Владелец компании мираторг

Но если те же 10 лет отсчитать назад, то выяснится, что «Мираторг» появился, можно сказать, ниоткуда. «До 2000-х мы их вообще не замечали на рынке», — уверяет собственник крупной компании-импортера. Однако, когда в 2003 году российское правительство ввело квоты на поставки мяса из-за границы, «Мираторг» начал наращивать объемы торговли импортом. А когда развитие аграрного сектора было объявлено одним из национальных приоритетов, — вложился в строительство свинокомплексов. Теперь «Мираторг» — и крупнейший импортер мяса, и крупнейший производитель свинины в России. Полный запрет на ввоз мяса и мясопродуктов из Европы, Северной Америки и Австралии холдингу только на руку: он давно наладил канал поставок из Бразилии, в Брянской области запустил мощный птицеводческий комплекс, а уже этой осенью начнет торговать собственной говядиной. Кто и как создал этого мясного гиганта?

Инженеры импорта

Президент и совладелец «Мираторга» Виктор Линник от интервью Forbes отказался, сославшись на политическую ситуацию, и нам пришлось собирать информацию, общаясь с теми, кто хорошо знает главу «Мираторга» и его брата-партнера Александра.

Известно, что оба они в конце 1980-х — начале 1990-х работали инженерами в одном из оборонных конструкторских бюро и на закрытом предприятии, занимавшемся плазменными панелями.

«Они всегда вместе: учились, работали, создавали бизнес — близнецы, одним словом», — характеризует предпринимателей их общий знакомый.

В 1991 году Линники соблазнились перспективами новой экономики. «Зарплата инженера тогда составляла 160 рублей в месяц, то есть $50–60, тогда как в туризме мы могли зарабатывать по $100 в день», — рассказывал в интервью журналу «Агроинвестор» Виктор Линник. Вместе с братом он встречал иностранцев в аэропорту, размещал их в гостиницах, проводил экскурсии. Один из клиентов однажды подкинул братьям нехитрую идею: купить машину сухого молока из Голландии и перепродать ее в России. Он же предоставил россиянам товарный кредит. Линники попробовали, неплохо заработали и занялись импортом продуктов питания, в том числе мяса. В 1995 году они учредили компанию «Мираторг».

В те годы стать импортером не составляло большого труда. Россия была колоссальным рынком, и западные производители с радостью предоставляли российским коммерсантам товарные кредиты. Моментом истины для «Мираторга» стал кризис 1998 года. После стремительной девальвации рубля многие импортеры не смогли исполнить свои контракты. Все оправдывались форс-мажором, только не Линники, говорит собеседник Forbes: «На каких условиях они договорились с поставщиками, я не знаю, но именно после кризиса они показали себя как надежные партнеры, что импонировало иностранцам».

Тогда же стало понятно, что везти нужно не курятину — «ножками Буша» не занимался только ленивый, а другие виды мяса — свинину и говядину, вспоминает Сергей Юшин, глава исполнительного комитета Национальной мясной ассоциации (создана по инициативе «Мираторга»). Братья Линники решили завозить свинину и говядину из слабо освоенной российскими импортерами Латинской Америки. «Бразильцы продавали мясо по ценам ниже, чем ЕС и США», — говорит Юшин. Собственник крупного импортера мяса, наоборот, называет тот шаг абсолютным риском: бразильское мясо было дорогим, даже несмотря на преференции со стороны правительства Бразилии, которое стала активно развивать сельское хозяйство и выводить его на новые рынки сбыта.

«Мираторг» всегда был закрытой компанией», — замечает топ-менеджер крупного импортера мяса, пожелавший сохранить анонимность. Поэтому досконально неизвестно, как компании Линников удалось заключить в 1999 году эксклюзивный контракт с бразильской корпорацией Sadia. По словам вице-президента «Мираторга» Александра Никитина, сначала компания закупала продукцию Sadia через трейдера, потом — по контракту с европейским представительством, а затем делегация «Мираторга» слетала в Бразилию на переговоры с владельцем Sadia. «Нам дали эксклюзив, потому что мы взялись обеспечить объемы», — объясняет Никитин. Через год «Мираторг» получил еще один эксклюзивный контракт — с бразильской компанией Minerva Foods, крупнейшим производителем говядины в Южной Америке.

Арифметика квот

Ставка на Бразилию сыграла в 2003 году. Квоты на импорт вводились по историческому принципу. Схема была такая: на каждую страну-поставщика записывалась определенная доля в общем объеме импорта по каждой категории мяса (птица, свинина, говядина), и импортеры получили квоты по странам согласно совокупному объему продукции, который ввозили. Так «Мираторг», работавший с Бразилией, доля которой на российском рынке была невелика, получил право ввозить продукцию из США. На американскую курятину приходилось 75% российского рынка мяса птицы. Импорт курятины сверх квот был запрещен, свинины и говядины — разрешен по повышенным таможенным ставкам.

«Мираторг», как и другие крупные импортеры, начал наращивать свою долю в импорте, — вспоминает Мушег Мамиконян, член совета директоров группы «Черкизово» и президент Мясного совета ЕЭП, объединяющего перерабатывающие предприятия. «Мираторг» много ввозил сверх квот, — уточняет другой собеседник Forbes. — Такая схема позволяла, нарабатывая себе историю, на следующий год ввозить те же объемы по квотам». Ради объемов Линники, рассказывает один из импортеров, вели нетипичную сбытовую политику и распродавали корабль за два-три дня (мясо возят судами-рефрижераторами по 3000–10 000 т), когда можно было растянуть на неделю-две и получить в итоге больше.

Ввоз мяса сверх квот был в целом выгоден — внутреннее производство еще не подтянулось до импортозамещения. Но требовал денег: например, внутри квоты импортная свинина облагалась по ставке 15% от таможенной стоимости товара, но не менее €0,25 за 1 кг, а сверх квоты — по 80%, но не менее €1 за 1 кг. Минимальная разница составляла €0,81 с килограмма, то есть каждая тонна свинины сверх квоты по тарифу 2003 года обходилась компании дороже на $1000 при экспортной стоимости бразильской свинины $880 за тонну.

«Мираторг» поступался прибылью ради объемов и иногда мог даже продать партию мяса ниже закупочной цены — долгосрочность импортных контрактов была важнее.

Близкий знакомый бизнесменов уверяет, что Линники «очень профессионально» подошли к делу. По словам их бывшего партнера, «Мираторгу» также удалось получить аккредитацию Россельхознадзора на импорт мяса для перерабатывающих предприятий. А доля импортного сырья в российской мясопереработке вплоть до середины 2000-х превышала 30%. В 2005 году выручка «Мираторга» составила 9,3 млрд рублей, чистая прибыль — 320 млн рублей.

По словам бизнесмена из числа давних партнеров «Мираторга», братья Линники, занимаясь импортом, создали в России отличную дистрибьюторскую сеть, что позволило им начать производство мясных полуфабрикатов. Совместно с Sadia (глобальным поставщиком McDonald’s) и при поддержке ВЭБ «Мираторг» построил в Калининграде комбинат «Конкордия». Четверть его мощностей предназначалась для работы на российский McDonald’s. Партнеры вложили 2,2 млрд рублей. Но какой-то момент Линники поняли, что предприятие далеко не самое передовое и эффективное. Например, бразильцы упорно считали, что в России дешевая рабочая сила, поэтому автоматизировать предприятие незачем. «Они могли месяцами обсуждать вопрос, который у Линников решался за пару часов», — вспоминает собеседник Forbes. В какой-то момент непонимание достигло критической точки, и в июне 2009 года «Мираторг» выкупил у бразильцев 60% долей «Конкордии» за $77,5 млн.

Образцовый опорос

«Улучшение жизни на селе, развитие агропромышленного производства считаю, безусловно, приоритетным», — заявил президент Владимир Путин в сентябре 2005 года. Инвесторам дали зеленый свет — государство на самом высоком уровне поддержит развитие отечественного сельского хозяйства. Поддержка, в частности, выразилась в субсидировании процентной ставки по кредитам коммерческих банков в размере 2/3 ставки рефинансирования Банка России на срок до 8 лет, если кредит берется на строительство и модернизацию животноводческих комплексов.

Частные инвесторы на тот момент активно вкладывались лишь в птицекомплексы — группа «Черкизово» Игоря Бабаева, «Оптифуд» Александра Оболенцева, «Продо» партнеров Романа Абрамовича и даже «Интеррос» Владимира Потанина. Дело в том, что производственный цикл в птицеводстве составляет 40 дней, тогда как в свиноводстве — не менее полугода, а в мясном скотоводстве — два-три года.

Производством свинины в промышленных масштабах тогда никто не занимался.

Линники увидели в этом сегменте потенциал: с одной стороны, импорт ограничен, с другой — именно на рынке свинины доля импорта была наибольшей. Конкуренция по цене — практически беспроигрышный подход.

В том же 2005 году «Мираторг» приобрел 40% долей в двух белгородских свинокомплексах, принадлежащих французской компании BelgoFrance. «Это была проба пера, к тому же ничего приличнее на тот момент в свиноводстве на рынке не существовало», — вспоминает Сергей Юшин. По его словам, Линники рассчитывали развивать проект вместе с французами, поучиться у них. Спустя два года братья-бизнесмены полностью выкупили предприятие у французских партнеров. «Мираторг» в августе 2007 года удачно разместил облигации на 2,5 млрд рублей и 35% привлеченных средств направил в свиноводческие проекты.

«Французы за четыре года работы смогли создать стадо в 2500 свиноматок, а мы за пять лет — в 53 000. Просто у нас разные подходы к управлению, — рассказывал Виктор Линник в одном из интервью в 2009 году. — Если бы мы по-прежнему работали как СП, то вели бы бесконечные обсуждения». В параллельном свиноводческом проекте «Мираторг» тоже в итоге остался один. В начале 2006 года Линники совместно с компанией «Агро-Белогорье» Владимира Зотова, на тот момент заместителя губернатора Белгородской области, создали предприятие по убою и первичной переработке мяса «Короча». Запланированная мощность — 2 млн свиней в год. Объем инвестиций — 6,6 млрд рублей.

Пик строительства пришелся на кризис 2008 года. Партнерство развалилось, «Мираторгу» пришлось выкупить 49% акций «Корочи» у «Агро-Белогорья». Причин ни одна из сторон не раскрывает. Бойня была готова, а строительство свиноферм затормозилось. ВЭБ обещал «Мираторгу» выделить 1,36 млрд рублей на завершение работ по свинокомплексу «Журавский», но переговоры затянулись.

В июне 2009 года на Белгородчине побывали премьер-министр Владимир Путин и первый вице-премьер Виктор Зубков, курировавший сельское хозяйство. В области, где к тому моменту сформировался крупнейший в стране животноводческий кластер, было решено провести выездное совещание правительства. Чиновник, участвовавший в том совещании, пояснил Forbes, что в кризис все аграрии оказались в тяжелом положении, а Зубков всегда радел о сельском хозяйстве. Именно после того визита ВЭБ выделил «Мираторгу» необходимый кредит.

Кредитный рост

Чтобы стать лидером отрасли, «Мираторгу» с момента запуска собственного производства понадобилось пять лет. В 2007 году компания заняла шестое место среди крупнейших производителей с долей рынка чуть больше 2%, тогда как доля группы «Продо» достигала 6%. Уже в 2010 году «Мираторг» стал лидером с долей 7,2%. Выручка компании достигла 34,4 млрд рублей, чистая прибыль — 3,1 млрд рублей. Но и чистый долг компании к концу 2010 года за пять лет вырос в 10 раз — до 22,5 млрд рублей.

Откуда деньги? Государство субсидировало аграриям процентные ставки по инвестиционным кредитам, а государственные банки давали льготные займы на проекты в соотношении: 70–80% — кредит, 20–30% — собственные средства. «Мираторг» вовремя обратился на рынок капитала за привлечением ресурсов. Только в отличие от группы «Черкизово», владельцы которой в 2006 году продали часть своих акций на бирже, Линники, желая полностью контролировать компанию и не иметь нагрузки в виде миноритариев, обратились к облигационным инструментам. Первое размещение «Мираторг» провел в 2007 году и вернулся на рынок капитала после кризиса в 2011 году и привлек еще 3 млрд рублей. Помогла хорошая кредитная история.

«В период финансового кризиса АПХ «Мираторг» был одним из немногих, кто полностью исполнил обязательства по облигационному выпуску, в то время как часть представителей аграрного сектора не смогли этого сделать, оставив неприятный осадок в виде дефолтов, реструктуризаций с ущемлением прав кредиторов», — писали аналитики Газпромбанка, выступившего организатором размещения.

Импорт братья Линники не забросили, когда решили стать аграриями. «Импорт помогал им финансировать производственные проекты», — объясняет Сергей Юшин. Еще в 2008 году доля импорта в выручке «Мираторга» достигала 75%, следует из отчета аналитиков инвестбанка «Открытие капитал». К 2011 году она снизилась до 35%. Как следует из отчетности компании, «Мираторг» остается крупнейшим импортером мяса с долей порядка 9%. Виктор Линник в интервью телеканалу «Россия 24» в августе 2014 года признался, что на импорт до сих пор приходится до 30% выручки холдинга. Но к 2016 году его доля должна снизиться до 20%, заверил он.

Когда компания вышла в лидеры по свинине, братья Линники решили диверсифицировать производственный портфель. В Брянской области был построен птицекомплекс. В феврале 2015 года он должен заработать на полную мощность — 100 000 т в год, что позволит компании войти в топ-10 производителей курятины и занять 3% рынка. Следующий этап — проект по производству говядины. Один из партнеров «Мираторга» рассказывает, что братья-бизнесмены на все 100% вовлечены в производственные процессы и отличаются «какой-то невероятной работоспособностью»: «Они на мои письма могут отвечать даже в пять утра».

В 2011 году «Мираторг» достроил производственно-сбытовую цепочку «от поля до прилавка», открыв в Москве свой первый одноименный супермаркет. Сейчас у холдинга есть 64 магазина в Москве, Подмосковье, Санкт-Петербурге и регионах России. Братья Линники увидели в ритейле интересный и доходный бизнес, где можно за счет небольшого привлечения ресурсов иметь хорошую рентабельность и прибыль, говорит источник, близкий к компании. К тому же вице-премьер Виктор Зубков заявил о готовности государства поддерживать сельхозпроизводителей, которые займутся и розничной торговлей. Дальше заявлений, однако, дело не пошло.

По словам знакомого бизнесменов, именно розничный проект показывает, что «Мираторг» — обычная компания, которой свойственно ошибаться.

Некоторые магазины пришлось закрыть, а стратегию развития ритейла переписать, подтверждает другой собеседник Forbes.

Империя не продается

Американские ковбои, приглашенные на Брянщину, обходятся «Мираторгу» в копеечку: по словам фермера из Брянской области, зарплата одного ковбоя — $10 000 в месяц. Некоторые из них приехали с семьями.

«Это не прихоть «Мираторга», а производственная необходимость, — объясняет источник в компании. — Не умеют у нас в стране обращаться с мясными породами коров». Одна корова абердин-ангус стоит 90 000–100 000 рублей, говорит Сергей Юшин, поэтому важно, чтобы за ними следили профессионалы. У проекта Линников есть критики, в их числе и Мамиконян из Мясного совета. Он указывает на то, что промышленное производство говядины — затратный и долгий процесс, а потребление этого мяса в России из года в год снижается. Юшин возражает: в стране дефицит предложения качественной говядины, а рынок перспективен. При годовой емкости 2,2 млн т треть этого объема — импорт. Есть что заместить.

Мясной проект «Мираторга» вызывает вопросы не только у экспертов в Москве. Региональные аграрии видят в нем причину всех своих бед. Последнее заседание Облдумы Брянской области 24 июля 2014 года выдалось по-настоящему жарким. Глава местного департамента сельского хозяйства Борис Грибанов изо всех сил старался избежать ответа на главный вопрос, волновавший собравшихся. «Борис Иванович, скажите все-таки, сколько из 1,419 млрд рублей субсидий получил «Мираторг»? — не выдержал кто-то. «1,4 млрд рублей», — сдался Грибанов.

И такое происходит не в первый раз. Три года назад Минсельхоз Брянской области изменил условия участия аграриев в региональной программе развития мясного скотоводства. «Брянская мясная компания» (принадлежит «Мираторгу») в результате получила 625 млн рублей из выделенных бюджетом на аграрные субсидии 635 млн рублей.

Местные аграрии объясняют успех «Мираторга» связями «на самом верху». «Вы посмотрите, какая девичья фамилия у жены нашего премьера», — твердят руководители брянских сельхозпредприятий и собственники более крупных российских агрокомпаний. Виктор Линник неоднократно говорил: «Это просто совпадение. Мы не родственники».

Светлана Медведева действительно урожденная Линник. Но, как уверяет высокопоставленный чиновник федерального правительства, к бизнесу «Мираторга» она не имеет никакого отношения.

«Мираторг» строит крупнейший комплекс в стране, завез больше всех коров, поэтому и дотаций получили больше, все просто, объясняет собеседник Forbes, участник аграрного рынка.

В 2012 году Минсельхоз начал задерживать выплату субсидий. Крупные агрохолдинги при каждом удобном случае указывали на задержки. В итоге, например, «Русагро» миллиардера Вадима Мошковича вообще перестало брать инвестиционные кредиты. «Погашаем только те, что взяли раньше», — говорит генеральный директор «Русагро» Максим Басов. По его словам, долг государства по субсидиям (в том числе компенсациям процентных платежей по уже взятым кредитам) на середину августа 2014 года составлял около 350 млн рублей. Объем субсидий сократился и у «Черкизово»: в I квартале 2014 года в семь раз по сравнению с аналогичным периодом 2013-го, хотя группа продолжает строить птицекомплекс в Липецкой области стоимостью более 20 млрд рублей. Ни «Черкизово», ни «Русагро» не занимаются говядиной. С января по июль 2014 года Минсельхоз перечислил в регионы только средства по программам развития мясного животноводства, свинина и курятина сюда не вошли. На вопрос Forbes о том, почему так получилось, в Минсельхозе не ответили.

В «Мираторге» перебоев с платежами нет, говорит представитель компании, а если задержки и случаются, то решаются в рабочем порядке.

«Эти ребята — самостоятельные бизнесмены», — хвалит владельцев «Мираторга» высокопоставленный чиновник правительства.

Активную поддержку со стороны государства он объясняет тем, что «Мираторг» слишком велик и затрагивает интересы многих людей, в том числе на селе, поэтому его нельзя не замечать. Еще три года назад холдинг рассматривал возможность проведения IPO. Но в недавнем интервью телеканалу «Россия 24» Виктор Линник заявил, что размещение акций в ближайшее время не планирует. «Туда очень много вложено государственных денег, их никто не позволит приватизировать, — иронизирует один из собеседников Forbes. — Империя не продается».

Сложившаяся политическая и экономическая ситуация в стране для некоторых отраслей бизнеса оказалась невыгодна, но положение других игроков продуктового рынка доказывает обратное. Яркий пример тому Мираторг, название которого вызывает неоднозначные эмоции, но главный вопрос кроется, кому принадлежит Мираторг?

История создания и развития компании

История ее создания начинается с начала 90-х годов прошлого столетия. Инженеры по образованию два брата Александр и Виктор решили наладить свои финансы и занялись туристическим бизнесом.

Один из туристов порекомендовал братьям привезти из Нидерландов машину с сухим молоком, и реализовать его в России. Он же профинансировал Виктора и Александра в виде выдачи кредита. В результате, братья Линники неплохо на этом заработали продолжили ввоз импортных продуктов, включая мясо, в страну. Бизнес оказался прибыльным и в 1995 году они основали компанию Мираторг.

Получать кредиты на товар со стороны производителей Запада было в то время гораздо проще, ведь огромная страна была масштабным неосвоенным рынком. Однако через три года – кризис, после чего многие импортеры просто не смогли выплачивать кредиты своим западным коллегам, объясняя сложившиеся ситуации форс-мажорными обстоятельствами.

Тем не менее братья вышли из этой ситуации и с этого момента на Западе сложилась о них репутация, как о надежных и достойных партнерах. Имея аналитический склад ума и слаженную работу в тандеме, Линники приходят к выводу, перспективнее завозить на территорию не окорочка, а другие сорта мяса.

Риск заключался в том, что в отличие от других, они завозили мясо не с Запада или США, а с Бразилии. Чуть позже они заключили договор на очень выгодных условиях с одним из крупнейших производителей говядины Sadia, чуть позже они стали сотрудничать с другим крупным бразильским концерном.

Это сотрудничество позволило Линникам одним из первых завозить в страну мясо хорошего качество по доступной цене. Чуть позже, совместно со своими латиноамериканскими партнерами, при финансовой поддержке Внешэкономбанка был открыт комбинат «Конкордия». Четвертая часть продукции шла на удовлетворение потребностей в мясной продукции сети Макдональдсов. Чуть позже Мираторг стал обладателем 60 процентов предприятия.

Развитие деятельности и производственной базы

Риск завоза бразильского мяса в страну оправдался, а введение в 2003 году квот на ввоз мясной продукции из зарубежья стало еще одним бонусом. Норма допускаемой продукции регламентировалась на каждую страну отдельно. Привезти куриное мясо свыше ограниченной нормы не считалось возможным, а говядину и свинину можно было ввезти, но уже по высоким таможенным тарифам.

Мираторг изначально поставлял свинину и говядину свыше нормы, чтобы на следующий привозить такой же объем, но уже в пределах квот. В приоритете у основателей были бесперебойные большие объемы, обеспечивающие дальнейшее длительное сотрудничество со своими зарубежными партнерами. В отличие от своих конкурентов, продававших партию в течение недели, они реализовывали товар всего за несколько дней.

Россельхознадзор предоставил компании полномочия на поставку мяса перерабатывающим предприятиям. Несмотря на деятельность ввоза (импорта), Линники понимали, что дальнейшее развитие их компании зависит от производства собственной мясной продукции.

Импортирование позволило им стать владельцами собственных свиноферм. Они продумали глобальную стратегию развития бизнеса:

  • Была создана транспортно-логистическая структура (транспортная компания, включающая транспорт и склады для хранения);
  • Производство свинины, а также комбикормов;
  • Создание агропромышленного холдинга, контролирующего все этапы начиная с поставки сырья, его производства и до реализации готовой продукции.

В 2005 году руководство страны взяло направление на развитие собственного сельскохозяйственного производства.

Была выделена финансовая поддержка в виде субсидий по кредитам, взятым на развитие сельхоз производства. В этом же году Мираторг приобрел 40 процентов двух свиноферм, расположенных в Белгородской области, большая часть которых принадлежала французской компании. Спустя два года братья стали единоличными владельцами предприятия.

В 2006 году совместно с компанией заместителя губернатора области на тот момент, был возведен объект по убою и первичной обработке мяса «Короча». Однако партнерство продлилось недолго и, с наступившим очередным кризисом (2008 год) «Короча» была выкуплена у партнеров.

Производство практически было готово, но не хватало инвестиций на его завершение. В 2009 году после визита премьер-министра и вице-премьера, вопрос о финансировании со стороны Внешэкономбанка был решен. ВЭБ выдал братьям кредит.

  • Государство поддержало холдинг в связи с его возможностью обеспечить страну достойной продукцией;
  • Жесткий контроль всех отделов производственно-сбытовой схемы;
  • Наращивание собственной производственной базы;
  • Снижение импорта мясной продукции;
  • Развитие розничной сети.

Все это привело агрохолдинг на первые позиции в своем сегменте.

Направление деятельности холдинга

Выбрав стратегию развития полного цикла, от выращивания и до реализации продукции, собственник обязан осуществлять свою деятельность сразу по нескольким направлениям.

  1. Компания выращивает культуры с целью их дальнейшего использования. Она скупает у владельцев земли и развивает сектор. Приблизительный объем вложений составляет 165 млрд рублей.
  2. Изготовление собственных высококачественных кормов. Основные предприятия находятся в Белгородской и Брянской области.
  3. Свинокомплексы полностью автоматизированы и оборудованы современными технологиями. Это позволяет выводить и содержать огромное племя свиноматок.
  4. Производство говядины обеспечивает наличие собственных ферм и предприятий по убою, соответственно оснащенных передовым оборудованием.
  5. Собственные птицефермы, на которых производится около 75 тысяч тонн курятины.
  6. Возведение завода по производству полуфабрикатов позволяет выпускать около двухсот наименований самой различной продукции.
  7. Примерно столько же производит завод замороженных фруктов, ягод и овощей. Благодаря шоковому способу заморозки, все они сохраняют свои свойства.
  8. Собственная логистика, грузооборот которой составляет около трех миллионов тонн. В наличие парк, состоящий из специализированного транспорта для транспортировки товара.
  9. Розничная сеть. Изначально было около 50 магазинов, расположенных в семи регионах страны, но в связи с нерентабельностью, некоторые магазины пришлось закрыть. Те же точки, которые остались, специализируются на продаже товаров холдинга, включающих около трехсот наименований продукции.

Конкурентные преимущества

Производство Мираторг обладает высокой производительностью, которую обеспечивают следующие критерии:

  • Контроль качества продукции на всех этапах производства достигнут за счет полного цикла;
  • Все производства холдинга автоматизированы благодаря установки только современного оборудования;
  • Штат сотрудников холдинга состоит только из квалифицированных специалистов. Руководители принимают на работу персонал, прошедший обучение и подготовку. Мираторг сотрудничает с 30 высшими учебными заведениями сельскохозяйственной и технической направленности;
  • Качество продукции обусловлено строжайшим соблюдением экологических нормативов;
  • Хорошее соотношение цены и качества товара, плюс широкий ассортимент.

Активы и показатели выручки

Активы агрохолдинга впечатляют. Это данные, указанные в Википедии:

  1. Компании по выращиванию и обработке зерна в количестве двух объектов занимают общую площадь порядка 400 тысяч гектар.
  2. Четыре завода по производству комбикормов, в среднем в год, производят около 1,5 миллиона кормов.
  3. 33 фермы по выращиванию крупного рогатого скота.
  4. 27 свинокомплексов.
  5. 19 птицеферм.
  6. 14 полностью автоматизированных складов для хранения продукции.

В активы можно занести элеваторы, комбинаты по убою и первичной переработки мяса, производства по изготовлению продукции, логистическую и дистрибьютерскую компанию, сеть розничных магазинов.

С прошлого года была запущена сеть по продаже бургеров собственного производства. По рейтингу журнала Forbes, в 2016 году холдинг занимал 70 место по размеру выручки, которая составила 108 миллиардов рублей.

Мираторг и Дмитрий Медведев: связь

И все же, большую часть чиновников волнует вопрос, кто же настоящий владелец Мираторга. И это резонно, учитывая глобальную помощь холдингу со стороны Правительства РФ. Собирая компромат на компанию и его основателей, эксперты выявили интересную особенность. Жена Дмитрия Анатольевича Медведева в девичестве была Линник, но генеральный директор холдинга это родство отрицает и считает это лишь совпадением.

3 мая 2019 года пресс служба Правительства РФ выступила с официальным опровержением родственных связей между братьями Линник и Светланой Медведевой.

Учредители и владельцы

И все же, Мираторг, чья фирма? Владельцами агрохолдинга числятся оба брата. Пост президента компании занимает Виктор Линник, а его брат Александр – Председателя совета директоров.

Небывалому успеху простых инженеров многие не верят в связи с тем, что Мираторг получал кредиты в государственных банках ВТБ и Внешэкономбанк.

С другой стороны Россия находится продолжительное время под санкциями и ввела контрсанкции на поставку европейской продукции. Таким образом был взят курс на импотртозамещение и развитие собственных производств в целях продовольственной безопасности и подобное кредитование объяснимо.

Сейчас холдинг осваивает новое направление, разводит особу мясную породу коров, чье мясо известно, как мраморное. Цена за каждую голову скота немаленькая и на начальном этапе руководители наняли на работу настоящих ковбоев из Соединенных штатов.

Агрохолдинг «Мираторг» с 2005 года из импортера голландского мяса превратился практически в монополиста по производству свинины в России — не без помощи агрессивной экспансии в регионы и многомиллиардных субсидий от государства. Однако, похоже, вместо цивилизованного производства мяса фермерскими хозяйствами государство вырастило монстра, крах которого приведет к коллапсу всего сельского хозяйства страны. А такое исключать не стоит.

Владельцы агрохолдинга «Мираторг» — братья-близнецы Линники Виктор и Александр. Официальным президентом холдинга является Виктор Линник. Тот самый, что на днях стал инициатором предложения «усилить контроль за багажом и ручной кладью на границе и повысить ответственность за незаконный ввоз продукции животного происхождения». То есть напрочь запретить провоз через границу хамона и пармезана, в том числе и для личного пользования.

В интервью Forbes Виктор Линник так разъяснил свою инициативу: «Никогда не ввозил: хамон нужно есть в Испании, брезаолу в Италии, пармезан — во Франции. Если мне что-то нужно в России, я иду и покупаю местную продукцию». Ну и его легендарное изречение, возмутившее многих: «Общественности нужно думать о развитии собственной страны, а не о хамоне и пармезане, чем мы и занимаемся постоянно. Из ничего истерику закатили, балаболы».

Странно слышать эти слова от владельца компании, которая начинала бизнес с импорта мяса из Голландии и Бразилии. Для упрощения работы, через 2 года после открытия бизнеса (в 1997 году) фирма Линника основала филиал в Калининградском рыбном порту, через который и завозила в страну мясо. Так и работали около 10 лет.

История успеха за госсчет

История успеха «Мираторга» началась в 2005 году с покупки части акций двух свинокомплексов компании BelgoFrance в Белгородской области. Так импортер начал превращаться в монополиста по производству мяса в России. После Белгорода компания становится соучредителем фермы в Калининградской области. Немногим позже Линники зашли в Брянск.

С 2008 года «Мираторгу» посчастливилось встроиться в госпрограмму развития сельского хозяйства. И, пользуясь своим статусом, уверенно зашагал по стране. В регионах агрохолдинг нередко получал земли во временную безвозмездную собственность по распоряжению правительства, за личной подписью Дмитрия Медведева.

Согласно данным сервиса для проверки контрагентов «Контур.фокус», ООО «АПХ «Мираторг» является учредителем 36 действующих организаций в восьми регионах страны. Особенно братья Линники размахнулись в Курской области — их компания работает в 13 районах региона. В ее составе свинокомплекс «Пристенский», АФ «Благодатенская», «Пристенская зерновая компания», «Обоянская зерновая компания», предприятие «Возрождение», ООО «Фатежская ягнятина» и ООО «Мираторг-Курск». Недалеко от Курска «Мираторг» возводит крупнейшую в Европе мясохладобойню мощностью 4,5 млн голов свиней, или 400 тыс тонн мяса в убойном весе. Еще в двух районах Курской области «Мираторг» строит 7 свинокомплексов.

Согласно статистике «Мираторга», с 2009 по 2017 годы в агропромышленный комплекс Курской области направлено свыше 17 млрд рублей инвестиций. Однако стоит уточнить, что братья Линники используют в основном государственные деньги.

С 2015 года из-за санкций на ввоз в Россию импортного мяса «Мираторг» стал стратегическим предприятием. Эти регалии позволяют компании с кипрскими корнями получать льготные кредиты от Внешэкономбанка.

По теме 3843

Учительница из России показала фото квартиры, которую она может позволить себе арендовать на школьную зарплату. Снимок расстроил интернет-пользователей и заставил их порассуждать об оплате труда учителей в стране.

Российский бюджет спонсирует отечественные предприятия агропромышленного комплекса путем дотаций и субсидий. В России нет ограничений по субсидированию определенного АПХ. Используя «дочек», открытых в разных регионах, агрохолдниг может получать и региональные дотации. К примеру в той же Брянщине в 2016 году «Брянской мясной компании» достались 98% всех дотаций, направленных в регион из федерального бюджета на развитие сельского хозяйства. Что подумали оставшиеся без средств местные фермеры?

Только одна «дочка» «Мираторга» за один год получила субсидированных кредитов 33,6 млрд рублей. А ведь чем больше филиалов — тем больше кредитных линий. То есть с 2005 года полученные «Мираторгом» дотации могут исчисляться сотнями миллиардов рублей. Получается, вместо поддержки конкуренции и производства мяса фермерскими хозяйствами государство вырастило монстра-монополиста, крах которого приведет к коллапсу всего сельского хозяйства страны. А такой вариант развития событий вполне возможен.

Где прибыль?

В 2017 году «Мираторг» произвел 415 тыс тонн свинины, 114 тыс тонн мяса птицы и 82 тыс тонн говядины. В прошлом году цифры были примерно на том же уровне. Агрохолдинг — основной поставщик мяса для огромных сетей фастфуда вроде McDonalds и BurgerKing. Развивает он и свои кафе, и даже запустил сеть супермаркетов.

Согласно данным из открытых источников, в 2016 году прибыль «Мираторга» сократилась в 5 раз и составила лишь 5 млрд рублей. Не лучше шли дела и в последующие годы. И это, между прочим, при многомиллиардных субсидиях из федерального бюджета. Кажется, схема подозрительно похожа не на поддержку сельского хозяйства страны, а на возможный вывод бюджетных средств за пределы России на кипрские офшоры?

Известно, что счета и учредительские доли агрохолдинга братьев Линников находятся за пределами России. 100% акций «Мираторга» находятся под контролем кипрских офшоров: «ООО «Агромир» (несмотря на русскую аббревиатуру, компания зарегистрирована в Никосии) и «Саудейд Энтерпрайзес лтд». Рассуждать о развитии собственной страны можно сколько угодно, но хорошо бы еще и налоги платить в российской юрисдикции.

За хамоном на личном Гольфстриме

А пока Виктор Вячеславович Линник думает о России, только в 2018-м году предприятия, входящие в его агрохолдинг, получили от Роспотребнадзора десятки штрафов: за бактерии стафилококка в продукции, за использование подкарантинного питания (животных кормят запрещённой продукцией, а потом это мясо попадает к вам на стол). А ещё за антисанитарию и хранение отходов рядом с готовыми продуктами.

А в прошлом году Росконтроль нашел в бёдрах цыплят «Мираторга» антибиотики, опасные бактерии и следы инъекций солей. Последнее колят, чтобы увеличить вес продуктов.

На сайте Росконтроля можно найти информацию о нескольких наименованиях продукции «Мираторг», которые не рекомендованы для покупки. В частности, недостаточно качественными считаются домашние котлеты и наггетсы с сыром. Нарушения связаны с обсемененностью продуктов микробами, с несоответствием состава, наличием антимикробных химикатов.

Едят ли братья Линники свою продукцию, напичканную антибиотиками и опасными бактериями – большой вопрос. В отличие от большинства россиян, владельцу «Мираторга» не нужно ввозить хамон и пармезан: «под парами» у него всегда стоит личный Gulfstream GIV-X G450 (выпуск 2014 года).

Приобретённый в январе 2017 года за $20 млн джет, если верить информации онлайн-издания «Baza», оформлен на компанию V&A AERO INC (США, Делавер). Интересное совпадение: V и A в названии компании совпадает с именами владельцев «Мираторга» (Виктор и Александр Линники).

Только за прошлый год борт поднимался в воздух 100 раз. Ежегодное содержание бизнес-джета обходится его владельцам в $3—5 млн. Зато братья могут позволить себе отправиться «за хамоном в Испанию, за брезаолой в Италию, за пармезаном — во Францию». В этой ситуации везти заморские продукты в Россию действительно моветон.

Виктор Вячеславович Линник вместе с братом Александром являются владельцами крупнейшей компании, которая производит мясо на территории Российской Федерации. Производство «Мираторг» является самым крупным поставщиком свинины за последние несколько лет. Оно занимает около 11,5% рынка по этой отрасли в России.

В основном предприятия компании находятся в Белгородской и Брянской областях. Также на производстве налажена поставка мясных полуфабрикатов в такие рестораны, как:

  • «Макдоналдс»;
  • «Бургер Кинг»;
  • «Шейк Шак».

В 2017 году была запущена сеть ресторанов с названием «Бургер&Фрайс». Сеть насчитывает чуть более 50 магазинов в центральной части России. В феврале 2018 года предприниматель создал интернет-магазин.

О личной жизни бизнесмена имеется очень мало информации. Известно только, что он женат и имеет дочь. В интернете фото Виктора Вячеславовича вместе с женой и с дочерью найти невозможно. Брат Виктора имеет сына, и оба наследника работают в холдинге.

Как утверждают Линники, они не планируют продавать свое производство. В одном из интервью Виктор Вячеславович говорил, что для него деньги не являются главной вещью, а свой бизнес считает стилем жизни и любимым делом, с помощью которого он приносит пользу многим гражданам России. А полученная прибыль является эквивалентом полезности их общего с братом дела.

В России ходят слухи, что Светлана Линник, жена Дмитрия Медведева, является родственницей братьев Линников. Однако они эту информацию не подтверждают. Но видя, как бизнесмены постоянно легко получают различные разрешения и спонсорскую помощь на развитие своей деятельности, многие граждане все же считают Светлану Медведеву их двоюродной сестрой.

Также вокруг Виктора и Александра Линников ходят слухи и возникало много скандалов. Их публично обвиняют во многих незаконных сделках, но эта информация остается неподтвержденной, и братья дальше успешно развивают свой бизнес и планируют в будущем начать экспортировать свои продукты в европейские страны.

Сейчас Виктор Вячеславович вместе со своей семьей живет в Москве, а его биография наглядно показывает, какой он прошел путь от простого работника к успешному бизнесмену с огромным финансовым состоянием.

Хотите видеть подобные статьи в ленте? Подпишитесь и поставьте Лайк! Еще больше подробностей: На сайте HRMONITOR.RU и в нашей группе VK

Многим известно, что Агропромышленный холдинг «Мираторг», это системообразующая российская агропромышленная компания, один из крупнейших производителей мяса в России, а вот кто ее настоящий владелец, пользу или вред она приносит нашей стране не афишируется. То, что компания основана в 1995 году братьями-близнецами Виктором и Александром Линниками, не свидетельствует о том, что им она и принадлежит. Если бы это было так, то какой от этого интерес у бывшего главы правительства Д.Медведева. (В одной из своих более ранних публикаций я писал, что Д.Медведев, лично прилетал в один из поселков Брянской области для разбирательства по поводу сгоревшего курятника, сведения об этом достоверны, так как я проживаю в данном регионе). Ведь председатель Правительства руководит кабинетом министров, а не Министерством сельского хозяйства.

Собирая компромат на компанию «Мираторг» и его основателей, эксперты выявили интересную особенность. Жена Дмитрия Анатольевича Медведева в девичестве была Линник, но генеральный директор холдинга это родство отрицает и считает это лишь совпадением.

3 мая 2019 года пресс служба Правительства РФ выступила с официальным опровержением родственных связей между братьями Линник и Светланой Медведевой.

Так ли это?

Читайте также-«Мираторг», семейный подряд или коррупция на уровне правительства:

«Это геноцид российского народа!». Что скрывается под красивой упаковкой «Мираторга»:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *