Уголовный розыск, что это?

Сегодня, благодаря влиянию средств массовой информации, одним из самых известных структурных подразделений органов внутренних дел является уголовный розыск. Однако на практике далеко не все граждане понимают функции, задачи и принципы деятельности оперативной службы. Работа УГРО регулируется Конституцией, Уголовно-процессуальным кодексом, ФЗ «О полиции», ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности».

Уголовный розыск: задачи службы

Обозначенными выше законодательными актами четко определяется круг задач, стоящих перед полицейским подразделением. Так, можно выделить несколько важных функций:

  • Принятие мер по выявлению, предупреждению, пресечению, раскрытию тяжких, особо тяжких преступлений против личности, личного имущества граждан.
  • Подготовка и внедрение действий, направленных на защиту жизни и здоровья человека и гражданина, его имущества от противоправных посягательств.
  • Выполнение оперативно-розыскной деятельности с целью установления места сокрытия прячущихся от следствия преступников, пропавших без вести граждан, опознания трупов.
  • Осуществление дознаний при выполнении доследственной проверки по заявлениям о совершении правонарушений от граждан и организаций.
  • Оперативное сопровождение предварительного расследования по уголовным делам.

Таким образом, круг правонарушений, относящийся к уголовному розыску, довольно широкий. В него не включены преступления, составляющие компетенцию других правоохранительных служб (отдела по борьбе с экономическими преступлениями, незаконным оборотом наркотиков организованной преступностью, ФСБ, прокуратуры). Для выполнения своих полномочий работники оперативной службы используют такие средства: особую технику, негласных осведомителей, оперативно-розыскные учеты, подготовленных для службы собак.

Должностные обязанности оперуполномоченного уголовного розыска

Должностным лицом, в полномочия которого входит выполнение мероприятий по оперативно-розыскной деятельности и дознанию, является оперуполномоченный. Специфика работы и ее методы, среди которых личный сыск и разработка агентов, освобождают сотрудника УГРО от обязательного соблюдения требований внешнего вида. Кроме того, служащие имеют доступ документам, хранящимся под грифами «секретно», «совершенно секретно». Круг обязанностей оперуполномоченного составляют:

  • наблюдение;
  • исследование предметов, документов;
  • проведение визуального осмотра зданий, предметов, помещений, транспорта;
  • установление личности;
  • проведение проверочных закупок;
  • установление контроля за почтовыми отправлениями;
  • прослушивание телефонных звонков;
  • наведение справок;
  • произведение оперативного внедрения;
  • получение сведений через технические каналы.

Таким образом, целью деятельности оперуполномоченного уголовного розыска является получение сведений в рамках возбужденного уголовного дела.

По адвокатским делам я часто бывал в разных силовых инстанциях и стал обращать внимание на одежду и стилистические особенности как видовой признак сотрудников госорганов. Мне показалось это полезным – ведь тогда видишь силовика в гражданском, а он об этом не знает. Может, это пригодится и пытливому читателю, как писали в книгах издательства «Детгиз» 1957 года. Потому что в автомобильном конфликте и в баре за стойкой вам может встретиться сердитый рыцарь плаща с кинжалом за пазухой в виде удостоверения «с птицей», как причастные иногда называют герб МВД. Более того, благодаря поедателям летучих мышей отпуск мы теперь тоже будет проводить в Сочи и Ялте – исконных местах силы силовиков. Это значит, что в острых жизненных ситуациях с людьми, обладающими описанными мной ниже признаками, следует быть особенно осторожным в действиях и выражениях.

Существуют общие моменты – например, сотрудники МВД, ФСБ и других уставных организаций могут быть небриты, но никогда не носят бороды. Был даже судебный кейс, где истец – сотрудник полиции – отстаивал право носить бороду. И проиграл.

Но есть и различия.

Сотрудники уголовного розыска

Оперативный сотрудник из районного или окружного УГРО осенью и весной одет, как правило, в кожаную куртку, часто на размер больше – для сокрытия хранящегося в оперативной кобуре табельного (иногда травматического, а то отписывайся потом в случае утери или применения) оружия. Зимой любимой верхней одеждой служит парка с просторным нагрудным карманом слева – оттуда удобно доставать пистолет, да и от удара ножом хорошо защищает. Летом опера предпочитают свободные рубашки навыпуск с короткими рукавами – так удобно скрывать поясную кобуру на клипсе. Часто они носят кожаную сумку через плечо, которую так и называют – «опер-кожаная сумка».

Практически всегда сотрудник УГРО будет одет в недорогие джинсы – в брюках не очень удобно лезть в подвал на осмотр трупов. Что касается обуви, то это, конечно, кроссовки – в них хорошо догонять злодея и бить его ногами при задержании. Один оперативник мне сознался, что первую не спортивную обувь ему купила невеста на свадьбу в 34 года. Переход на уровень городского управления сотрудники УГРО часто предпочитают совершать в обтягивающих поло с крокодилом и кроссовки тогда подбирают подороже. Городские, а тем более, федеральные опера питают слабость к серым костюмам и белым рубашкам без галстука.

Телефоны у розыска почти всегда на андроиде, а в качестве рингтона – голос Николая Расторгуева обещает операм прорваться. На руках частенько можно заметить следы регулярных занятий боевыми единоборствами в виде мозолистых и сбитых костяшек.

Борец с экономическими преступлениями

Борец с экономическими преступлениями из окружного или городского УЭБ и ПК, скорее всего, будет обладателем одиннадцатого айфона без чехла, периодически разражающегося голосом Магомаева, поющего о службе, что будто сердце, отдыха не знает никогда. Если это городское управление, очень вероятно, что борца с коррупцией будут отличать еще и дорогие часы размером с телевизор. Широко известен в узких кругах случай в управлении экономической безопасности одного из московских округов – там опера носили только черные костюмы от Кардена, у каждого сотрудника было как минимум три. Галстуки обычно появляются уже на федеральном уровне.

Сейчас многое изменилось, но когда-то, когда деревья были большими, а люди здоровались за руку и целовались при встрече, за Казанским вокзалом была небольшая закусочная. Люди, работавшие в важном полицейском главке, ходили туда обедать кавказской едой, которая пользуется популярностью у служивого народа. Около закусочной стояла, как водится, доска с написанным мелом меню. И однажды на этой доске появилась каллиграфическая надпись: «Товарищи офицеры, мы починили вытяжку! Вашим костюмам от Brioni больше ничего не угрожает».

Следователи

Внешний облик моих наиболее частых процессуальных оппонентов зависит от того, где и на каком уровне они работают. Следователи бывают из МВД, Следственного комитета и ФСБ. Сотрудники СК почти всегда ходят в форме, которая заботами их начальника, натуры поэтической, похожа на форму милиции пятидесятых годов.

Что же касается следователей МВД, то уровень до городского не имеет сил и средств для нарядов, но многие очень любят черные рубашки под недорогой костюм. Это связано с тем, что районному следователю в силу загруженности иногда некогда ехать домой переодеваться, а черная рубашка не пачкается. Частым отличительным признаком следователя городского уровня и выше будет ярко-синий костюм, белая рубашка опять-таки без галстука и испускающие неоновые стрелы туфли. Наблюдать этих людей в их естественной среде обитания раньше можно было в «Кофемании» на Никитской, например. Так что Кокорину с Мамаевым еще повезло.

Сотрудники ФСБ – и следователи, и оперативники – от самовыражения воздерживаются, несмотря на то, что практически никогда не носят форменную одежду и редко имеют при себе оружие. Связано это, вероятно, с тем, что они, в отличие от сотрудников СКР и МВД, являются военнослужащими, да и характер их деятельности к ярким признакам не располагает. Ну максимум – наградные часы с надписью «От Президента России».

Вероятно, вам также будет интересно:

Зачем в России постоянно снимают сериалы о полиции?

Как повторить образы главного героя сериала «Политик»

Разбираем костюмы Тони Монтаны в фильме «Лицо со шрамом»

Чему вас научит Иэн Маккеллен

Правоохранительные органы — одна из самых закрытых структур в России. О проблемах в работе силовикам открыто говорить запрещено, иначе можно лишиться должности.

Герой интервью больше трех лет отработал оперуполномоченным уголовного розыска в Сургуте и не понаслышке знает все тонкости работы в правоохранительных органах. Бывший полицейский на условиях анонимности рассказал СИА-ПРЕСС, насколько опасна работа силовиков, какие условия труда, кто охраняет порядок в городе и что у них со взятками.

— Почему решил уйти из полиции?

— Работа забирает все твое время без остатка. Тут какая ситуация, в служебном контракте (трудовом договоре) было указано, что рабочий день у сотрудников нашего отдела с 08.20 до 18.00. И, конечно, есть пометка про ненормированность, и это понятно, ведь ты заступаешь на сутки в составе следственно-оперативной группы. Руководство же трактует это следующим образом — если уходишь в шесть, то ты наверняка не дорабатываешь. Уходить вовремя было просто неприлично. А приходить нужно было пораньше, ведь утро начиналось с летучки. Выходной всегда только один. Либо в субботу выходишь, либо в воскресенье. Ну и вишенка на торте трудового графика — за все время у меня накопилось порядка 110 дней не отгулянного отпуска. И это не я уникум — такая ситуация у всех.

— Чем занимаются оперативники?

— Будний день зависит от того, что происходит. Если прямо обычный-обычный, то сначала летучка у начальника, постановка задач. Потом все по рабочим местам — надо проверить не вышел ли срок проведения проверок по материалам, посмотреть, что нужно сделать, может пригласить кого-то на дачу объяснения. Если есть какие-то поручения следователей, то по ним нужно отработать: найти кого-то, привести на допрос, самому дать пояснения, поучаствовать в следственных мероприятиях. А дальше идешь на землю, так сказать. Собираешь информацию, выявляешь подозреваемых на причастность к уже совершенным преступлениям. Так рабочий день может не заканчиваться очень долго или легко превратиться в сутки.

— Опасная ли работа?

— Не такая опасная, как у наружных служб — это я про ППС, но, конечно, есть риск. Никогда не знаешь, как, например, пройдет задержание подозреваемого. Ну и плюс всех привлекают к охране порядка на большие праздники — День города, 9 мая. И там тоже может всякое произойти. Лично со мной особо опасных ситуаций не случалось. Угрозы тоже не поступали.

— Есть ли в полиции кадровый дефицит?

— Конечно, есть. Везде. В любой службе некомплект. И даже если на бумаге все идеально, то по факту это не всегда так. В штате 20 человек, предположим. 20 работает — как будто все хорошо. Но один в командировке в Дагестане, значит год его нет, второй прикреплен к другому отделу, а тут только числится, кто еще в декрете, в отпуске, на больничном — и в итоге работает три калеки.

— Какие условия труда в УМВД?

— Однозначно сложно сказать. Ну, есть компьютеры. У всех. Но они старые. Есть принтеры, тоже не новые, которые через раз сами сотрудники и заправляют. Бумагу в основном тоже свою приносят. Часть выдают, конечно, но заканчивается она быстро. Приходится за свой счет. И так во многом.

— А что касается зарплаты — достойный доход?

— Денежное довольствие было неплохим. Я получал 50-55 тысяч рублей. Но опять, такую зарплату начали платить восемь лет назад. С тех пор индексации так и не проводились.

— Ты брал когда-нибудь взятки?

— Вот чем могу гордиться, так это тем, что я даже не знаю, брал ли кто-то из наших взятки. Мне об этом неизвестно. Я понимаю, что такие истории в Сургуте тоже происходят, но реже, чем в центральной России и как-то по-тихому, видимо.

— Каков уровень подготовки сегодняшних полицейских?

— В полиции сейчас идет активное замещение кадров. Опытные сотрудники уходят на пенсию, молодежь учится и пока не очень профессиональна. Большая, наверное, часть сотрудников — это ребята из вузов системы МВД: бывший Тюменский юридический институт, до тех пор пока его не закрыли, а сейчас выпускники академии Екатеринбурга. Есть сотрудники и из гражданских вузов, но у них подготовка еще слабее. Такая ситуация складывается у оперов и участковых. В наружных службах положение другое.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *