Судебный беспредел

Бывший судья раскрывает беспредел, творящийся в российских судах. Эксклюзивное интервью в полной мере освещает, кто на самом деле вершит в стране то, что задумывалось как правосудие.

Публикуем статью, раскрывающую существенные аспекты судебной системы, действующей ныне в нашем государстве. Обращаем внимание, что судья Новиков, в отношении которого были предприняты вопиюще беззаконные действия, пострадал за попытку вскрытия коррупционного гнойника в Хостинском суде г. Сочи и Краснодарском обласном суде – именно тех органах якобы-правосудия, которые абсолютно беСзаконно засудили и утвердили в апелляционном порядке якобы-экстремистские материалы, работу ВП СССР «И будете искать, кому бы продаться, но не будет на вас покупающего…», о чём мы писали ранее.

Совокупность сведений, изложенных судьёй Новиковым, и наш собственный опыт общения с типа-правоохранительными структурами Хостинского районного суда города Сочи и Краснодарского краевого суда позволяют сделать предположение о том, что в этих учреждениях бал правит организованная преступная группа, выдающая себя за «судей Российской Федерации, стоящих на страже справедливого независимого исполнения закона».

Статья из цикла «Юридическая чума на Руси…»

———————

Судья Дмитрий Новиков

Экс-судья Хостинского районного суда Сочи Дмитрий Новиков стал известен в широких кругах после того, как обвинил коллег в разворовывании земель в Красной Поляне, которые затем пошли под олимпийские объекты. В ответ Новиков получил обвинения в том, что сам почти десять лет был частью коррупционной системы, расписывая землю на помощников и знакомых. Почти все обвинения были сняты, часть из них пятый год расследуется в Ростове-на-Дону. Сегодня у Новикова, по его собственным словам, уникальный статус «федеральный судья без места». О том, как выглядит изнутри судебная система России, судья Новиков рассказал Анне Смирновой.

— Как вы стали судьей?

— Я работал учителем начальных классов, потом окончил юрфак и в ходе учебы устроился судебным исполнителем в Советский районный суд Краснодара. За ящик шампанского помогла это сделать знакомая мамы. Зарплата у судебных исполнителей была небольшой, но по ходу я узнал, что они порой в десять раз больше судей тогда получали. Дело в том, что в 90-е со всех взысканных сумм исполнителям отписывались 5%. Но ни один судья не подпишет определение о выплате тебе премиального вознаграждения в виде 5% за исполнение, если его интерес не будет учтен. Это стало моим первым коррупционным знакомством с системой.

Решил попытаться стать судьей. Прошел экзамен, впереди было самое сложное – согласование с депутатами Законодательного собрания, тогда они также согласовывали федеральных судей. Бесплатно получить его было невозможно, начал искать выходы на разных депутатов, договорился с одним за небольшое «спасибо». Назначили меня в Усть-Лабинский районный суд.

— Между сельской глубинкой и курортным Сочи большая разница…

— Спустя время проявил дерзость – попросил перевести меня в Сочи. Председатель удивленно ответил: в Сочи только через Новороссийск, нужно там для порядка поработать, а то скандальчик может выйти. Уговорил его, пообещал быть послушным. Попытался маленькое «спасибо» дать в размере стоимости, наверное, двух коробок конфет – дал бы большое, точно не перевели бы, здесь наивность смутила. Так я оказался в Хостинском районе Сочи.

— Получается, обманули председателя?

— Я был послушным до поры до времени, пока не стало опасным. Представьте, мальчик из поселка Пашковский стал федеральным судьей на всероссийском курорте.

Работа в Сочи – большая лотерея. Особенно сейчас, когда все вдруг стали «патриотами» и приезжают на отдых в Краснодарский край. Любого руководителя – будь то из генеральной прокуратуры, будь то из Верховного суда или Администрации президента, нужно встретить, разместить, повеселить… У сотрудников сочинского аппарата нарабатываются соответствующие связи. Так получилось, что председатель Верховного суда Лебедев ко мне очень хорошо относился. Мы общались, встречу с хостинскими судьями он провел в моем кабинете, приглашал на дни рождения, однажды Путину представил.

Мы больше двух часов сидели за одним столом с президентом, он мне показался очень интересным человеком. Я даже тост поднял: знаете, говорю, главный признак того, что Россия – демократичное, правовое государство – то, что я стою здесь, общаюсь с вами. Такого невозможно было представить в советское время.

— Сегодня, наверное, ящик шампанского и коробка конфет не помогли бы.

— Дипломы юристов в стране получают тысячи выпускников. Некоторые из них работают по специальности, имеют нужный стаж. Но на конкурсы по вакантным местам в судах документы не подают. Потому что знают – стать судьей без денег и связей почти невозможно. Платить нужно всем. Сначала экзаменационной комиссии, потом квалификационной коллегии, организующей конкурсы, а по сути – аукционы на вакантные места в судах, если судья мировой – утверждающим его депутатам. Пройдя эти барьеры – сотрудникам полпредства президента, затем уж в самой администрации главы государства.

Когда я собирался перейти из Хосты в председатели Адлерского районного суда Сочи, согласование в администрации президента проходило через Андрея Полякова. Приезжаю к нему на прием, он при мне звонит в краевой суд: согласовываем? Согласовываем. Потом заявляет: ты должен выполнить ряд условий. И выставляет непосильные условия, размер которых был невероятен. У меня таких возможностей нет, нельзя хотя бы половину? В ответ: мы не на базаре. Или землей будешь рассчитываться? У тебя есть время, подумай…

— Понятно. Вернемся к механизму работы судов. Предположим, денег хватило, человек надел мантию. Расскажите о механизме работы суда? Может ли принципиальный судья вынести действительно независимое решение?

— Расскажу о своем первом оправдательном приговоре. При рассмотрении дела по обвинению четырех граждан в разбое, вымогательстве и незаконном лишении свободы человека меня трижды вызывал к себе председатель районного суда, требуя согласовать с ним все процессуальные решения. До этого он ввел в общее правило согласовывать с ним освобождение из-под стражи, отказ в удовлетворении ходатайства об избрании меры пресечения, назначение условного наказания. Я не согласился. После того, как оправдал граждан и освободил их из-под стражи, он был в ярости: тебе п…ц.

Сегодня отсутствует реальный механизм воздействия на лицо, вмешивающееся в правосудие и давящее на судью. Вы скажете – сообщайте в СКР. Но оттуда заявление направят рядовому следователю в тот же район, где работает председатель суда. Теперь поставьте себя на место мальчика-следователя, с таким трудом получившего эту работу. Председатель суда даже на опрос не соизволит явиться – он в районе барин! Добавьте к этому то, что дети председателя суда, как часто бывает на практике, судьи и помощники прокурора. Если у следователя хватит принципиальности и процессуальной самостоятельности, на его действия этим же председателем суда будет подана жалоба в свой же суд. Жалобу рассмотрит рядовой «независимый» судья, которому и характеристику, и приказ об отпуске и поощрении подписывает все тот же председатель, к тому же полностью контролирующий квалификационную коллегию.

О том, как подбираются кадры в наши суды, расскажу на примере Сочи. Судьями и их помощниками в мою бытность работали дочь краевого прокурора, а позже советника губернатора, дочь генерального прокурора, сегодня полпреда в ЮФО Устинова, жёны начальника милиции и прокурора города, племянник казачьего атамана, подружка одного из руководителей «Газпрома», которая кичится тем, что возвращена на работу по команде Ельцина. Заместители председателя суда — некая дама, изгнанная когда-то из Ставрополья, но дружащая с экс-министром юстиции, и сын председателя соседнего районного суда. Свой же сын в подчинении у соседа, такая круговая порука.

— Да, при таком составе интересно было бы послушать неформальные разговоры. Размерами машин и домов меряются?

— Вы бы послушали разговоры в кабинетах и «курилках». Один судья озабоченно жалуется, что «сволочь председатель» не дает ни одного денежного дела, поэтому две недели сидит на мели. Другой тоже сетует: как в глаза жене буду смотреть, даже 200 долларов сегодня домой не понесу! Выход – идти к банкомату, снять с карточки копившуюся за ненадобностью несколько месяцев зарплату. Председатель в это же время ворчит, что народ стал жадным, последний посетитель вместо денег бетон предлагал. Хорошо, что стройку затеял, а так зачем ему этот бетон?

Очень судьи любят дела о преступлениях, предусмотренных статьями 228 УК РФ (наркотики) и 159 УК РФ (мошенничество). Там уж поле для деятельности широкое – пределы судебного усмотрения варьируются от штрафа и 2 месяцев до 8 лет колонии. Подсудимые и их родня, желая более мягкого приговора, несут к ногам Фемиды щедрые воздаяния.

Опытный судья обычно вводит молодого коллегу в курс дела, предупреждая о правилах игры: до суда доходят лишь дела, которые не успели продать на стадии следствия или утверждения обвинительного заключения. Поэтому теперь прокуратура и следствие будут мешать заработать на этом деле. Нужно поделиться с прокурором и председателем суда, чтобы первый не вносил протест (представление), а второй обеспечил сохранение юридической силы любого приговора или решения на стадии обжалования.

— Оппоненты утверждают, что землю в Красной Поляне вы присудили, в том числе, своим помощникам. Тому же Шелковому, который сегодня свидетельствует против вас.

— Человек, которого называют моим помощником, Шелковой – работал представителем губернатора Краснодарского края в Сочи по вопросам инвестиций и предпринимательской деятельности. Я убеждал его отказаться от земли, но он объяснил: вызвал Волошин, сейчас он председатель Московского областного суда, и говорит – давай переоформляй землю у морпорта в центре Сочи со своей организации другого человека. А морской порт в Сочи – это самый центр, как Кремль в Москве. На кого оформим? На Эдуарда Кагосяна. Это известный под кличкой «Карась» криминальный авторитет, имевший корочку помощника судьи краевого суда, а затем, как мне рассказал следователь Юрин, помощника судьи Верховного суда. «Карась» имел шикарный автопарк, гостиницы, он встречал и размещал высоких гостей. К слову, именно Кагосян возил по городу Алексея Пиманова, когда тот снимал про меня первую передачу. Поселил криминальный авторитет ведущего «Человека и закона» в санатории «Родина».

Так вот, когда я обратился в ФСБ, оказалось, что почти вся информация им известна, но никаких мер не принимается. Видимо, собирают «в стол». В ФСБ мне пообещали защиту, если буду открыто говорить обо всех фактах, но на другой день арестовали в Москве и повезли в Краснодар.

— Кстати, как складываются взаимоотношения судей с чекистами?

— Мои отношения складывались следующим образом. Уже после ареста начальник следственного отдела краевого УФСБ Александр Чернов бил меня пачкой документов по лицу и выкрикивал разъяснение: «Ты, дурак, забыл, что право – это возведенная в закон воля господствующего класса, к которому ты не относишься! Жили себе судьи нормально, щипали народ понемножку, а ты решил им помешать. Теперь вот сам себя вини!». Не могу говорить за всю структуру службы безопасности, но в Краснодарском крае многие чекисты, как мне кажется, еще уверены, что на дворе 20-е годы, а Дзержинский не умер, просто уехал в отпуск. И судьи полностью зависят от этих «пламенных борцов».

Вот реальный диалог вызванного на ковер к председателю районного суда рядового судьи:

— Ты, козел, почему не арестовал тех двоих, которых привезли ФСБ!?

— Так не за что было…

— Дурак, не мешай людям зарабатывать. Завтра позвонишь, извинишься и попросишь, чтобы их привезли снова. Посадишь настолько, насколько просят.

— Есть!

Таких служителей будут носить на руках, прославлять на совещаниях, таких допустят к секретам кулуарного правосудия. Именно их назовут «Заслуженными юристами» региона и страны. Именно они, вместе с «делающими свой бизнес» чекистами будут наслаждаться жизнью на костях рядовых россиян.

— И как изменить положение дел? Вообще, это реально?

— Я обдумал несколько предложений, которые смогут сделать суды более открытыми и подконтрольными обществу. При президенте нужно создать централизованную экзаменационную комиссию по проверки квалификации кандидатов в судьи и судей. В ней не должно быть судей, чтобы договорные кандидаты не имели доступ к правосудию. Далее, при президенте России должна быть создана дисциплинарная комиссия, которая будет проверять обоснованность жалоб граждан и органов власти на соблюдение судьями профессиональной дисциплины и иных требований закона. Такая комиссия должна иметь возможность поднимать перед президентом вопрос о прекращении полномочий судьи. Сегодня получается, что назначает судью лично президент, а «увольняет» любого неугодного председатель суда, полностью управляющий квалификационной коллегией. Должно обеспечиваться единообразие судебной практики посредством обязательности прецедента (возможно, с уровня решений второй-третьей инстанции) для того, чтобы при прочих равных условиях не могло быть различных решений.

Очень важно лишить председателей судов административной власти над судьями – те распределяют дела, определяют время отпуска, графики дежурств, характеризуют судей. Все это порождает характер крепостничества судьи перед руководством и создает невероятные возможности для председателя суда влиять на судью по любым делам.

Последнее, наконец: я уверен в необходимости отмены неприкосновенности судей. Если мы уверяем общество, что действующие правовые механизмы защищают каждого гражданина, чего бояться судьям? Страх попасть в жернова силовиков и оказаться отвергнутым вчерашними коллегами – главное свидетельство болезни системы.

В данной статье подробно рассказывается про судебный произвол и все что об этом надо знать. Судебная власть является органом сильной власти, но к сожалению иногда судьи превышают свои полномочия, либо используют в своих целях.

Проявление судебного произвола

Самое серьезное проявление произвола является превышение судьями установленных законом «О статусе судей» полномочий.

Так же по закону установлено, что судьи неподкупны и свое решение они могут выносить только опираясь на закон, а не личные пристрастия. Как известно коррупция в России очень распространена, особенно в судебных разбирательствах. Если компетентный человек будет перечитывать протоколы суда сравнивая их с решением, то около 40% всех решений судьи будут признанны нарушающими закон.

К произволу в суде относится и употребление уполномоченными лицами не нормативной лексики в ходе судебного заседания. Выраженное хамство по отношению к гражданам со стороны уполномоченных лиц. Так же к нарушениям относится несоблюдение временного регламента, отказ от выслушивания показаний обеих сторон и не принятие вещественных доказательств судьей.

Еще один интересный факт, на законодательном уровне установлено, что за исключением некоторых разбирательств в суде разрешено вести видеозапись, но ни кому не разрешается обычно вести видео и фото съемку в зале суда. Заседание в суде организуется закрытым если:

Разбираемое дело касается государственной тайны

Разбираемое дело касается изнасилования или преступления по отношению к гражданину в плане нарушения его половой жизни

  • При разбирательстве по решению личных семейных вопросов
  • При условии, что обе стороны оформили ходатайство о проведении закрытого заседания
  • При совершении особо жестокого правонарушения, связанное с насилием

Судебный бес предел заключается в искажении фактов предоставленных на разбирательстве в суде при составлении протокола заседания суда. Судебное разбирательство заключается в том, что сторона обвинитель должна в определенном порядке установленном Уголовно-процессуальном кодексе в ст.1 доказать вину обвиняемой стороны, но все чаще данный порядок не соблюдается, порой судья выносит решения не выслушав ни одной стороны.

При демонстрации дружественных отношений между судьей и одной из сторон заседания, происходит злостное нарушение правил проведения заседаний, является одним из видов произвола в суде.

Из-за частого проявления явного нарушения законодательства во время заседания в суде, по всей России организованно хоть и малое на данный момент, но сообщество граждан борющихся с судебным произволом определенными способами. Данная организация стремительно набирает обороты и быстро находит сподвижников их идеологии по борьбе с нарушением законодательства. Эта организация, а точнее сообщество существует в мировой паутине и борется с произволом во время заседания в суде по средствам массовой информации.

При таком стремительном развитии вскоре данное сообщество приобретет масштабные размеры и при содействии органов исполнительной власти сможет искоренить данное нарушение закона.

Как добиться своего при судебном произволе.

Согласно статье 61 части 2 Уголовно процессуального кодекса, если будет доказано, что судья лично заинтересован в результате решения, то в разбирательстве будет принимать решение беспристрастные, не заинтересованный судья. А при условии, что решение было вынесено заинтересованным лицом, то решение суда будет пересматриваться.

Так же если при проведении заседания и вынесении решения суда были выявленные явные нарушения законодательства и у гражданина имеются вещественные доказательства нарушений, он может подать в суд вышестоящих инстанций на оспаривание решения и в отдельное производство жалобу на нарушение законодательства во время разбирательства.

Стоит помнить что над каждым судом есть вышестоящий суд, ко всему прочему суды присяжных являются самыми не подкупаемыми инстанциями где больше всего шансов без подкупа судей доказать свою правоту.

Ну а то, что административный аппарат осуществляет полномочия судей, вообще не лезет ни в какие ворота.
↓ Читать полностью ↓
Евгений Алексеевич, спасибо за статью.
Можно начать разбор полетов (?) ).
1. Скоро к Вам присоединюсь, так как направил заявление о восстановлении процессуальных сроков на подачу КЖ, со ссылкой на ЕСПЧ, по теме о исчислении проц. срока с момента вручения судебного акта, привожу цитату:
«…шестимесячный срок может отсчитываться с момента получения полного текста окончательного решения по делу. В Постановлении по делу «Ворм против Австрии» (Worm v. Austria, жалоба N 22714/93) от 29 августа 1997 года Европейский Суд по правам человека указал (пункты 33-34), что в случае, когда национальным законодательством предусмотрено уведомление лица об «окончательном решении» (в смысле пункта 1 статьи 35 Конвенции), а за задержку в таком уведомлении ответственны органы государства (суды), шестимесячный срок может исчисляться с момента получения заявителем копии этого «окончательного решения по делу» «
2… Я думаю действия консультанта надо обжаловать председателю ВС РФ не знаю под каким соусом но надо, так как из диспозиции статьи 381 части 1 ГПК РФ следует что,. судьи, указанные в статье 380.1 настоящего Кодекса, изучают кассационные жалобу … как видим про консультанов речи нет, КЖ рассматривает только судья при этом, согласно императивного предписания статьи 118 части 1 КРФ Правосудие в Российской Федерации осуществляется только судом.
Делаем вывод, что есть повод обратиться в КС РФ… как надо думать.

Изменения в ГПК РФ я читал, беспредельный п. 8 Пленума Верховного суда Российской Федерации от 11.12.2012 года № 29 «О применении судами норм гражданского процессуального законодательства, регулирующих производство в суде кассационной инстанции» тоже читал. Нет там никакого упоминания про кассационную жалобу на имя председателя Верховного суда РФ, его заместителя. Там даже упоминания насчет жалобы нет. И насчет порядка обжалования определения судьи Верховного суда РФ об отказе в передаче кассационных жалобы, представления для рассмотрения в судебном заседании суда кассационной инстанции, если отсутствуют основания для пересмотра судебных постановлений в кассационном порядке, там не сказано ни слова.
Я так думаю нам в помощь довольно свежее КС РФ, тут и про непроцессуальные решения (ссылка на № 2-П что оно в силе) и обжалование определения:
КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 28 мая 2013 г. N 733-О
ОБ ОТКАЗЕ В ПРИНЯТИИ К РАССМОТРЕНИЮ ЖАЛОБЫ ГРАЖДАНИНА
ИВАНИЛОВА ВЛАДИМИРА ИГОРЕВИЧА НА НАРУШЕНИЕ
ЕГО КОНСТИТУЦИОННЫХ ПРАВ ПУНКТОМ 7 СТАТЬИ 35
ФЕДЕРАЛЬНОГО ЗАКОНА «О ВОИНСКОЙ ОБЯЗАННОСТИ
И ВОЕННОЙ СЛУЖБЕ», ЧАСТЯМИ 2 И 3 СТАТЬИ 381
И ЧАСТЬЮ 2 СТАТЬИ 391.1 ГРАЖДАНСКОГО ПРОЦЕССУАЛЬНОГО
КОДЕКСА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей К.В. Арановского, А.И. Бойцова, Н.С. Бондаря, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, Г.А. Жилина, С.М. Казанцева, С.Д. Князева, А.Н. Кокотова, Л.О. Красавчиковой, С.П. Маврина, Н.В. Мельникова, Ю.Д. Рудкина, Н.В. Селезнева, О.С. Хохряковой, В.Г. Ярославцева,
рассмотрев по требованию гражданина В.И. Иванилова вопрос о возможности принятия его жалобы к рассмотрению в заседании Конституционного Суда Российской Федерации,
установил:
1. В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации гражданин В.И. Иванилов оспаривает конституционность примененного в его деле пункта 7 статьи 35 Федерального закона от 28 марта 1998 года N 53-ФЗ «О воинской обязанности и военной службе», устанавливающего, что граждане, отчисленные из военных образовательных учреждений профессионального образования или учебных военных центров при федеральных государственных образовательных учреждениях высшего профессионального образования за недисциплинированность, неуспеваемость или нежелание учиться либо отказавшиеся заключить контракты о прохождении военной службы, а также граждане, окончившие указанные образовательные учреждения и уволенные с военной службы ранее срока, установленного контрактом о прохождении военной службы, по основаниям, предусмотренным подпунктами «д», «е», «е.1», «з» пункта 1, подпунктами «в», «д» пункта 2 статьи 51 данного Федерального закона, возмещают средства федерального бюджета, затраченные на их военную или специальную подготовку; указанные граждане не возмещают средства федерального бюджета, затраченные на обеспечение исполнения ими обязанностей военной службы в период обучения; при этом порядок исчисления размера возмещаемых средств определяется Правительством Российской Федерации.
Кроме того, как следует из представленных материалов, определениями суда кассационной инстанции было отказано в передаче кассационных жалоб В.И. Иванилова на принятые по его делам и вступившие в законную силу судебные постановления для рассмотрения в судебном заседании суда кассационной инстанции. В связи с этим в своей жалобе он оспаривает конституционность следующих положений Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации:
части второй статьи 381, согласно которой, в частности, по результатам изучения кассационных жалобы, представления судья выносит определение об отказе в передаче кассационных жалобы, представления для рассмотрения в судебном заседании суда кассационной инстанции, если отсутствуют основания для пересмотра судебных постановлений в кассационном порядке, либо о передаче кассационных жалобы, представления с делом для рассмотрения в судебном заседании суда кассационной инстанции;
части третьей статьи 381, согласно которой Председатель Верховного Суда Российской Федерации, его заместитель вправе не согласиться с определением судьи Верховного Суда Российской Федерации об отказе в передаче кассационных жалобы, представления для рассмотрения в судебном заседании суда кассационной инстанции и вынести определение о его отмене и передаче кассационных жалобы, представления с делом для рассмотрения в судебном заседании суда кассационной инстанции;
части первой статьи 391.1, согласно которой вступившие в законную силу судебные постановления, указанные в части второй данной статьи, могут быть пересмотрены в порядке надзора Президиумом Верховного Суда Российской Федерации по жалобам лиц, участвующих в деле, и других лиц, если их права, свободы и законные интересы нарушены этими судебными постановлениями.
По мнению заявителя, отчисленного из военного образовательного учреждения профессионального образования за неуспеваемость, пункт 7 статьи 35 Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе» не соответствует статьям 17 (часть 1) и 59 (части 1 и 2) Конституции Российской Федерации, поскольку по смыслу, придаваемому ему правоприменительной практикой, допускает возможность возмещения средств федерального бюджета, затраченных на военную или специальную подготовку граждан, отчисленных из военных образовательных учреждений профессионального образования, в тот период, когда указанные лица имели статус военнослужащих, проходящих военную службу по призыву.
Части вторая и третья статьи 381 ГПК Российской Федерации, как утверждает В.И. Иванилов, не предполагают возможности обжалования и отмены определения судьи окружного военного суда об отказе в передаче кассационной жалобы для рассмотрения в судебном заседании суда кассационной инстанции, а часть вторая статьи 391.1 данного Кодекса не предусматривает возможности обжалования заинтересованными лицами в Президиум Верховного Суда Российской Федерации в порядке надзора судебных решений мировых судей, районных судов и гарнизонных военных судов, а потому эти нормы противоречат статьям 6 (часть 2), 19 (части 1 и 2) и 55 (части 2 и 3) Конституции Российской Федерации.
2. Конституционный Суд Российской Федерации, изучив представленные В.И. Иваниловым материалы, не находит оснований для принятия его жалобы к рассмотрению.
2.1. Обязанность граждан, отчисленных из военных образовательных учреждений профессионального образования по основаниям, связанным с их виновным поведением, возместить средства федерального бюджета, затраченные на их военную или специальную подготовку, установленная пунктом 7 статьи 35 Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе», предполагает возмещение государству фактически понесенных им расходов на подготовку военных специалистов для государственных нужд в том случае, когда они по своей вине не завершили обучение.
Такое правовое регулирование, как направленное на покрытие расходов государства по обеспечению потребности Вооруженных Сил Российской Федерации в квалифицированных военных кадрах для осуществления его функций в области обороны и безопасности, которые оказались неоправданными по вине граждан, отчисленных из военных образовательных учреждений профессионального образования, не нарушает баланс между правами и свободами указанных лиц и правомерными публичными интересами общества и государства. При этом оспариваемый пункт 7 статьи 35 Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе» каких-либо правил исчисления размера возмещаемых средств не закрепляет и не может рассматриваться как нарушающий конституционные права заявителя.
Установление же обстоятельств отчисления В.И. Иванилова из военного образовательного учреждения профессионального образования и наличия в этом его вины не относится к компетенции Конституционного Суда Российской Федерации, как она определена в статье 125 Конституции Российской Федерации и статье 3 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации».
2.2. Статья 46 (часть 1) Конституции Российской Федерации, гарантируя каждому право на судебную защиту его прав и свобод, непосредственно не устанавливает какой-либо определенный порядок реализации данного права и не предполагает возможность для гражданина по собственному усмотрению выбирать способ и процедуру судебного оспаривания.
В Постановлении от 5 февраля 2007 года N 2-П Конституционный Суд Российской Федерации указал, что сокращение федеральным законодателем числа надзорных инстанций посредством исключения возможности обращения заинтересованных лиц с надзорной жалобой к председателю верховного суда республики, краевого, областного суда, суда города федерального значения, суда автономной области, суда автономного округа, окружного (флотского) военного суда не может расцениваться как недопустимое ограничение права на обращение в суд надзорной инстанции, влекущее нарушение конституционного права на судебную защиту.
Приведенная правовая позиция Конституционного Суда Российской Федерации сохраняет свою силу.
В случае же, если гражданин не согласен с определением судьи об отказе в передаче его кассационной жалобы на принятые по делу, подсудному районному суду, военному гарнизонному суду, судебные постановления для рассмотрения в судебном заседании суда кассационной инстанции, он не лишен возможности обратиться с жалобой к Председателю Верховного Суда Российской Федерации или заместителю Председателя Верховного Суда Российской Федерации о внесении в Президиум Верховного Суда Российской Федерации представления о пересмотре вступивших в законную силу судебных постановлений в порядке надзора в соответствии с правилами, установленными статьей 391.11 ГПК Российской Федерации.
Таким образом, оспариваемые заявителем положения Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации также не могут рассматриваться как нарушающие его конституционные права, перечисленные в жалобе.
Исходя из изложенного и руководствуясь частью второй статьи 40, пунктом 2 части первой статьи 43, частью первой статьи 79, статьями 96 и 97 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», Конституционный Суд Российской Федерации
определил:
1. Отказать в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Иванилова Владимира Игоревича, поскольку она не отвечает требованиям Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», в соответствии с которыми жалоба в Конституционный Суд Российской Федерации признается допустимой.
2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит.
Председатель
Конституционного Суда
Российской Федерации
В.Д.ЗОРЬКИН

Конституцией Российской Федерации определено, что правосудие в Российской Федерации осуществляется только судом. Суд, как орган государственной власти, призван осуществлять судебную власть путем отправления правосудия при рассмотрении гражданских, уголовных и иных дел, а также реализующий другие полномочия, принадлежащие судебной власти, в порядке, установленном законом, в соответствии с Конституционные принципами, к которым относятся: законность; осуществление правосудия только судом; независимость судей; несменяемость судей; неприкосновенность судей; гласность судебного разбирательства; состязательность и равноправие сторон; устность судебного разбирательства; участие граждан в отправлении правосудия.

В совокупности принципы образуют тот каркас, который служит опорой для всех конкретных законодательных предписаний, регулирующих правосудие.

Но так ли это?

С момента принятия Конституции 1993 года, в процессе не простого развития российской государственности, судебные принципы в большинстве своем утратили предназначение, заложенное в их нормах и правилах. Ныне существующую судебную систему России, нельзя назвать правосудной. В судах царит произвол и беззаконие, нарушаются пава граждан на справедливое судебное разбирательство по гражданским и административным делам, нередки судебные приговоры лицам проходящим по голословным делам, вина которых в достаточной мере не доказана. Судебная система России практически повсеместно поражена коррупцией, одной из форм проявления которой, является взяточничество и иными коррупционными проявлениями. Все это, вызывает недоверие граждан к суду.

Одним из подтверждений этому, материалы источника:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *