Выход за пределы исковых требований ГПК

Реальное обеспечение прав и свобод граждан правосудием (пункт 1 статьи 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, статьи 2, 18 Конституции Российской Федерации) предполагает безусловную обязанность суда исследовать и оценивать все возможные варианты их защиты, поскольку правосудие по самой своей сути может признаваться таковым лишь при условии, что оно отвечает требованиям справедливости (статья 14 Международного пакта о гражданских и политических правах).
Согласно статье 195 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации решение суда должно быть законным и обоснованным.
В пунктах 2 и 3 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19 декабря 2003 г. N 23 «О судебном решении» разъяснено, что решение является законным в том случае, когда оно принято при точном соблюдении норм процессуального права и в полном соответствии с нормами материального права, которые подлежат применению к данному правоотношению, или основано на применении в необходимых случаях аналогии закона или аналогии права (часть 1 статьи 1, часть 3 статьи 11 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации). Решение является обоснованным тогда, когда имеющие значение для дела факты подтверждены исследованными судом доказательствами, удовлетворяющими требованиям закона об их относимости и допустимости, или обстоятельствами, не нуждающимися в доказывании (статьи 55, 59-61, 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации), а также тогда, когда оно содержит исчерпывающие выводы суда, вытекающие из установленных фактов.
Рассматривая дело, суд должен установить закон, которым следует руководствоваться при разрешении дела, и правоотношения сторон, определить, какие обстоятельства имеют значение для дела, какой стороне надлежит их доказывать, вынести данные обстоятельства на обсуждение, даже если стороны на какие-либо из них не ссылались (часть 2 статьи 56, статья 148 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).
В соответствии с частью 1 статьи 196 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации при принятии решения суд оценивает доказательства, определяет, какие обстоятельства, имеющие значение для рассмотрения дела, установлены и какие обстоятельства не установлены, каковы правоотношения сторон, какой закон должен быть применен по данному делу и подлежит ли иск удовлетворению.
В пункте 6 постановления Пленума Верховного Суда Российской от 24 июня 2008 г. N 11 «О подготовке гражданских дел к судебному разбирательству» разъяснено, что при определении закона и иного нормативного правового акта, которым следует руководствоваться при разрешении дела, и установлении правоотношений сторон следует иметь в виду, что они должны определяться исходя из совокупности данных: предмета и основания иска, возражений ответчика относительно иска, иных обстоятельств, имеющих юридическое значение для правильного разрешения дела. Поскольку основанием иска являются фактические обстоятельства, то указание истцом конкретной правовой нормы в обоснование иска не является определяющим при решении судьей вопроса о том, каким законом следует руководствоваться при разрешении дела.
Из приведенных норм процессуального права и акта их толкования следует, что ссылка истца в исковом заявлении на правовые нормы, не подлежащие применению к обстоятельствам дела, сама по себе не является основанием для отказа в удовлетворении заявленных требований, поскольку в этом случае суду надлежит самостоятельно определить подлежащие применению к установленным обстоятельствам нормы права и дать юридическую квалификацию правоотношениям сторон.
Согласно статье 170 Гражданского кодекса Российской Федерации мнимая сделка, то есть сделка, совершенная лишь для вида, без намерения создать соответствующие ей правовые последствия, ничтожна (пункт 1).
Притворная сделка, то есть сделка, которая совершена с целью прикрыть другую сделку, в том числе сделку на иных условиях, ничтожна. К сделке, которую стороны действительно имели в виду, с учетом существа и содержания сделки применяются относящиеся к ней правила (пункт 2).
В обоснование заявленных требований о признании недействительным договора купли-продажи квартиры от 4 декабря 2014 г. Васильева Е.В. со ссылкой на мнимый характер этого договора указывала на то, что при его заключении стороны имели в виду договор займа с залогом спорной квартиры.
При таких обстоятельствах судам первой и апелляционной инстанций для правильного разрешения спора надлежало самостоятельно дать правовую квалификацию заявленным требованиям и разрешить вопрос о наличии либо отсутствии предусмотренных пунктом 2 статьи 170 Гражданского кодекса Российской Федерации оснований для признания названного договора купли-продажи недействительным как притворной сделки, прикрывающей договоры займа и залога, для чего установить действительные правоотношения сторон, в рамках которых Орлова О.А. дала 4 декабря 2014 г. обязательство Васильевой Е.В. до 1 января 2016 г. не отчуждать приобретенную у неё по договору купли-продажи от 4 декабря 2014 г. спорную квартиру при условии исполнения обязательств по долговой расписке от 3 декабря 2014 г., в противном случае продать квартиру в счет погашения задолженности по вышеуказанному долгу, а также дать оценку действиям Васильевой Е.В. по неоднократному перечислению в 2015 г. крупных денежных сумм на банковский счет Орловой О.А.
Однако суды никакой оценки указанным обстоятельствам, имеющим существенное значение для правильного разрешения спора, не дали, и ограничились лишь выводом об отсутствии оснований для признания оспариваемой сделки мнимой, что повлекло за собой вынесение решения, не отвечающего требованиям статьи 195 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.
Допущенные судами нарушения норм права являются существенными и непреодолимыми, в связи с чем могут быть исправлены только посредством отмены судебных постановлений.
Учитывая, что повторное рассмотрение дела в суде апелляционной инстанции предполагает проверку и оценку фактических обстоятельств дела и их юридическую квалификацию в пределах доводов апелляционных жалобы, представления и в рамках тех требований, которые уже были предметом рассмотрения в суде первой инстанции (пункт 21 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19 июня 2012 г. N 13 «О применении судами норм гражданского процессуального законодательства, регламентирующих производство в суде апелляционной инстанции»), а также принимая во внимание необходимость соблюдения разумных сроков судопроизводства (статья 6.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации), Судебная коллегия Верховного Суда Российской Федерации считает необходимым отменить апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Липецкого областного суда от 21 сентября 2016 г. и направить дело на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

Судья СтусС.Н. Дело №33- 561/2011

ОПРЕДЕЛЕНИЕ г.Астрахань 16 февраля 2011 года.

Судебная коллегия по гражданским делам Астраханского областного суда в составе:

председательствующего Спрыгиной О.Б.,

судей областного суда Обносовой М.В., Губернаторова Ю.Ю.,

при секретаре Чакиевой М.А.,

заслушала в открытом судебном заседании по докладу судьи Обносовой М.В. дело по

кассационной жалобе Енотаевского отделения № 3977 Сбербанка России

на решение Черноярского районного суда Астраханской области от 22 декабря 2010

года по иску Рыжковой Л.И. к Рыжкову Е.С.,

Рыжковой И.С. о признании права собственности на имущество в порядке

наследования,

УСТАНОВИЛА:

Рыжкова Л.И. обратилась в суд с иском к Рыжкову Е.С., Рыжковой И.С. о признании права собственности на денежные средства, оставшиеся после смерти ее мужа — Р.С., умершего (….), хранящиеся во вкладах в отделении сберегательного банка и причитающиеся проценты и компенсационные начисления.

В судебном заседании Рыжкова Л.И. поддержала заявленные требования.

Ответчик Рыжков Е.С. в судебном заседании заявленные требования признал.

Ответчик Рыжкова И.С. признала исковые требования.

Представитель третьего лица Сбербанка России в лице Енотаевского отделения № 3977 Сбербанка России Самойлова Е.В. не возражала против заявленных требований.

Решением Черноярского районного суда Астраханской области от 22 декабря 2010 года с Енотаевского отделения № 3977 Сбербанка России в пользу Рыжковой Л.И. взыскана компенсация на оплату ритуальных услуг по вкладам в Сберегательном банке Российской Федерации в размере (…) рублей.

В кассационной жалобе ОАО «Сбербанка России» ставит вопрос об отмене решения суда, указав, что истцом заявлено требование о признании права собственности на денежные средства оставшиеся после смерти мужа и хранящиеся во вкладах Сбербанка России с причитающимися процентами и компенсациями. Основанием для выплаты компенсации является документ, подтверждающий право на наследство (нотариальное свидетельство, судебный акт). ОАО «Сбербанк России» привлечен к участию в деле третьем лицом, не заявляющим самостоятельных требований со стороны истца и не является ответчиком по настоящему делу, отсутствуют нормы права, позволяющие взыскать с ОАО «Сбербанк России» компенсацию на оплату ритуальных услуг по вкладам.

На заседание коллегии не явились истец Рыжкова Л.И., ответчики: Рыжков Е.С. и Рыжкова И.С, извещены надлежащим образом, причины неявки не известны, в связи

с чем судебная коллегия находит возможным рассмотреть дело в отсутствие не явившихся лиц.

Заслушав докладчика, представителей ОАО «Сбербанк России» Самойлову Е.В. и Левина В.В., поддержавших доводы жалобы, проверив материалы дела и обсудив доводы жалобы, судебная коллегия приходит к выводу об отмене решения суда ввиду нарушения норм процессуального права.

Как следует из материалов дела Рыжкова Л.И. обратилась в суд с иском к Рыжкову Е.С. и Рыжковой И.С. о признании права собственности на имущество в порядке наследования.

Взыскивая с ОАО «Сбербанк России» в пользу Рыжковой Л.И. компенсацию на оплату ритуальных услуг по вкладам в Сберегательном банке Российской Федерации в размере (…) рублей, районный суд исходил из того, что истец в судебном заседании уточнила свои требования.

Однако судебная коллегия не может согласиться с судом первой инстанции, по следующим основаниям.

На основании части 1 статьи 131 Гражданского Процессуального Кодекса РФ исковое заявление подается в суд в письменной форме.

В соответствии со статьей 2 Гражданского Процессуального Кодекса РФ задачами гражданского судопроизводства являются правильное и своевременное рассмотрение и разрешение гражданских дел в целях защиты нарушенных или оспариваемых прав, свобод и законных интересов граждан.

Согласно части 3 статьи 196 Гражданского Процессуального Кодекса РФ суд принимает решение только по заявленным истцом требованиям. Суд может выйти за пределы заявленных требований в случаях, предусмотренных федеральным законом.

В силу статьи 39 Гражданского Процессуального Кодекса РФ основание и предмет иска определяет истец. Суд не обладает правом без согласия истца изменять основания или предмет исковых требований, заявленных истцом.

В пункте 5 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 19 декабря 2003 г. N 23 «О судебном решении» обращено внимание судов на то, что заявленные требования рассматриваются и разрешаются по основаниям, указанным истцом, а также по обстоятельствам, вынесенным судом на обсуждение в соответствии с ч. 2 ст. 56 ГПК РФ.

В материалах дела отсутствует письменное заявление Рыжковой Л.И. об уточнении исковых требований.

Суд первой инстанции при вынесении решения нарушил нормы процессуального права, вышел за пределы исковых требований и разрешил вопрос, который истцом при рассмотрении дела в суде не заявлялся. Суд не разрешил заявленные исковые требования, а разрешил вопрос о правах, за защитой которых Рыжкова Л.И. не обращалась.

Согласно части 1 статьи 43 Гражданского Процессуального Кодекса РФ третьи лица, не заявляющие самостоятельных требований относительно предмета спора, могут вступить в дело на стороне истца или ответчика до принятия судом первой инстанции судебного постановления по делу, если оно может повлиять на их права или обязанности по отношению к одной из сторон. Они могут быть привлечены к участию в деле также по ходатайству лиц, участвующих в деле, или по инициативе суда. Третьи лица, не заявляющие самостоятельных требований относительно предмета спора, пользуются процессуальными правами и несут процессуальные обязанности стороны, за исключением права на изменение основания или предмета иска, увеличение или

уменьшение размера исковых требований, отказ от иска, признание иска или заключение мирового соглашения, а также на предъявление встречного иска и требование принудительного исполнения решения суда.

Частью 1 статьи 38 Гражданского Процессуального Кодекса РФ определено, что сторонами в гражданском судопроизводстве являются истец и ответчик.

Из приведенных норм права следует, что третьи лица не являются субъектами спорного правоотношения, ставшего предметом рассмотрения в суде, в связи с чем, судебная коллегия считает, что при рассмотрении вопроса о взыскании с ОАО «Сбербанк России» компенсации на оплату ритуальных услуг по вкладам в Сберегательном банке Российской Федерации, суд первой инстанции неправильно применил нормы процессуального права, что в соответствии со ст. 362 ГПК РФ является основанием для отмены обжалуемого решения.

При новом рассмотрении дела суду необходимо учесть изложенное, обеспечить соблюдение процессуальных прав сторон и проверить их доводы относительно заявленных требований и возражений, после чего, установив юридически значимые обстоятельства, дать оценку всем доводам участвующих в деле лиц, вынести новое решение в соответствии с требованиями закона и с учетом норм права, регулирующих спорные правоотношения.

Руководствуясь ст. 361 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия по гражданским делам Астраханского областного суда

О ПРЕДЕЛИЛА:

Решение Черноярского районного суда Астраханской области от 22 декабря 2010 года отменить, дело направить на новое рассмотрение в тот же суд.

Председательствующий:

Судьи областного суда:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *