Толкование закона

и/или — составной союз, использующийся в современных официально-деловых (юридических, финансовых, государственных), технических и иных текстах на русском языке. Указывает на возможность как одновременного наличия субъектов (признаков и т. п.), указанных по обе стороны синтаксемы («и»), так и только одного из них («или»).

Встречающиеся варианты написания:

  • и/или
  • и (или)
  • и\ли («экономное написание»)

Часть речи

В связи с общей «абсолютно ненормальной» ситуацией в области кодификации норм русского языка данная часть речи (как правило, письменной) не кодифицирована официальной российской лингвистикой и может признаваться ей как окказионализм или жаргонизм. Использующаяся в нём косая черта (часто неофициально называемая «слешем») до 2006 года не признавалась стандартным общеупотребительным средством русской пунктуации. Это не помешало широкому распространению данного импровизированного союза во второй половине 1990-х и в XXI веке.

Использование

Конструкция может, в числе прочего, рассматриваться как калька с англоязычного термина and/or, также имеющего жаргонное происхождение.

Англоязычная Википедия упоминает его в специальном пункте руководства по оформлению статей, рекомендуя избегать употребления этой словоконструкции и пояснять конкретно суть рассматриваемых вариантов. В частности, пишется:

Термин «и/или» обычно неудобен. В целом, если нужно указать на логическое «или», используйте «х, y или оба» вместо «х и/или у». Для исключающего «или» используйте «или х, или у», можно с добавлением «но не оба», если необходимо особо указать на исключительность.

Оригинальный текст (англ.)

Связь с булевой алгеброй

В булевой алгебре «или» — обычное обозначение дизъюнкции, результат которой в точности такой же, как у рассматриваемого выражения. То есть «или» уже включает в себя весь смысл «и/или». Однако союз «или» в русском языке может интерпретироваться и как дизъюнкция, и как сложение по модулю 2, поэтому вариант «или» допускал бы разночтения. Менее тавтологичным было бы выражение «и/либо» («либо», или «исключающее или» — обозначение сложения по модулю 2), но так уж исторически сложилось, что прижился не этот вариант.

Примечания

  1. Ответственность за нарушение таможенных правил
  2. Бог из словаря — Русский репортер
  3. О роли косой черты в официальном российском языкознании см. статью «Косая черта».
  4. en:Wikipedia:MOS#And.2For

См. также

  • Небуквенный орфографический знак
  • Конъюнкция
  • Дизъюнкция
  • CamelCase

Использование MicrosoftExcel часто подразумевает работу с большим количеством данных на одном листе, например, сверять и просматривать масштабные таблицы. Когда строки выходят за границу экрана, возникает необходимость постоянно прокручивать страницу в поисках нужного значения – это не только не комфортно, но и нерационально, поскольку отнимает у пользователя время.

Однако избавить себя от таких неудобств очень просто – достаточно знать, как закрепить область в Экселе (Excel). Я расскажу вам, где в Экселе можно закрепить области, а при необходимости Microsoft Excel. Речь пойдет о нескольких версия программы, а именно 2003, 2007, 2010, 2013, 2016.

Базовые понятия

Лента – область верхней части окна Excel содержащая вкладки.

Вкладки – инструменты, обобщающие группы определенных действий по категориям.

Для чего нужна функция закрепления? Отделив основную часть от остального текста, вы всегда будете видеть «шапку» таблицы и понимать, какую именно строку просматриваете. Это позволит не допустить ошибок в работе. Ячейки в закрепленной области не меняют свое положение независимо от того, какие действия вы выполняете в программе.

Закрепление и открепление областей 2003

Закрепить область в Экселе 2003 довольно просто. Закрепление производится одного или нескольких столбцов слева и/или одной или нескольких строк выше выделенной ячейки.

То есть, если необходимо выделить 3 столбца слева и три строки сверху нужно выделить ячейку C4 и нажать на вкладку Окно – Закрепить области.

Если нужно выделить три столбца слева, выделяем ячейку D1 и выполняем аналогичное действие Окно – Закрепить области.

Для того, что бы закрепить строки выше нужно выделить первую ячейку столбца. Для закрепления четырех верхних строк нужно выделить ячейку A5 и выполнить уже известную команду.

Что бы закрепить первые строку и столбец одновременно нужно выделить ячейку B2.

Как открепить ячейки в Excel 2003

Открепление в 2003 версии происходит следующим образом Окно – Снять закрепление экрана.

Как закрепить область в Excel 2007, 2010, 2013, 2016

В принципе работа с закреплением в версиях Excel отличных от 2003 имеет аналогичный механизм. Добавились кнопки закрепить первую строку и первый столбец.

Команда управления закреплением находится на ленте, вкладка Вид – Закрепить области.

Итак, для закрепления первого столбца выбираем Вид – Закрепить области –Закрепить первый столбец.

Для того, что бы закрепить первую строку в Excel, нужно выбрать Вид – Закрепить области – Закрепить первую строку.

Инструкция: как закрепить в таблице строку и столбец (несколько строк и столбцов) одновременно.

Допустим нам необходимо закрепить «Шапку» 4 верхних строки и 2 первых столбца. Для этого выделяем ячейку C5 Вид – Закрепить области –Закрепить области.

Что бы закрепить несколько столбцов одновременно, нужно выделить ячейку в первом ряду после этих столбцов.

Что бы закрепить несколько строк одновременно, нужно выделить ячейку в первом столбце после этих строк.

Теперь, даже если таблица дополнится сотнями и тысячами новых элементов, выбранные ячейки не пропадут из виду. В старых версиях программы закрепление областей выполняется аналогичным образом на вкладке «Окно».

Несмотря на легкость, некоторым пользователям не удается решить эту задачу по причины отсутствия вкладки «Вид» на панели задач. Обычно с подобными проблемами сталкиваются при использовании стартовой версии –Excel Starter. Такая программа не поддерживает возможность закрепления и открепления ячеек.

Многих пользователей интересует – как закрепленные области будут выглядеть в печатном виде? Ведь в Excel формируется огромное количество отчетных документов, которые иногда удобнее предоставлять на бумаге.

Для печати закрепленные области действуют так же, как и в электронном виде. Все остается на своих местах. Убедится в этом можно при помощи предварительного просмотра.

Удаление закрепленной области

Что бы в Экселе убрать закрепленную область нужно выбрать вкладку «Вид» и вы увидите, что всплывающее меню стало отображать пункт «Снять закрепление областей». После подтверждения операции, строки или столбцы, зафиксированные ранее, опять станут двигаться при прокрутке.

Дополнение

Как видите, работа с закрепленными областями в экселе не требует особых усилий или специфических знаний – все просто и интуитивно понятно, особенно если речь идет о современных вариациях программы. Использование этой функции сэкономит ваше время и нервы при выполнении работы с табличными данными.

Способы толкования правовых норм по объему

Ключевые слова: способы, толкования, правовых, норм, объем

Толкование по объему подразделяется на три вида: буквальное (адекватное), ограничительное и расширительное (распространительное).

Буквальное толкование — это такое толкование, при котором словесное выражение нормы права и ее действительный смысл совпадают, иными словами, дух и буква адекватны. Таких норм большинство. Конечно, это надо еще установить с помощью внимательного анализа, дабы не допустить ошибки.

Однако законодателю не всегда удается полностью совместить дух и букву правовой нормы, и тогда правоприменителю приходится прибегать к расширительному или ограничительному толкованию. Вообще-то наличие таких норм, которые надо суживать либо расширять, нежелательно; это — ненормальность.

Но они существуют, и с этим правоведы вынуждены считаться как с реальностью. Впрочем, иногда подобные «каучуковые» или «резиновые» нормы допускаются сознательно, дабы дать простор «богатой фантазии» исполнителей законов.

Ограничительное толкование — это такое толкование, при котором норме права придается более узкий смысл, чем это вытекает из буквального текста толкуемой нормы. Например, в ст. 57 Конституции РФ говорится: «Каждый обязан платить законно установленные налоги и сборы». Но вполне очевидно, что не каждый, а только совершеннолетние, работающие и дееспособные граждане. Остальные (дети, душевнобольные лица) исключаются. Следовательно, толкуем данную норму ограничительно.

Вообще, в Конституции многие статьи начинаются со слов: «каждый может», «каждый вправе», «каждому гарантировано», «все свободны», «все равны» и т.д. Но при внимательном изучении оказывается, что далеко не каждый и не все. Объясняется это тем, что законодатель не может без конца делать соответствующие оговорки, он надеется на то, что его правильно поймут и без этого.

Расширительное толкование — это такое толкование, когда норме права придается более широкий смысл, чем это вытекает из ее словесного выражения. Например, в ст. 6 Конституции РФ фиксируется, что российские граждане обладают на ее территории равными правами и несут равные обязанности. А как быть с иностранцами и лицами без гражданства, находящимися на нашей территории? Распространяется ли данная норма на них, обязаны ли они, в частности, соблюдать законы Российской Федерации? Разумеется, да. Следовательно, толкуем данную норму расширительно.

Это тем более ясно, если сопоставить ее с ч. 3 ст. 62 Конституции РФ (систематический способ), в которой записано, что иностранные граждане и лица без гражданства пользуются в Российской Федерации правами и несут обязанности наравне с российскими гражданами.

В ст. 120 Конституции закреплено: «Судьи независимы и подчиняются только Конституции Российской Федерации и федеральному закону». Получается, что другим нормативным правовым актам судьи не подчиняются. Однако совершенно ясно, что слово «закон» употреблен здесь в широком смысле — как официальный акт, исходящий от государства, включая, в частности, правительственные постановления. Следовательно, данная норма права должна пониматься расширительно.

От расширительного толкования следует отличать близкий к нему институт — толкование права по аналогии, когда широкое значение придается не конкретной норме, а всему праву, и дело решается исходя из его общего духа, принципов, социальной направленности. Здесь особую роль приобретают правосознание, личный опыт и профессионализм судей, ибо интерпретируется и оценивается право в целом. … читать далее …

0 Разместил: Егоров Константин Михайлович Договорное право, сделки Статьи 18.12.2009

Главное место в гражданском обороте, который «как юридическое выражение товарно-денежных, рыночных, экономических связей складывается из многочисленных конкретных актов отчуждения и присвоения имущества (товара), совершаемых собственниками или иными законными владельцами» , занимают договоры. Согласно ст. 420 Гражданского кодекса РФ (далее — ГК РФ) договором признается соглашение двух или нескольких лиц об установлении и изменении гражданских прав и обязанностей.

Как известно, с появлением простого товарного производства возникает договор, который своим происхождением обязан воле договаривающихся сторон о чем-либо (купли-продажи, займа, найма, ссуды и т.п.). Только воля вступающих в конкретное гражданское правоотношение могла породить конкретный договор. Нет воли — нет ее изъявления, следовательно, не может состояться и договор.

Уяснить волю сторон — значит толковать эту волю, т.е. толковать условия договора. Здесь создаются трудности, связанные с недостаточным исследованием данной проблемы российской цивилистикой, противоречивостью судебно-арбитражной практики по разрешению гражданско-правовых споров, связанных с толкованием условий договора между сторонами. Это проблема связана прежде всего с тем, что в ГК РФ нет специальных норм, ориентирующих на однообразное толкование условий договора, за исключением неудачной, на наш взгляд, нормы, сформулированной в ст. 431.

Согласно ст. 431 ГК РФ при толковании условий договора судом принимается во внимание буквальное значение содержащихся в нем слов и выражений. Буквальное значение условий договора в случае его неясности устанавливается путем сопоставления с другими условиями, смыслом договора. Если правила, содержащиеся в части первой настоящей статьи, не позволяют определить содержание договора, должна быть выяснена действительная общая воля сторон с учетом цели договора.

Как представляется, данная норма содержит не только внутреннее противоречие. При буквальном следовании ее предписаний можно однозначно сделать вывод о том, что судья (суд) вряд ли вынесет правильное решение по конкретному спору. Попытаемся понять, почему это возможно?

Прежде всего, что имел в виду законодатель, когда указывал на то, что «при толковании условий договора судом принимается во внимание буквальное значение содержащихся в нем слов и выражений»? Значит ли это, что суд в каждом случае обязан обратиться к нормативному толкованию конкретного слова или выражения? Что взять за основу — академический словарь русского языка, словарь русского языка С.И. Ожегова, толковый словарь В.И. Даля и т.д.? В этих изданиях толкование слов и выражений зачастую отличается.

Например, слово «юрисдикция» в различных словарях толкуется по-разному: право производить суд, решать правовые вопросы; в область, на которую распространяется такое право ; или круг полномочий суда или административного органа по правовой оценке конкретных фактов, в том числе по разрешению споров и применению предусмотренных законом санкций .

Следует заметить, что юридические термины трактуются по-разному даже правоведами. А если в договоре рассмотреть слова или выражения иностранного происхождения, вряд ли найдется единообразная их трактовка не только среди юристов, но и среди специалистов-филологов.

Допустим, что суд все-таки определился, остановился на одном из официальных толкований слова или выражения и пришел к какому-то смысловому значению данного слова или выражения. Но всегда ли слова или выражения совпадают с тем смыслом слова или выражения, который придавали стороны при заключении договора? Представляется, что нет. Стороны или одна из сторон могли заложить иной смысл в слова или выражения.

Следовательно, суд, вопреки интересам сторон или потерпевшей стороны (потерпевшей стороной в нашем случае подразумевается сторона, которой необходимо предоставить судебную защиту. — Прим. авт.) и цели заключенного договора, может прийти к противоположному выводу, что может привести к вынесению неправильного решения. Например, чтобы удовлетворить иск одной из сторон, суд откажет в этом или — в разрез интересов как истца, так и ответчика — признает договор незаключенным, хуже того — недействительным, что на практике часто имеет место.

Таким образом, можно сделать вывод: правило, сформулированное в абз. 1 п. 1 ст. 431 ГК РФ, не отвечает потребностям нормального гражданского оборота, поскольку у сторон по договору нет уверенности в том, что суд правильно даст толкование условиям договора. Оправданно ли это с точки зрения основного принципа гражданского права — «автономии воль»?

Безусловно, нет. Только стороны по договору вправе придать его условиям те значения и выражения, которые они имели в виду при заключении договора.

Фактически указанное в ГК РФ правило дает большой простор судьям для вторжения в сферу частных интересов и судейского усмотрения. В связи с этим представляет интерес Постановление Президиума Арбитражного Суда РФ от 17 апреля 2002 г. N 10575/01.

Закрытое акционерное общество «Зарамаггэсстрой» обратилось в Арбитражный суд Челябинской области к обществу с ограниченной ответственностью «Сервис-М» о взыскании 1 млн. руб. основного долга и 62400 руб. процентов за пользование чужими денежными средствами за период с 1 января 2000 г. по 1 апреля 2001 г.
Решением от 25 мая 2001 г. в удовлетворении исковых требований отказано.

Федеральный арбитражный суд Уральского округа Постановлением от 27 сентября 2001 г. решение оставил без изменения.
В протесте заместителя Председателя Высшего Арбитражного Суда РФ предлагалось указанные акты отменить, дело направить на новое рассмотрение.

Как следует из материалов дела, между ООО «Сервис-М» и ЗАО «Зарамаггэсстрой» заключен договор купли-продажи от 20 июня 2000 г. N 6/20, в соответствии с условиями которого истец передает ответчику в счет оплаты за продукцию векселя на сумму 1 млн. руб. и отгрузочные реквизиты для организации поставок цемента, согласовывает порядок отгрузки, величину партии и формирует заявки на отгруженную продукцию, обеспечивает приемку грузов и возврат железнодорожных вагонов, а ответчик обеспечивает своевременную подготовку необходимой документации, контролирует своевременность поступления заявок и отгрузки цемента, осуществляемых закрытым акционерным обществом «Уралцемент».

Во исполнение данного договора истец передал ответчику простые векселя N 587443 и 3407195 на общую сумму 1 млн. руб., о чем свидетельствует акт приема-передачи от 20 июня 2000 г.

Основанием для предъявления настоящего иска послужило неисполнение ответчиком обязательства по договору.

Суд, отказывая в иске, пришел к выводу о том, что договор N 6/20, на котором основаны исковые требования, является незаключенным, поскольку в нем отсутствуют существенные условия (цена, ассортимент, количество), поэтому у ответчика не возникло обязанности по оплате долга. Этот вывод противоречит законодательству и обстоятельствам дела.

Так, в договоре содержатся условия о товаре, подлежащем передаче в счет оплаты продукции (цемент), и его количестве (в денежном выражении), срок поставки (п. 4.3 договора). Марку цемента покупатель указывает в заявке. В случае отсутствия в договоре цены на товар она определяется по правилам ст. 424 ГК РФ.

Признавая договор незаключенным, суд не принял во внимание исполнение договора одной из сторон путем передачи векселей в счет оплаты цемента, которое было принято другой стороной.

Из имеющейся в деле переписки между покупателем, продавцом и поставщиком товара видно, что стороны считали спорный договор заключенным и предпринимали меры для его исполнения. Суд указанную переписку не оценил.

Кроме того, признание договора незаключенным влечет неосновательное обогащение ответчика, который не только не поставил продукцию, но и не вернул предварительную оплату (векселя).

При таких обстоятельствах судебные акты подлежат отмене как принятые с неправильным применением норм материального права и по неполно исследованным материалам дела, дело направлено на новое рассмотрение.

В данном примере суд фактически указал на недопустимость вольного толкования и признания договора незаключенным судебными инстанциями и необходимость руководствоваться фактической волей и действием сторон.

Более того, в норме ст. 431 ГК РФ наблюдаются внутренние противоречия. На что направлено уяснение буквального значения содержащихся в договоре слов и выражений? Только на установление воли сторон путем толкования волеизъявления сторон, т.е. в данном случае отдается предпочтение волеизъявлению. Но во второй части данной нормы указывается, что если эти правила не позволяют определить содержание договора, должна быть выяснена действительная воля сторон. Что означает выражение «принять во внимание буквальное значение содержащихся в нем слов, выражений»? Не что иное, как установить волеизъявление (которое выражено способом в виде слов и словосочетаний) и установить волю участников договора, указывающие на достижение или согласие по тем или иным условиям договора. Представим, что истинное волеизъявление при толковании договора не позволило установить волю сторон. Тогда закон предписывает выяснить истинную волю сторон. Достичь этого невозможно, поскольку о воле стороны можно судить только по ее изъявлению, с помощью толкования изъявления воли невозможно установить волю, тогда каким образом можно уяснить эту волю? Получается замкнутый круг. Поэтому не зря германский гражданский закон (§ 133) гласит, что при толковании волеизъявления должна быть исследована действительная воля и нельзя быть связанным буквальным значением выражения, т.е. в норме германского Гражданского уложения, аналогичной ст. 431 ГК РФ, заложен принцип приоритета воли. Представляется, такая формулировка толкования договора лучше отвечает современным требованиям имущественного оборота. По нашему мнению, имеется насущная потребность в переработке правила ст. 431 ГК РФ, заложив в нее иные принципы толкования договора, в противном случае в практике судебных органов будет доминировать принцип судейского усмотрения, который несовместим с принципом свободы договора. Если руководствоваться нормой ст. 431 ГК РФ, то толкование договора происходит исключительно без учета воли сторон в договоре и только на основании умозаключения конкретного судьи (уместно напомнить о том, что процессы умозаключения у участников договора могут быть совершенно разными в зависимости от профессиональной, юридической, образовательной подготовки и т.п.).

Практическая потребность требует совершенствования толкования условий договора, т.е. уяснение истинной воли договаривающихся сторон. В гражданском праве одним из основополагающих принципов является свобода договора. Этот принцип закреплен в ст. 421 ГК РФ: «Граждане и юридические лица свободны в заключении договора». Но этот принцип в полном объеме был характерен для классического периода развития гражданского права. В настоящее время, в век бурного развития промышленности, всеобщей информатизации и автоматизации, этот принцип сужен до минимума. На свободное волеизъявление сторон при заключении договора влияют как различные предписания законов и других нормативных актов (п. 4 ст. 421, ст. 422 ГК РФ), так и другие факторы. Во многих случаях доминирует сильная в экономическом отношении сторона (монополисты и др.), которая навязывает другой стороне всевозможные, примерные условия страхования, банковского вклада и т.п. (ст. 427 ГК РФ), в другом случае — использование так называемых договоров присоединения (ст. 428 ГК РФ).

Нормы ст. 431 ГК РФ предполагают толкование условий договора, отдавая предпочтение волеизъявлению. Например, в Постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 25 ноября 2003 г. N 11884/02 установлено следующее.

ГУ «Российский фонд технологического развития» Минпромнауки России обратилось в Арбитражный суд города Москвы с иском к малому государственному предприятию «Микросистема» о взыскании 2083688 руб. 77 коп. задолженности, образовавшейся в результате невозвращения ответчиком денежных средств, перечисленных ему истцом по договору о финансировании от 21 апреля 1997 г. N 39/97, и 366092 руб. 45 коп. процентов за пользование чужими денежными средствами в период с 1 июня 2001 г. по 13 февраля 2002 г.

МГП «Микросистема» заявлен встречный иск о признании указанного договора ничтожным в части условия о возврате суммы финансирования указанных работ и применении последствий его ничтожности.

Проверив законность и обоснованность судебных актов, Президиум установил:

В СООТВЕТСТВИИ СО СТ. 431 ГК РФ БУКВАЛЬНОЕ ЗНАЧЕНИЕ УСЛОВИЯ ДОГОВОРА В СЛУЧАЕ ЕГО НЕЯСНОСТИ УСТАНАВЛИВАЕТСЯ ПУТЕМ СОПОСТАВЛЕНИЯ С ДРУГИМИ УСЛОВИЯМИ И СМЫСЛОМ ДОГОВОРА В ЦЕЛОМ.

ДАВАЯ ПРАВОВУЮ ОЦЕНКУ СПОРНОМУ ДОГОВОРУ, СУД ПЕРВОЙ ИНСТАНЦИИ ИССЛЕДОВАЛ ОБСТОЯТЕЛЬСТВА ЗАКЛЮЧЕНИЯ И ИСПОЛНЕНИЯ ДОГОВОРА И ПРИЗНАЛ ЕГО ДОГОВОРОМ НА ФИНАНСИРОВАНИЕ НАУЧНО-ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИХ И ОПЫТНО-КОНСТРУКТОРСКИХ РАБОТ (выделено мной. — В.У.).

Материалами дела подтвержден факт оформления предприятием «Микросистема» от своего имени заявки на финансирование научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ с обоснованием реальной возможности возврата полученных средств по мере реализации результатов работ своим потребителям и контрагентам по договорным обязательствам. Согласно п. 7.1 договора от 21 апреля 1997 г. N 39/97 момент возникновения у ответчика права собственности на результаты проведенных работ обусловлен возвратом полученных денежных средств.

Предусмотренные договором право и порядок контроля Государственного комитета Российской Федерации по науке и технологиям за расходованием выделенных денежных средств не связаны с выполнением им функций заказчика и не противоречат норме ст. 814 ГК РФ, наделяющей заимодавца правом контроля за использованием суммы целевого займа.

ТАКИМ ОБРАЗОМ, ПРИ РАЗРЕШЕНИИ СПОРА СУД ПЕРВОЙ ИНСТАНЦИИ ПРАВИЛЬНО ПРИМЕНИЛ НОРМЫ МАТЕРИАЛЬНОГО ПРАВА. СУД КАССАЦИОННОЙ ИНСТАНЦИИ, КВАЛИФИЦИРОВАВ ДОГОВОР О ФИНАНСИРОВАНИИ НАУЧНО-ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИХ И ОПЫТНО-КОНСТРУКТОРСКИХ РАБОТ НА ВОЗВРАТНОЙ ОСНОВЕ В КАЧЕСТВЕ ДОГОВОРА НА ВЫПОЛНЕНИЕ ЭТИХ РАБОТ В ПРОТИВОРЕЧИИ С ЕГО БУКВАЛЬНЫМ ТОЛКОВАНИЕМ, НЕПРАВИЛЬНО ПРИМЕНИЛ Ч. 1 СТ. 431 ГК РФ (выделено мной. — В.У.).

Следует заметить, что в российском гражданском праве в отличие от наиболее развитых национальных правовых систем, например германской системы, отсутствуют специальные нормы о соотношении воли и волеизъявления.

В германском Гражданском уложении в отличие от российского Гражданского кодекса уделено достаточное внимание волеизъявлению, которому посвящена целая глава (гл. 2, § 116 — 144) . Более того, в германском Гражданском уложении (§ 133) предписывается, что ПРИ ТОЛКОВАНИИ ВОЛЕИЗЪЯВЛЕНИЯ НЕОБХОДИМО СЛЕДОВАТЬ ДЕЙСТВИТЕЛЬНОЙ ВОЛЕ, НЕ ПРИДЕРЖИВАЯСЬ БУКВАЛЬНОГО СМЫСЛА СОДЕРЖАНИЯ (выделено мной. — В.У.).

Как указывают специалисты немецкого права, эта формулировка направлена против использования юридических ловушек, попыток обмануть контрагента . (К сожалению, это не учитывалось авторами проекта ГК РФ, вследствие чего мы имеем текст ст. 421 ГК РФ.) Германский опыт целесообразно использовать и в нашем гражданском праве, дополнив в ГК РФ нормы о воле, волеизъявлении (понятие, толковании и т.п.).

Представляется, что задача арбитражного суда в толковании воли — это установление истинного значения и смысла условий договора через толкование изъявления этой воли, поскольку только волеизъявление дает правильную оценку воли.

Как мы полагаем, с учетом изречений римских классиков, «когда слова не возбуждают никаких разногласий, не следует допускать постановки вопроса о воле» (Д. 32. 25.1) , нет толкования воли там, где нет спора между сторонами относительно слов, возражений, словосочетаний и условий, содержащихся в договоре. Это факт говорит о том, что имеется полное совпадение воли договаривающихся сторон. Стороны достигли определенного соглашения, которое полностью соответствует их внутренней воле. Следовательно, имеется тождество внутренней и действительной (истинной) воли. К сожалению, как часто бывает на практике, судья в отсутствие какого-либо спора по условиям договора начинает искать в тексте какой-то только ему понятный смысл, лишь бы этот договор признать порочным. Данная проблема систематически выявляется, когда договор судом признается незаключенным в случаях, когда сторонами он фактически исполнен в полном объеме.

Толкование по ст. 431 ГК РФ следует начинать с того, соответствует ли воля и волеизъявление принципам гражданского права, исходя из другого изречения римских классиков: «Бесполезно спорить с тем, кто отрицает принципы». При этом толкование следует произвести до той стадии, когда суд установит, что воля сторон распознаваема однозначно и изъявление соответствует этой воле, т.е. будет установлено единство воли и волеизъявления.

В юридической литературе XIX — XX вв. (и в настоящее время тоже) преобладает взгляд, согласно которому не может быть полной свободы при заключении гражданско-правового договора.

Принцип свободы договора, по нашему мнению, действует только в отношении, как правило, частных лиц и по поводу ограниченного количества объектов гражданских прав. Эти договоры в большинстве своем направлены на удовлетворение личных потребностей граждан, которые носят повседневный личный характер. Абсолютное большинство договоров, особенно в предпринимательской сфере, не соответствует принципам свободы договора, а иногда сводит их на нет. Таким образом, принцип свободы договора, закрепленный в ст. 421 ГК РФ, скорее всего, является декларацией, чем принципом. О свободе договора можно и не говорить в страховых, банковских и других правоотношениях, где клиенту навязывают условия договора, разработанные самими организациями, и при этом клиент практически не имеет возможности влиять или включать дополнительные условия в договор. Клиент вынужден подписывать такие договоры, поскольку у него нет другой возможности. Зачастую эти договоры носят для клиента невыгодный характер. Никакая конкуренция не может изменить данное положение в связи с тем, что банк, страховая или иная организация включает в условие договора те условия, которые им выгодны. В данных правоотношениях нельзя говорить о совпадении воли или об общей воле договаривающихся сторон, и клиент (сторона) должен «подгонять» свою волю под доминирующую волю экономически сильного субъекта или монополиста.

В более сложном положении оказывается сторона при заключении договора с организациями, занимающими доминирующее положение в экономике (например, электро-, газоснабжающие и др.). Здесь воля стороны (абонента, клиента) полностью подчинена воле доминирующей организации. Клиент вынужден только соглашаться во всем с предложенными другой стороной условиями. Как правило, диктат доминирующей стороны происходит в форме Типовых правил, носящих ведомственный характер. Перечень названных обстоятельств далеко не полный, с течением времени он пополняется.

Следует подчеркнуть, что это характерно не только для гражданского права Российской Федерации, но и для иностранных правовых систем, и, как представляется, в будущем их роль будет повышаться, сужая свободу договора. Это общемировая тенденция. Законодатель может только влиять на этот процесс: демонополизацией определенных организаций (например, издать закон, что в одном и том же населенном пункте должны оказывать финансовые услуги минимум три субъекта по одному и тому же виду деятельности); создать для защиты слабой стороны типовые правила (договоры) на законодательном уровне, которые признать неотъемлемой частью ГК РФ, и т.д. Поскольку воля и волеизъявление в таких договорах несвободны и имеется диктат воли и волеизъявления одной из сторон, то такие договоры можно назвать договорами с ограничением принципа свободы.

В нормах ГК РФ предусмотрены виды договора, где полностью игнорируются воля и волеизъявление одной из сторон и преобладает публичный интерес, что влечет неприменение ст. 431 ГК РФ. Так, правилами п. 2 ст. 527 ГК РФ предусмотрено принудительное заключение договора (в отдельном порядке) в связи с поставкой товаров для государственных нужд. В этом случае воля публичной власти игнорирует волю поставщика. Такие договоры вряд ли можно отнести к частноправовым, скорее, их можно назвать частно-публичными договорами. Этот пример является одним из многих, которые подтверждают вторжение публичных норм в частное право.

Таким образом, следует констатировать, что российское гражданское право состоит не только из частноправовых институтов, но и публичных.

Потребности практики требуют совершенствования толкования условий договора в соответствии со ст. 431 ГК РФ, т.е. уяснения истинной воли договаривающихся сторон, а не только на основании их волеизъявления. Это понимание находит выражение в отдельных судебных актах, принятых высшими судебными инстанциями. Так, Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ в Постановлении от 1 июня 2004 г. N 639/04 указал следующее.

Общество с ограниченной ответственностью «ПСК-Норд» (г. Якутск) обратилось в Арбитражный суд Республики Саха (Якутия) с иском к жилищно-строительному потребительскому кооперативу «Просвещение» (г. Якутск) о взыскании 15207802 руб. неосновательного обогащения — стоимости произведенных затрат на строительство 48-квартирного жилого дома в квартале 55 г. Якутска.
Определением от 24 января 2003 г. к участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований на предмет спора, привлечено общество с ограниченной ответственностью «Промстройкомплект» (г. Якутск).

Определением от 5 мая 2003 г. судом произведена замена ответчика его правопреемником — ЖСК «Строим вместе».

До вынесения решения истец уменьшил размер исковых требований до 14027802 руб.

Решением суда первой инстанции от 27 июня 2003 г. иск удовлетворен частично: с ЖСК «Строим вместе» в пользу ООО «ПСК-Норд» взыскано 9534277 руб. неосновательного сбережения, в остальной части иска отказано.

Постановлением суда апелляционной инстанции от 13 октября 2003 г. решение отменено, в иске отказано.

Федеральный арбитражный суд Восточно-Сибирского округа Постановлением от 16 декабря 2003 г. отменил Постановление суда апелляционной инстанции от 13 октября 2003 г., оставив в силе решение суда первой инстанции от 27 июня 2003 г.

В заявлении, поданном в Высший Арбитражный Суд Российской Федерации, о пересмотре в порядке надзора решения Арбитражного суда Республики Саха (Якутия) от 27 июня 2003 г. и Постановления Федерального арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 16 декабря 2003 г. по делу N А58-8140/02 жилищно-строительный кооператив «Строим вместе» ссылается на необоснованность вывода суда о незаключенности договора от 1 сентября 2001 г., а также на недоказанность факта неосновательного обогащения ответчика за счет истца.

В отзыве на заявление ООО «ПСК-Норд» просит отказать в его удовлетворении, ссылаясь на неосновательное обогащение ответчика, у которого находится фактический результат выполненных работ.

Проверив обоснованность доводов, изложенных в заявлении, отзыве на него и выступлениях присутствовавших в заседании представителей сторон, Президиум считает, что все судебные акты подлежат отмене, дело — направлению на новое рассмотрение в суд первой инстанции по следующим основаниям.

ЗАО «Промстройкомплект» (в настоящее время — ООО «Промстройкомплект») во исполнение своих обязательств по договору от 1 сентября 2001 г. с ЖСК «Просвещение» на строительство 48-квартирного жилого дома в квартале 55 г. Якутска заключило договор строительного подряда от 8 октября 2001 г. с ООО «ПСК-Норд». Общество «ПСК-Норд» работы выполнило, что подтверждается двусторонними актами заказчика и подрядчика.

В соответствии со ст. 740 ГК РФ выполненные подрядчиком работы обязан оплатить заказчик.

Суд не исследовал договор строительного подряда от 8 октября 2001 г. в качестве доказательства по делу, не выяснил, действовал ли этот договор на момент возникновения денежного обязательства, и не установил субъект ответственности за его неисполнение.

Договор от 1 сентября 2001 г. квалифицирован как договор простого товарищества и признан судом первой и кассационной инстанций незаключенным в связи с отсутствием в нем существенных условий.

Между тем ни одной инстанцией не проверено, была ли при его заключении воля сторон направлена на создание общей долевой собственности. Несоответствие договора требованиям ст. 1041 ГК РФ делает незаключенным договор об объединении инвестиционных усилий для создания объекта недвижимости, если участники договора не определили его как договор простого товарищества (совместной деятельности).

Список литературы

Читайте ещё по этой теме:

  • Проблемы судебной практики при толковании условий предварительного договора

1)Юристам не преподают математику, поэтому некоторые адвокаты пытаются делать хорошее дело -среди коллег популяризировать математику (см., например, статью «юридическая математика, доли, дроби, пропорции.», https://pravorub.ru/articles/13039.html -хотя математика, на самом деле, никак не связана с правом, они лишь инструмент, правильнее было бы называть статью «математика для юристов»). 2)В законах часто встречается конструкция «И (ИЛИ)», при том, что в математике есть и логическое «И», и логическое «ИЛИ».3)Не знаю, как сейчас в ЕГЭ по русскому языку решается этот вопрос о смысле конструкции «И (ИЛИ)».4)Также не знаю, имеет ли конструкция «И (ИЛИ)», употребляемая в законах однозначный смысл, не противоречащий Конституции РФ.Исходя из этого, считаю целесообразным законодательно (на уровне Конституционного закона) установить наконец значение конструкции «И (ИЛИ)», а также союзов «И», «ИЛИ» при использовании их в законах и нормативных документах (При необходимости привлечь специалистов по государственному языку и математической логике), и во всех законах использовать однозначно определенный смысл.Ясно, что некоторые законы, уже содержащие такие конструкции «И (ИЛИ)» придется привести в соответствие с Конституцией РФ в случае явного противоречия при однозначном значении конструкции «И (ИЛИ)» путем внесения поправок в эти законы.Приложение: Дополнительные материалы о необходимости однозначного прочтения законов.На примере ст.155 УПК РФ о выделении материалов уголовного дела в отдельное производство.Пусть расследуется сложное преступление, например, мошенничество ст.159 УК РФ (т.е. вообще говоря — хищение). Событие преступления, наличие всех признаков состава преступления, естественно, подлежит доказыванию (требование ст.73 УПК РФ). Но при прочтении текста статьи 155:»1. В случае если в ходе предварительного расследования становится известно о совершении иными лицами преступления, не связанного с расследуемым преступлением, следователь, дознаватель выносит постановление о выделении материалов, содержащих сведения о новом преступлении, из уголовного дела и направлении их для принятия решения…»(а читать буду с явной целью освободить подозреваемого от уголовной ответственности) можно «обосновать» такое поведение следователя: из дела о мошенничестве, т.е. о хищениях, изъять все доказательства хищений (после чего исходное уголовное дело развалится, т.к. уже нет доказательств преступлений).Ход манипуляции такой:Расследуемое преступление переосмыслить:1.хищение разбить на 2 этапа: законное получение имущества и дальнейшее (законное/незаконное -не важно) обладание имуществом (которого больше нет в наличии).Тогда выясняется, что расследовалось уголовное дело вовсе не о мошенничестве (хотя явно указана статья 159 УК РФ о мошенничестве), а о чём-то другом (номер статьи — это же просто число, не имеющее особого смысла для непосвященных).2.Обнаружив доказательства хищений при непосредственном участии подозреваемого в составе группы, эту преступную группу называем термином «иные лица».3.после этого… а что мы имеем? обнаружено новое преступление, совершенное оно иными лицами, это новое преступление является мошенничеством и никак не связано с расследуемым (которое стало делом не о мошенничестве, а о проверке законности привлечения имущества, а судьба полученного имущества и его исчезновение не изучалась.)Тогда «честно», ссылаясь на ст.155 УПК РФ, выделяем все доказательства обнаруженных хищений в отдельное производство для передаче сообщения о преступлении для рассмотрения. После чего исходное дело закрываем (т.к. в деле уже нет доказательств хищений), причем по реабилитирующему подозреваемого основанию: отсутствие состава преступления, предусмотренного ч.3 ст.159 УК РФ. (Вновь привлечь его по той же статье будет затруднительно, надзор по делу — не обнаружит доказательств хищений в материалах дела, их там уже нет — скажет, что всё законно).А судьба рассмотрения нового сообщения о преступлении (т.е. рапорта следователя об обнаружении признаков состава преступления) заранее не определена, будет принято одно из трех решений: -о возбуждении уголовного дела, -об отказе в возбуждении уголовного дела, -о передаче сообщения о преступлении по подследственности.Но важная деталь: всё это уже без привлечения к делу потерпевших от преступления, которые остались в старом деле, т.к. по смыслу ст.155 УПК РФ, раз новое преступление не связано с расследуемым и совершено оно иными лицами, то это преступление их никак не касается.В новом деле нет других потерпевших (все остались в старом деле). Любое принятое решение эти потерпевшие не смогут обжаловать, т.к. просто о нем не узнают. Иногда, если никто не возражает, дело может ходить кругами при отсутствии желания принимать решение и при наличии каких-либо оснований для передачи сообщения о преступлении «по подследственности».А ведь мудрый законодатель предусмотрел возможность, что хитрые преступления могут расследовать те, кто в них что-то понимает, однако эту особенность не желающие работать дознаватели используют для зацикливания сообщения о преступлении под видом передачи сообщения о преступлении «по подследственности».А всё из того, что статья 155 УПК РФ не была доведена до ума следователя однозначно (точнее, он всё понимал, но делал то, что хотелось).Или скажу по-другому: в статье 155 УПК РФ есть нормальный смысл,но в виде комиксов и картинок он не был доведен до следователя под его роспись о получении этого смысла.На самом деле, смысл статьи 155 УПК РФ (не противоречащий Конституции РФ) такой:Если обнаружено новое преступление, тогда проверяем, связано ли это преступление с расследуемым (и не по названию статьи, а по совершенному деянию, т.к. преступление это деяние, а не название),Тогда если это деяние не связано с исходным деянием, то обнаруженные доказательства совершения нового преступления для потерпевших по исходному делу смысла не имеют.Если это новое преступление совершено иными лицами (а не фигурантами дела), то эти материалы не важны также и для стороны обвинения по исходному делу.Только при таком раскладе эти доказательства нового преступления, их выделение в отдельное производство, не нарушат прав потерпевших от преступления по исходному делу.Другой пример:Муниципальное образование принимает решение о реорганизации МУП в ОАО, при этом единственным акционером ОАО становится муниципальное образование. (Без оповещения граждан об этом они не могут стать акционерами этого ОАО, и созданное ОАО фактически является ЗАО в силу п.3 ст.7 закона «Об ОАО».)Это нормально? Для распиливания муниципального бюджета — очень даже нормально. Для спокойствия ОАО тоже всё нормально — всё делается по решению единственного акционера в лице руководителя муниципального образования. Гендиректору ОАО даются указания непосредственно от главы муниципального образования, обязательные для выполнения.И получается, что глава муниципального образования может свободно распоряжаться деньгами ОАО — его указания для номинального гендиректора обязательны для исполнения. А деньги пригодятся, в том числе на победу в выборах — иначе будет потерян контроль над финансовыми потоками «ОАО». Почему такое возможно (название ОАО вместо ЗАО)? Это позволяет (или не позволяет?) ст.10 закона «Об акционерных обществах»1. Учредителями общества являются граждане и (или) юридические лица, принявшие решение о его учреждении.Опять это «И (ИЛИ)». Вопрос в количестве акционеров. Кстати, в ЗАО число акционеров ограничено сверху числом 50: при увеличении их числа, общество обязано преобразоваться в ОАО. В ГК РФ по смыслу ст.97 в ОАО должно быть больше одного акционера:Статья 97. Открытые и закрытые акционерные общества»1. Акционерное общество, участники которого могут отчуждать принадлежащие им акции без согласия других акционеров, признается открытым акционерным обществом.»Тут речь идет о согласии или несогласии других акционеров, следовательно, эти другие акционеры ОАО должны существовать, хотя бы номинально.

Для тех, кто дочитал,предлагаю ознакомиться и с другими проблемами, которые также будут интересыhttp://www.democrator.ru/user/9152

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *