Закон о пересчете дней в сизо

Изменяется порядок зачета времени содержания лица под стражей.

В настоящее время для фигурантов уголовных дел отбытый в СИЗО срок засчитывается по правилу «день за день». Это правило сохранится для получивших срок в тюрьмах, колониях особого и строгого режима. При этом один день, проведенный в СИЗО, будет приравниваться к полутора дням отбывания наказания в исправительной колонии общего режима и воспитательной колонии; двум дням в колонии-поселении.

Не предусматривается распространение зачета дней проведения под стражей до суда для террористов, рецидивистов, а также помилованных осужденных к смертной казни.

Изменения касаются и периода содержания обвиняемого под стражей до вступления в законную силу решения суда при отбывании наказания в дисциплинарной воинской части. Теперь — из расчета один день за полтора дня. В случае ограничения свободы, принудительных работ и ареста — один день за два дня, для исправительных работ и ограничения по военной службе — один день за три дня. При обязательных работах один день содержания под стражей будет засчитываться за восемь часов обязательных работ.

Закон о пересчете сроков наказания с учетом содержания в СИЗО будет иметь большее значение, чем амнистия, заявил его инициатор, глава комитета Госдумы по госстроительству и законодательству Павел Крашенинников.

— Этот закон круче, чем любая амнистия, я бы даже сказал, в несколько раз, — пояснил парламентарий, — он как имеет обратную силу, так и направлен вперед, в отличие от амнистии.

Дело в том, что закон будет иметь обратную силу. Перерасчет будет касаться тех, кто на сегодняшний день находятся в СИЗО, однако тех, кто уже вышел — нет.

Долгожданная реформа, по его словам, необходима, чтобы «не было желания использовать следственные изоляторы для каких-то неблаговидных целей».

— Сейчас часто наказание происходит до приговора суда, что, конечно, никуда не годится. И за это время из человека недобросовестные правоохранители выбивают либо показания, либо выбивают тот или иной бизнес — такие истории, к сожалению, редко, но случаются, — констатировал глава комитета.

На сегодняшний день наши следственные изоляторы достаточно в тяжелом состоянии, здания устарели, считает Крашенинников.

— Надеюсь, что данная новелла также приведет к более взвешенному подходу при избрании такой меры пресечения, как взятие под стражу, — заключил Крашенинников.

Работа над этим проектом закона велась ровно 10 лет, отметил ранее спикер Госдумы Вячеслав Володин. Наконец, документ дождался своего часа при разборе нижней палатой «законодательных завалов», которые накопились с прошлых созывов.

Кстати, аналогичные законодательные нормы действуют в странах СНГ, Австрии, Дании, Германии, Швейцарии, Испании, Норвегии, Японии, КНР и других.

Особо тяжкий законопроект

Проект поправок был внесен в Госдуму в 2008 году, первое чтение прошел еще в 2015 году; 20 июня ему исполнилось ровно десять лет, отметил в беседе с РБК его инициатор, председатель комитета Думы по госстроительству и законодательству Павел Крашенинников. Возвращение к документу не было внезапным, рассказал депутат: «У нас были поправки ко второму чтению, и, конечно, мы очень много согласовывали. Эти согласования все десять лет в повестке были. Все очень тяжело, но сейчас мы вышли на какие-то соглашения».

Изменения коснутся «не одной сотни тысяч» человек, прогнозирует Крашенинников; при этом он отмечает, что речь идет «не о выходе, а именно о пересчете сроков». «Сравнивать с одной или двумя амнистиями — это просто бессмысленно. Мы можем по одним и тем же статьям постоянно проводить амнистии, но мы отпускаем и потом снова заводим людей. Не легче ли какие-то универсальные правила предлагать?» — пояснил депутат.

Закон в случае принятия будет иметь обратную силу: пересчету будут подлежать сроки уже осужденным людям, но только в сторону уменьшения. Исключение — те, кто до суда находится (или сейчас находится) под домашним арестом, поскольку пересчет ухудшил бы их положение, объяснил депутат: «Поэтому Серебренникову и остальным беспокоиться нечего. Им срок будет зачтен «один к одному».

Многочисленные исключения

Новые нормы не коснутся приговоренных к лишению свободы в колонии строгого или особого режима, следует из законопроекта. В 2017 году суды в полтора раза чаще отправляли осужденных в колонии строгого режима, чем общего, и почти в пять раз чаще, чем в колонии-поселения. Это следует из статистики Судебного департамента Верховного суда. В зоны строгого режима отправились 97,8 тыс. осужденных, общего — 69,2 тыс., в колонии-поселения — 20 тыс. Еще 8,9 тыс. человек будут отбывать наказания в колониях особого режима (это зоны для пожизненно осужденных, а также тех, кто признан особо опасным рецидивистом).

Всего по состоянию на 1 июня 2018 года совокупно в колониях строгого и общего режима содержались 485,4 тыс. человек, из них в колониях общего режима — немногим более 120 тыс. человек, сообщили РБК в пресс-бюро Федеральной службы исполнения наказаний (ФСИН). В колониях-поселениях находились 35,1 тыс. человек.

Кого не коснутся новые правила перезачета сроков

— осужденных при особо опасном рецидиве преступлений;

— пожизненно осужденных и тех, кому смертная казнь заменена на лишение свободы;

— заключенных, у которых есть дисциплинарные взыскания;

— осужденных по статьям УК о теракте, содействии и публичным призывам к терроризму, прохождении обучения в целях террористической деятельности, создании террористического сообщества или организации; акте международного терроризма;

— осужденных за захват заложников — организованной группой или повлекший тяжкие последствия (например, смерть человека);

— осужденных за захват воздушного судна в террористических целях;

— осужденных за незаконное приобретение, хранение и перевозку наркотиков в крупном и особо крупном размере; сбыт, производство, хищение и вымогательство наркотиков в любом размере;

— осужденных за госизмену и шпионаж;

— осужденных за посягательство на жизнь государственного или общественного деятеля, насильственный захват власти, вооруженный мятеж или нападение на лицо или учреждение под международной защитой, если они сопряжены с террористической деятельностью.

Дополнительное оружие

Решение об освобождении по перезачтенному сроку будет приниматься судом, предполагает автор законопроекта: суд будет обязан запросить из учреждения сведения о взысканиях осужденного, и в случае их отсутствия принять решение об освобождении, объясняет Крашенинников.

«У нас сейчас сплошная уравниловка — что домашний арест, что СИЗО, и неважно, какой режим человек получил. Но я был в разных учреждениях — это совершенно разные условия, разная жизнь, разная экология в прямом и переносном смысле. С учетом того, что у нас в крупных городах еще до революции половина СИЗО была построена, там находиться просто невозможно, особенно летом», — прокомментировал Крашенинников.

Особенно важна инициатива для бизнеса, убежден парламентарий: «Мы знаем, что арест — это фактически наказание до приговора, и такое наказание позволяет выбивать любые показания. Недобросовестные правоохранители этим, конечно, пользуются».

«Законопроект урезанный и, более того, наплевательский по отношению к позиции Конституционного суда по домашнему аресту. КС не раз говорил, что домашний арест — исключительная мера, такая же по значимости, как стража. Люди, которые были под домашним арестом, подтвердят, что разница только в условиях, а так — и психологически, и физически все это очень тяжело. В любом случае ты теряешь социальные связи и бизнес, и в итоге получается, что ты просидел год под домашним арестом и это превратилось всего в полгода колонии», — заявил РБК руководитель юридического департамента организации «Русь сидящая» Алексей Федяров.

По его словам, поправки могут превратиться в «дополнительное оружие» и станут «репрессивной мерой» в отношении бизнесменов, которым чаще стараются избирать в качестве меры пресечения домашний арест: «Человек будет понимать, что в СИЗО у него хотя бы день за день шел к строгому режиму».

Федеральный закон от 03.07.2018 N 186-ФЗ «О внесении изменений в статью 72 Уголовного кодекса Российской Федерации»

Установлено, в частности, что время содержания лица под стражей до вступления приговора суда в законную силу засчитывается в сроки содержания в дисциплинарной воинской части из расчета один день за полтора дня (ранее — один день за один день), принудительных работ и ареста — из расчета один день за два дня (ранее — один день за один день).

Время содержания лица под стражей засчитывается в срок лишения свободы (за исключением отдельных категорий осужденных, например, при особо опасном рецидиве преступлений и др.) из расчета один день за:

один день отбывания наказания в тюрьме либо исправительной колонии строгого или особого режима;

полтора дня отбывания наказания в воспитательной колонии либо исправительной колонии общего режима;

два дня отбывания наказания в колонии-поселении.

Время нахождения лица под домашним арестом засчитывается в срок содержания лица под стражей до судебного разбирательства и в срок лишения свободы из расчета два дня нахождения под домашним арестом за один день содержания под стражей или лишения свободы.

Установлен порядок исполнения новых положений Закона.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *