Уточнение требований ГПК

ФЕДЕРАЛЬНАЯ СЛУЖБА ПО НАДЗОРУ В СФЕРЕ ЗАЩИТЫ ПРАВ ПОТРЕБИТЕЛЕЙ И БЛАГОПОЛУЧИЯ ЧЕЛОВЕКА
ПИСЬМО
от 23 июля 2012 года N 01/8179-12-32
О постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 28 июня 2012 года N 17 «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей»

Постановлением от 28 июня 2012 года N 17 «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей» (далее также — Постановление) Пленум Верховного Суда Российской Федерации в целях обеспечения единства судебной практики дал судам общей юрисдикции необходимые разъяснения по вопросам применения норм материального права законодательства Российской Федерации, регулирующего отношения с участием потребителей, а также по отдельным процессуальным особенностям рассмотрения в рамках гражданского судопроизводства дел о защите прав потребителей.
Принятие данного Постановления, безусловно, является одним из наиболее значимых результатов реализации перечня поручений Президента Российской Федерации от 24.01.2012 N Пр-177, которые были даны по итогам заседания Президиума Государственного совета Российской Федерации, прошедшего 16 января 2012 года в г.Саранске.
Будучи разработанным на основе материалов изучения и обобщения соответствующей судебной практики, с учетом предложений и рекомендаций Научно-консультативного совета при Верховном Суде Российской Федерации, Постановление содержит изложение правовой позиции высшего судебного органа по гражданским делам по целому ряду принципиальных вопросов, возникающих при рассмотрении и разрешении дел о защите прав конкретных потребителей, группы потребителей либо неопределенного круга потребителей, включая вопросы, на которые не раз обращалось внимание со стороны Роспотребнадзора.
В этой связи, учитывая, что действенность мер, принимаемых Федеральной службой по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека при осуществлении федерального государственного надзора в области защиты прав потребителей, во многом зависит от формирующейся в рамках гражданского судопроизводства правоприменительной практики, территориальным органам Роспотребнадзора надлежит принять постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 28 июня 2012 года N 17 «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей» к непосредственному руководству в целях более эффективной реализации функций, связанных с защитой прав потребителей как в судебном, так и досудебном порядке.
Одновременно считаем необходимым обратить внимание на ряд отдельных положений рассматриваемого Постановления, отметив при этом нижеследующее.

1. Предметом отношений, регулируемых законодательством о защите прав потребителей, являются вполне определенные объекты гражданских прав (см. статью 128 Гражданского кодекса Российской Федерации, далее — ГК РФ), надлежащее установление которых всегда имеет первостепенное значение в целях правильного определения норм права, подлежащих применению в каждом конкретном случае.
Именно поэтому в Постановлении разъясняется, что следует понимать под товаром, работой и услугой, которые гражданин приобретает (имеет намерение приобрести), заказывает (имеет намерение заказать), либо использует для личных, семейных, домашних, бытовых и иных нужд, не связанных с осуществлением предпринимательской деятельности.
В этой связи дополнительно следует иметь в виду, что поскольку товар является вещью применительно к нему в рамках потребительских правоотношений среди прочего применяются общие положения ГК РФ о недвижимых и движимых вещах (статья 130), о неделимых и сложных вещах (статьи 133 и 134), о главной вещи и принадлежности (статья 135) (в частности, положения пункта 3 статьи 19 Закона Российской Федерации от 7 февраля 1992 года N 2300-I «О защите прав потребителей» (далее — Закон о защите прав потребителей либо Закон о порядке исчисления гарантийных сроков на комплектующие изделия и составные части основного товара полностью корреспондируются с соответствующими диспозициями статей 135 и 134 ГК РФ).
Отдельное разъяснение дается в Постановлении относительно финансовой услуги, под которой следует понимать услугу (т.е. действие (комплекс действий), совершаемое исполнителем в интересах и по заказу потребителя в целях, для которых услуга такого рода обычно используется, либо отвечающее целям, о которых исполнитель был поставлен в известность потребителем при заключении возмездного договора), оказываемую физическому лицу в связи с предоставлением, привлечением и (или) размещением денежных средств и их эквивалентов, выступающих в качестве самостоятельных объектов гражданских прав (предоставление кредитов (займов), открытие и ведение текущих и иных банковских счетов, привлечение банковских вкладов (депозитов), обслуживание банковских карт, ломбардные операции и т.п.).
Соответственно, к отдельным видам обязательств, возникшим на основе договора возмездного оказания потребителю той или иной финансовой услуги, будут применяться положения главы 42 «Заем и кредит», главы 44 «Банковский вклад», главы 45 «Банковский счет» ГК РФ, Федерального закона от 27 июня 2011 года N 161-ФЗ «О национальной платежной системе», Федерального закона от 19 июля 2007 года N 196-ФЗ «О ломбардах» и др.
Существо финансовой услуги, как предмета гражданско-правовых отношений с участием потребителей, сформулированное в Постановлении, не отождествляется и не свидетельствует о наличии какого-либо противоречия с определением финансовой услуги, содержащемся в пункте 2 статьи 4 Федерального закона от 26 июля 2006 года N 135-ФЗ «О защите конкуренции», так как принятые в нем понятия используются исключительно для сферы применения данного Федерального закона.

2. В пункте 2 Постановления при перечислении отдельных видов договорных отношений с участием потребителей, которые регулируются специальными законами Российской Федерации, содержащими нормы гражданского права, Пленумом Верховного Суда Российской Федерации определено, что Закон о защите прав потребителей применяется в части, не урегулированной специальными законами, также к договорам страхования (как личного, так и имущественного).
Тем самым была разрешена коллизия, возникшая после появления Обзора законодательства и судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за первый квартал 2008 года, утвержденного постановлением Президиума Верховного Суда Российской Федерации от 28 мая 2008 года, в котором содержалось утверждение о том, что «отношения по имущественному страхованию не подпадают под предмет регулирования Закона Российской Федерации «О защите прав потребителей» и положения данного Закона к отношениям имущественного страхования не применяются».
В этой связи применительно к договорам страхования (также как и к отношениям, возникающим из договоров об оказании иных видов услуг с участием гражданина, последствия нарушения условий которых не подпадают под действие главы III Закона о защите прав потребителей) с учетом разъяснений, изложенных в абзаце 2 пункта 2 Постановления, должны применяться общие положения Закона, в частности, о праве граждан на предоставление информации (статьи 8-12), об ответственности за нарушение прав потребителей (статья 13), о возмещении вреда (статья 14), о компенсации морального вреда (статья 15), об альтернативной подсудности (пункт 2 статьи 17), а также об освобождении от уплаты государственной пошлины (пункт 3 статьи 17) в соответствии с пунктами 2 и 3 статьи 333_36 Налогового кодекса Российской Федерации.
Дополнительно в контексте сохраняющейся проблематики обеспечения защиты прав потребителей-заемщиков от недобросовестной практики навязывания при получении кредита страховых услуг обращаем внимание, что застраховать свою жизнь и здоровье гражданин — заемщик в качестве страхователя по договору личного страхования (статья 934 ГК РФ) может исключительно при наличии его собственного волеизъявления (которое не предполагает любого рода понуждение извне — см. в этой связи информационное письмо Росстрахнадзора от 22.11.2010 N 8934/02-03 «По вопросам личного страхования заемщиков»).
Поэтому сама возможность кредитной организации быть выгодоприобретателем по договору личного страхования гражданина в той ситуации, когда страховым случаем в таком договоре названо причинение вреда жизни или здоровью непосредственно страхователя-заемщика, выдаваемая за «меру по снижению риска невозврата кредита», даже при декларируемой вариативности в получении того же кредитного продукта без сопутствующей услуги в виде «добровольного» страхования жизни и здоровья, изначально не только не выглядит правомочной, но и содержит все признаки навязывания заемщику соответствующей услуги страховщика.
С учетом названных обстоятельств в каждом случае обременения страхованием кредитного договора с заемщиком необходима проверка всех факторов, сопутствовавших заключению как самого кредитного договора (в контексте соблюдения банком требований статьи 16 Закона о защите прав потребителей), так и договора личного страхования в пользу лица, не являющегося страхователем (статья 934 ГК РФ).

3. Согласно разъяснениям, содержащимся в пункте 4 Постановления, законодательство о защите прав потребителей подлежит применению к отношениям сторон предварительного договора, если по его условиям гражданин фактически выражает намерение на возмездной основе заказать или приобрести товары (работы, услуги).
Очевидно, что установление таких обстоятельств применительно к предварительному договору в каждом случае должно предполагать следование правилам о толковании договора, установленным в статье 431 ГК РФ, согласно которым при толковании условий договора судом принимается во внимание буквальное значение содержащихся в нем слов и выражений и в случае неясности буквальное значение условия договора устанавливается путем сопоставления с другими условиями и смыслом договора в целом. При невозможности определить содержание договора изложенным способом данная статья предписывает выяснить действительную волю сторон, имея в виду цель соглашения. При этом предлагается «принять во внимание все соответствующие обстоятельства, включая предшествующие договору переговоры и переписку, практику, установившуюся во взаимных отношениях сторон, обычаи делового оборота, последующее поведение сторон».
Если же целью (предметом) предварительного договора, понятие которого приведено в статье 429 ГК РФ, действительно является только обязательство сторон заключить соответствующий основной договор в будущем, а не как таковая обязанность по передаче потребителю соответствующего товара (результата выполненной работы либо оказанной услуги), то такой договор как таковых потребительских правоотношений не устанавливает.

4. В пункте 8 Постановления даются разъяснения по поводу того, что в порядке, предусмотренном законодательством о защите прав потребителей, подлежат защите также права и законные интересы граждан, имеющих право на государственную социальную помощь и использующих в ходе ее реализации (предоставления) соответствующие товары или услуги.
Указанное, в частности, означает, что если гражданам, категории которых перечислены в статье 6.1 Федерального закона от 17 июля 1999 года N 178-ФЗ «О государственной социальной помощи», имеющим право на получение государственной социальной помощи в виде набора социальных услуг, в результате предоставления этих услуг, определенных в статье 6.2 Федерального закона от 17 июля 1999 года N 178-ФЗ «О государственной социальной помощи», был причинен вред жизни, здоровью, имуществу вследствие конструктивных, производственных, рецептурных или иных недостатков соответствующего товара (услуги), такой вред подлежит возмещению в полном объеме (статья 14 Закона о защите прав потребителей, § 3 главы 59 ГК РФ). Возникшие в этой связи требования получатели (пользователи) социальных услуг вправе предъявить к изготовителю (продавцу) таких товаров, исполнителю услуг. Соответственно в порядке, предусмотренном законодательством о защите прав потребителей, должны разрешаться вопросы о компенсации таким гражданам морального вреда (статья 15 Закона) и об альтернативной подсудности (пункт 2 статьи 17 Закона).
Аналогичным образом следует трактовать и пункт 9 Постановления, согласно которому законодательство о защите прав потребителей применяется к отношениям по предоставлению гражданам медицинских услуг, оказываемых медицинскими организациями как в рамках добровольного, так и обязательного медицинского страхования (при том, что согласно части 2 статьи 84 Федерального закона от 21 ноября 2011 года N 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» «платные медицинские услуги оказываются пациентам за счет личных средств граждан, средств работодателей и иных средств на основании договоров, в том числе договоров добровольного медицинского страхования»).

5. При руководстве положениями пункта 6 Постановления дополнительно следует иметь в виду следующее:

1) В соответствии со статьей 1 Основ законодательства Российской Федерации о нотариате от 11 февраля 1993 года N 4462-1 (далее — Основы о нотариате) нотариальная деятельность, предусматривающая совершение нотариусами предусмотренных законодательными актами нотариальных действий от имени Российской Федерации, не является предпринимательством и не преследует цели извлечения прибыли.
Более того, согласно статье 6 Основ о нотариате нотариусам запрещено заниматься самостоятельной предпринимательской и любой иной деятельностью, кроме нотариальной, научной и преподавательской, а также оказывать посреднические услуги при заключении договоров.
Все виды нотариальных действий и правила их совершения изложены в разделе II Основ о нотариате, а вопросы оплаты нотариальных действий разрешены в статье 22.
Отказ в совершении нотариального действия или неправильное совершение нотариального действия обжалуются в судебном порядке (статья 33 Основ о нотариате), причем в силу соответствующих положений пункта 10 статьи 262 и главы 37 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации (далее — ГПК РФ) — в порядке особого производства.

2) Правовую основу деятельности адвокатов определяет Федеральный закон от 31 мая 2002 года N 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», статья 1 которого устанавливает, что «адвокатской деятельностью является квалифицированная юридическая помощь, оказываемая на профессиональной основе лицами, получившими статус адвоката в порядке, установленном настоящим Федеральным законом, физическим и юридическим лицам (далее — доверители) в целях защиты их прав, свобод и интересов, а также обеспечения доступа к правосудию».
При этом адвокатская деятельность, также как и деятельность нотариусов, не является предпринимательской.

6. Принимая во внимание содержание пункта 12 Постановления, следует иметь в виду, что при решении вопроса о реализации территориальными органами Роспотребнадзора своих полномочий, связанных с защитой прав потребителей (неопределенного круга потребителей) в судебном порядке (статьи 46, 47 ГПК РФ, статьи 40, 46 Закона о защите прав потребителей), инициативное обращение в суд либо вступление в процесс для дачи заключения по делу изначально предполагают, что в каждом случае наличие потребительских правоотношений с соответствующим субъектом этих отношений (определение которых содержится в преамбуле Закона) со статусом юридического лица или индивидуального предпринимателя априори подразумевается.
Однако если суд при рассмотрении гражданского дела по спору между физическими лицами посчитает возможным применить законодательство о защите прав потребителей, сочтя, что к ответчику применимы положения пункта 4 статьи 23 ГК РФ, и в этой связи примет решение о привлечении к участию в деле государственного органа, уполномоченного давать заключение по делу в целях реализации возложенных на него функций по защите прав потребителей, такое заключение со стороны территориального органа Роспотребнадзора должно даваться применительно к фактическим обстоятельствам совершения соответствующей сделки безотносительно к факту отсутствия у физического лица, нарушившего права потребителя, государственной регистрации в качестве индивидуального предпринимателя.

7. Разъясняя в Постановлении целый ряд процессуальных особенностей рассмотрения дел о защите прав потребителей, Пленум Верховного Суда Российской Федерации указал, что дела по искам, связанным с нарушением прав потребителей, в силу пункта 1 статьи 11 ГК РФ, статьи 17 Закона о защите прав потребителей, статьи 5 и пункта 1 части 1 статьи 22 ГПК РФ подведомственны судам общей юрисдикции (тем самым это означает неподведомственность данной категории дел третейским судам).
Судам общей юрисдикции подведомственны дела по заявлениям Роспотребнадзора (его территориальных органов) о ликвидации изготовителя (исполнителя, продавца, уполномоченной организации, импортера) либо о прекращении деятельности индивидуального предпринимателя (уполномоченного индивидуального предпринимателя) за неоднократное (два и более раза в течение одного календарного года) или грубое (повлекшее смерть или массовые заболевания, отравления людей) нарушение прав потребителей (подпункт 7 пункта 4 статьи 40 Закона о защите прав потребителей), а также дела по искам к изготовителю (продавцу, исполнителю, уполномоченной организации или уполномоченному индивидуальному предпринимателю, импортеру), поданным в защиту прав и законных интересов неопределенного круга потребителей в соответствии со статьей 46 ГПК РФ, статьями 44, 45 и 46 Закона о защите прав потребителей.
При этом районному суду (статья 24 ГПК РФ) подсудны дела по спорам о защите неимущественных прав потребителей (например, при отказе в предоставлении необходимой и достоверной информации об изготовителе), равно как и требования имущественного характера, не подлежащее оценке, а также требования о компенсации морального вреда.

8. Пункты 25, 26 Постановления посвящены разъяснениям порядка применения правила об альтернативной подсудности дел о защите прав потребителей.
В этой связи следует иметь в виду, что все заявления о защите прав неопределенного круга потребителей рассматриваются судом с соблюдением общих правил подсудности, предусмотренных статьей 28 ГПК РФ, т.е. по месту нахождения ответчика.
Заявления же полномочных в силу закона лиц, к числу которых относится Роспотребнадзор (его территориальные органы), поданные ими в защиту конкретного потребителя или группы потребителей, направляются в суд с учетом права истца на альтернативную подсудность (часть 7 статьи 29 ГПК РФ, пункт 2 статьи 17 Закона о защите прав потребителей).
В том случае, если исковое заявление подано в суд самим потребителем, причем согласно условию заключенного сторонами соглашения о подсудности, которое не оспаривается, судья не вправе возвратить такое исковое заявление со ссылкой на пункт 2 части 1 статьи 135 ГПК РФ.
Точно также судья не вправе возвратить, ссылаясь на статью 32, пункт 2 части 1 статьи 135 ГПК РФ, исковое заявление потребителя, оспаривающего условие договора о территориальной подсудности спора, так как в силу частей 7, 10 статьи 29 ГПК РФ и пункта 2 статьи 17 Закона о защите прав потребителей выбор между несколькими судами, которым подсудно дело, принадлежит истцу.

9. По предложению Роспотребнадзора в Постановлении нашло отражение разъяснение процессуального статуса органа, дающего заключение по делу, каковым является Федеральная служба по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека (ее территориальные органы) в силу взаимосвязанных положений статьи 40 Закона о защите прав потребителей и статьи 47 ГПК РФ.
На этот счет в пункте 27 Постановления говорится о том, что в данном случае привлечение такого органа в процесс в качестве третьих лиц, чей процессуальный статус установлен статьями 42, 43 ГПК РФ, не допускается, а само заключение может быть дано как в устной, так и в письменной форме.
По общему правилу, закрепленному в статье 189 ГПК, слово для заключения по делу предоставляется представителю государственного органа после исследования всех доказательств, после чего при отсутствии у других лиц, участвующих в деле (их представителей), дополнительных объяснений председательствующий объявляет рассмотрение дела по существу законченным и переходит к судебным прениям (статья 190 ГПК РФ).
В Постановлении особо отмечено, что заключение по делу не относится к доказательствам по делу (статья 55 ГПК РФ), а суждения суда в отношении заключения должны быть отражены в мотивировочной части решения.

10. В разделе Постановления о способах защиты и восстановления нарушенных прав потребителей конкретизированы многие вопросы, связанные с порядком исчисления договорных и законных неустоек, предусмотренных положениями статей 23, 23.1, 28, 30, 31 Закона о защите прав потребителей.
При этом указывается, что применение статьи 333 ГК РФ (об уменьшении неустойки) по делам о защите прав потребителей возможно только в исключительных случаях, по заявлению ответчика и с обязательным указанием мотивов, по которым суд полагает, что уменьшение размера неустойки является допустимым.
Одновременно Постановлением разрешается вопрос о правовой природе штрафа, предусмотренного положениями пункта 6 статьи 13 Закона о защите прав потребителей, как об определенной законом неустойке, которую в соответствии со статьей 330 ГК РФ «должник обязан уплатить кредитору в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательства, в частности в случае просрочки исполнения».
В этой связи в Постановлении сказано, что при удовлетворении судом требований потребителя в связи с нарушением его прав, установленных Законом о защите прав потребителей, которые не были удовлетворены в добровольном порядке изготовителем (исполнителем, продавцом, уполномоченной организацией или уполномоченным индивидуальным предпринимателем, импортером), суд взыскивает с ответчика в пользу потребителя штраф независимо от того, заявлялось ли такое требование суду.
Таким образом, Пленум Верховного Суда Российской Федерации однозначно указал на то, что указанный штраф следует рассматривать как предусмотренный Законом особый способ обеспечения исполнения обязательств (статья 329 ГК РФ) в гражданско-правовом смысле этого понятия (статья 307 ГК РФ), а не как судебный штраф (статья 105 ГПК РФ), который налагается лишь в случаях и в размере, предусмотренных непосредственно ГПК РФ, либо административный штраф, который согласно положениям пункта 2 части 1 статьи 3.2 и статьи 3.5 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях (далее — КоАП РФ) является одним из видов административного наказания за совершение административных правонарушений и в силу части 1 статьи 1.1 КоАП РФ не может быть предусмотрен нормативным правовым актом, не относящимся к законодательству об административных правонарушениях.

11. Особое внимание необходимо обратить на пункт 51 Постановления, в котором сформулирован тезис о порядке разрешении судами общей юрисдикции дел по спорам об уступке требований, вытекающих из кредитных договоров с потребителями (физическими лицами), тем более, что он по своему правовому смыслу не аналогичен по содержанию и выводам, сделанным Высшим Арбитражным Судом Российской Федерации в пункте 16 Обзора судебной практики по некоторым вопросам, связанным с применением к банкам административной ответственности за нарушение законодательства о защите прав потребителей при заключении кредитных договоров (информационное письмо Президиума ВАС РФ от 13 сентября 2011 года N 146).
Как известно, в настоящее время соответствующие диспозиции главы 24 ГК РФ, закрепляющие общие принципы и правила правового регулирования гражданских отношений, связанных с переменой лица в обязательстве, изначально сформулированы безотносительно к существу таких видов договорных обязательств, одной из сторон которого является субъект, осуществляющий лицензируемый вид деятельности, и по этой причине не учитывают особенности правоотношений сторон по кредитному договору и сопутствующие данному обстоятельству факторы.
Именно поэтому, т.е. в силу отсутствия на этот счет необходимого разрешительного законоположения о возможности передачи банком права требования долга с заемщика (физического лица) по кредитному договору лицам, не имеющим лицензии на право осуществления банковской деятельности, совершаемые на практике такого рода действия не могут считаться соответствующими закону (тем более при наличии спора о наличии как такового долга между первоначальным кредитором и заемщиком), поскольку в соответствии с положениями статьи 388 ГК РФ уступка требования кредитором другому лицу допускается, если она не противоречит закону, иным правовым актам или договору.
Так как по общему правилу не допускается без согласия должника уступка требования по обязательству, в котором личность кредитора имеет существенное значение для должника (пункт 2 статьи 388 ГК РФ), Роспотребнадзор полагает, что при разрешении дел, связанных с уступкой требований, вытекающих из кредитных договоров с потребителями, судам общей юрисдикции, руководствуясь разъяснениями, данными в Постановлении, необходимо в каждом случае достоверно устанавливать факт действительного наличия добровольного волеизъявления заемщика на включение в кредитный договор условия о возможности уступки требования третьему лицу, не равноценному банку (иной кредитной организации) по объему прав и обязанностей в рамках лицензируемого вида деятельности, осуществляемой первоначальным кредитором. При этом такое условие, включенное в договор, в любом случае является оспоримым, что позволяет применять к соответствующим договорам не только общие положения о последствиях недействительности сделки (статья 167 ГК РФ), но и положения о недействительности сделки, совершенной под влиянием заблуждения (статья 178 ГК РФ).
Данное обстоятельство надлежит учитывать в каждом случае при оказании потребителям соответствующей консультативной и иной практической помощи, в том числе связанной с участием в их судебной защите.
При этом основными аргументами в пользу отсутствия на момент заключения кредитного договора реально достигнутого соглашения сторон по вопросу о возможной уступке требования, как правило, служат утверждения и доводы заемщика о том, что для него в рамках кредитного договора с банком его (т.е. банка) особый правовой статус и требования к организации деятельности, изначально регламентированные законодательством о банках и банковской деятельности, на всем протяжении соответствующих правоотношений объективно имеют существенное значение, к тому же именно банк гарантирует тайну банковского счета и банковского вклада, операций по счету и сведений о клиенте (пункт 1 статьи 857 ГК РФ, статья 26 Федерального закона от 2 декабря 1990 года N 395-1 «О банках и банковской деятельности»), в связи с чем любая «договоренность», приводящая к нарушению названного законоположения, в принципе ничтожна.
В этой связи по-прежнему не усматривается безусловных оснований для признания правомерности включения в кредитный договор с заемщиком (физическим лицом) условия о праве банка, иной кредитной организации передавать право требования по кредитному договору с потребителем лицам, не имеющим лицензии на право осуществления банковской деятельности, в связи с чем территориальным органам Роспотребнадзора необходимо продолжать в рамках своей компетенции оказывать потребителям необходимую помощь по защите их прав, в том числе в судебном порядке.
При этом при оценке (в контексте содержания пункта 51 Постановления) условий кредитных договоров с потребителями, предусматривающих уступку требования с «согласия» заемщика, и при решении вопроса о возбуждении по факту выявления такого условия в отношении кредитной организации дела об административном правонарушении по части 2 статьи 14.8 КоАП РФ следует в каждом случае выяснять действительную волю заемщика (с привлечением его в качестве потерпевшего) по данному вопросу. Причем установленный и доказанный в этой связи факт нарушения прав потребителя может являться достаточным условием для предъявления и удовлетворения иска о компенсации потребителю морального вреда (пункт 45 Постановления).
Прошу учесть положения настоящего письма при применении постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 28 июня 2012 года N 17 «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей» в своей практической деятельности.

Руководитель
Г.Г.Онищенко

Электронный текст документа
подготовлен ЗАО «Кодекс» и сверен по:
официальный
сайт Роспотребнадзора

по состоянию на 25.07.2012

Уточняем исковые требования в гражданском суде правильно

(для быстрого перехода к разделу нажмите на ссылку содержания)

Уточнение исковых требований в суде статья ГПК РФ

При рассмотрении дела, часто у истца возникает необходимость, уточнить исковые требования, либо изменить основания или предмет иска. Это может возникнуть при подаче возражений ответчиком на иск, а также при выяснении в судебном заседании обстоятельств ранее не учтенных либо неизвестных истцу.

Ходатайство об уточнении исковых требований подается на основании статей 35 и 39 ГПК РФ, согласно которым истец вправе заявлять ходатайства, изменять предмет или основания иска, а также уточнять свои требования к ответчикам.

Право на заявление ходатайств 35 ГПК РФ — Лица, участвующие в деле, имеют право заявлять ходатайства, давать объяснения суду в устной и письменной форме; приводить свои доводы по всем возникающим в ходе судебного разбирательства вопросам.
Право на уточнение исковых требований статья 39 ГПК РФ — Истец вправе изменить основание или предмет иска, увеличить или уменьшить размер исковых требований либо отказаться от иска, ответчик вправе признать иск, стороны могут окончить дело мировым соглашением.

Именно на эти статьи гражданского кодекса РФ истец будет опираться при уточнении исковых требований. Истцу важно понимать, что конкретно истец хочет уточнить.

Что можно уточнить в исковом заявлении в гражданском суде?

Вот составляющие иска, которые в соответствии с законом подлежат уточнению.

Предмет иска — материально-правового требования истца к ответчику. Грубо говоря, это то, что вы хотите получить от ответчика по своим требованиям.

Основание иска- можно разделить на два типа:

Правовые основания — конкретные нормы права, на основании которых истец требует от суда удовлетворить свои требования (например согласно ст.810 ГК РФ Заемщик обязан возвратить займодавцу полученную сумму займа в срок и в порядке, которые предусмотрены договором займа)

Фактические основания — это совокупность юридических фактов, на основе которых истец считает себя в праве требовать у суда удовлетворения иска. (например дал денег в долг по расписке, передача денежных средств ответчику по договору, заключение самого договора и т.д.).

Требования иска — непосредственное требования обращенное к суду для удовлетворения.

ВНИМАНИЕ! Не нужно путать изменение требований в количественном отношении с изменением предмета иска! Увеличение или уменьшение уже заявленного требования это будет изменения требования иска. Добавление нового требования, не заявленного ранее и не вытекающего из заявленных требований — это изменение предмета иска.

Как составить в суд заявление об уточнении исковых требований в суд?

Лучше составлять ходатайство об уточнении исковых требований в письменной форме с указанием сторон и частей иска, которые вы хотите изменить либо уточнить.

Правила составления ходатайства об уточнении исковых требований аналогичны правилам оформления иска — также указывается суд, в который подаете, ФИО сторон процесса, что меняется и причины изменений, подписывается стороной или представителем по доверенности.

Причина уточнения исковых требований может быть самыми разнообразными. Самые распространенные причины уточнений исковых требований, что встречается в судебном процессе следующие:

  • «В связи с ознакомлением с возражениями ответчика, считаю необходимым уточнить требования в части…»
  • «Ознакомившись с материалами гражданского дела и представленными ответчиками документами..», считаю необходимым уточнить свои исковые требования в части..»
  • «В связи с добровольным исполнением ответчиком требований истца в части возврата долга, считаю необходимым уточнить исковые требования..»

ВАЖНО! Согласно статьи 39 ГПК РФ, если отказ от требований или заключение мирового соглашения нарушает права третьих лиц, суд его не примет!

В тексте письма обязательно указать, что вы желаете изменить либо дополнить в порядке ст.39 ГПК РФ, (уточнение исковых требований). В случае если вы уточняете в части иск, то указать в какой части уточнения, если вы увеличиваете требования иска, например в части неустойки, то дополнительно предоставьте суду новый расчет требований.

Форма уточнения исковых требований (устно или письменно)?

Форма уточнения исковых требований законом не определена. В судебной практике допускается принятия уточнений по иску, как в устной, так и в письменной форме. Стороны согласно ст.35 ГПК РФ вольны заявлять ходатайства, как в устной, так и в письменной форме. Проблема тут в фиксации вашего уточнения в судебном заседании и в материалах дела. Бумага будет надежнее. На практике суды стараются в любом случае брать заявление письменное с уточняющие стороны. Отказ от требований только письменно.

Рекомендовано подавать уточнения искового заявления в письменной форме, ваше заявление будет приобщено к материалам дела, и в последующем, суд будет основывать своё решение уже с учетом вашего ходатайства. Суд не сможет пропустить ваше уточнение при изучении материалов дела при принятии решения.

В случае если, ситуация в судебном заседании сложилась именно так, что возникла необходимость устно уточнить требования или основания, рекомендовано дополнительно воспользоваться нормой права ч.2. ст. 230 ГПК РФ и ходатайствовать перед судом о внесении в протокол сведений об обстоятельствах, которые они считают существенными для дела.

Порядок уточнение исковых требований в судебном заседании.

Когда можно заявлять уточнение исковых требований? Вы можете подать уточнение исковых требований в любой момент заседания до удаления суда в совещательную комнату для принятия решения.

Однако злоупотреблять этим совершенно не стоит и лучше подавать уточненное заявление заранее, через канцелярии суда или систему ГАС правосудия, чтобы суд имел возможность ознакомиться с ним до судебного заседания.

Обычно судья в начале заседания спрашивает, есть ли у сторон какие либо ходатайства по делу перед началом судебного заседания. При необходимости уточнить исковые требования, нужно встать и заявить ходатайство об уточнении исковых требований. Суд ставит данный вопрос на обсуждение сторон и с учетом мнения сторон принимает уточнение исковых требований или отказывает в принятии, о чём выносится определение.

Закон не ограничивает истца в количестве уточнений по иску, истец может уточнять свои требования неоднократно, однако знайте, что это может затянуть рассмотрение вашего иска, суд при принятии уточненного искового заявления предоставляет время для подачи возражений стороне ответчика, разъясняет бремя доказывание, предлагает сторонам представить доказательства.

Нельзя злоупотреблять своими правами в гражданском процессе! Обязанность добросовестно пользоваться своими правами возлагается на стороны нормой статьи 35 ГПК РФ. Это значит, что истец не может злоупотреблять своим правом на уточнение иска с целью затянуть рассмотрения дела и при явном злоупотреблении истца своими правами суд может просто отказать в принятии уточнения.

Текст статьи 39 ГПК РФ в новой редакции.

1. Истец вправе изменить основание или предмет иска, увеличить или уменьшить размер исковых требований либо отказаться от иска, ответчик вправе признать иск, стороны могут окончить дело мировым соглашением.

2. Суд не принимает отказ истца от иска, признание иска ответчиком и не утверждает мировое соглашение сторон, если это противоречит закону или нарушает права и законные интересы других лиц.

3. При изменении основания или предмета иска, увеличении размера исковых требований течение срока рассмотрения дела, предусмотренного настоящим Кодексом, начинается со дня совершения соответствующего процессуального действия.

N 138-ФЗ, ГПК РФ действующая редакция.

Комментарий к ст. 39 Гражданского Процессуального Кодекса РФ

Комментарии к статьям ГПК помогут разобраться в нюансах гражданского процессуального права.

1. Среди многочисленных процессуальных прав сторон, которые реализуются по всем стадиям судопроизводства и составляют содержание ряда процессуальных институтов, выделяется группа особых прав, принадлежащих только сторонам. Это так называемые диспозитивные распорядительные права. К ним относятся права по изменению иска и отказу от иска, признанию иска и заключению мирового соглашения. Реализация указанных прав влияет на динамику гражданского судопроизводства.

Истец вправе изменить иск путем изменения его основания. В правоведении под основанием иска понимают совокупность юридических фактов и норм права, в соответствии с которыми суд устанавливает наличие у истца права на полное или частичное удовлетворение его требований. Основание иска играет роль предпосылки иска. Например, заключается договор купли-продажи. В процессе исполнения договора появляются факты нарушений его условий. В совокупности с этими юридическими фактами и нормами права, регулирующими договор купли-продажи, у потерпевшей стороны появляется повод для предъявления иска.

Истец вправе изменить также предмет иска. Под предметом иска понимается указанное истцом материально-правовое требование к ответчику, основанное на первоначально указанных им фактах основания иска. Изменение предмета иска может выразиться в замене одного требования другим. Например, в иске покупателя вещи к продавцу при обнаружении дефекта купленной вещи покупатель может заменить первоначальное требование о расторжении договора купли-продажи требованием об устранении дефекта за счет продавца или требованием об уменьшении покупной цены.

Статья 39 ГПК предусматривает право истца изменить основание или предмет иска. Одновременное изменение основания и предмета иска представляет собой замену предъявленного иска совершенно иным иском. По сути, в этом случае истец отказывается от заявленного иска и в рамках возникшего судопроизводства заявляет новый иск.

В действующем законодательстве нет нормы права, предусматривающей последствия такой замены. Однако при одновременном изменении основания и предмета иска суд должен прекратить производство по делу ввиду отказа истца от иска и разъяснить истцу, что новое исковое требование он может предъявить в самостоятельном производстве. Правовым основанием для такого решения вопроса является ст. 220 ГПК.

Иск может быть изменен путем увеличения или уменьшения размера исковых требований.

Право изменить иск принадлежит истцу. Законом не предусмотрено право суда на изменение иска по своему усмотрению. Следовательно, суд разрешает дело в пределах заявленных истцом требований с учетом имевших место действий по изменению им иска.

Выход за эти пределы допускается в случаях, предусмотренных федеральным законом (см. комментарий к ст. 196). Например, суд вправе выйти за пределы заявленных требований и по своей инициативе на основании п. 2 ст. 166 ГК применить последствия недействительности ничтожной сделки (к ничтожным сделкам относятся сделки, указанные в ст. 168 — 172 ГК).

Отказ от иска представляет собой акт распоряжения процессуальным правом — правом на судебную защиту. В зависимости от мотива отказ от судебной защиты может быть одновременно и отказом от материально-правового требования к ответчику (например, при прощении ответчику долга).

При отказе истца от иска суд, не рассматривая дело по существу, прекращает судопроизводство.

Стороны могут окончить дело мировым соглашением. Мировое соглашение — это волеизъявление сторон, направленное на достижение определенности в отношениях между ними в целях окончания процесса путем саморегулирования правового конфликта. Заключая мировое соглашение, истец отказывается от части своих требований или изменяет их, а ответчик признает уменьшенные или измененные требования истца. Однако по некоторым категориям дел искового производства заключение мирового соглашения невозможно, поскольку объем прав и обязанностей сторон определен законом и стороны не вправе его изменить, например, по требованию о взыскании алиментов.

2 — 3. Следует, однако, заметить, что ГПК иначе решает вопрос об условиях, при которых может наступить такое последствие — прекращение производства по делу. Если в соответствии с п. 4 ст. 219 ГПК РСФСР 1964 г. отказ от иска являлся безусловным основанием для окончания производства по делу без вынесения судебного решения, то в соответствии со ст. 220 ГПК производство по делу прекращается, если отказ истца от иска принят судом и утверждены условия мирового соглашения сторон. Не принимает же суд отказ истца от иска, не утверждает условия мирового соглашения сторон в случаях, когда это противоречит закону или нарушает права и законные интересы других лиц, о чем суд выносит определение и продолжает рассмотрение дела по существу.

Отказ от иска прокурора и субъектов, предъявивших от своего имени иск в интересах других лиц, не влечет прекращения производства, если истец или его законный представитель настаивают на продолжении процесса (см. комментарии к ст. 45, 46).

При изменении иска в любой форме течение срока рассмотрения дела, предусмотренного ГПК, начинается со дня совершения соответствующего процессуального действия (ч. 3 ст. 39 ГПК).

Признание иска ответчиком также является распорядительным действием. Изменение иска, отказ от иска и признание иска — конкретное проявление действия в гражданском судопроизводстве принципа диспозитивности. Признание иска, принятое судом, влечет вынесение положительного для истца решения, т.е. решения об удовлетворении иска.

Суд не принимает признание иска ответчиком, если оно противоречит закону или нарушает права других лиц. В случае непринятия признания иска ответчиком суд должен вынести об этом определение и продолжить рассмотрение дела по существу.

При признании иска ответчиком, принятого судом, в мотивировочной части судебного решения может быть указано только на признание иска и принятие его судом. Никаких иных процессуальных последствий признание иска ответчиком не влечет.

1. Предпосылка

Недавно в рамках одного судебного разбирательства совершил наиобычнейшее процессуальное действие – сделал заявление об уменьшении размера исковых требований. Я думаю, ни для кого не секрет, что истец вправе при рассмотрении дела в арбитражном суде первой инстанции до принятия судебного акта, которым заканчивается рассмотрение дела по существу, изменить основание или предмет иска, увеличить или уменьшить размер исковых требований (ч. 1 ст. 49 АПК РФ).

Однако меня ожидало микрофиаско: судья обратил внимание на то, что в доверенности, выданной представляемым, отсутствует полномочие «изменение предмета иска». Данное полномочие в доверенности действительно отсутствует, но, по моему скромному мнению, уменьшить размер исковых требований я все-таки вправе даже с такой «неполноценной» доверенностью.

Так получилось, что в судебном заседании был объявлен перерыв (по иной причине), и мне не составит труда получить от представляемого доверенность с более широким перечнем полномочий, чтобы представить ее после окончания перерыва. Но сам факт отождествления изменения предмета иска и изменения размера исковых требований меня удивил.

Кроме того, оказалось, что подобные неожиданности – не редкость. К примеру:

постановление АС СКО от 20.07.2015 по делу № А15-3948/2013: «Таким образом, из приведенных норм процессуального законодательства следует обязанность суда при рассмотрении ходатайства об изменении иска (уточнении суммы) проверить наличие у представителя заявителя надлежащих полномочий. Поскольку в силу части 2 статьи 62 названного Кодекса в доверенности, выданной представляемым лицом, должно быть специально оговорено право представителя на изменение основания или предмета иска, в случае изменения иска представителем истца, действующим на основании доверенности, суд должен приобщить эту доверенность в материалы дела.

В доверенности (т. 3, л.д. 53) участвовавшего в судебном заседании представителя компании Гасановой С.Э. отсутствуют полномочия на заявление ходатайства об отказе от иска, уменьшении заявленных требований»;

постановление АС СКО от 24.10.2013 по делу № А61-2445/2012: «В силу части 2 статьи 62 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в доверенности должно быть специально оговорено право представителя на увеличение или уменьшение размера исковых требований».

2. Предмет иска и размер исковых требований

Закон не раскрывает содержание понятия «предмет иска», а в доктрине процессуального права различают несколько концепций предмета иска. Но с точки зрения позитивного права не вызывает сомнений, что предмет иска – это именно материально-правовое требование истца к ответчику (про фактическую индивидуализацию иска ).

Возникает вопрос: предмет иска включает в себя размер исковых требований?

На мой взгляд, нет.

Во-первых, в действующих процессуальных кодексах соответствующие распорядительные полномочия: изменение предмета иска и изменение размера исковых требований прямо отделены (ч. 1 ст. 49 АПК РФ, ч. 1 ст. 39 ГПК РФ).

Во-вторых, ГПК РФ подчеркивает разграничение в положениях о специальных полномочиях представителя. Это ст. 54 ГПК РФ: есть право на уменьшение размера исковых требований, есть право изменение предмета иска.

В-третьих, так было и ранее: «Истец вправе изменить основание или предмет иска, увеличить или уменьшить размер исковых требований или отказаться от иска» (ч. 1 ст. 34 ГПК РСФСР). И мэтры отмечали: «Истцу предоставлено право уменьшить или увеличить размер исковых требований. В данном случае предмет и основание иска остаются теми же, меняется лишь размер материального объекта иска. Например: истец произведя перерасчет, просит взыскать большую сумму денег в возмещение убытков от неисполнения договора, что было им предъявлено ранее» (Гражданский процесс: Учебник / Под ред. В.А. Мусина, Н.А. Чечиной, Д.М. Чечота. М., 1998).

Поэтому, полагаю, изменение размера исковых требований не является изменением предмета иска (частью этого изменения), представитель стороны в арбитражном процессе вправе уменьшить размер исковых требований и в отсутствие специальных полномочий. «Изменение основания или предмета иска» из ч. 2 ст. 62 АПК РФ не о размере исковых требований, а действия по изменению размера исковых требований в данной норме не указаны.

3. Но не всё так просто

Начиналось, если можно так сказать, всё вполне разумно и логично: «Изменение предмета иска означает изменение материально-правового требования истца к ответчику. Изменение основания иска означает изменение обстоятельств, на которых истец основывает свое требование к ответчику.

Под увеличением размера исковых требований следует понимать увеличение суммы иска по тому же требованию, которое было заявлено истцом в исковом заявлении» (п. 3 постановления Пленума ВАС РФ от 31.10.1996 № 13 «О применении Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации при рассмотрении дел в суде первой инстанции»).

Далее (если я не пропустил иной судебный акт, имеющий существенное значение), принимается постановление Президиума ВАС РФ от 27.07.2004 № 2353/04. После вполне корректного пассажа «По смыслу нормы, содержащейся в части 1 статьи 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, предметом иска является материально-правовое требование истца к ответчику о совершении определенных действий, воздержании от них, признании наличия или отсутствия правоотношения, изменении или прекращении его. Изменение предмета иска — это изменение материально-правового требования истца к ответчику» следуют две большие странности:

1) «Основание иска по настоящему делу осталось таким же, что и в деле N А60-4404/03: накладная о передаче товара от 21.12.2001 N 420, акт сверки взаимной задолженности от 16.04.2002». Это, конечно, немного вне темы настоящего блога, но все-таки: доказательства основанием иска не являются (не комильфо, как минимум, отождествлять доказательства и обстоятельства). Отмечу лишь, что в постановлении Президиума ВАС РФ от 09.10.2012 № 5150/12 высшая судебная инстанция вернулась в соответствующем вопросе на путь истинный – «основанием иска … являются факты …, а не акты».

2) «Предмет же иска изменился. В рассматриваемом деле это требование истца о взыскании с ответчика оставшейся части долга в размере 232111 рублей 48 копеек и процентов, начисленных в соответствии со статьей 395 Гражданского кодекса Российской Федерации с указанной суммы за иной период. Данные суммы не входили в предмет иска по делу N А60-4404/03». То есть в предмет иска включаются «суммы».

Искушенный коллега скажет: «Ну, 2004-й год, немного перемудрили». Но есть одна проблема – постановление пользуется популярностью по сей день. Например, АС ВВО указывает: «Согласно правовой позиции, изложенной в Постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 27.07.2004 N 2353/04, истец не лишен права предъявления задолженности за один период и по одному основанию частями, при этом каждая часть взыскиваемой задолженности будет образовывать новое требование с самостоятельным предметом иска» (постановление АС ВВО от 01.03.2017 по делу № А74-11537/2015). И это далеко не единственная отсылка к постановлению № 2353/04, которую можно обнаружить в судебных актах 2016-2017 г.г.

При этом в 2012 г. было принято постановление Президиума ВАС РФ от 24.01.2012 № 11738/11. Некое общество «просило взыскать с предпринимателя 2 193 781 рубль 8 копеек, в том числе 1 670 144 рублей неосновательного обогащения … за период с 01.06.2006 по 12.09.2006 и 523 637 рублей 8 копеек процентов … за период с 01.07.2006 по 01.06.2010». Суд кассационной инстанции производство по делу прекратил – «То обстоятельство, что общество в настоящем деле заявило о взыскании большей суммы, чем в деле N А14-10301/2009/342/6, не является основанием для вывода об изменении предмета спора».

ВАС РФ с (Ф)АС ЦО согласился: «по настоящему делу остались без изменения основание иска — пользование ответчиком нежилыми помещениями, принадлежащими истцу, и предмет иска — требование общества о взыскании с предпринимателя долга».

ВАС РФ с (Ф)АС ЦО, кстати, даже немного перестарались с тождественностью, на мой взгляд. Как минимум, в части процентов за тот период, на который в деле № А14-10301/2009 истец не ссылался (в этой части иное основание иска).

Правда, суды нередко грешат и тем, что включают период в предмет иска: «остались без изменения предмет иска — требование о взыскании убытков (реального ущерба) за период со 02.07.2009 по 21.07.2010 и основание иска — неправомерный отказ в приватизации объекта муниципальной собственности», постановление АС УО от 17.01.2013 по делу № А60-28274/2012 (в данном конкретном случае этот пассаж про предмет иска был попутным замечанием, но все-таки).

Даже ВАС РФ так делал: «новый предмет иска (требование об оплате работ, выполненных после подачи иска, то есть в ранее не заявленный период)» (постановление Президиума ВАС РФ от 11.05.2010 № 161/10).

Если резюмировать, размер исковых требований («сумма») к предмету иска все-таки не имеет отношения. Однако:

– суды всё еще ссылаются на постановление № 2353/04, в котором, по сути, фигурирует обратная позиция;

– а еще и период иногда относят к предмету иска.

В общем, мечта конъюнктурщика – при желании можно вполне красочно обосновать диаметрально противоположные позиции по одному и тому же вопросу.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *