжением договора.

Кроме того, по мнению ответчика, ст.1102 ГК РФ не могла применяться, так как она не содержит указаний на то, что неосновательное обогащение имеет место и тогда, когда основание, по которому приобретено имущество, отпало впоследствии.

Какое решение должен вынести суд? Аргументируйте свой ответ.

Задача № 2.

АО «Транс» своими силами осуществляло строительство гаража для собственных нужд, однако в последующем строительство было приостановлено, и гараж как незавершенный объект был принят на баланс организации.

Год спустя муниципальное предприятие «Банно-прачечное хозяйство» без ведома собственника демонтировало гараж и вывезло бетонные плиты, использовав их в дальнейшем для собственных целей.

Поскольку возврат плит в натуре был невозможен, АО обратилось к МП с иском о взыскании убытков, возникших в результате противоправных действий ответчика. Истец требовал взыскать стоимость вывезенных плит и затрат, понесенных при их монтаже.

Полагая, что на стороне ответчика имеет место обязательство вследствие неосновательного обогащения, истец свои требования основывал на нормах ст. 1102, 1105 ГК РФ.

МП «Банно-прачечное хозяйство» считало, что обязательство вследствие неосновательного обогащения отсутствует. По его мнению, в данном случае имело место причинение внедоговорного вреда, порядок возвращения которого определен специальным разделом кодекса, поэтому согласно подп. 1 ст. 1103 ГК РФ требования о возврате неосновательного обогащения не могут быть удовлетворены.

Кто прав в данном споре? Правомерны ли действия хозяйства? Мотивируйте свой ответ.

Задача № 3.

Между ООО «Юлия» и частным предпринимателем Могильным был заключен договор аренды жилого помещения, арендатором по которому выступал Могильный. По этому договору Могильный обязался ежемесячно возмещать ООО «Юлия» фактически понесенные расходы по обеспечению теплоэнергией, которые оплачивались в составе арендной платы на основании счетов, предъявляемых обществом.

Через 5 месяцев Могильный обнаружил, что ООО включало в расчет ряд отчислений, которые не были предусмотрены заключенным договором.

Арендатор обратился с иском в Арбитражный суд о возврате обществом излишне уплаченных денежных средств на основании ст.1102 ГК РФ как неосновательно полученных ответчиком.

Арбитражный суд удовлетворил требования истца. ООО «Юлия» оспорило решение, мотивируя это тем, что при вынесении решения суд не учел, что стороны связаны договорными отношениями. Нарушение договорных обязательств по общему правилу влечет взыскание убытков. У суда в данном случае отсутствовали основания для применения норм о неосновательном обогащении к отношениям сторон по договору.

Применяются ли в данном случае правила о неосновательном обогащении? Какое решение должен вынести суд?

Задача № 4.

Коммерческий банк «Визит» обратился в Арбитражный суд с иском о взыскании с АО «Бизон» суммы неосновательного обогащения и процентов за пользование чужими денежными средствами.

В ходе судебного разбирательства было установлено, что банк дважды зачислил на расчетный счет ответчика сумму за отгруженные товары. Повторное ошибочное зачисление было произведено на основании поручения, полученного от банка–посредника, который в результате ошибки продублировал ранее направленное КБ «Визит» платежное поручение. Денежные средства на корреспондентский счет банка–истца были зачислены банком–посредником лишь по одному поручению. Второе поручение банк–посредник просил аннулировать, однако указания об отмене ошибочно данного поручения поступило банку–истцу после повторного зачисления средств на счет ответчика.

Каким образом должен поступить банк? Будет ли иметь место в данном случае неосновательное обогащение?

Задача №5.

Индивидуальный предприниматель Афонин перечислил на счет АО «Крот» денежную сумму по договору подряда по истечении срока давности и обратился в суд с иском о возврате денег, полагая, что обязательство прекращено было истечением срока давности.

Подлежат ли удовлетворению заявленные требования?

Задача № 6.

В январе 2006 года Карамышев в качестве продавца заключил с Селивановым нотариально удостоверенную сделку купли-продажи особняка. Так как Карамышев до заключения сделки находился в дружеских отношениях с Селивановым, последний передал деньги в уплату цены особняка до государственной сделки. Получив деньги, Карамышев стал уклоняться от регистрации договора. Прождав два месяца, Селиванов предъявил в суде иск об истребовании с Карамышева денег, полученных в оплату особняка, и процентов за пользование ими. Он утверждал при этом, что, так как деньги получены по договору, требующему государственной регистрации, при отсутствии таковой договорных обязательств между ним и Карамышевым не возникло. Поэтому он считал деньги, переданные Карамышеву, неосновательно приобретенными.

Какое решение должен вынести суд? Мотивируйте решение суда.

Задания по теме

Задание 1:Используя ГК РФ, составьте схему возможного субсидиарного применения норм неосновательного обогащения.

Задание 2:Проанализировав п. 1 ст. 395 и п. 1 ст. 1102 ГК РФ, определите, общими или различными являются основания для их применения при наличии факта неосновательного сбережения.

Эксперт: Ольга Кащеева
Источник: Юрист компании


Источник: Юрист компании |PDF статьи

Сторона, за счет которой обогатились, заранее находится в невыгодном положении: она осталась без денег или имущества, должники не хотят добровольно возвращать неосновательное обогащение, судебная практика часто противоречива и нужно хорошо ориентироваться в прецедентах, чтобы не проиграть спор. Мы собрали наиболее острые вопросы и разобрались, как в судебном порядке успешно вернуть то, что по праву принадлежит взыскателю.

Лицо, которое за счет другого без законных оснований приобрело или сберегло имущество, обычно не спешит возвращать его владельцу. И потерпевший вынужден обращаться в суд. Но перед спором необходимо выяснить, на что можно рассчитывать при подаче иска, и какую позицию нужно занять, чтобы выиграть дело. Рассмотрим основные вопросы, которые могут возникнуть в таком случае.

Вопрос 1. Нужно ли соблюдать обязательный претензионный порядок

Перед началом взыскания неосновательного обогащения в судебном порядке необходимо направить второй стороне спора претензию (ч. 5 ст. 4 АПК РФ). Если не соблюсти такой порядок, суд вернет исковое заявление (определение АС Чувашской Республики от 21.06.16 по делу № А79-5581/2016).

Вопрос 2. Как исчислять срок исковой давности

На требования о взыскании неосновательного обогащения распространяется общий трехлетний срок исковой давности, но его необходимо исчислять отдельно по каждому из требований.

Таблица. Правила исчисления сроков при взыскании неосновательного обогащения

Что возвращается

Как исчисляется

Неосновательно произведенные платежи

Отдельно по каждому платежу (решение ВАС РФ от 13.03.12 № ВАС-15916/10)

Неосновательно удерживаемый аванс

С момента расторжения договора (постановление Президиума ВАС РФ от 01.12.11 по делу № А53-15356/2010)

НДС, излишне уплаченный по счету-фактуре, в котором была указана необоснованная ставка налога

С момента оплаты (постановление Президиума ВАС РФ от 23.11.10 по делу № А40-124732/09-137-908)

Переданное по незаключенному договору

С момента, когда истец узнал или, действуя разумно и с учетом складывающихся отношений сторон, должен был узнать о нарушении своего права

Неосновательное обогащение в виде расходов, понесенных на благоустройство (реконструкцию) недвижимого имущества, которое подлежит возврату прежнему собственнику

Со дня подписания акта приема-передачи такого имущества (постановление Президиума ВАС РФ от 18.01.11 по делу № А68-1502/2009)

Nota bene!

До момента, когда суд квалифицирует договор как незаключенный, лицо в отсутствие однозначных доказательств обратного может полагать, что договор порождает юридические последствия. Если платеж проведен в счет будущего договора, и после этого стороны продолжали переговоры, о своем праве предъявить требование истец должен был узнать в момент окончания переговоров. Именно тогда стало очевидно, что цель платежа не будет достигнута (п. 5 информационного письма Президиума ВАС РФ от 25.02.14 № 165).

Вопрос 3. Можно ли истребовать ранее исполненное, если договор расторгнут, а другая сторона неосновательно обогатилась

Да, можно. Лицо, которое без оснований приобрело или сберегло имущество за счет другого лица, обязано возвратить ему неосновательно приобретенное или сбереженное имущество. Это правило применяется независимо от того, было ли неосновательное обогащение результатом поведения приобретателя имущества, потерпевшего, третьих лиц или помимо их воли (ст. 1102 ГК РФ).

Кроме того, можно истребовать в качестве неосновательного обогащения деньги, полученные до расторжения договора, если не было предоставлено встречное удовлетворение, и отпала обязанность его представить (п. 1 информационного письма Президиума ВАС РФ от 11.01.2000 № 49, далее – информационное письмо № 49).

Пример из практики

Фабула дела: Общество (истец) и компания (ответчик) заключили договор поставки металлоконструкций. По выставленному счету общество перечислило компании денежные средства. Компания не выполнила свои обязательства по поставке продукции, аванс не возвратила. Общество обратилось в суд.

Позиция суда: Ответчик не доказал факт передачи оплаченного товара, а значит, неосновательно удерживает перечисленные в качестве предоплаты денежные средства. Требования истца правомерны. Суд их удовлетворил.

Реквизиты документа: постановление АС Западно-Сибирского округа от 31.05.16 по делу №А70-10938/2015.

Основанием возникновения обязательства может быть не только расторжение договора, но и незаключенный договор (постановление Президиума ВАС РФ от 29.01.13 по делу № А51-15943/2011)

Вопрос 4. Можно ли возместить стоимость неосновательного обогащения

Если невозможно возвратить в натуре неосновательно полученное или сбереженное, приобретатель должен возместить действительную стоимость имущества на момент его приобретения (п. 1 ст. 1105 ГК РФ). Потерпевший вправе потребовать возместить ему стоимость даже в том случае, когда неосновательно приобретенное имущество полностью износилось и не может быть использовано.

Так, истец обратился в суд с требованием взыскать стоимость трубы для теплотрассы на момент ее передачи ответчику. Истец обосновал свое требование тем, что возврат трубы в натуре из-за ее существенного износа экономически нецелесообразно. Имущество практически утратило свое хозяйственное назначение и не может использоваться по первоначальному назначению. Суд признал право потребовать возмещения стоимости имущества из-за невозможности его возврата в натуре (определение ВАС РФ от 23.03.12 по делу № А46-8108/2011).

Вопрос 5. Как вернуть ошибочно исполненное

К требованиям о возврате ошибочного исполненного применяются правила об обязательствах вследствие неосновательного обогащения (п. 4 информационного письма № 49).

Так, в собственность города была передана излишняя площадь, которая причиталась компании (истцу). Город не оплатил задолженность по площадям, и не предоставил компании эквивалентное количество нежилых площадей. Суд удовлетворил требование истца, так как правительство города узнало о неосновательном сбережении в момент подписания акта о частичной реализации инвестиционного проекта, но не возвратило сумму неосновательного обогащения по претензии истца (постановление АС Московского округа от 17.09.14 по делу № А40-96608/13).

Вопрос 6. Как вернуть неосновательное обогащение при уступке права требования

Если должника не уведомили о состоявшемся переходе прав кредитора к другому лицу, новый кредитор вправе истребовать исполненное от прежнего кредитора как неосновательно полученное (п. 10 информационного письма № 49).

Уступка права требования к солидарным должникам означает выход из правоотношений с ними, поэтому получение денег от должников после заключения договора уступки права требования расценивается как неосновательное обогащение (постановление АС Восточно-Сибирского округа от 04.04.16 по делу № А33-7173/2015).

Вопрос 7. Как рассчитать размер неустойки, если точно неизвестно, когда наступило неосновательное обогащение

Рассчитывать проценты за неосновательное обогащение необходимо с момента, когда приобретатель узнал или должен был узнать и неосновательности получения или сбережения денежных средств (ч. 2 ст. 1107 ГК РФ). Это определяется в каждом конкретном случае и зависит от того, какой информацией располагал приобретатель.

Например, если заказчик на основании выставленного исполнителем счета ошибочно перевел сумму в большом размере, то неосновательное обогащение возникает с момента получения указанной суммы на расчетный счет. В платежном поручении указывается сумма, назначение и основание платежа, которые позволяют исполнителю определить, что указанный платеж по сумме не соответствует выставленному счету.

Пример из практики

Фабула дела: Общество (истец) ошибочно перечислило на счет компании (ответчика) денежные средства. В графе назначение платежа было указано: перечисление кредиторской задолженности по акту сверки. Через некоторое время общество обратилось к компании с письмом вернуть ошибочно перечисленные денежные средства. Компания письмо получила, но не ответила на него, деньги не возвратила. Общество обратилось в суд за взысканием неосновательного обогащения и процентов за пользование чужими денежными средствами.

Позиция суда: Между истцом и ответчиком существовали договорные отношения, однако правовые основания для перечисления спорной суммы отсутствовали. Проценты за пользование денежными средствами истец правомерно рассчитал со дня, когда ответчик получил письмо – претензию о возврате ошибочно перечисленного. Суд удовлетворил требования истца.

Реквизиты документа: постановление АС Центрального округа от 14.07.15 по делу № А48-4317/2014.

Проценты за пользование чужими средствами на сумму неосновательного обогащения рассчитываются по правилам статьи 395 ГК РФ.

Цитируем документ

«По требованию одной стороны денежного обязательства о возврате исполненного в связи с этим обязательством, например, при излишней оплате товара, работ, услуг на излишне уплаченную сумму начисляются проценты, предусмотренные статьей 395 ГК РФ, со дня, когда получившая указанные денежные средства сторона узнала или должна была узнать об этих обстоятельствах (п. 51 постановления Пленума ВС РФ от 24.03.16 № 7 «О применении судами некоторых положений…»).

Nota Bene!

За период до 1 августа 2016 года при расчете процентов за пользование чужими денежными средствами необходимо использовать средние ставки банковского процента по вкладам физических лиц в месте жительства кредитора, а с 1 августа – ключевую ставку Банка России.

Вопрос 8. Можно ли взыскать неосновательное обогащение в случае причинения вреда

Да, можно применить к деликтным обязательствам положения о неосновательном обогащении, если причинитель вреда повредил или уничтожил имущество и обогатился за счет этого (п. 4 ст. 1103 ГК РФ).

Так, суд взыскал денежные средства с компании, которая незаконно врезала в колодец с магистральными трубопроводами трубу и потребляла воду без договора и прибора учета (постановление АС Северо-Западного округа от 09.02.16 по делу № А05-3273/2015).

На основании статьи 1105 ГК РФ приобретатель должен возместить потерпевшему действительную стоимость неосновательно полученного или сбереженного имущества на момент его приобретения, а также убытки, вызванные последующим изменением стоимости имущества, если приобретатель не возместил его стоимость немедленно после того, как узнал о неосновательности обогащения (п. 2 информационного письма № 49).

Вопрос 9. Нужно ли доказывать факт извлечения и размер доходов, которые получил ответчик от неосновательно приобретенного имущества

Да, обязательно. Лицо, которое неосновательно получило или сберегло имущество, обязано возвратить или возместить потерпевшему все доходы, которые извлекло или должно было извлечь из этого имущества (п. 1 ст. 1107 ГК РФ). Судебная практика исходит из того, что доказывать факт извлечения доходов должен истец.

Пример из практики

Фабула дела: Общество (истец) пользовалось принадлежащим Университету (ответчику) помещением без правовых оснований, и сберегло денежные средства, составляющие плату за пользование помещением. Однако в помещении находилось печатное оборудование общества, которое мог использовать Университет, в результате чего последний неосновательно обогатился.

Позиция суда: Истец не доказал, что Университет извлек или должен был извлечь доходы из имущества истца (печатного оборудования); он также не доказал размер дохода. Суд отказал в удовлетворении требований о взыскании неосновательного обогащения.

Реквизиты документа: постановление АС Московского округа от 21.05.14 по делу № А40-107429/2011.

Необходимо мотивированно рассчитать доход, который должен был получить приобретатель неосновательного обогащения. Суды могут отказать в удовлетворении требований из-за того, что взыскатель использовал ненадлежащий подход к оценке объектов, не представил данные о размере доходов, которые обычно извлекаются при использовании аналогичного имущества, или не вычленил доход, полученный от неосновательно используемого имущества, от имущества других собственников и т.д.

Вопрос 10. Может ли банк, который ошибочно зачислил средства получателю, истребовать их как неосновательно приобретенное имущество

Правила об обязательствах вследствие неосновательного обогащения применяются к требованиям одной стороны к другой о возврате ошибочно исполненного (п. 4 информационного письма № 49). Если лицо приобрело (сберегло) имущество без правового основания, то это неосновательное обогащение, которое нужно вернуть.

Платежи в бюджет сверх требований законодательства тоже расцениваются как неосновательное обогащение.

Пример из практики

Фабула дела: в результате технического сбоя банк ошибочно (в двойном размере) перевел денежные средства в Федеральную таможенную службу (ФТС). Первоначально деньги списались со счета клиента, повторно – с корреспондентского счета банка, за счет собственных средств. Банк обратился в ФТС с требованием-уведомлением о возврате ошибочно перечисленных сумм. Служба требование не исполнила, деньги не вернула.

Позиция суда: Банк обоснованно обратился с требованием о возврате указанной суммы, правильно квалифицировав полученные денежные средства в качестве неосновательного обогащения. Требование банка о взыскании неосновательного обогащения и процентов за пользование чужими денежными средствами обоснованно и подлежит удовлетворению.

Реквизиты документа: постановление АС Московского округа от 23.11.15 по делу № А40-200261/2014.

Безналичные расчеты производятся через банки, но не за счет последних (п. 9 информационного письма № 49).

Вопрос 11. Применяются ли положения о невозврате неосновательного обогащения к требованиям о возврате полученного по недействительной сделке

Деньги или имущество, переданные во исполнение несуществующего обязательства, не возвращаются, если лицо, которое требует возврата, знало об отсутствии обязательства или передало их на благотворительные цели (п. 4 ст. 1109 ГК РФ). Однако это не применяется к отношениям, связанным с последствиями недействительности ничтожной сделки. Каждая из ее сторон обязана возвратить другой все полученное (п. 2 ст. 167 ГК РФ).

Требования о возврате исполненного по недействительной сделке рассматриваются по правилам обязательств о неосновательном обогащении (ст. 1103 ГК РФ).

Пример из практики

Фабула дела: истец обратился в суд с иском о признании недействительным соглашения о продаже доли в уставном капитале. Истец передал деньги по расписке, но договор купли-продажи доли заключен не был, денежные средства истцу не возвратили.

Позиция суда: в связи с тем, что возврат уплаченных денежных средств нельзя произвести на основании статьи 167 ГК РФ (сделки как таковой не было), суд удовлетворил требования истца о взыскании денежных средств в порядке статьи 1102 ГК РФ. Стороны не представили доказательства того, что истец передал деньги в дар или на благотворительность, поэтому нет оснований для применения к рассматриваемым отношениям пункта 4 статьи 1109 ГК РФ. Суд удовлетворил требования истца, взыскал сумму неосновательного обогащения и проценты за пользование чужими денежными средствами.

Реквизиты документа: постановление Девятого ААС от 26.02.14 по делу А40-126372/2013.

Деньги, перечисленные третьим лицам во исполнение недействительной сделки, должны быть возвращены стороной по этой сделке (п. 12 информационного письма № 49).

Вопрос 12. Подлежат ли возврату неосновательно полученные денежные средства, предоставленные во исполнение несуществующего обязательства

Не подлежат, если лицо, которое их передавало, действовало недобросовестно, без намерений вступить в правовые отношения с их получателем. Это следует из пункта 4 статьи 1109 ГК РФ (постановление Седьмого ААС от 14.10.15 № 07АП-11330/2014).

Пример из практики

Фабула дела: стороны заключили договор подряда, по которому подрядчик (ответчик) должен был выполнить строительные работы. Заказчик (истец) работу оплатил. Впоследствии договор был признан незаключенным, факт сдачи результатов работ не доказан. Заказчик обратился в суд о взыскании неосновательного обогащения.

Позиция суда: подрядчик не выполнил взятые на себя обязательства, доказательства выполнения работ на спорную сумму и сдачи их результатов истцу не представил. Поскольку спорный договор признан судом незаключенным, а ответчиком не представлено доказательств выполнения работ либо возвращения истцу суммы, суд пришел к выводу, что подрядчик неосновательно удерживает денежные средства. Требования истца были удовлетворены.

Реквизиты документа: постановление Первого ААС от 11.09.15 по делу №А39-50/2015.

Кроме того, неосновательно полученные денежные средства не подлежат возврату, если:

— их передали добровольно и намеренно;

— отсутствовала обязанность со стороны передающего (дарение);

— их передали с благотворительной целью.

Это следует из пункта 4 статьи 1109 ГК РФ. Примечательно, что в отношении государственных контрактов применяется следующее правило: если лицо поставило товары без заключения контракта, суд может не удовлетворить требование о неосновательном обогащении, так как лицо не могло не знать, что работы выполняются им при очевидном отсутствии обязательства (постановление Шестого ААС от 24.07.15 по делу № А73-2565/2015).

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *